Некропанк комбинаторика, или О чем не рассказывал папа

12+
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
  • Опытный автор
Автор:
ананас аборигена
Некропанк комбинаторика, или О чем не рассказывал папа
Аннотация:
Несущественно дополненный рассказ из третьего тура ТНФ-2 на тему "Гидролизуй это". Думаю о продолжении, потенциал для развития сюжета определенно есть.
Турнирный рассказ с комментариями находится по адресу: https://litclubbs.ru/duel/665-nekropank-kombinatorika-ili-o-chem-ne-rasskazyval-papa.html
Иллюстрация к рассказу сгенерирована нейросетью ruDALL-E Malevich.
Текст:

Лучи субботнего солнца пронизывали гулкую лекционную аудиторию.

Привлекая ускользающее студенческое внимание, профессор с силой долбил костяшками пальцев по кафедре и скалил инкрустированные искусственными рубинами, вспыхивающие на солнечном свете, зубы.

— Слушаем сюда, неучи, не отвлекаемся! Эй, галерка! Пишем, пишем, на зачете все будет!

На бортике кафедры соседствовали тяжелая трость с резным набалдашником, зачитанный том "Основ гидролизной трансгрессии" и матовый, антрацитового цвета цилиндр. В паузах между фразами профессор смахивал с цилиндра невидимые пылинки. Скроенный из антикварной церковной парчи профессорский жилет переливался жидким красным золотом.

Мира находила профессора вульгарным. На самом деле, Мира затруднилась бы назвать критерии вульгарности, но так считал ее папа, часто говоривший, что низшие классы отличаются дешевой потребностью в общественном внимании.

Глядя за окно, Мира мечтала, как сдаст зачет и получит, наконец, от папы давно обещанный мобиль новейшей модели. Как поедет с подружкой смотреть на быт социальных неудачников, вести стримы и учить подписчиков вкусу настоящей жизни.

Сосед слева аккуратно толкнул ее под локоть.

— Ты конспекты вела? Списать есть?
— Лешик, у меня не все, — шепотом ответила Мира, с сожалением отвлекаясь от мечтаний. — Он иногда такую пургу несет, непонятно, что писать.

Сосед, пристально посмотрев ей в глаза, разглядел в них что-то, на что коротко пожал плечом.

Обычно Мира избегала Лешика по причинам классового свойства. С его социальным уровнем он мог рассчитывать только на урезанное обучение. Гильдия некропанков, или как их еще называли, наездников смерти, заплатила за Лешика, но все-равно доступ к престижным курсам, открытый для таких, как Мира, студентов высшего круга, ему был закрыт.

Вообще, считала Мира, низшим классам слишком много позволено.

Папа говорил, что после массовых анти-ноблевых волнений вышли послабления. Вот и преподавателей из инфериострат, к каким относился, например, докучливый лектор, теперь принимают на работу в университеты, и студентам-плебеям дают места.

Сама Мира училась, как и положено ее классу, на ВИП-отделении, очень дорогом, крайне эксклюзивном, только для своих.

На некоторых лекциях, впрочем, студентам-випникам приходилось сидеть вместе со всеми.

Сегодня она, к своему сожалению, оказалась рядом с будущим социальным неудачником.

Миру раздражали его мелочная деловитость, беспринципность и унылое следование моде своей Гильдии: отбеленное лицо и широко размазанные вокруг глаз фиолетовые тени.

Папа учил Миру быть собой и никогда никому не подражать, потому что подражание это плебейская привычка, чуждая высоким идеалам ноблей. Именно они, люди положения, между делом создают моду, которую потом копируют и вульгаризуют все остальные.

Лешик ежился и вертел в пальцах часы-луковицу с гравировкой, которую Мира прочесть не могла.

— Раритет, — с готовностью прошептал Лешик, заметив внимание Миры. — Купил у семьи умершего собрата-некропанка. В Гильдии одобрили покупку. Я там свой.

И Лешик самодовольно ухмыльнулся.

Ходили слухи (распространяемые, вероятно, самим Лешиком), что умерший не совсем умер, а за несколько дней до смерти совершил ритуал бак-гидролиза и теперь получил комбинаторное бессмертие в гильдейских лабораториях неподконтрольной властям части города.

