Глава 2. Преддверие ада

18+
Автор:
Military Medic
Глава 2. Преддверие ада
Аннотация:
Оставь надежду, всяк сюда входящий.
Текст:

          На часах было 8:20. Нестеров подошёл к назначенному Сибирским КПП. Он не был одет в свою повседневную военную форму, а в обыкновенные синие джинсы и клетчатую рубашку с закатанными рукавами.

          Это вызвало интерес у двух сержантов, которые стояли у опущенного шлагбаума блокпоста и о чём-то разговаривали. Заметив парня в гражданской одежде, они мигом забыли про свой диалог и направились к нему, причём один из них демонстративно снял с плеча автомат.

          - А вы кто? Документы покажите! – Крикнул ему тот, кто снял с плеча автомат.

          Нестеров невозмутимо достал из сумки паспорт и удостоверение. Проверив их, сержанты немного смутились.

          - Прошу прощения, товарищ старший лейтенант, не поняли. Сами понимаете, у нас обязанность такая: задерживать посторонних.

          - Ничего страшного, всё в порядке. – Ответил на это Нестеров.

          В этот момент дверь в здании КПП открылась, и в проёме показался Сибирский. Увидев Нестерова, тот знаком сказал ему зайти.

          Зайдя в здание, лейтенант проследовал за Сибирским в небольшую комнату, где стоял стол с компьютером, за котором сидел солдат.

          - Так, лейтенант, ты немного рано пришёл, но в целом, так даже лучше. Сначала тебе надо особый пропуск сделать. – Сказал Сибирский.

          Солдат встал из-за стола и достал фотоаппарат.

          - Товарищ старший лейтенант, не шевелитесь, сейчас мне вас надо будет сфотографировать… Во-от, улыбочку… - С этими словами он сфотографировал Нестерова, снова сел за компьютер, и принялся заполнять там что-то

          - Можно ваш и удостоверение? Ага, спасибо.

          - Слушай, Нестеров, забыл у тебя спросить вчера, ты ведь из морской пехоты, я слышал? – Спросил у лейтенанта Сибирский.

          - Так точно.

          - А бригада какая?

          - 810-я бригада морской пехоты. Третья рота.

          - Одна из тех, что тогда в Дубае высаживалась?

          - Да.

          - Ого… Нам такие нужны.

          Прошло минут десять.

          - И-и-и… Есть, всё готово. Документы отправил на первую линию, там вам их выдадут.

          - Отлично. – Сказал Сибирский. – А теперь идём.

          Они вышли из этой небольшой комнаты, прошли по коридору и вошли в другую комнату без окон, у стен которой стояли железные шкафчики, а по середине деревянная скамья. На ней он увидел сложенный на скамье комбинезон и лежащий рядом рюкзак.

          - Переодевайся. – Сказал Сибирский.

          Нестеров скинул с себя всю верхнюю одежду и надел сверху сталкерский комбинезон, называвшийся «Заря-1», который в отличии от комбинезона Сибирского имел защитно-зелёный цвет. Было видно, что сам комбинезон не новый, однако в практическом применении, никаких изъянов в нём не было. На правом плече Зари красовалась голубая нашивка ОВПИЗ, где ниже было выгравировано ещё одно название: Чистое Небо.

          Покончив с комбинезоном, надев сталкерские ботинки, беспалые перчатки и пояс с подсумками, он взглянул на небольшой рюкзак, стоящий на скамье. Когда Нестеров попытался его взять, то почувствовал, что там что-то лежит.

          - Открывай, не стесняйся. – Увидев небольшое замешательство Нестерова, сказал ему Сибирский.

          В рюкзаке лежали два небольших прибора: один был похож на самый обыкновенный телефон, только был чуть толще, а другой выглядел как небольшая жёлтая коробочка с синеватой лампой по середине, которая была прикрыта полупрозрачной крышкой.

