Тихий час.

16+
Автор:
Егор Соколов
Тихий час.
Аннотация:
Миша - очень послушный ребенок, а с такими хорошими детьми никогда не случается чего-то плохого. Иногда кажется, что за ними будто присматривает кто-то невидимый. Может, оно действительно так и есть.
Текст:

Задний дворик детского садика номер пять был наполнен детским смехом и веселыми визгами. Сейчас здесь гуляли три группы пятилетних детей. Погода стояла просто чудесная, поистине летняя. В такие дни нужно ехать в отпуск на какое-нибудь озеро и купаться, пока родители на берегу будут жарить шашлыки и пытаться вытащить тебя из воды хотя бы на пару минут, чтобы ты поел и обсох. К сожалению, вода ещё недостаточно нагрелась, а пятилетки вовсе не думали о таких вещах - им было весело и на детской площадке в садике, где трое воспитателей лениво наблюдали за тем, как они бегают и играют. Три милые девочки в платьицах сидели в песочнице и строили город для своих кукол. Несколько мальчишек играли в салки, бегая вокруг и иногда нарочно пробегаясь по песочным строениям. Тогда девочки начинали реветь, одна из грозных воспитательниц раздраженно вздыхала, отрывала тяжелое тело от своей излюбленной лавочки и подходила, чтобы всех отчитать. Плевать ей было кто прав, а кто виноват, потому что она хотела вернуться к своим коллегам, чтобы продолжить обсуждать последние новости. Ну а кто еще, как не они трое, составят новый идеальный правительственный план на будущие десять лет? Очень важное занятие.

Однако, помимо веселящихся детей был и один мальчишка, которому всё это было не интересно. У него были короткие светлые волосы, вздернутый нос кнопкой, круглое милое лицо, на котором можно было рассмотреть бледные веснушки. На таких детей обычно умиляются все окружающие, а некоторые бабушки даже останавливаются, чтобы как будто ласково потрепать мальчишку за щеку и нарыть в сумке засушенную столетнюю шоколадную конфетку. Его голубые глаза сейчас жадно обозревали улицу за пределом забора - уж очень там всё было интересно. Тут во дворе были игрушки, песочница, сломанная карусель и друзья, которые даже не заметили, что он перестал играть с ними в салки. А там за забором был настоящий огромный мир, где было полно приключений. Ему нравилось ходить с мамой за руку по городу и находить новые всё более интересные места. В прошлые выходные они ходили на рынок, где он мог найти множество всяких игрушек и других интересных вещей. Но они его не интересовали, потому что у него была миссия - мама искала ему новые шорты, в которых он, собственно сейчас и был. Он чувствовал себя неимоверно гордым, когда продавщица похвалила его за то, какой он послушный мальчик. Его вообще часто хвалили. За то, что поел, за то, что поспал, за то, что не стал плакать, когда споткнулся и разодрал коленку. Кстати, она всё ещё немного болела. Маме и папе нравилось, когда их сын был самостоятельным, но он уже столько всего сделал, а хотелось, чтобы его похвалили за что-то новое. Но это новое он никак не мог придумать. Хотелось что-то грандиозное! Спасти мир, защитить всех от зла! Он часто представлял себя супер-героем.

- Миша! Отойди от забора! - ребенка окликнула одна из воспитательниц, но не подумала даже подойти к нему. - Миша!

Но мальчик был послушным. Он не хотел, чтобы его ругали, поэтому он оттолкнулся и отошел от забора, мельком заметив в дальнем углу за игровым домиком небольшой подкоп, который, видимо, сделала одна из бродячих собак, что иногда заходили на территорию садика. Миша сделал вид, что ничего не заметил и подбежал к своим друзьям, которые охотно приняли его в игру. Воспитательница же кивнула и окончательно успокоилась, после чего возобновила важный разговор с коллегами.

- Выслать всех этих маньяков из страны надо, вот что! - сказала она. - А не кормить на наши налоги!

Кальмия лишь тяжело вздохнул и отошел подальше от воспитательниц, потому что устал слушать их разговоры. Уж лучше детские крики - не так сильно раздражали голоса невинных. К слову, Кальмию никто из присутствующих не видел и не слышал, потому что он был ангелом. Его прислали сюда, чтобы выполнить важное поручение, но оно требовало немалых усилий. Как и любое его поручение, собственно. Он поправил воротник белой рубашки и смахнул несуществующие пылинки с такого же белоснежного пиджака. Он вообще был во всём белом - такая уж у него форма. Именно она скрывает его от взора смертных. Кальмия отошел к забору и пригладил свои темно-рыжие волосы средней длины. Ему не нравилось, когда прядки выбивались и падали на лицо. Мужчина остановился и окинул площадку своими серыми глазами - он искал того мальчишку, которого воспитательница минуту назад отогнала от забора. Нельзя было терять этого ребенка из виду.

