Дитя Солнца. Часть 1

12+
Автор:
Orst Sergey
Дитя Солнца. Часть 1
Аннотация:
Этот рассказ - художественная версия истинной роли гелиосферы и влияния нашего светила на человеческий разум. Некая идея, нечто вроде предположения, гипотеза.
Текст:

«Но мы, мы, люди, дети солнца,

светлого источника жизни,

рожденные солнцем…»

 Максим Горький,

пьеса «Дети Солнца», 1905 г.

– Встать, суд идёт!

Зал судебных заседаний, столы, судьи, охрана. Всё, как в старые времена, когда вершилось правосудие, и торжествовал закон.

– От имени Объединенных Земель и Наций слушается дело за номером…

– Ну, да, – мысленно говорил подсудимый, сидя рядом с плешивым адвокатом, который был назначен судом, – ты только послушай их, сейчас будут распинаться, надуваясь от собственной значимости, будто и впрямь чего-то значат. Ага, вот сейчас, ты слышишь? Начнут про цивилизацию, про Вселенную…

– … наша цивилизация пока единственная известная нам во Вселенной, поэтому мы, как высший суд этой цивилизации…

– Ну, и что я тебе говорил, – продолжал молча разговаривать виновник этого заседания, глядя на озорные лучики солнца, расчертившие поперёк пространство зала от окон до стены.

Огромный зал судебных заседаний вмещал в себя весьма большое количество людей. Суд был открытым, поэтому присутствовали не только заинтересованные стороны, но также и представители средств массовой информации, не считая обычных граждан, которых пустили на свободные места. Солнце весело светило в окна и на противоположной стене высвечивало яркие пятна. Эти радостные ярко-оранжевые пятна солнечных зайчиков медленно ползли друг за дружкой по стене зала к столу с подсудимым.

Частично выхватывая из своего поля зрения судебный зал, подсудимый, сидя боком перед судьями, одними глазами разглядывал окружающих. Он рассматривал лица пришедших поглазеть на него людей. Ведь само заседание суда было необычно. Подсудимый никого не убил, ничего не украл, не совершил иного преступления. Фактически его обвиняли в возвращении домой. Он вынужден был остаться человеком, по сути, человеком. Именно это, на самом деле, и ставили ему в вину.

Подсудимый, рассматривая пришедших обычных людей, пытался рассмотреть их глаза, пытался понять, зачем они здесь, что им такое тут интересно. О произошедших событиях трубили все СМИ, как только информация просочилась туда. Было много шума и домыслов, но никто не слышал самого виновника этого переполоха, даже посвящённые люди. Не перед кем этот человек не оправдывался в совершённом. Все пытались понять его мотивы, почему он так поступил. Сначала руководство Космическими Экспедициями, потом адвокаты, прокуроры и прочие, облечённые юридической властью функционеры. Ни единого слова в свою защиту этот, прежде подследственный, а теперь подсудимый так и не сказал.

В суде шли прения сторон, плешивый адвокат не слишком рьяно защищал своего подопечного. Всё это было совершенно безразлично тому, ради которого устроено было это действо.

– Подсудимый, ответьте суду, – голос судьи, обращенный к человеку, заставил того вздрогнуть и посмотреть на ряд судей, – вам понятно в чём вас обвиняют?

Подсудимый возвращался из своих отвлечённых размышлений и не сразу смог отреагировать на вопрос, обращённый к нему. В зале была гробовая тишина, только лёгкий свист воздуха в вентиляции.

– Подсудимый! Вы слышали вопрос? – голос судьи был строгим. – Повторяю вопрос, вам понятно, в чём вас обвиняют?

– Нет, ваша честь.

– Что означает ваше «нет»? Вы не слышали вопрос? Или не понимаете суть обвинений против вас?

– Нет, я не понимаю, в чём смысл обвинений. В чём меня обвиняют, я и так знаю, а какой в этом смысл – нет.

– Значит, вы понимаете суть обвинений, – холодно ответил судья, – тогда, что вы можете сказать суду по поводу обвинений, выдвинутых против вас?

Затихший зал, обратился в слух. Все старались не упустить ни слова, произнесенное подсудимым.

– Вы даёте мне право слова, ваша честь? – подсудимый встал. – Зачем? Ведь и так уже всем ясно, что меня осудят. К чему же тогда мои слова? Прошу вас делайте своё дело, как считаете нужным. Мне всё равно.

– Приговор вам ещё не вынесен, а закон беспристрастен. Мы призваны рассмотреть все стороны вашего дела и вынести справедливый вердикт. В вашем деле фактически отсутствуют ваши показания, за исключением части вашего первого и единственного послания ещё оттуда. Говорите, суд вас слушает.

– И вы, ваша честь, действительно хотите знать, что там произошло? Вы будете всё это слушать?

– Всё, относящееся, к данному процессу. Говорите, вас внимательно выслушают.

– Значит, ваша честь, вас всё-таки интересует, что там произошло на самом деле?

– Не лично меня, а суд.

– Простите, ваша честь, но меня интересуете именно вы. Лично вы хотите услышать от меня эту историю?

– Подсудимый, – судья строго смотрел на человека, – личные мотивы не играют никакого значения, здесь суд!