          Помимо этих интересных приборов, в рюкзаке лежали: небольшая металлическая коробочка, фляга с водой, фонарь, несколько батареек к фанарю, более расширенная военная аптечка, в которую видимо ещё и входил полевой хирургический набор инструментов, антирад и сухой паёк.

           - Достань оттуда два небольших прибора… А теперь смотри, - Сибирский взял в руку прибор похожий на телефон, - это – твой сталкерский ПДА. Персональный компьютер - одним словом. Он уже настроен, включишь, как пересечём границу Зоны. Там много всего полезного: карта, сталкерский чат и много чего ещё. Быстро разберёшься, там все крайне просто и понятно. Его обычно носят либо на запястье, либо в подсумке – выбирай что нравится.

          Недолго думая, Нестеров прицепил ПДА на правое запястье.

          - Хорошо, теперь перейдём ко второй штуковине. Это – детектор для поиска артефактов. Называется «Отклик». Артефакты можно конечно и невооружённым взглядом увидеть, но с детектором всяко проще. Если покажется, что рядом есть артефакт, открой вот эту крышку. Если он действительно рядом есть, эта синяя лампочка начнёт мигать, а сам детектор начнёт издавать звуковые сигналы. Чем ты ближе – тем чаще будет мигать лампочка и издаваться сигнал. Уяснил?

          - Так точно.

          - Вот и хорошо. Теперь перейдём к следующему этапу экипировки.

          Сибирский подошёл к одному из многих закрытых шкафчиков, открыл на нём кодовый замок, и извлёк оттуда небольшой разгрузочный жилет, до боли знакомый по ближневосточной кампании АК-105, АПС, две коробочки с патронами, четыре запасных магазина к пистолету и три к автомату.

           Тут уже Сибирский не стал ничего объяснять, Нестеров сам знал, что ему делать. Отложив пистолет и автомат в сторону, предварительно вытащив из них магазины, он открыл коробки с патронами, быстро снарядил калибром 5.45*39 магазины к автомату, и калибром 9*18 магазины для «Стечкина».

          Засунув магазины в жилет разгрузки и засыпав оставшиеся патроны в отдельные подсумки, он вставил магазин в пистолет, щёлкнул на нём переводчиком огня в режим предохранителя и убрал пистолет в кобуру. То же самое он проделал с автоматом: вставил магазин, щёлкнул предохранителем и повесил автомат на левое плечо.

          После этого подошёл к стоящему на скамье рюкзаку, надел его и подтянул на нём лямки. Затем два раз подпрыгнул, убедившись, что у него ничего не болтается и не бренчит. В этот момент он вспомнил, что в рюкзаке была металлическая коробочка.

           - Разрешите обратиться? – Спросил Нестеров у Сибирского.

          - Спрашивай.

          - Там, в рюкзаке, ещё лежала металлическая коробочка, а она для чего?

          - Это контейнер для артефактов. Ещё вопросы?

          - Нет… Хотя есть один, куда мне мою одежду убрать? Не с собой же тащить…

          - Положи в этот ящик, откуда я оружие достал, никто их там не тронет. На будущее – это теперь твой персональный ящик, там будешь хранить все свои вещи.

          После того как Нестеров сложил вещи в ящик и закрыл его, Сибирский оглядел медика и оставшись доволен произнёс, глядя на часы:

          - Всё, пора выходить. Пошли.

          Они вышли из здания. У шлагбаума, где его остановили два сержанта, сейчас была припаркована «Рысь» с уже заведённым мотором, возле которой стояли трое в сталкерских комбинезонах, точно таких же, как и у Сибирского. Это были двое парней, которые о чём-то увлечённо разговаривали, и одна девушка, стоявшая чуть поодаль и внимательно смотря в сторону Зоны, словно ожидая чего-то. Нестеров и Сибирский подошли к ним.