- Теперь ты вода! - крикнул один из мальчишек и осалил Мишу по спине так сильно, что тот чуть не упал.

Кальмия невольно улыбнулся, услышав мысли ребёнка - ему было обидно, что его так больно толкнули, но он решил, что плакать непозволительно, а ударить обидчика - и того хуже. Его родители хорошо постарались с воспитанием. Проглотив обиду, Миша рассмеялся, чтобы никто из друзей ничего не понял, и побежал догонять следующего. Строгий взгляд Кальмии заскользил по площадке, продолжая наблюдать. Вот один из мальчишек, за которым Михаил гнался, перепрыгнул через очередную постройку девочек из песка.

- Петя! Хватит тут бегать! - взвизгнула одна из девочек с яркими синими бантиками в косичках.

Петя же в ответ показал ей язык.

- Осторожно! - крикнула другая девочка и закрыла лицо ладошками.

Но Миша успел затормозить, чтобы не налететь на замок и не разрушить его.

- Миша! Ты совсем дурак! - надулась третья девочка, даже не подозревая, что мальчик специально остановился, чтобы не сломать их труд.

- Простите! - улыбнулся он им и поспешил оббежать песочницу стороной.

Кальмия сжал тонкие губы в линию. Добрый ребенок. Очень добрый.

- Всё! Пора строиться! - толстая воспитательница, вместе со своими подругами, поднялась со скамейки.

Они построили детей, пересчитали их, вытащили недостающих из игрового домика, а после завели в здание. Их ждал обед, а потом тихий час. Кальмия проследовал за ними, стараясь не отходить от Миши далеко. Детей рассадили за столы, на которых уже стояли мисочки с куриным супом. Миша придвинул к себе миску и взял в руку ложку, тут же принявшись есть, размахивая ножками в воздухе.

- Я не хочу это есть! - захныкала девочка с косичками. - Я не люблю такое!

- Ешь! Или из-за стола не выйдешь! - строго предупредила воспитательница.

Кальмия знал, что на самом деле она не выполнит свою угрозу. Но девочка об этом не знала, потому что мысли чужие не слышала, и поэтому принялась ковыряться ложкой в супе.

- Мария Васильевна, а можно мне еще хлеба! - попросил Петя.

- А тот что был ты куда дел? - удивилась женщина и заглянула под стол.

- Съел! - гордо сообщил мальчишка с хитрой улыбкой.

- Ладно… Сейчас… - воспитательница нехотя отправилась на кухню, оставив свою группу на коллег.

Она поверила Пете, а вот Кальмия прекрасно знал, что он спрятал хлеб в карман - мальчик подкармливает бездомную собаку. Ту самую, которая за детским игровым домиком сделала подкоп под забором. Дополнительная порция хлеба была получена и благополучно отправилась в карман к первой.

- Я всё! - гордо оповестил Миша, поднимая руку.

Пока остальные дети переговаривались, решали хотят они есть или нет и прятали еду в карманах, Миша успел съесть весь суп. Он всегда хорошо кушал, за что его хвалили.

- Молодец, Миша, - и сейчас Мария Васильевна ласково погладила его по голове. - А теперь отнеси тарелочку в мойку.

Мальчик кивнул и отодвинул табуреточку со скрипом, от которого некоторые дети вздрогнули, а один даже подавился и суп пошел через нос, поэтому воспитательница поспешила исправить положение, потому что сопли мальчика вот-вот грозились опуститься в суп.

- Фу! - одна из девочек выразила мысли ангела на эту картину.

Кальмия отвернулся и пошел следом за Мишей, который уже вприпрыжку нес свою миску в мойку. Мальчику было явно весело, наверное, поэтому он не счел нужным смотреть под ноги. А на полу, между прочим, кусок линолеума слегка задрался. Легко было предположить, что случится даже без дара предвидения. Нога Миши запнулась, и мальчик непременно бы шлепнулся на пол, возможно разбив миску на мелкие кусочки, но Кальмия бросился вперед и успел предотвратить падение, схватив ребенка чуть выше локтя и помогая встать прямо. Ангел поспешил отпустить мальчика, потому что понимал, что ему нельзя было так делать. Слишком уж очевидно. Миша поэтому и принялся удивленно крутить головой в поисках того, кто помог ему, но наряд Кальмии надежно скрывал его от обнаружения. Впрочем, не стоит забываться.

