Апельсинки от осинки

18+
  • Кандидат в Самородки
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
Автор:
Effi
Апельсинки от осинки
Аннотация:
Даже самый близкий человек может скрывать тайны, подобно язвам разъедающие привычную жизнь. Пока однажды от нее не останутся лишь кровавые клочья...
Текст:

Пиво горчило и отдавало паршивой бражкой. Крекер пресной картонкой хрупнул на зубах. Дрянь какая... но вездесущая реклама свое дело выполнила на ура, и рука сама потянулась к красочным упаковкам. Итогом - тошнотная горечь во рту, вместо "Глубокого насыщенного вкуса" и нечто, трухой рассыпающееся на языке. Нехитрая закусь, приобретенная с целью скрасить вечер, свою задачу провалила с треском дешевого крекера. Зато погодка прелесть.

Закат разливался по небу горячей оранжевой кровью, красовался малиновым, розовым и багряным оттенками. Будет холодно; уже сейчас воздух ощутимо попахивал морозцем. Яда с наслаждением вдохнула вечернюю пряную свежесть и прикрыла глаза. Она любила холод. Еще одно доказательство "белой вороны" и "паршивого яблочка" - никто в ее семье на дух не переносил холодную погоду. Маленькую Ядвигу все детство пытались кутать, превращая в кочан на ножках; увы, с недетским упорством холодолюбивая малышка избавлялась от лишних слоев. Вопреки маминым причитаниям, Яда ни разу не застудила уши и горло, не подхватила ангину или пневмонию. Врачи хором твердили про крепкий врожденный иммунитет, бабушка считала, что благодарить следует семейные гены. Ошибались все, но никто, кроме матери, так и не узнал причину ошибки.

На крыльцо с воплями влетела стайка детворы. Девочка постарше принялась набирать код домофона, трое ребят помельче хрустели чипсами из одного большого пакета, упоенно обсуждая новый смартфон некоего Лехи Чувыры. Очарование тихого осеннего вечера улетучилось; оставалось порадоваться за вышеупомянутого счастливчика Леху и покинуть крыльцо.

Яда сбежала по ступенькам, ловя на себе неодобрительные взгляды двух пожилых матронушек. Девица с короткими рыжими волосами, в мини-юбке, едва прикрывающей попку, по их мнению, высказанному злым шепотом, заслуживала, как минимум, хорошей порки. Еще и каблучищи, что спицы - тьфу, срамота!

Ядвига попыталась представить себя через десятки лет, гневно бурчащей в адрес юных девиц, разгуливающих в прозрачных юбчонках и на высоченных платформах со встроенными гаджетами. Топнул ногой - включились одновременно плеер, джипиэс навигатор и настройка нужной погоды... ну, и бред иногда лезет в голову!

Возле самого дома пришлось затормозить. Приподнявшееся было настроение сдуло ветром: снова ОН!

Высокий мужчина в элегантном черном пальто не спеша прикуривал сигарету и с деланным равнодушием косился на прохожих. Яда хорошо помнила это крупное породистое лицо, короткий ежик седых волос и запах лосьона для бритья, вызывающий у нее приступы тошноты. Шутка ли - три года заочного знакомства! Нос к носу они столкнулись только пару раз; в сырой ночной темноте вряд ли можно было хорошо разглядеть щуплого подростка в накинутом на лицо широком капюшоне. Но Носатый, как Яда про себя звала полузнакомца, выискивал ее с восхищающим (или ужасающим) упорством. Будто вынюхивал каждый раз этим своим породистым шнобелем!

Пришлось изменить планы. Раз ее адрес теперь известен, возвращаться домой смысла уже нет. Если преследователь и не узнал - пока еще - номер квартиры, узнает в ближайшее время. Ядвига повернула налево от своего подъезда и, стараясь идти не спеша, покинула двор. Придется, как можно скорее, подыскивать себе новый дом. Жаль; ей нравилась уютная квартирка на третьем этаже, тихий зеленый дворик, дружелюбные ненавязчивые соседи. Другое такое место найти будет сложно: спасибо тебе, Носатый, от всей души...