Громыхающий с кафедры профессор тоже принадлежал к Гильдии некропанков и потому тоже белил лицо и красил глазницы фиолетовым. За внешний вид и за то, что он, игнорируя традиции Мириной страты, ставил лекции на субботу, студенты прозвали его Профессором Субботой. Глядя на него со своего места, Мира гадала, как выглядит ритуал бак-гидролиза. Слово казалось ей неприличным и она, холодея, воображала себе скандальные, щекочущие внутренности подробности.

— Не отвлекаемся! — выкрикнул лектор, ощерясь рубиновыми зубами, как будто желал укусить свои слова.

Призывы не отвлекаться не помогли.

Неожиданно для себя, Мира завалила зачет по гидролизной трансгрессии. Списать, как она надеялась, оказалось невозможно. Из предусмотрительно имплантированного в челюстную кость "жучка" доносился только неприятный писк, от которого по коже шли мурашки. Видимо, в экзаменационной аудитории как-то глушился даже защищенный сигнал.

На перезачете, под насмешливым взглядом профессора, она вытащила тот же несчастливый билет, который, естественно, не готовила, потому что, как часто говорил папа, снаряд дважды в одну воронку не падает.

Снаряд, возможно, и не падает, а вот Мире не повезло. Второй незачет означал отчисление и отменял обещанный папой мобиль. Монетизируемые стримы и слава лидерки общественного мнения тоже отменялись.

Не помогли ни скрытые угрозы, ни замаскированные посулы. На все сказанное Мирой профессор только кривился и цыкал.

— Вы слишком рано привыкаете к безнаказанности, — сухо процедил он напоследок. — Это же просто неуважение к другим. А кроме вашей страты на свете живут еще и другие люди, как бы это ни было для вас удивительно.

Злобно зыркнув из фиолетовых глазниц, профессор черкнул незачет.

И, как Мира не умоляла, костлявый палец указал ей на дверь.

— В деканат на отчисление! — рокотнул Профессор Суббота.

Часом позже, поймав его в дверях на выходе из университета, Мира использовала заученное ею перед зеркалом снисходительно-ласковое выражение лица, одно из тех, с которыми ее отец общался с людьми из низших страт — притворно-участливое и отстраненно-доброжелательное.

— Можно мне еще раз попробовать? — спросила Мира, — я же учила, честно-честно, — солгала она. — Это просто неудачное стечение обстоятельств.

— Вам известно про неудачные обстоятельства? — рубиново хохотнул Профессор Суббота из-под надвинутого на глаза цилиндра.

Трость описала на земле какой-то каббалистический знак. Подумав, профессор хмыкнул.

— Хорошо, я дам вам шанс. Но вы должны показать мне ваш билет домой. Это договор. Если не сдаете в третий раз, то уезжаете. Ваши неуспехи в учебе оскорбительны для интеллекта. Мы договорились?

— Ладно, — внутренне возликовала Мира, убеждаясь, что плебс реагирует как животные: правильная мимика и ласковый голос не дают им проникнуть в суть комбинации.

На следующий день, с билетом на аэропоезд в сумочке, она позвонила в дверь неприметного дома в зажиточном инферио-районе. Полиция сюда, скорее всего, не доходила во избежание конфликтов с политически заряженными социальными неудачниками. Бездельники всегда готовы бунтовать ни о чем, пренебрежительно говорил о них папа.

Свет ворвался в приоткрытую дверь и мазнул профессора по лицу. Зубные корунды зарделись, наполнив рот адским свечением.

— Кстати, — пропуская ее вперед, сказал профессор, — вы не одна сегодня у меня в гостях. Меня давно уже изнуряет бестолковостью ваш коллега.

У окна в гостиной стоял Лешик. Часы-луковица болтались у него ниже поясной пряжки. Миру это рассмешило: экая постыдность! Только плебей может позволить себе так выглядеть.

— И ты не сдал? — фальшиво удивилась Мира, стараясь не смотреть Лешику на часы.