Миша так и не нашел спасителя, поэтому пожал плечами и отправился дальше, на этот раз перешагнув через поврежденный линолеум, чтобы дважды не попасть в одну и ту же ловушку. Кальмия осмотрелся, убеждаясь, что никто не видел оплошности ребенка и то, как странно он избежал падения. У него бы были проблемы, если бы он так глупо себя обнаружил, но позволить ребенку упасть… Ничего страшного же в итоге не произошло. Миша поставил миску на стол для грязной посуды и вернулся на своё место. Хоть он и поел первее всех, но уходить из столовой было нельзя, пока все не поедят - и это Миша прекрасно знал, поэтому терпеливо ждал, продолжая размахивать под столом ногами. Кальмия остановился неподалеку, скрестив на груди руки и пристально наблюдая за мальчиком. Для пятилетнего ребенка сидеть на одном месте неимоверно скучно, поэтому Миша вскоре принялся раскачиваться на табуретке. Любая воспитательница пресекла бы такое поведение, но сейчас все они были заняты тем, чтобы провожать детей до стола с грязной посудой. Поэтому Миша мог более-менее безнаказанно устраивать небольшую революцию. Не всё же время ему быть паинькой? Но Кальмия знал, чем кончаются такие игры, поэтому встал позади мальчика. Всего пара мгновений - и Миша уже уткнулся головой в ноги ангела, а если бы он там не встал, то ребенок бы непременно кувырнулся назад и ударился бы головой. Миша со стуком поставил табурет ровно и развернулся, вперившись взглядом в пространство перед собой. Конечно, на самом деле он смотрел на то место, где стоял Кальмия, но видеть его не мог. Михаил прищурился, подозревая что-то неладное, и резко вытянул руку, чтобы пощупать то, что помешало ему упасть. Кальмии понадобился всего один шаг, чтобы отойти на достаточное расстояние. Рука мальчика в итоге ухватила лишь воздух.

- Ты чего? Муху ловишь? - поинтересовался мальчик, сидевший напротив Миши.

- Ага, - тут же согласился ребенок.

Кальмия недовольно фыркнул. С мухой его ещё ни разу не сравнивали. Хорошо, что сейчас не было рядом его братьев или сестер - они бы не одобрили его эмоциональность. Но он не мог иначе - от этого поручения зависела его дальнейшая судьба. Если он справится, если сумеет сделать всё правильно, то Азраэль согласится взять его под крыло. Это большая честь для любого ангела, поэтому Кальмия обязан постараться.

- Все поели? - спросила воспитательница, проходя мимо столов и осматривая их на предмет лишней посуды.

- Да! - почти хором ответили дети.

- Тогда строимся и идем за мной! Моя группа! - скомандовала она.

Миша спрыгнул с табуретки и встал в строй, рядом с ним встал Петя и затараторил ему про свои игрушки. Миша улыбался, но едва ли слушал. После второго раза, как Кальмия вмешался в его жизнь, мальчик был настроен найти эту невидимую оберегающую его силу. Кальмия знал, что ребенка в этом занятии постигнет неудача - пока на нём белый костюм, смертные не смогут его увидеть.

Воспитательница привела детей в комнату и скомандовала всем переодеваться и лечь спать. На несколько минут воцарился жуткий хаос - некоторые спать не хотели и продолжали попытки поиграть, одна девочка не смогла найти свою пижаму, поэтому расплакалась, воспитательница поспешила её успокоить, кто-то из детей всё же переоделся и залез в кровать. Миша был одним из таких. Он спокойно лежал, натянув одеяло до подбородка и смотрел в окно, которое ещё не успели задернуть шторами. Там за окном - целый мир. Птички поют, бегают собачки, а может, одна из них прямо сейчас пролезла во двор через ту самую дыру? Слишком интересно, чтобы лечь спать.

- Всё! Пора спать! - устало скомандовала Мария Васильевна и задернула шторы.