***

Трель дверного звонка ввинчивалась в мозг, прогрызая виски. При попытке поднять голову накатила волна боли и тошноты; пришлось закрыть глаза и ждать, сглатывая вязкую слюну. Наконец стало чуть легче. Звонок замолчал, потом снова затрезвонил; в этот момент Лия кровожадно ненавидела всех на свете создателей звонков, и дверных и телефонных. Она спустила ноги с кровати на пушистый ковер, переждала очередной приступ похмельной мигрени и медленно встала. Кто бы там ни был за дверью, он явно жаждал ее праведного гнева. И дождался!

Не глядя в глазок (кого там бояться с утра пораньше, все приличные маньяки приходят ночами!) - Лия распахнула дверь. Заготовленная матерная тирада комом встала в пересохшем горле. На пороге стояла щуплая девчонка, с виду почти подросток, нервно переступая с ноги на ногу. Отметив не по стылой осенней погоде легкую куртенку с капюшоном и коротенькую юбку, Лия ощутила легкий укол жалости. Но он тут же пропал без следа, стоило взглянуть незнакомке в глаза.

- Тебе кого надо? - девушка только сейчас сообразила, что даже халат не набросила, спеша разобраться с гостьей. Ощущая внутри странный холодок, она повыше поддернула розовую кружевную сорочку, прикрывая грудь. - Ну, чего молчишь, адресом ошиблась?

Девчонка молча сверлила ее темными маслинками глаз. Взгляд казался тяжелым, недетским и каким-то... голодным? Внезапно гостья шагнула вперед, заставляя Лию отступить внутрь квартиры.

- Эй, малолетка, а ты не оборзела случаем? А ну, вали отсюда! - она схватила нахалку за плечо, собираясь вытолкать обратно за дверь. В ту же секунду руку до плеча пронзила такая чудовищная, адская боль, что недавнее похмелье показалось неземным блаженством. Ноги, сведенные судорогой, беспомощно подломились. Корчась на полу, полуослепшая от слез, Лия смотрела, как незнакомка аккуратно прикрывает за собой дверь. Хотелось кричать, но горло будто сдавила невидимая жестокая рука; оставалось жалко сипеть. Гостья какое-то время постояла, прислушиваясь к чему-то, потом наклонилась к лежащей девушке, схватила ее за щиколотки, и, без видимых усилий, поволокла в комнату. Лия ощутила себя куренком, приготовленным на убой; особого страха пока еще не было, только боль и недоумение. Может, она еще не проснулась, после вчерашнего? Неудивительно: несколько коктейлей, фужер коньяка, на закуску какая-то красненькая таблеточка, подсунутая заботливой Ульянкой. На мол, дорогая, расслабься, отвлекись, отдохни. Нефиг из-за каких-то там носителей ущербной мужской хромосомы себе нервы портить! Улька была завзятой мужененавистницей, и обычно, Лия старалась поменьше иметь с ней дело. Но после предательства Влада речи Ульянки будто обрели новый смысл. Лия согласилась и на доводы о мужской ущербности, и на коньяк с красной таблеточкой. Вот и расплачивается сейчас; может, она на самом деле, так и лежит сейчас в квартире гостеприимной феминистки-Ульки, наглотавшись всякой гадости, а мозг блуждает в бредовых видениях? Скорее бы все прошло!

Увы, квартира вокруг не спешила исчезать, как и странная незнакомка. Она скинула капюшон: волосы у нее оказались короткими, морковно-рыжими. Черные блестящие глаза резко выделялись на бледном личике. Не бывает у белокожих девчонок таких темных глаз; или просто линзы нацепила?

- Ты кто такая, чего тебе надо? Денег? - голос потихоньку возвращался, но тело будто бы хорошо отдубасили палками, а потом еще сверху потоптались. - Там, возле кровати, в тумбочке - возьми и проваливай нахрен! Украшений дорогих нет, одни стекляшки дешевые!

Рыжая будто и не слышала. Она медленно прошлась по комнате, раз-другой, потом остановилась возле хозяйки квартиры. Слишком темные глаза равнодушно осмотрели распластанное на пушистом синем ковре тело.

- Одна живешь? - поинтересовалась она, присаживаясь на корточки. Голос оказался звонким, почти детским. Но проскальзывали в нем какие-то нотки, точно ногтем по стеклу кто-то царапал. Лия облизала пересохшие губы. Воды бы глоточек.