Лешик кинул взгляд мимо ее плеча и зажмурился.

В то же мгновение сильный удар сзади лишил Миру сознания. Обмякнув, она рухнула на пол.

— Никогда не бей по голове, — будничным тоном сказал профессор, откладывая в сторону резиновую киянку. — Мозг нужно сохранять в целости, никаких гематом, никаких отеков. Удар по шее лишает сознания без повреждений содержимого черепа. Помогай!

Вдвоем с Лешиком они раздели Миру и связали ее в позе эмбриона. Затем, натянув на нее воздушную маску, уложили в контейнер.

— Локтями не елозь! — приказал профессор трясущемуся от страха Лешику. — Здесь миллиарды молекулярного размера электрических контактов.

Лешик кивнул.

Шершавая внутренняя поверхность контейнера полностью поглощала свет и казалась дырой в другое пространство. Лешик знал, что, получая информацию от контактов, алгоритм считывает трехмерную картину электропроводимости нервной системы и передает полученные таким образом нейрокарты на преобразователь. Комбинируя нейрокарты, можно получать поведенческие паттерны: гнев, интерес, страх, влюбленность и другие. Важен не первичный модуль карты, снятый в результате электрогидролиза, он-то как раз достаточно прост, а важно их сочетание. В комбинациях простых нейрокарт скрывалась человеческая индивидуальность.

— Ты знаешь, что с ней будет? — спросил профессор, проверяя, плотно ли прилегает маска к Мириному лицу.

Руки Лешика затряслись еще сильнее. Он отрицательно замотал головой, потом передумал и кивнул.

Профессор хмыкнул.

— Человек это очень сложная комбинация очень простых нервных импульсов. Главное, мой бестолковый собрат, подобрать примеси к воде, соли. Под воздействием раствора и электричества происходит деликатный гидролиз живых тканей, тело минерализуется. Так сохраняются все нервные связи. Крайне важно сохранить структуру нервной электропроводимости, что, собственно, мы и называем личностью. Личность переживает тело. И мы ей помогаем. А тело нам ни к чему.

Уложив Миру в контейнер, профессор ткнул пальцем в ее идеальной формы лоб.

— Так что у меня скоро появится полная нейроэлектрическая копия глупой ноблетки Миры. Совершенно рабочий симулятор ее напыщенного, идиотического сознания! Мне в команду виртуальных гладиаторов как раз не хватает персонажа. Оцифрую ее, одену в набедренную повязку, пусть дерется. А если я выиграю соревнования, мои растворы станут модными.

Говоря, профессор таскал из соседней комнаты большие бутыли с жидкостями, готовил смеси.

— Слушай внимательно, — не глядя на Лешика, деловито продолжил он. — В ее сумочке возьми билет на аэропоезд. Переоденься в ее одежду. Скопируй макияж: белый верх лица, розовый низ, черные губы. Через ее браслет закажи авто-такси к магазину за квартал отсюда. На такси поедешь на станцию, купишь обратный билет. На аэропоезде доберешься до суперио-района, прямо на вокзале переоденешься в туалете в свое, там нет камер. Вернешься обратным рейсом. Сюда не приходи неделю. Все понял?

— Мне переодеться в ноблетку?

— И что? В поезде будь расслабленным, никто не обратит внимания. Мало ли, может, у тебя плавающий гендер. А вот из вокзала не выходи, ты на нобля не похож.

Профессор рубиново хохотнул:

— Еще одна дурочка растворится на вокзале среди бела дня! А сюда полиция не пойдет, не их район, да и как они догадаются?

Раствор заполнил контейнер с Мирой. Защелкнулись замки крышки. Профессор подождал, пока Лешик закончит переодеваться.

— Ну, давай, иди уже! — Сказал профессор. — Доступ к знаниям нужно заслужить, малыш! Я замолвлю словечко за тебя.

После ухода студента, Профессор Суббота, кривляясь и передразнивая модное Мирино произношение, обратился к контейнеру:

— Через несколько недель я пропущу твои токи через комбинаторный преобразовате-е-ель. Ты думала, мною можно манипулирова-а-ать? Нет! Я подберу для тебя самый подлый, самый развратный цифробраз и ты пойдешь на ринг выяснять практически-и-и, чьи растворы дают лучший нейроимпу-у-ульс. А на ночь ты мне потанцуешь что-нибудь гадко-о-ое.