Ей удалось уложить всех детей. Она последний раз проверила, чтобы глазки были закрыты, а потом вышла из комнаты, немного прикрыв дверь. Воцарилась умиротворяющая тишина. Кальмия прекрасно видел, что не все дети спали, но они слишком боялись вылезти из кроватей и играть, потому что думали, что воспитатель будет их за это ругать. Спустя пять минут спали все, кроме Миши. Мальчик так и не смог уснуть. В итоге он тихонько откинул одеяло, снял со стульчика свои новые синие шорты и белую футболку с мультяшным принтом, оделся и на цыпочках подошел к двери. Если бы мальчик был постарше, он бы непременно приложил ухо к двери, чтобы убедиться, что с той стороны никого нет, но ему было всего пять лет, так что он просто толкнул дверь и выглянул в коридор. Кальмия поджал губы. Воспитательница должна была по идее быть рядом, всё время проверять, но сейчас она сидела со своими коллегами в комнате отдыха, снова обсуждая насущные очень важные темы. Поэтому Миша беспрепятственно покинул комнату и уверенно направился к выходу. Кальмия шел следом не отставая.

У выхода должен был дежурить охранник, но сейчас он отправился к запасному выходу, чтобы покурить. Потому что неправильно было курить на виду, ведь он охранник в детском саду. Именно поэтому мужчина ушел за здание через пожарный выход и не видел, как маленький Миша выскочил во двор. Конечно, калитка была закрыта на засов, до которого Миша не дотянулся бы в силу своего роста, но ребенок точно помнил про другой путь. Он весело отправился за игровой домик, из-за которого Мишу уже было не видно ни с одной точки обзора. Даже если бы сейчас кто-то выглянул в окно, даже если бы охранник решил бы прогуляться по территории двора - никто не смог бы увидеть, как Михаил приподнял сетчатый забор, опускаясь на четвереньки.

- Не стоит этого делать, - тихим и приятным голосом сказал Кальмия.

Он не специально. У него вырвалось. Невозможно было наблюдать за тем, как пятилетний ребенок пытается покинуть безопасную территорию, но большего Кальмия сделать не мог - он и так наследил достаточно. Миша обернулся, услышав тихий голос ангела, но в итоге никого не увидел. Ребенок встал, отошел от дыры и осмотрелся - он искал источник звука. Миша выглянул из-за домика и заглянул внутрь, но он не смог найти Кальмию, потому что тот был невидим для него. Поэтому ребенок решил, что ему показалось, и вернулся к своему занятию. Никто, кроме Кальмии, не увидел, что один маленький пятилетний мальчишка покинул территорию детского сада.

Миша был очень воодушевлен своим побегом, не смотря на испачканные новые шорты - это мелочи. Шорты можно постирать. Мама всегда так говорила. Но как обрадуется мама, когда Миша сам придет домой! Тогда ей, уставшей после работы, не придется его забирать! Тогда мама сможет отдохнуть, а его, Мишу, точно похвалят! Они же любят, когда он самостоятельно одевается, когда помогает с уборкой, когда сам раскладывает свои игрушки по местам! А что может быть более самостоятельным и взрослым поступком, чем прийти самому домой? Кальмии его мысли не нравились, но сказать об этом он не мог. Не должен. Это было бы неправильно.

Мальчик уверенно вышел на тротуар и осмотрелся, вспоминая в какую сторону они с мамой шли, когда возвращались домой. На самом деле мальчик никогда и не пытался запомнить дорогу, потому что он всегда смотрел по сторонам - это было намного интереснее. Однако он очень уверенно двинулся вперед по тропинке. Кальмия отправился следом, чувствуя, как сжимается сердце с каждым шагом - невозможно было отринуть эмоции, когда маленький мальчик шагал по улице совершенно без присмотра взрослых. Так быть не должно, это неправильно, кто-то же должен заметить…

Миша добрался уже до угла улицы и остановился, чтобы вспомнить дорогу. Он уставился на старенький светофор. Кальмия заметил старушку, которая шла как раз по направлению к ребенку. Отлично. Сейчас она забьет тревогу. Старушка шла медленно, опираясь на трость, а на светофоре тем временем загорелся зеленый. Миша в свои пять лет прекрасно знал, что на зеленый свет можно переходить дорогу. Именно этим он и занялся. Весело. Вприпрыжку. Кальмия застыл на месте, переводя взгляд с удаляющегося мальчика на старушку, которая даже не попыталась его окликнуть. Пока она добралась до места, где Миша стоял, мальчишка уже успел преодолеть приличное расстояние, так что у ангела не было выбора, кроме как следовать за ребенком и дальше.

Мальчишка шел вниз по улице, направляясь куда-то уж совсем не в сторону дома. Мимо изредка проходили люди, но некоторые не замечали Мишу, уткнувшись в телефон, другие же вообще ничего странного в пятилетнем мальчике, разгуливающем в одиночку, не видели. Кальмия злился, чего ему делать было нельзя. Он порывался хоть как-то привлечь внимание окружающих к мальчику, но напоминал себе, что это неправильно. У него нет права так поступать. Он не любил чувствовать себя беспомощным, но правила он и так уже нарушил достаточно. С другой стороны, если ему уже прилетит за такое поведение, то почему бы не пойти во все тяжкие? Кальмия поспешно отогнал мысль - ни к чему хорошему они не приводят, а они и так потеряли достаточно братьев и сестер.