- Дай попить? - попросила она рыжую, пытаясь вспомнить, куда вчера бросила телефон. И оставалась ли на нем хоть какая-то зарядка? Может, эта ненормальная уйдет в другую комнату и получится позвонить в полицию. Или хоть куда-нибудь.

- Живешь здесь, спрашиваю, одна? - незнакомка будто не услышала ее просьбу. Поняв, что внятного ответа не дождется, чуть заметно поморщилась. Лия осмелела:

- Не одна, с женихом, ясно тебе, соплячка? Скоро он придет и тогда пожалеешь, что вообще сюда явилась! Убирайся по-хорошему...

Тонкие сильные пальчики вцепились ей в волосы, приподнимая голову. Черные глаза заглянули куда-то в самую глубину души. На секунду показалось, что она сама падает в черную вязкую пустоту, где нет ни звуков, ни запахов - только невыносимая боль.

- Нет у тебя никого, - сквозь мутную пелену Лия различила тонкий голосок. - Ты уехала из дома на учебу, завалила экзамены и домой уже не вернулась. Даже на похороны своей мамы не приехала. Ты давно ничейная! Всем плевать, где ты и с кем.

С трудом разлепив веки девушка обнаружила склонившуюся над ней гостью. Глаза казались двумя провалами на бледном личике. Холодея от ужаса, Лия поняла: незнакомка меняется на глазах. Черты оплывали, таяли, будто нагретый воск; сквозь белую дымку медленно проступало нечто омерзительное, чужеродное. Дрожащий студень, колышущееся липкое желе, внутри которого клубком копошились и извивались черные нити. Или черви? К горлу подкатил комок, хотелось закрыть глаза, не видеть, не осознавать. Но ужас парализовал, оледенил. Черные ниточки ползли сквозь желе наружу, тянулись к глазам, губам, носу.

- Нет-нет-нет, пожалуйста... пожалуйста...

Тело билось, агонизировало; молодое, сильное, красивое тело. Лия хотела жить, очень-очень хотела. Вплоть до того момента, пока ниточки не вошли в ее плоть, причиняя жестокую невыносимую боль. Потом она молила уже не о жизни, а лишь о том, чтобы все закончилось скорее.

Яда поднялась на ноги, сонно щурясь. Теперь нужно время на то, чтобы переварить чужую плоть - до этого лучше не покидать свой новый дом. Сытое, отяжелевшее тело требовало немедленного покоя. Не обращая внимания на почерневший, медленно рассыпающийся песком скелет под ногами, Яда открыла рот и с силой выдохнула. Облачко розоватой пыли вылетело наружу, формируясь в девичью фигуру. Лия - вернее, ее точная копия, медленно поплелась на кухню. Она продержится недолго - дня три-четыре, максимум. Хватит для того, чтобы растрепать псевдоподругам и знакомым о своем отъезде куда-нибудь за границу, или в родной город, неважно. И о том, что квартира сдана новому жильцу. Проверять не станут - Ядвига всегда выбирала одиночек. А теперь время отдыха!

Еле успев дойти до кровати, она мешком рухнула в нее и погрузилась в непроглядный мрак. Спать ей предстояло не меньше недели...

***

- Михаил Андреич, опять упустили? Одна ведь осталась, и никак не вычислить, умная, тварь! - Бориска сплюнул под ноги и полез за сигаретами. - Меняет лежки все время, охотится всегда далеко от дома, больше одного за раз не заглатывает, видно, отяжелеть боится! Димас говорил - молодая особь, вроде; они обычно дурные, жрут по три-четыре человечины сразу, на охоту выходят каждую ночь. А эта хитросделанная шибко!

Напарник, полноватый мужчина с крупным породистым носом, покачал наполовину седой головой, искоса наблюдая за снующими туда-сюда прохожими. Помолчал и тоже вытащил из кармана пачку. Курил он только крепкие Мальборо, не признавая других сигарет.

- Она не просто умная. Полукровка - они всегда соображают получше обычных особей, плюс им и еды нужно вполовину меньше. Правда, и не такие живучие: если башку помеску отстрелить, он уже не встанет. Только ее сначала поймать еще надо, башку эту!