Говоря, профессор все больше распалялся.

— Я вставлю твою тупую матрицу в кухонный комбайн! Я загружу ее в систему санитарной очистки! Я украду твою душу и надругаюсь над ней много раз! Слышишь меня?

Профессор Суббота раздраженно постучал по контейнеру с Мирой.

— А когда мне надоест, ты будешь раз за разом сдавать мне зачет!

От стука связанная голая Мира очнулась и, чувствуя распирающий рот силиконовый загубник воздуховода, подумала, что папа ей об этом ничего не рассказывал. Что делать?

***

22 января 2022, с исправлениями и дополнениями

Другие работы автора:
+6
01:20
302
21:30
+2
Супер! bravoХачу проду! dance
Спасибо, Светлана! Уже думаю-думаю над продолжением. )
01:13
+1
И я хочу ))))
Так и я хочу! Вероятно, будет ))
18:02 (отредактировано)
+1
А вдруг, я не увижу, что Вы продолжение выложили… А это большая наглость будет, попросить Вас сказать, что можно читать уже? )))))))
Мне кажется, это не будет «большой наглостью». Я постараюсь запомнить вашу просьбу и сообщу, вероятнее всего, откликом на ваш комментарий. Признаться, это даже приятно, что читатели так ждут продолжения ))
20:29
+1
06:17 (отредактировано)
+1
Прочитала.
Мне не хватило мира. Не Миры. С ней как раз понятно. Интересно подан через папу ее образ.
Не совсем понятен Суббота. На мой взгляд, вышел некий опереточный злодей. Какой-то индивидуальности нет. Не совсем я поняла, как работают детали. Так много акцентов на рубины, часы, я все надеялась, когда они выстрелят. Сама ситуация… Как-то обрезано, что ли…
Может, если б Мира была не просто высокомерной, а более отрицательным образом, что-нибудь задумала отвратительное, это воспринялось, как зло надругалось над злом. А так получилась история одного преступления.
В общем, хочется глубины идеи, каких-то чувств, ну и чего-то новенького. По диалогу с Лешиком вообще не понятно, что это не наш мир, не наши дни. Ну и сама обстановка лекции… при технологиях писать конспекты? Там уж, поди, дистанционно учиться можно, прямо в мозг и… Ну, это авторский мир, но хотелось бы причин, почему это попрежнему, остальное обновлено.
Мне почему-то показалось, что это немного вселенная Безумного Макса? Может, я не права.
— Слушай внимательно, — не глядя на Лешика, деловито продолжил он. — В ее сумочке возьми билет на аэропоезд. Переоденься в ее одежду. Скопируй макияж: белый верх лица, розовый низ, черные губы.

Вот этот эпизод выглядит объясняловом не Лешику, а читателю. Вряд ли именно такими словами профессор общался с юным подельником в этот момент. Они бы договорились заранее. Для меня это немного нарочито выглядит.
Про мир читать было интересно, хотелось бы подробнее, а вот сама история как-то ничего не дала. Не хватило психологического портрета Субботы или какой-то индивидуальности. Может, просто не поняла задумку.
Спасибо за комментарий. Я отвечу по движению текста, по пунктам.
Мне не хватило мира.

С «не хватило мира», вообще-то, у меня всегда засада. Мне сложно понять, как это — «не хватило мира». Никогда не знаю, чего добавить, чтобы «хватило». Это так субъективно, что просто ой. )
Не совсем понятен Суббота. На мой взгляд, вышел некий опереточный злодей. Какой-то индивидуальности нет.
Поскольку рассказец комиксоватый, то да, профессор Суббота весьма опереточный. Он и выглядит так, и действует так. Рассказ, очевидно, не психологичный, это комедия положений, все построено на действиях. Я бы сказал: правильный (остро)сюжетный текст (т.н. новелла) в строгом смысле этого слова. Я его так и рассматриваю.
Не совсем я поняла, как работают детали. Так много акцентов на рубины, часы, я все надеялась, когда они выстрелят. Сама ситуация… Как-то обрезано, что ли…