Миша тем временем остановился перед небольшим продуктовым магазинчиком и уставился на вывеску. Он принялся шевелить губами, читая вывеску. Он умел читать по слогам и страшно гордился этим. Чуть позже он непременно похвастается маме и папе, что смог сам прочесть вывеску! Они точно будут этому рады.

- Продукты! - весело воскликнул мальчик и осмотрелся, ожидая похвалы.

Но рядом никого, кроме Кальмии, не было. Ангел был невидим и намеревался таким и остаться, потому промолчал, но не улыбнуться не мог. Смышленый мальчик. Миша закрутил головой, но так и не наткнулся на одобрение пустоты, но он не расстроился. Он продолжил свой путь дальше. Мальчишка слишком резко сошел с места и даже не посмотрел куда собирается пойти, поэтому налетел на какого-то мужчину.

- Оп-па, - грубо отозвался тот, но не попытался предостеречь ребенка от падения на асфальт.

Это пришлось делать Кальмии. Опять. Миша на это спасение внимания не обратил, потирая ушибленный о чужие ноги нос, а сам ангел нахмурился, уставившись на мужчину. Он был одет в сильно поношенные коричневые штаны и испачканную каким-то желтоватым веществом серую футболку. От него неприятно пахло алкоголем и сигаретами, а седоватые черные волосы выглядели сальными. На вид ему было, наверное, больше пятидесяти лет, но его нездоровая кожа и цвет лица заставляли думать, что он намного старше.

- Малец, а ты чо тут забыл? - хмыкнул мужчина и пригубил открытую бутылку пива, которую держал в руке.

- Я домой иду, - буркнул Миша, не испугавшись.

Смелый. Хорошо. Но в данной ситуации глупо.

- Домой, гриш, - мужчина окинул улицу взглядом, задержавшись на магазинчике.

Несколько человек шли по другой стороне улицы, так что если бы Миша сейчас закричал, ему бы могли помочь. Но ребёнок даже не думал о таком. А на здании продуктового не было ни одной камеры. Очень уж старенький магазинчик. Если хозяину не хватает денег на ремонт фасада, то что говорить о камерах видеонаблюдения? Воровать там всё равно нечего. Хотя, может, как раз внутри они и стоят.

- А де твой дом та? - спросил мужчина.

- Я не знаю, - Миша пожал плечами. - Я знаю, что он высокий и серый! И мы подходим к третьей двери, а потом мама открывает её специальным ключом. Мне его не дают, потому что я не достаю до домофона. Но папа иногда меня поднимает!

- То есть, ты заблудился, - кивнул мужчина, игнорируя обильный поток мыслей ребенка.

- Нет! - Миша яростно мотнул головой, а потом задумался. - То есть… Не знаю… Но я узнаю дом, если увижу его!

- А ещё чо-нить помнишь про свой дом та? - хмыкнул мужчина и снова припал губами к бутылке.

- Ну, - мальчик задумался. - Там есть детская площадка, где мы с друзьями играем. А ещё там парковка есть! Папа свою машину там паркует! У него пежо, я знаю!

- Пежо, гришь, - кивнул мужчина. - Умный ты пацан.

Миша расплылся в улыбке. Мальчик любил, когда его хвалили.

- А ещё я читать умею! - тут же похвастался ребенок. - Хотите прочту надпись на магазине? Там написано - “Продукты”!

- О как, а я и не знал, - мужик засмеялся неприятным клокочущим смехом. - Слыш, пацан, я кажись, знаю твой дом та.

- Правда? - глаза Миши были полны невинной наивности.

- Правда, - кивнул мужчина и протянул свою мозолистую руку ребенку. - Пойдем, покажу?

Миша радостно согласился, ухватившись за руку незнакомца. Мама, конечно, учила его, что разговаривать с незнакомцами нельзя, но дядя же обещал помочь найти его дом! Мама не будет злиться, если узнает, что он сам без её помощи смог туда добраться. Тем более он сам видел, как мама иногда спрашивала у незнакомцев дорогу. А значит, что с незнакомцами нельзя говорить, но когда нужно спросить дорогу - можно. Только вот Кальмия знал, что мужчина этот совсем не собирается показывать мальчику как добраться до дома. Этот незнакомец понятия не имел, где живет этот ребёнок, а озвучивать его истинные намерения было бы слишком ужасно. Кальмия не мог этого допустить, даже если снова придется нарушить правила.