- А как получаются такие полукровки? - полюбопытствовал Бориска. Он попал в отряд добровольных охотников недавно, и еще не успел избыть присущий новичкам романтизм. Как же - погоня за нечистью, как в фильмах, прямо Ночной Дозор в действии! То, что фильмы с реальностью не имеют абсолютно ничего общего, ему лишь предстояло узнать.

- Обычно, от людей рождаются. Слизюки эти могут выглядеть по человечески, пусть недолго. Дурное дело нехитрое, хватает пары часов. Потом женщина вынашивает и рожает помеска, правда, восемьдесят процентов не доживают до конца беременности. Иначе все было бы куда хуже! И младенца такого от обычного черта с два отличишь, пока не подрастет. Годам к десяти уже охотиться начинают.

Дым медленно свивался кольцами, таял в стылом осеннем воздухе. Михаил Андреевич курил и вспоминал такой же холодный, сухой октябрь несколько лет назад. Тогда у него не было и десятка седых волос на голове, имелась неплохая, пусть с небольшой зарплатой, работа; дома ждали любимая Томка и маленький Андрюха, названный в честь деда. А потом в городе появились слизюки. До сих пор не удалось установить, откуда они пришли: чей-то подпольный эксперимент, аномальный проход между мирами? Или прямиком из глубин ада? Никто не знал, потом знали и не верили, поверив, не сразу научились давать отпор. Пока разобрались, что к чему, как вычислять слизюков среди толпы, чем их убивать - народу полегла тьма. Среди них и Томочка с крошечным Андрейкой. Михаил только и успел в клочья разнести из ружья высосавшую их пакость; с того дня седых волос у него прибавилось втрое.

Не один год понадобился, чтобы очистить город - и пару соседних - от стремительно размножающихся тварей. Стало легче, когда удалось найти гнездовье: глубоко под городом пролегала запутанная сеть канализаций, почти копия верхнего мира. Уничтожив несколько маток, яичные кладки и защитников, добровольные охотники сделали очень неприятное открытие. Слизюки успели запустить липкие отростки в человеческое общество. Самые умные особи искусно притворялись добропорядочными гражданами, охотились осторожно и вели себя тише воды, ниже травы. К счастью, большую часть из них удалось вычислить и изничтожить. Оставалась еще одна беда - полукровки. Как та, которая благополучно водила их за нос последние три года.

Телефон в кармане визгливо залаял. Михаил вздрогнул, завертел головой, потом вытащил до сегодняшнего дня ни разу не гавкнувший мобильник. По довольнющей роже молодого напарничка он понял, кого следует благодарить. Так вот зачем он недавно просил телефон, позвонить - деньги у него на счету закончились, как же!

Погрозив шутнику кулаком, Михаил поднес трубку к уху.

- Нашли? Где, адрес говори... все, едем!

Швырнув окурок на землю, он растер его ботинком и мотнул головой в сторону заляпанного уазика:

- Поехали, Бориска. Нашлась наша красотка! И кстати, пока едем, эту пакость мне из телефона убери, еще перед ребятами обгавкаться, тьфу... опозориться не хватало!

Бориска заухмылялся, но телефон взял. Михаил тут же пожалел о своей просьбе: зная характер напарника, можно было ожидать, что несчастный мобильник теперь начнет хрюкать или блеять. И спасибо, если не с матюками вперемешку!

С виду неказистая машина бодро, точно застоявшаяся кобылка, рванула с места  и исчезла за поворотом.

***

- Зачем явилась? - круглое лицо мужчины покрывали бисеринки пота, подбородок дрожал. - Сказано же было - здесь никому проблемы не нужны! Пошла вон!

Он попытался захлопнуть дверь. Сзади надрывно заревела проснувшаяся Люська. Снаружи с тоской бешеного зверя завывал ветер, швыряя пригоршни воды в окна. От очередного громового раската заложило уши.

- Пожалуйста... на одну ночь! Только на одну... папочка!

Тоненькая фигурка проскользнула под рукой хозяина квартиры, прежде чем он успел опомниться. Этажом ниже горланили соседи, отмечая очередной юбилей. Еще не хватало, чтобы кто-то увидел или услышал...