Детали здесь не работают на психологизмы. Детали орнаментальны, декоративны. Они должны (по задумке) застревать в голове и создавать выпуклую картинку отличий одного героя от другого. Чтобы всю ситуацию можно было легко нарисовать, воспроизвести визуально. Поэтому детали в психологическом смысле не «стреляют», они просто присутствуют, отрисовывают. Но, с другой стороны, детали работают на нюансы ситуаций, через детали что-то акцентируется. Как раз и рубины, и часы, и «модное произношение» это символическая отрисовка событий и необходимые графические акценты
Может, если б Мира была не просто высокомерной, а более отрицательным образом, что-нибудь задумала отвратительное, это воспринялось, как зло надругалось над злом. А так получилась история одного преступления.
В общем, пока так и есть. Мира молода и глупо-наивна, чем мне и нравится ) А профессор раскроется дальше. Он просто пока не вошел в текст. Он сильно больше, чем я смог написать. Не смог я его утрясти в правильные буквы за отпущенное время.
В общем, хочется глубины идеи, каких-то чувств, ну и чего-то новенького.
Идея здесь есть, остро-социальная, достаточно прямолинейная, просто ее социальность специфична и, возможно, ускользает по какой-то причине. Чувств здесь ровно столько, сколько нужно для комедии положений, мне кажется (то есть — негусто). Про новенькое — не знаю что сказать. Это субъективно. Мне текст кажется вполне «новеньким», а уж как на самом деле — не знаю.
По диалогу с Лешиком вообще не понятно, что это не наш мир, не наши дни. Ну и сама обстановка лекции… при технологиях писать конспекты? Там уж, поди, дистанционно учиться можно, прямо в мозг и… Ну, это авторский мир, но хотелось бы причин, почему это попрежнему, остальное обновлено.

Понимаешь, развитие и использование технологий предполагает физические возможности для этого. То есть, в мире всегда высокие технологии будут соседствовать с низкими технологиями. Вопрос в том, каковы ресурсы отпущены для развития одного и другого. «Продвинутая» идея может быть реализована на вполне «низком», подручном материале. Например, суперпроцессоры наряду с домами из дерева и бумаги, усиление звука при помощи банального рупора, унитаз на микрочипах, присоединенный к сливу в океан. Примеров полно, они рядом, просто так привычны, что обычны. «Писать», к слову, можно и не на бумаге, просто здесь не упомянуто. Книга бумажная, да.
Мне почему-то показалось, что это немного вселенная Безумного Макса? Может, я не права.

Я совсем ничего не могу сказать про вселенную Безумного Макса. Первый фильм я посмотрел довольно давно и никакого особенного впечатления на фоне других похожих он не произвел. Идея «панка» как «низкого» превращения/осмысления «продвинутых» технологий есть много где. Название у моего рассказа как бы намекает )) Поэтому, вероятно, общее можно увидеть.
Вот этот эпизод выглядит объясняловом не Лешику, а читателю. Вряд ли именно такими словами профессор общался с юным подельником в этот момент. Они бы договорились заранее. Для меня это немного нарочито выглядит.
Это и есть эпизод для читателя. Но это не значит, что так не говорят. В стрессовой ситуации необходимы простые фразы о простых действиях. Это аксиома в ситуации первой помощи и при экстремальных ситуациях. Простые слова о простых действиях, потому что адреналин отключает химические процессы доставки нейромедиаторов (человек часто просто перестает соображать). Так что, даже если они договорились, это совершенно не мешает все повторить от начала до конца.
Про мир читать было интересно, хотелось бы подробнее, а вот сама история как-то ничего не дала.
Мир будет подробнее, я надеюсь, если я раскручусь на продолжение. Там и профессор Суббота поиграет в другом повороте, и Мира, и Лешик, и папа. А история… история кому-то дает, кому-то не дает, это как повернется.
Не хватило психологического портрета Субботы или какой-то индивидуальности.