- Вот щас свернем здесь, а там прямо, - говорил мужчина, уводя ребенка в менее людное место.

Но свернуть Кальмия ему не дал. Он обогнал мужчину и выставил вперед указательный палец, коснувшись лба неприятного мужчины. Глаза того закатились и он повалился на бок, аккурат на мягкую траву. Кальмия наблюдал за тем, как испуганный Миша пытается растолкать мужчину.

- Дядя, вам плохо? Дядя? - спрашивал ребенок испуганно.

- Он просто спит, - раздраженно сказал Кальмия.

В доказательство слов ангела, мужчина громко захрапел, заставив Мишу отпрянуть.

- Спит, - тихонько повторил мальчишка, хотя едва ли слышал слова Кальмии.

Если он спит, то в этом нет ничего плохого. Помощь ему не нужна. Да и чем может помочь маленький пятилетний ребенок? Миша помнил, как они несколько раз проходили мимо спящих на улице людей, но мама всегда говорила, что их лучше не трогать. Мальчик мялся в неуверенности - можно ли ему просто взять и уйти? Дядя обещал ему помочь, а сам заснул. Миша вздохнул, понимая, что не может ждать, когда дядя проснется - нужно идти дальше. Придется искать дорогу самому. Мальчик вспомнил фразу, которую мужчина сказал перед тем, как внезапно уснуть, поэтому направился туда, куда его вели. Кальмия облегченно выдохнул и пошел следом, не желая отставать от столь проблемного ребенка.

Миша шел вперед, напевая под нос песенку про трактор, и был очень сильно уверен, что именно там находится его дом. Однако вместо своего двора, он забрел в чужие и быстро осознал, что это совсем не похоже на то место, где он живет. В итоге Миша решил, что где-нибудь нужно снова свернуть или выйти на широкую улицу, откуда будут видны другие домики. Решив так и поступить, ребенок зашагал на выход из чужих дворов. Наверное, если бы сейчас тут играли дети, то Мишу бы кто-то из них заметил бы, возможно, подозвал бы, а там и какой-нибудь родитель осознал бы, что Миша потерялся. Но в послеобеденное время площадки были ещё пусты, а жители домов в большинстве своём находились на работе. Может, какая-нибудь бабушка могла бы выйти на прогулку, но обычно они делали это вечером. Поэтому Миша беспрепятственно прошагал через весь двор и уверенно свернул за угол. Вместо выхода на широкую улицу там оказался тупик, в котором стояли мусорные контейнеры. Любой ребенок бы просто развернулся и ушел, потому что здесь было грязно и плохо пахло, но Миша увидел бездомную собаку, которая вытащила пакет из контейнера и пыталась что-то достать, откидывая носом в сторону несъедобные вещи. Миша восхищенно охнул. Он любил животных. И кошек, и собак. А к ним на территорию детского садика иногда заходила собачка. Миша любил играть с ней, хотя его за такое ругали, а собаку быстро прогоняли. Но сейчас взрослых рядом не было.

- Привет, - прежде, чем подойти ближе, Миша, как воспитанный мальчик, решил поздороваться.

Собака хорошим воспитанием не отличалась, да и голод был куда сильнее желания приобрести новое знакомство, поэтому она продолжила рыться в мусоре. Миша сделал пару маленьких шажков, оказавшись почти рядом с собакой.

- А можно я тебя поглажу? - спросил Миша, вновь соблюдая правила приличия.

Собаке было плевать на ребенка. Её интересовала только горстка костей, которую ей удалось отрыть, но кости были завернуты в пакет, поэтому для начала его стоило бы разорвать зубами, чтобы получить доступ к желанному. Миша не получил разрешения, но и запрета не последовало, поэтому мальчик потянул руку к спине собаки. Она точно не будет против, потому что всем собакам нравится, когда их гладят. Наверное, это была какая-то неправильная собака. Или у неё было плохое настроение из-за голода, или ей просто не нравилось, когда её трогают во время еды. В любом случае, заметив несанкционированное приближение к своей спине, собака сначала издала тихий рык и оскалилась - предупредила. Миша резко отдернул руку, что было воспринято животным, как попытка напасть, так что оно решило напасть первым. Громко зарычав, собака развернулась и попыталась набросится на мальчика, но Кальмия вовремя ухватил её за шкирку, не давая навредить Мише. Мальчик испуганно отошел, прижав руку к груди. Кальмия поспешил положить свою ладонь на голову собаке, чтобы успокоить животное, но Миша уже развернулся и бросился бежать. Собака зависла, забыв о том, что произошло и начала осматриваться. Кальмия выдохнул и отпустил её, позволяя вернуться к добыче еды, и только тогда поднял взгляд, осознав, что упустил мальчика. Кальмия выбежал из тупика, заметив Мишу вдалеке - ещё пару метров, и ребенок выбежит на проезжую часть. Эта дорога была не то чтобы самой оживленной, но Кальмия видел, как сильно разогнался водитель. Он не успеет затормозить, а испуганный ребенок явно не соображает, куда бежит, думая, что за ним гонится собака.