           - …Ну вот смотри – индустриализация СССР. Да, тяжёлая промышленность скакнула вверх, однако ради этого им пришлось полностью забить на лёгкую промышленность. А я тебе уже рассказывал, к чему это привело.

          - Не спорю, но с другой стороны, мы ведь в конечном итоге по промышленному потенциалу в итоге оказались готовы к войне. И никто не знает, что бы было, если бы у нас не была так развита тяжёлая промышленность.

          - Вот именно поэтому… А, Сибирский, приветствую! А ты, я так понимаю, наш новый медик? – Произнёс первый, обращаясь сначала к Сибирскому, а потом к Нестерову.

          - Да, я новенький. – Ответил Нестеров улыбаясь.

          - Хорош трепаться, всё, сейчас скоро тряхнёт, давайте в машину. – Приказал Сибирский.

          Все сели в бронеавтомобиль: Сибирский сел на переднее сидение, рядом с водителем, а остальные сели назад. Нестеров, пропустил всех вперёд и сел последним, прямо у двери. Машина тронулась с места.

          - Я Юрий, позывной – Историк. – Сказал Нестерову тот, кто говорил про минусы индустриализации СССР. – Этот парень в очках и с чёлкой – Никита. Все зовут его Данте.

          - Привет. – Сказал Данте.

          - А это Наташа. Ласточка.

          Девушка лишь молча кивнула.

          - С Сибирским ты уже познакомился. А сам-то ты кто?

          - Старший лейтенант Алексей Нестеров. Позывного пока нет, можете звать просто Нестеров.

          - Ничего, позывной тебе народ сам придумает со временем. Первый раз в Зоне?

          - Да.

          - У-у-у, братан, зря ты сюда полез… Да ладно, я шучу, не волнуйся, пропасть не дадим.

          Все трое были почти такого же возраста, как и он, примерно по 25, 26 лет.

          «Интересно, за какие заслуги их взяли в ОВПИЗ?» — Подумал Нестеров.

          - Стоп! Давай к обочине. – Вдруг неожиданно сказал водителю Сибирский.

          - Приехали? Или какие-то проблемы с машиной? – Спросил Нестеров.

          - Нет. – Ответила Ласточка. – Сейчас жахнет.

          - Выброс?

          - Да, смотри. – Сказал Историк.

          - Он ведь нам не навредит, надеюсь?

          - Будь ты сейчас хоть снаружи – не случится ничего. Мы ещё не в Зоне, а лишь на границе, а значит он сейчас для нас не опасен.

          Водитель заглушил мотор, и они остались стоять у края лесной дороги. Около трёх минут совершенно ничего не происходило, Нестеров хотел было уже спросить о том, не ошиблись ли они во времени, как вдруг тряхнуло. Сначала небо потемнело, как будто солнце скрылось за тучей, затем это самое небо начало озаряться красноватым цветом, и где-то там, вдалеке послышались раскаты грома, словно в нескольких километрах впереди бушевала гроза.

          Это было и красивое, и страшное зрелище одновременно, и Нестеров не мог оторваться от стекла бронеавтомобиля. Ребята не испытывали такого же восторга. Либо по тому, что для них это было уже обыденностью, либо по тому, что они знают, что сейчас творится в Зоне… Прошло минут пять. Выброс закончился также быстро, как и начался, и машина снова тронулась.

          Спустя километра три или четыре, Нестеров заметил, что небо покрыто тучами, а по стеклу заморосил мелкий-мелкий дождик, хотя на небе уже третий день не было облаков, и так должно было остаться на протяжении двух дней, не меньше. Они проехали ещё километра два и остановились у КПП с номером 117RU. Первая линия. А дальше – всё… Дальше – Зона…

          - Выходим. Далее идём пешком. – Сказал Сибирский.

          Все вышли из бронемашины. Нестеров слышал, что в Зоне только одно время года – поздняя осень, но он думал, что это всего лишь одна из многих баек про это место. Даже когда из бронемашины он увидел осенний дождь и тучи – не поверил. Но когда он вышел из машины, он почувствовал этот холод, почувствовал, как осенний сырой ветер пронизывает его тело до костей.