Ну, давай я расскажу тебе про Профессора Субботу на том материале, который уже есть в тексте и прописан битым словом. «Наездники смерти» это термин из вудуизма, это духи мертвых или духи из мира мертвых. «Наездники» (лоа) это нефизические существа, «седлающие» живое тело, проявляющие себя через живых медиумов. На нефизичность намекает эпизод из дома профессора, когда проговаривается про психо-матрицы и ненужность тела (техно-вудуизм). Имя «Профессор Суббота» отсылает к «Барону Субботе» (Baron Samedi), одному из лоа, связанному со смертью и сексуальностью. Грим «белое лицо и фиолетовые глазницы» это грим Барона Субботы в частности, а в общем это грим «мертвого человека», используемый по всему ареалу распространения праздников мертвых (карнавала мертвецов), в широком смысле — по зоне распространения народных романских версий католицизма. Дополнительно, профессор это специалист по «low-tech» на стыке химии, физики и электроники. Прочтение в таком ключе дает неплохой портрет, мне кажется. )
Может, просто не поняла задумку.
Да ну, какая тут особенная задумка? Текст писался на турнир в аварийном режиме, когда отработать что-то необычное сложно, поскольку текстов много и они просто сливаются в один (мне, во всяком случае, становится сложно ориентироваться). Здесь ведь ожидания публики подводить нельзя (не проголосуют), а писать кондовый трехчастный анекдот — самому скучно. Вот, по ниточке между «непонятно» и «скучно» все движение и есть. Плюс ограничения по времени, плюс ограничения по знакам… Так что имеем, что имеем, что получилось. )

Спасибо за комментарий, за вопросы. Мне было самому интересно ответить, поговорить )
20:22
+2
Ну, это понятно, что автор хозяин-барин, но про комедию для меня неожиданно. А черты комического, кроме злой иронии последней фразы?
22:16 (отредактировано)
Известные мне классические определения комического опираются на две линии. Первое это «сниженные» тема, герои, мотивы. В моем рассказе а) все герои сниженные, б) мотивы частные, тоже сниженные, в) не педалируется, но присутствует тема «телесного низа». Вторая линия комического это опора на «перевернутое», «перепутанное», находящееся «не на своем месте». В рассказе это использование нейроматрицы для игр, использование технологий для собственной, довольно эгоистичной (и не самой умной) пользы, бессмертие в баке, «модное произношение» и проч. В качестве выразительных приемов активно используются гротеск (рубиновые зубы, макияж), фарс (киянкой по шее и в бак), пародия (профессор Суббота), сатира (на общественный уклад, например, или на гендерное разнообразие).
По совокупности обстоятельств мне кажется, что рассказ именно комический. Да и название намекает на «сдается мне, джентльмены, это была комедия». ))
22:24 (отредактировано)
+1
Известные мне классические определения комического опираются на две линии.

Ну вот опять.)
Две линии, три квадрата…
Снова по полочкам, определения…
Дак комическое это просто комическое. И всё. Смешно — комическое. Не смешно — трагическое.
А если что-то среднее — значит серое нечто. Или ничто.
Разве не так?))
Разве не так?))
— Думаю для автора не так. Автору ведь важно постараться сделать свою работу уникальной, Для этого выверяются образы, ходы, реплики и другие нюансы и нюансики. Другое дело читатель. Не все читатели одинаково полезны глубоко читают, вчитываются и расплетают «бороду» текста. По разным причинам. Обычно авторы для облегчения понимания указывают характер произведения: комедия, мистерия, комедия-буф, трагедия и т.п. Здесь нет прямых указаний, кроме принадлежности к НФ турниру. Автор, ананас аборигена, традиционно выверяет микронные допуски в деталях задуманного текста, навивая их на сюжет. Но часто увлекается и забывает что не все читатели могут правильно определить направление движения свивки слов, смыслов, образов. Хотя здесь, справедливости ради, можно было подумать и догадаться по названию. Как мне показалось, забавное сочетание слов Некропанк и комбинаторика, плюс чисто анекдотичная фраза: а папа такого не рассказывал. Но ведь это надо было думать…
07:57
Автор, ананас аборигена, традиционно выверяет микронные допуски в деталях задуманного текста, навивая их на сюжет.

laugh
08:06 (отредактировано)
Ну, причин для смайла я не вижу, потому что это метод автора работы над текстом. Смешно скорее вот такое признание:
«Для меня, если работать, то будет уже не то...»