- Опять, - жалобно сказал Кальмия, понимая, что и сейчас придется вмешаться.

Он с легкостью обогнал ребенка и поставил ему подножку - так он и на дорогу не выбежит, и не поймет, что произошло что-то странное - просто споткнулся. Миша шлепнулся на землю, вытянув перед собой руки, а Кальмия поморщился, представляя как это должно быть больно, но другого выхода не было. Машина промчалась мимо, водитель которой даже не осознал насколько близко было ужасное событие. Миша всхлипнул и сел, осматривая свои содранные ладони и заново открывшуюся ранку на коленке. Нижняя губа мальчика задрожала - он был готов заплакать, но в итоге лишь всхлипнул, сдерживая рыдания. Миша отряхнул ладони от грязи и встал, осматривая себя.

- Надо промыть ранки, - заключил ребенок.

Потому что мама всегда промывала его ранки водой. Миша осмотрелся - рядом не было ничего, что могло бы ему помочь, поэтому, немного прихрамывая, он отправился вдоль дороги. Кальмия бы предпочёл, чтобы ребенок отправился домой. Или вернулся в детский сад, но он и так уже слишком много вмешался. У него точно будут проблемы. Но что ему ещё оставалось? Он ведь предотвратил несколько грехов, разве это плохо? Хотелось остановить Мишу, развернуть его назад, довести до дома, но тогда придется ему показаться - а это самое грубейшее нарушение, которое только можно совершить. Кальмия шел следом, неуверенно осматривая местность в поисках хоть кого-то. Можно ведь использовать другого человека, привлечь внимание, но… Разве мог Кальмия так сильно ослушаться?

Миша уверенно шагал вперед по улице, выходя уже на самую окраину небольшого городка. Он вспомнил, что где-то тут есть озеро, на которое они часто ходили купаться, а значит именно там он может промыть свои ранки. Кальмия хотел бы, чтобы Миша озеро не нашел. Но мальчику везло больше. Никто и не видел то, как маленький пятилетний ребенок ушел за городскую черту и вышел к небольшому озерцу. Оно давно уже заросло камышом, осокой и тиной, потому что по слухам в озере нашли кишечную палочку и купаться здесь теперь было нельзя, но Миша этого не знал, он помнил, что они тут купались. А старый прогнивший пирс, с которого папа обычно нырял на глубину, всё ещё стоял на своём месте, хоть и сильно зарос. Мальчик попытался найти лучший подход к воде, но высокая трава сильно мешала, он лишь вступил в грязь, которая противно хлюпнула и попыталась “съесть” ногу мальчика. Миша понимал, что теперь его хвалить никто не будет - он и испачкался, и поранился, и дом сам ещё не нашел, но ранки противно щипало, поэтому нужно было их промыть. Мама всегда говорила, что на ранку нападают микробы, и если их не смыть, то болеть будет только сильнее. Кальмия с замиранием сердца наблюдал за тем, как Миша направляется к пирсу. Мальчик осторожно опустился на колени, потому что иначе до воды ему было не достать. Он протянул руку и даже высунул язык от усердия.

Кальмия прикрыл на секунду глаза и выдохнул. Ему изначально всё это не нравилось. Ангел должен уметь отринуть все свои эмоции, особенно ангел, который хочет стать учеником Азраэля. Нечего было соглашаться, если изначально понимал, что не справишься, но он хотел справиться. Хотел доказать, что он достоин.

“Ты правильно поступил,” - вот что он мечтал услышать в итоге.

Кальмия горько усмехнулся, осознав, что сейчас очень похож на мальчика перед ним - он тоже вел себя хорошо и послушно, чтобы заслужить похвалу старших. Миша тем временем старательно отмывал грязь и кровь с ладошек, снова напевая веселую песенку про трактор. Он снова потянулся за водой, стойко перенося боль в ладони, которой крепко держался за край пирса.