– Играют, ещё как играют, – человек произнёс это еле слышно, посмотрев на луч солнечного света, затем продолжил громче, – если вы, ваша честь, на самом деле хотите узнать, что там случилось, так мне прямо и скажите, в первую очередь, вы человек, а не судья.

– Пожалуйста, не тратьте время суда на не относящиеся к делу разговоры!

– Хорошо, значит, вы, как судья даёте мне последнее слово, а как человек интересуетесь произошедшим? – спросил подсудимый, глянув на адвоката, который сидел рядом с широко открытыми от удивления глазами.

– Да.

– Даже, если это займёт время?

– Да!

– Я начну с самого начала, если позволите. С самых предпосылок нашей миссии, которую я вынужден был прервать, вопреки приказу руководства.

Всем известно, что более двадцати лет назад мы получили необычный сигнал из космоса. Через некоторое время выяснилось, что этот сигнал явно неземного искусственного происхождения. А ещё чуть позже учёные установили источник этого сигнала. Что-то или кто-то посылал сигнал из облака О́орта. Были запущены аппараты для исследования этого источника и пять лет назад мы поняли, что там, в облаке, на самой внутренней его границе находиться инопланетный пришелец. Точных данных не было, но предположение было обоснованным – там потерпел аварию инопланетный корабль. Аппараты не смогли увидеть его, но смогли установить точное его местонахождение. К сожалению, ко времени обнаружения пришельца сигнал прекратился. Судя по всему, корабль погиб. Расшифровать информацию из сигнала учёным так до сих пор и не удалось.

Нынешнее человечество способно в разумные сроки достичь того места. Технически это возможно. Четыре года тому назад мы организовали экспедицию для исследования или спасения братьев по разуму. Это гигантское расстояние в полторы световые недели экспедиция должна была преодолеть за пять с небольшим лет. Но спустя год выяснилось, что миссия провалена, а наши космонавты не выходят больше на связь. Связь с кораблём была и остаётся до сих пор, но там точно никого больше нет в живых. И это тоже всем теперь известно. Однако никому из вас так и не известно, почему наши братья-земляне погибли. Руководство Космическими Экспедициями намеренно уничтожило часть моего сообщения оттуда, где я об этом говорил

– Вы хотите обвинить своё руководство в намеренном сокрытии важных сведений от суда? – судья вопросительно воззрился на подсудимого.

– Ни в коем случае, ваша честь, они делали свою работу, к тому же, личные мотивы этому я прекрасно понимаю, им нужен был виновный.

– О чём вы говорите, подсудимый? – судья сделал знак рукой обвинителю, останавливая его.

– Ваша честь, терпение, вы всё узнаете и решите сами, как поступить, как того требует закон.

Получив утвердительный кивок головой от судьи, подсудимый продолжил.

– Я не знаю, по каким причинам конструкторы не предусмотрели возможность управления кораблём извне, в отсутствии управления экипажем. Наше исследовательское космическое судно так и висит в ледяной пустоте космоса поблизости с гелиосферой.

– Командир корабля, при наличии угрозы жизни и здоровью экипажа должен перевести управление на автопилот, – всё- таки вставил представитель обвинения, встав со своего места, – только в этом случае, управление кораблём возможно с Земли.

– Я это знаю, – сказал подсудимый, – но командир и не мог этого сделать, никто уже там не мог этого сделать.

– Это ваше частное мнение, – не унимался обвинитель, – вам, подсудимый, прекрасно известно, что радиосигнал до интересующей нас области космоса идёт туда и обратно более тридцати часов. Оперативно управлять кораблём с Земли на таком расстоянии невозможно.

– Просто никто не мог предположить, что за границей гелиосферы человек уже не человек, он там не может им быть, – спокойно сказал обвиняемый, посмотрев не на судью и на ближайшее пятно солнечного зайчика на стене.

По залу прошёл удивлённый ропот, все внимательно слушали подсудимого.

– Этому нет никаких доказательств, ваша честь, это лишь домыслы подсудимого, – пискнул представитель обвинения в сторону судьи.

– Прошу не мешать последнему слову подсудимого, – судья прервал порыв обвинителя, – продолжайте.

– Спасибо, ваша честь. Я продолжаю. После обрыва связи с экипажем исследовательского корабля, нашим департаментом была организована спасательная экспедиция, в состав которой вошёл и я. Моя должность предусматривала слежение за внешними сигналами и параметрами солнечного ветра. Граница гелиосферы как раз находиться там, где скорость солнечного ветра резко снижается, натыкаясь на межзвёздное вещество. Там есть некая водородная стена, пройдя которую, оказываешься за пределами действия Солнца. К моменту старта экспедиции было известно, что первый корабль внезапно остановился, выйдя за пределы гелиосферы.

Меньше чем за год экспедиция преодолела расстояние в сто двадцать астрономических единиц. Это и есть граница гелиосферы, того гигантского солнечного пузыря, в котором существует вся солнечная система. Именно в нём мы все живём, и именно в нём существует наш разум.

(Продолжение следует...)

Другие работы автора:
+1
13:05
194
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Виктория Бравос №2