Не помню, кто сказал, но впечатляет
09:00 (отредактировано)
Методом дедукции
Разбирал конструкцию.
Автор потрудился
Так, что я напился.
crazy
09:05
Я все равно до конца не понимаю, зачем вы пытаетесь шутить в рифму. У вас выходит не смешно, не оригинально, не умно. Это хорошо получается у Андрона. Но это в принципе не ваше. Нет, вы конечно, можете, тут все все могут в пределах правил сайта. Но мне в такой форме отвечать не стоит. Я не оценю.
10:15
не смешно, не оригинально, не умно.

до конца не понимаю,

Ох, простите.)
Я переоценил…
Что ж, снижу уровень.
Чтоб было как у Андрона.)))

10:43
Ну такое…
10:48
Да.
По поводу остроумия и уровня мышления хорошо говорила Екатерина Вторая. Её любимое выражение:
«Он лёгок мыслью — как свинцовая бомба».
Великая была женщина.))
10:57
Ваши познания исторических анекдотов не знают границ. Дело за малым…
Спасибо! Читая некоторые ваши комментарии к своим текстам, я порою пугаюсь, что вы меня перепутали с кем-то гораздо более умелым и толковым в писательском плане.)
Ха. Это к тому, что девяносто процентов моих «пониманий» ваших текстов — пальцем в небо. Возможно. Нет, умелым и толковым автором вы действительно являетесь. Просто вы слишком много, на мой взгляд, уделяете внимание словесным конструктам, мимо которых читатель пролетает походя, не отдавая должного акцента, попросту не замечая красоты или важности его. По моему вы слишком углубляетесь в теоретическую часть, прописывая действие и сцены буквально по шагово, по словно, примеряя слова как кусочки смальты к сложному рисунку картины. В итоге у вас в основе, в матрице текста, лежат практически математические формулы, причем из высшей математики, что-то типа двойного или тройного интеграла. Читатели, вот я например, не очень любят вышку и практически не помнят интегралов.
Мне иногда кажется, и я не раз намекал об этом, что вы идете по пути «Сальери». Вот ваши комментарии — пояснения по своими работами очень на это намекают. Вы недоумеваете почему непонятно, а мы я недоумеваем, откуда это видно. Но в любом случае, читать вас интересно. еще интереснее читать ваши пояснения. Хотя не со всем согласен.
04:20 (отредактировано)
+2
Вот ты перечисляешь, а я ведь не вижу, чтоб в тексте это работало. Тут сатира, гротеск, но вызывает ли это смех-улыбку? Ну, если только в плане черного юморка. Так-то тут на поверхности скорее триллер. В общем, я вижу набор, но не вижу «сборки». Может, у меня с юмором проблемы. Ну, хотя, Семь психопатов — это смешно. Это высмеивание голливудских шаблонов. И Тарантино мастер постебать общество. А у тебя цель какая была? Я не придираюсь, я лишь пытаюсь понять, потому что, по всем этим часам, рубинам, цилиндрам, понятно, что все не случайно, и ты работаешь над текстом. Но куда ты сюжет-то ведешь. Что ты пытаешься донести? Я вот вижу элементарный сюжетный ход, растиражированный в криминальной литературе (кино) и пытаюсь себя убедить, ну не может же это быть просто вот так, наверное, это должно что-то сказать читателю, какую-то глубины идеи подать, что-то вызвать?
Я тебе сейчас одну вещь скажу, спорную вещь, но для меня вполне очевидную. Или даже много спорных вещей, как получится… )
Тут сатира, гротеск, но вызывает ли это смех-улыбку?… Так-то тут на поверхности скорее триллер.
Ни сатира, ни гротеск не запланированы на смех-улыбку изначально как художественные приемы. Смешное это другая категория, к комедии как жанру прямого отношения не имеющая. Дело в том, что люди научаются смеяться определенным ситуациям. Если огрубить, то умение видеть смешное это умение выделять определенные маркеры, по определенным критериям. Что-то считается смешным, а что-то — нет. В разных культурах смеются не над одним и тем же, не одинаково. Но есть еще и внутрикультурные различия в восприятии смешного.