Выругавшись от души, Семен закрыл дверь на задвижку и повернулся. Девчонка сидела на полу, обхватив руками худые коленки и затравленно смотрела на него снизу вверх. Короткие рыжие волосы слиплись перьями, на полу уже натекла небольшая лужица.

- Сема, кто приходил? Опять... - жена вышла из комнаты с красной от крика Люськой на руках и замерла. - Яшенька, ты?

Услышав старое домашнее прозвище, девчонка всхлипнула, но осталась сидеть. Семен дернул щекой:

- Не подходи! И Люську убери отсюда!

- Семочка...

- Живо!

Семен наклонился и за шиворот поднял гостью с пола.

- Куртку с обувью снимай - и на кухню. Там поговорим.

Кружка с горячим чаем обжигала ладони. Яда сидела за столом и разглядывала кухню: почти ничего не изменилось, только люстра другая и холодильник новый купили. На нем так же, как во времена ее детства, красовались разноцветные магнитики в виде фруктов, птичек и цветов. На странице крошечного блокнота выделялась надпись маминым почерком: "Сема, Люсю завтра в 8:30 к стоматологу. Не забудь!"

Отец вошел в кухню и тяжело опустился на стул. Он заметно обрюзг и постарел с того дня, когда Яда видела его в последний раз. В тот самый, когда он, брызжа слюной в лицо жене, орал, что не желает видеть дома чудовищного выродка. Монстра. Которого еще вчера катал на плечах и обещал свозить покататься на парусной лодке, а то и в лес с ночевкой взять. Палатку хотел научить ставить.

- Значит, вычислили тебя, - мрачно констатировал он, стараясь не смотреть в сторону дочери. - Чего ж раньше-то не могли? Прокололась где?

- Не знаю... я квартиры меняла, никогда на одном месте долго не была. А в последний раз они пришли ночью...

Яда содрогнулась. Ей оставалось спать, как минимум, два дня, и если бы она не пришла в себя раньше положенного, не проснулась бы вообще никогда. Вспомнился еле слышный шепот в темноте, движущиеся по квартире безликие фигуры. Хорошо, ей хватило выдержки не кричать. Ползком пробравшись к балкону, она тихо порадовалась, что во-первых он прилегает к соседнему, во-вторых, живущий рядом дед никогда не закрывает его на ночь. Удалось перебраться в соседнюю квартиру и просидеть там почти час, под храп старика. Увы, скоро в дверь начали звонить, потом стучать кулаком; видно, преследователи проделывали это со всеми квартирами в доме, либо просто догадались, куда делась беглянка. Проснувшегося от грохота в дверь деда по хорошему, следовало бы придушить, но времени не осталось. Хлипкий замок сломали за минуту.

- Дед, живой? Успели, вроде, не тронула... Девка где, которая к тебе через балкон влезла?

- Ась? Хто?!

- Рыжая такая! Не видел, что ли?

Пока дед ковырял пальцем в волосатом ухе, начали возмущенно кричать разбуженные грохотом соседи, угрожая полицией. Печально знакомый Носач показал всем раскрытую ксиву:

- Полиция уже здесь, ищем воровку. Видел кто рыжую девчонку?

Все это время Яда сидела в небольшой нише под подоконником, на кухне. Дом был старого образца, раньше такие шкафчики использовали зимой вместо холодильников, вытаскивая с боков специальные заглушки. Маленький рост и субтильное сложение позволили забраться внутрь, сложившись в три погибели. К счастью для нее, обыскивая квартиру, туда заглянуть никто не догадался. Когда преследователи, решив, что жертва каким-то образом ускользнула, покинули квартиру, она посидела еще час и осторожно выбралась. Деду к тому времени уже привезли и с извинениями установили новый замок. Пробравшись мимо храпящего перед телевизором старика Яда осторожно выбралась из квартиры и спустилась вниз. Далеко уйти ей не удалось; оказалось, липовые "полицейские" все же оставили охрану недалеко от дома...

- Ну, а тут-то тебе чего надо? Думаешь, не найдут? - Семен краем глаза заметил появившуюся на пороге кухни жену и поморщился. - Учти, прятать тебя не станем, мне убийцы в доме не нужны!