- Я сожалею, - сдавленно сказал Кальмия и легонько толкнул ребенка.

Он тихо ойкнул, рука соскользнула с прогнившей доски, а тело мальчика полетело в воду. Кальмия отвернулся, мечтая, чтобы все его сомнения и неправильные эмоции сейчас утонули вместе с ребенком. Миша не ожидал, что сорвется и упадет, он очень плохо умел плавать, а вода здесь была ещё недостаточно нагрета. Сначала его тело пошло ко дну, но ребенок принялся испуганно барахтаться, пока холод не успел полностью сковать его тело. Казалось, что поверхность воды совсем недалеко - нужно только постараться. И он правда старался, но что-то зацепилось за его ногу, утягивая на дно…

Кальмия опустился на колени, сунул руку в воду и нашарил там мальчика. Ангел сжал мокрую футболку покрепче и вытащил его из воды. Мальчик принялся кашлять, перевернувшись на бок.

- Тише, тише, всё уже закончилось, - Кальмия легонько постучал его по спине, помогая избавиться от лишней воды в легких.

- Я… Я не мог всплыть, - пожаловался мальчишка, немного отдышавшись.

- Я знаю, - Кальмия кивнул.

Миша осторожно принял сидячее положение и принялся тихо всхлипывать.

- Меня… Я зацепился, - жалобно выпалил он, подняв взгляд на Кальмию.

Глаза Миши наполнились слезами - после такого ни один даже самый смелый ребенок не останется непоколебимым. В такой ситуации даже взрослый бы разревелся. Кальмия крепко прижал мальчика к себе, поглаживая по мокрым волосам и спине, позволяя как следует выплакаться. Ангел прикрыл глаза и сосредоточился, чтобы забрать всю боль и страх ребенка себе - Миша уже достаточно страдал. Неприятные эмоции отозвались тупой головной болью, но Кальмия обязан был терпеть.

- С-спасибо, что вытащили меня, дядя, - всхлипнул мальчишка последний раз и отстранился. - Если бы не вы…

Если бы не Кальмия, то этого бы и не произошло. Неужели ему придется заниматься таким? Может, зря он согласился… Нет. Сомневаться нельзя. Он сделал это во благо.

- Не за что, - Кальмия улыбнулся и стер оставшиеся слезы с щек мальчика.

- Я просто хотел руки помыть, - почему-то Миша начал оправдываться. - Я упал…

Ребенок замолчал, уставившись на свои ладони с удивлением. Ран на них больше не было, как и на колене. Более того, мальчик теперь был абсолютно сухим. Кальмия выпрямился.

- Вы меня вылечили? - мальчик поднял на него взгляд полный удивления и восхищения.

- Ага, - Кальмия кивнул и протянул Мише руку. - Пойдем, я отведу тебя в безопасное место.

- Домой, к маме? Вы знаете, где я живу? - спросил Миша и охотно взял ангела за руку. - А вы расскажете ей, что я в озеро упал? Она будет злиться…

Миша попытался обернуться на озеро, но Кальмия дернул его, не позволяя туда смотреть. Ни к чему ему такое видеть.

- Прости… - ангел отрицательно мотнул головой. - Мы сейчас пойдем не к твоей маме.

- А куда? В полицию? Потому что я потерялся, да? - догадался мальчик.

Головная боль Кальмии усиливалась и он хотел побыстрее закончить начатое, у него совсем не было сил на то, чтобы объяснять что-то сейчас мальчишке.

- Увидишь, когда придем, - сказал он в итоге, криво улыбнувшись. - Обещаю, что тебе там понравится.

- Хорошо, только ненадолго, а то мама будет беспокоиться, - Миша кивнул и чуть крепче сжал ладонь ангела.

У мальчика не было причин не верить тому, кто его спас. Уже позже он осознает, что всё же утонул, но его быстро успокоят и объяснят, что так было нужно. Со временем его обучат всему, и он непременно станет новым архангелом Михаилом. Но сейчас мальчик пребывал в детской наивности, которую Кальмия хотел бы продлить настолько, насколько это возможно, если бы мог. К сожалению, его роль в этой задаче почти завершилась. Оставалось лишь передать мальчика братьям и сестрам.  

Другие работы автора:
+1
13:44
246
Вот это развязка! Крайне неожиданно и бесповоротно…
16:37
+1
Благодарю
19:02
Простите, но ставить к произведению, заканчивающемуся смертью ребёнка, тег маленькое приключение очень странно.
Комментарий удален
Загрузка...
Артём Шевченко

Другие публикации