          Никто не мог дать объяснения этому феномену. В Зоне и на её границах, время как будто встало, замерло и не хотело идти вперёд. И не важно, что сейчас творилось в нормальном мире: летняя жара или зимний холод, для Зоны не было никакой разницы.

          Пока Нестеров стоял и приходил в себя от этого факта, группа уже вытащила свои рюкзаки с оружием.

          Сибирский был вооружён Абаканом с ГП-34, у Историка был M16A4 с увеличенным магазином на 100 патронов, вертикальной рукояткой и сошками, установленными на одну из четырёх планок, размещённых на цевье. Данте держал в руках Vector калибра 9*19 «Парабеллум», имевший магазин на 32 патрона, телескопический приклад штурмовой винтовки, коллиматорный прицел и вертикальную рукоятку, а Ласточка сжимала в руках свою СВУ, в её стандартной комплектации – сама винтовка, магазин на 10 патронов, прицел ПСО-1, установленный на крепление «ласточкин хвост» и сошки.

          У КПП к ним подошли трое солдат, чтобы проверить документы. В отличии от тех двух сержантов, Нестеров не увидел на их лице какой-то беззаботности, все здесь были настроены серьёзно. Крыша этого КПП была укреплена брустверами, где дежурило несколько снайперов, вокруг КПП также были сооружены огневые точки, где на сошках стояли ПКМ-ы.

          - Так, а ваши документы нам уже пришли, вот они. – Сказал солдат Нестерову, отдавая документы. Медик убрал их за пазуху комбинезона, в специальный карман.

          - Всё в порядке? – Спросил Сибирский у майора, возвращавшим ему удостоверение.

          - Да, всё в порядке, можете идти.

          Группа уже зашла за шлагбаум и направилась вперёд по дороге вдоль опушки леса, как вдруг в сотне, или в ста пятидесяти метрах впереди, загромыхал крупнокалиберный пулемёт. Группа и военные на КПП напряглись, в воздухе повисло напряжение.

          - Эй, майор, спроси, что там у них! – Крикнул Сибирский.

          Майор поднёс ко рту рацию.

          - Красный 17, красный 17, это жёлтый 17, ответьте, приём.

          - Красный 17 на связи, приём. – Зашипела рация.

          - Что там у вас творится, слышали стрельбу, приём.

          - Принято. Ничего серьёзного, в колючей проволоке какая-то застрявшая тварь зашевелилась, приём.

          - Принято. Угроза устранена? Приëм.

          - Принято. Так точно. Приëм.

          - Принято, отбой.

          Успокоившись, что всё в порядке, группа продолжила движение. Когда они прошли по дороге около семидесяти метров, лес по бокам начал редеть, и в конце концов закончился. Впереди Нестеров увидел несколько железобетонных дотов и окопы, а за ними – большое чёрное поле, изрытое воронками и покрытое телами каких-то существ, но каких именно, Нестеров не мог различить.

           Это была первая линия сдерживания. Она представляла из себя линию огневых узлов, расположенных в 500-750 метрах друг от друга, промежутки между которыми были покрыты колючей проволокой и заминированы специальными сигнальными минами. Чуть что её заденет – в небо тут же взлетала в воздух сигнальная ракета, и спустя чуть ли не считанные секунды, артиллерия, находившаяся на второй линии, превращала пространство вокруг в огненный ад. Также за этой своеобразной ничейной землёй постоянно велось наблюдение из этих самых огневых узлов.

          Причём если кто нелегально пытался пробраться в Зону и его замечали, то порой лишний раз могли и не пристрелить. А вот на тех, кого засекли уже при попытке выхода, уже не жалели ни снарядов, ни пуль. Во-первых, если идёт в Зону и идёт тихо, никого не трогая – значит человек. А если из Зоны что-то ползёт, то уже неизвестно – человек или нет. Да даже если и человек, то ползёт то он уж точно не с пустым рюкзаком.