- Я недолго, утром уйду, - прошептала Яда, не поднимая глаз. - Я не хотела никого убивать, никогда не хотела! Папа...

- Не называй меня отцом, - рыкнул вполголоса Семен, помня о Люське в соседней комнате. - Нет у меня двух дочерей, одна только, ясно? Первая умерла! Сиди тут, не шарахайся по квартире, как светло станет - убирайся отсюда, слышишь?

Яда молча кивнула. Мать каменным изваянием застыла на пороге. Проходя мимо, Семен грубо схватил ее за плечо:

- Маринка, иди к дочери, нечего тут стоять! 

Глотая слезы, жена подчинилась. Поколебавшись Семен прошел в спальню. На телефоне красовался десяток пропущенных вызовов от старого знакомого и одна смска с вопросом: "Она у вас?"

Хорошо, что боясь разбудить дочь, он всегда отключал на ночь громкость.

Покосившись на дверь, он набрал одно слово: "Да".

Шестнадцать лет назад Семен совершил первую ошибку. После смены засиделся с друзьями в баре, перебрал. Придя домой, единственный - первый и последний раз - поднял руку на раскричавшуюся жену. Уже наутро вспомнил, что вчера у нее был день рождения, благополучно им забытый и пропитый. Маринка не простила - почти месяц он уговаривал ее вернуться. Видно, от обиды или еще чего, она тоже совершила ошибку. Забирая из роддома жену с крошечной ярко-рыжей девочкой, Семен не стал подозревать, спрашивать, угрожать. Ядвигу, ласково прозванную Яшкой, любил, как родную: до того момента, как узнал, что вырастил не дочь, и даже не человека. В тринадцать лет она убила первую жертву. Тогда Семен прижал жену к стенке и вытряс правду о странном незнакомце, квартире, полной народу, пьяном угаре и чужих объятиях. После чего вышвырнул псевдодочь за дверь, сунув ей с собой всю имеющуюся наличку, и настрого запретил переступать порог отчего дома. Это было его второй ошибкой. А сейчас он совершал, возможно, самую большую и самую последнюю...

***

- Скоро они будут здесь, отец им рассказал...

Яда вздрогнула и подняла голову. Мать пристально смотрела на нее сухими, воспаленными глазами. Обычно золотисто-ореховые, сейчас они казались черными, радужка почти сливалась со зрачком.

- Дочь, уйти ты не успеешь. Не бойся, я не дам им сделать тебе больно... иди ко мне, милая!

Оцепенев от страха и безнадежной, усталой тоски, Яда позволила себя обнять. Как вкусно пахнет от мамы, чем-то родным, сладким, успокаивающим. Совсем, как раньше. Как всю жизнь.

- Ничего не бойся, слышишь? Я всегда рядом! Закрой глазки, Яшенька...

Мягкая мамина грудь, ее сильные теплые руки. Так сладко, и невозможно выбраться, вдохнуть. Яда попыталась поднять голову, но не смогла. Ее будто затягивало в обволакивающее вязкое тепло. Глубже, еще глубже. Как трудно дышать... жжет... тело будто сминается в один сплошной ком. Мама...

Когда тело дочери полностью всосалось в раздутое чрево, Марина опустила кофточку и принялась нежно поглаживать живот. Постепенно он опадал, принимая прежнюю форму. Теперь ее милую доченьку никто не найдет и не обидит!

Пошире открыв рот она с силой выдохнула. Розоватое облачко быстро принимало знакомые черты.

Ворвавшиеся в квартиру люди в полицейской форме с трудом оторвали от плачущей женщины рыжую девчонку.

- Мамаша, лучше отойди! Не твоя эта дочь, ясно?

- Парни, держите, пока опять не рванула...

- В машину ее... Семыч, дверь закрой и за женой смотри - мало ли, что от горя вычудить может!

Когда дверь захлопнулась, Семен повернулся к жене, готовясь оправдываться, утешать, уговаривать. И всплеснул руками: Маринка сидела на полу, запрокинув голову.

- Мутит меня... воды принеси! И к Люське загляни - притихла она что-то, не залезла бы куда.