В общем, я вижу набор, но не вижу «сборки». Может, у меня с юмором проблемы. Ну, хотя, Семь психопатов — это смешно. Это высмеивание голливудских шаблонов. И Тарантино мастер постебать общество.
Это к слову, на что заточено твое восприятие смешного. А возьми, например, «Декамерон», «Гаргантюа и Пантангрюэля», «Дон Кихота» и «Путешествия Гулливера». Смешно? По мне так весьма специфично. А над ними в свое время «угорали» целые народы. Если почитать культурологические исследования этих текстов, то выяснится, что смеялись над фрагментами, которые нам сегодня смешными не кажутся. Вот, не видим мы повода для смеха там. Античные комедии, тот же Аристофан, это же были хиты смеха, круче КВН, а сегодня даже непонятно, где там шутки. Смешное это культурная категория. И к жанру комедии отношения имеет весьма опосредованное. Из русскоязычных сходу назову Салтыкова-Щедрина, Тэффи, Зощенко. Комедийно? Да. Но их тексты мне не смешны, а местами — просто хоть плачь. Примеры могу продолжать часами. Это я к тому, что смешное и комедийное — далеко не одно и то же. И еще, мне не хотелось писать принятым вот этим говорком-юморком. Это вроде как тоже считается маркером смешного, интонация такая специфическая. От нее такое впечатление, что в текст понавтывкали полвагона ржущих смайликов, до противного. Поэтому я избегал таких стилевых особенностей.
А у тебя цель какая была?
Цель была написать небитый текст, чтобы не было стыдно. Мне кажется, получилось небито и вполне свежо. За текст не стыдно, при всех его недостатках. )
Я не придираюсь, я лишь пытаюсь понять, потому что, по всем этим часам, рубинам, цилиндрам, понятно, что все не случайно, и ты работаешь над текстом. Но куда ты сюжет-то ведешь. Что ты пытаешься донести?
Ну вот, мне смешно про инкрустированные рубины. Люди реально вставляют в зубы бриллианты, считается круто. А я придумал рубины. Они играют на свету и изо рта полыхает адским таким светом, как у Змея-Горыныча. Мне это смешно, потому что это и иронично, и символично, и декоративно, и даже забавно. Для меня это о многом говорит, эта деталь. Я из нее одной могу сюжет сделать. То же и с часами — есть принятые способы их носить, а Лешик их носит неправильно. Мире это смешно. Это деталь, на таких деталях, на столкновениях и несовпадениях культурных паттернов все и построено.
Я вот вижу элементарный сюжетный ход, растиражированный в криминальной литературе (кино) и пытаюсь себя убедить, ну не может же это быть просто вот так, наверное, это должно что-то сказать читателю, какую-то глубины идеи подать, что-то вызвать?
Столкновение культурных кодов, взаимное кривое отражение смыслов, непонимание на уровне предрассудков, путаница ценностей — вот об этом все. Сюжетные повороты тоже построены на контрастах. То есть, я старался что-то сказать читателю, подать идеи о человеческом. ))
18:03 (отредактировано)
+1
Нет-нет. Не могу согласиться. Тут ты смеховой культурой средневековья не прикроешься, у тебя не стилизация, не аллюзия. Да, у каждой временной культуры свои коды, но это не про это.
Я все-таки опять думаю, что мне мешает адекватно воспринимать твои тексты? Может, вот это странная трактовка жанра и деталей. Пока не знаю(
Ну вот, теперь и у меня к тебе вопрос: и что же мешает? Это, действительно, хороший вопрос. Я не тороплю и не настаиваю, но прочел бы твое мнение об этом с большим интересом.
18:08
+1
так я не знаю)
Так ты же узнаешь когда-нибудь? Ничего, я подожду )
19:10
+1
подумаю

Загрузка...
Виктория Бравос №2