          Все пятеро спустились в окопы. Сами траншеи были не особо глубокими – уровень земли доходил примерно до шеи, но ведь ещё сверху были навалены брустверы, из-за чего не было видно, что происходит вокруг. Прогулка по этим земляным лабиринтам невольно напоминала кинокартину «1917».

          Они наконец вышли к небольшой укреплённой площадке, выпиравшей вперёд по сравнению с линией окопов, на которой уровень земли был уже по пояс, но брустверы были навалены ещё сильнее. Это было пулемётное гнездо и по совместительству наблюдательный пункт.

          На этом НП дежурило трое: двое сидели возле установленного на лафет Корда с оптическим прицелом, а третий стоял на паре пустых деревянных ящиках из-под патронов и, прильнув к биноклю, рассматривал местность вокруг. Увидев группу, он слез с ящиков и сказал:

          - Ага, мне о вас сообщили. На ничейной территории всё спокойно, разве что тварь какая-то в колючке дёргаться начала, и мы её добили.

          - Оно точно подохло? – Спросил Сибирский.

          - Ну, если даже очередь в голову из Корда её не убило, тогда я уже и не знаю, что её может прикончить. Идите сюда и возьмите бинокль, я скажу вам, куда смотреть, чтобы увидеть дорогу.

          Сибирский встал на место наблюдателя и посмотрел в бинокль.

          - Видите впереди, в сорока метрах, в колючей проволоке застряла какая-то тварь чёрная? Та, которую мы прикончили.

          - Кровосос… - Пробормотал Сибирский. – Вижу.

          - От неё чуть влево, и увидите проход между колючкой. Там ещё рядом два ствола от сгоревших деревьев.

- Есть, увидел.

          - Вот, к нему прям и идите по прямой, там даже тропинку видно. С неё не сворачивать. Лишний раз в воронки не лезьте, мало-ли что там забилось в угол. Да и вода в некоторых уже накопилась порядочно, превращая их в трясины, из которых трудно вылезти. До колючки мы вас вести будем, если что – прикроем огнём, но как за проволоку зайдёте, дальше сами.

          - Понял.

          Сибирский слез с ящиков. Нестеров снял с плеча автомат, щёлкнул переводчиком огня из режима предохранителя в автоматический и громко, с характерным лязгом передёрнул затвор, досылая патрон в патронник. У «Стечкина» он также передёрнул затвор, но пистолет Нестеров выставил на предохранитель и убрал обратно в кобуру. Примерно то же самое в этот момент сделали остальные члены группы.

          - Коля, лестницу. – Приказал наблюдатель одному из пулемётчиков, который взял лежавшую рядом деревянную лестницу, отодвинул ногой ящики и поставил её на их место.

          - Я иду впереди, за мной Историк, потом Ласточка, Нестеров и Данте замыкающие. Все готовы? Тогда пошли.

          С этими словами, он поднялся по лестнице.

          - Ну что-ж, актёры на местах, занавес, начинается представление… - Проговорил Данте, поднимаясь вслед за Нестеровым.

+2
13:04
300
что они знают, что сейчас твориться в Зоне… (-тся)
из-за чего не было видно, что происходит во круг (вокруг)
На этом НП дежурило трое: двое сидело (может сидели, но это не точно)
С этими словами, он поднялся по лестнице. (кажется лишняя зпт)
*
Наверное более трёх десятков лет слово «Приём» в переговорах по рации не используется quiet
Интересно! thumbsup

14:16
+1
Будем исправлять, спасибо за отзыв!
«Приём» оставьте!
14:24
+1
Я его и не собирался убирать, если честно)
20:33
+2
уже лучше thumbsupsmile
Загрузка...
Артём Шевченко

Другие публикации