Глядя в спину спешащего на кухню мужа Марина размышляла. Сегодня "Ядвигу" уничтожат, и сочтут очередную утечку слизюков (слово-то какое гадкое придумали!) ликвидированной. Слежка прекратится, еще неделька-две, и можно будет, забрав девочек, уехать подальше от города. Есть ведь места, куда до сих пор не добрались охотничьи отряды. Жаль, не удалось сделать это чуть раньше, когда Сема выбросил из дома их родную дочь.

Ночью Семена разбудили странные звуки. То ли кто-то рыдал, то ли тошнило. Он торопливо вскочил и бросился в соседнюю комнату, раньше принадлежавшую Яшке.

Маринка корчилась на полу, в луже мутной розовой слизи. Увидев между ее бедер темную мокрую головку Семен покачнулся и мешком осел на пол.

- Мариш, как же так... что это...

Жена не ответила, продолжая с надсадным хрипом выталкивать наружу нечто, мало похожее на младенца. Слишком крупное тело, длинные волосы, тонкие вытянутые конечности. Выскользнув целиком, оно медленно встало на ноги. Пошатнулось пару раз и уставилось на него мокрыми черными глазами. Под полупрозрачной кожей медленно пульсировал комок спутанных темных нитей.

В ушах зашумело, мир перед глазами пару раз перекувырнулся и разлетелся сотней блестящих осколков. Потом разум поглотила пахнущая безумием тьма...

+9
21:20
566
23:05
+3
Вот так вот живёшь себе нормальненько, как пел Высоцкий, и не подозреваешь, что вокруг тебя живут такие страхолюдины!)
Надо теперь присматриваться к прохожим, мало ли!)
23:08
+2
Мир полон чудес! laughНикита, спасибо!
00:09
+3
Жуть какие чудеса! Я, пожалуй, больше не сплю!))
00:24
+2
Как фильм посмотрел! thumbsup
16:54
+1
Александр, благодарю! rose
10:37
+2
Шикарный ужастик!
«Ошибались все, но никто, кроме матери, так И не узнал причину ошибки».
16:58
+1
Светлана, спасибо большое! smile
10:10 (отредактировано)
+2
Вполне себе такой ужастик. Что можно учесть на будущее:
У вас мышление крупным жанром на рамки рассказа. Это проявляется в скачках фокала.
1. Яда ее взгляд.
2. Лия. Ну это еще можно допустить, как бы Яда подается взглядом Лии и все, действия через ее ощущения, но Лия утраченный перс. И такое погружение для чего было?
3. М.А. и Бориска (последний вообще не раскрыт и мешается) да и М.А. он в сюжете играет только в своем эпизоде, в финале лишь обозначается.
4. Отец.
5. Мать.
И как бы все по интриге к матери и ведет. Но появляется она лишь в финале. Такие неподготовленные экспозиции рушат композицию в целом. смазывают кульминацию. Ну и для ужастика мало нагнетания.
Сюжет в принципе рабочий. Подобное я недавно у Шендерова читала. Мастерски сделано.
Шабаш для двоих Вот там пожалуй, можно просто посмотреть, как автор управляется со схожей фабулой.
Удачи в творчестве. Ужастики востребованы. Конкурсов полно, думаю, реализоваться получится.
22:01
+2
Да, вы точно подметили — я больше привыкла писать объемные работы, чем небольшие рассказы. Моя ошибка — пока не научилась искать баланс между размером текста и заложенными в него идеями. Буду думать, как это исправить.
Ну и для ужастика мало нагнетания.

Согласна, на настоящие ужасы сюжет и атмосфера не вытягивают, поэтому поместила рассказ в мистику.
Виктория, спасибо большое за внимательное прочтение, замечания и советы! Обязательно учту на будущее! И за ссылку на рассказ, мне будет интересно прочесть.
19:00
+2
Новый рассказ. Во всяком случае я раньше такого не читала. Сильная и талантливая получилась работа. Больше всего мне понравились сцены в квартире Лии и возвращение Яды в отчий дом. Написано превосходно. Такие рассказы, яркие и необычные, запоминаются надолго.
16:48
Даша, спасибо! Мне очень приятно! rose
Загрузка...
Ирина Брестер

Другие публикации

Дуло
andron2006 6 минут назад 0
виденья осени
Костян 19 минут назад 0