Альвейд. Глава 1. Прибытие.

16+
Автор:
Franz Renner
Альвейд. Глава 1. Прибытие.
Аннотация:
VIII век. Нужда, бедность и жажда богатства заставили древних руссов покинуть родную землю будущей Швеции и плыть на негостеприимный берег Волхова. Туда, где некоторое время спустя раскинутся новгородские земли.

Уважаемые авторы и читатели! Во время работы над "Альвейд" я пытаюсь, может и не совсем успешно, совместить и сбалансировать историчность и привлекательность сюжета. Я понимаю, что это произведение будет интересно не всем - лишь некоторому числу любителей нашей ранней истории
Текст:

Глава 1.

                                                      ПРИБЫТИЕ

 Корабли причалили к малознакомому берегу Алхава1 поздней осенью.

На берег высадились тёмно-русые сероглазые руссы – хирдманы2, хольды3, дренги4 и простые ополченцы бывших их селений, а также и другие мужчины и женщины Уппланда5 – свободные и рабы. Общим числом около двенадцати сотен.

Ярл6 – молодая женщина по имени Альвейд, не так давно получившая титул и владения отца по праву наследства, откликнулась на призыв конунга7 защитить бывших родичей, уже довольно давно покинувших своё малоплодородное перенаселённое жителями побережье. В то время многие люди, бросили дома и от скудной жизни покинули родной край. Кто-то ушёл в селения других родов, кто-то уплыл в поисках богатства, славы и просто лучшей жизни.

Тогда же, когда её дед Торгнир был ещё молод, уплыли и их некоторые родичи, в богатые мехом и другими товарами края, через Варяжское море8, на земли словен9. Много зим о них не было ни слуху ни духу. 

И вот, две зимы назад приплыли обратно их потомки.

Рассказали, что худо им стало на той земле. Стал притеснять их новый местный князь. Увеличил поборы и грозился отнять всю торговлю. Не нравились молодому князю чужаки, за многие годы так и не забывшие свой язык и богов, переставшие быть воинами, но ставшие торговцами и ремесленниками.

Попросили приплывшие издалека защиты у бывшего своего рода в лице конунга Сигурда. Много своих забот было у конунга, но сообразил он, что немалую выгоду от богатств той земли может получить он и его народ. Поэтому оказать помощь страдавшим родичам он предложил ярлу Уппланда – Альвейд, дочери своего бывшего соратника по войне с франками - Видара. Многие знатные люди недолюбливали жёсткую и неуступчивую Альвейд. Некоторые, которые в мечтах уже видели себя правителем Уппланда, откровенно желали ей смерти, за то, что она вопреки устоявшимся порядкам стала ярлом.

Долго обсуждала Альвейд со своим родом на тинге10 все детали будущего похода. Именно она предложила покинуть свою землю и отплыть в чужую - богатую и изобильную. Почти весь род поддержал её и решили они не только защитить родичей, но и захватить часть тех земель и со временем закрепиться на них. Долго потом и готовились – копили средства, покупали материалы и строили корабли, собирали хозяйства. Наконец, отплыли, ставши, как многие из их народа викингами. Осторожничали, огородившись временным лагерем на берегу, охотились, вели разведку, берегли свои небольшие силы.

Сейчас ярл Альвейд Видарсдоттер сидела на камне у костра на прохладном ветру побережья, рядом с перевёрнутым вверх дном кнорром11, и обедала в кругу особо приближённых людей, с материнской укоризной наблюдая как её трёхлетний сын Арнгейр упрямо, но безуспешно пытается откусить огромный кусок копчёного мяса. Её форинг12 Гуннар несколько раз пытался забрать у Арнгейра злосчастный кусок, чтобы разрезать на кусочки, но тот с недовольной гримасой не давал ему это сделать.

Альвейд жевала и задумчиво смотрела на их препирания. Мало кто знал, что Гуннар и есть отец Арнгейра. 

Ярл вспоминала.

Что тогда на неё нашло? Ей всегда нравился Гуннар. Альвейд сама в ту ночь пришла к нему. И было это первый и единственный её раз. С той ночи Гуннар ни разу не напомнил ей о произошедшем между ними. Знает ли он про то, что он отец Арнгейра? Наверное, догадывается. Альвейд не раз обращала внимание как он смотрит на неё и сына. Такой взгляд может быть только у человека с любящим сердцем.

Но…

Теперь Альвейд его госпожа, а он обычный воин, хоть возвысившийся и знатный.

Она вспомнила, как её отец - Видар, незадолго перед отплытием в набег на пиктов13, многозначительно посмотрел на её уже чётко выпирающий живот, озлобленно сжал губы, но промолчал. В тот момент сжавшаяся от страха Альвейд успокоилась – он не изгонит её за позор.

Сейчас, смотря на ребёнка, она благодарила богов за то, что они не позволили ей тогда избавиться от зарождающейся жизни. А ведь она ходила к ведьме, просила какое-нибудь зелье, которое могло помочь вытравить плод. Но молодая вёльва14 Хейдур сказала, что Фригг15 против этого. Родится мальчик, предрекла она позже, и станет правителем их рода.

Пока всё складывалось как нельзя лучше. Она родила. Её отец – ярл Видар, вернувшись из похода, на тинге во всеуслышанье признал ребёнка. Для всех пустили слух, что якобы какой-то посватавшийся к Альвейд знатный человек погиб в неспокойном море. Мол, это его ребёнок. Значит, по обычаям их народа, ребёнок законнорожденный. Альвейд была очень благодарна отцу за её спасение от позора и презрения. В дальнейшем, её право на титул и наследство отца подтвердил конунг, тоже их родич.

Теперь она здесь, на незнакомых землях, которые должны стать её владениями. И наследует их её сын – отингир16и будущий ярл Арнгейр.

От раздумий и воспоминаний её отвлёк громкий доклад Адальмунда – одного из десятков хускарлов17, охранявших временную ставку ярла:

- Госпожа! Лазутчики вернулись! 

Отложив еду в сторону, Альвейд встала с камня и велела Адальмунду:

- Пусть их приведут сюда. И пошлите за хёвдингами18.

Она пошла навстречу лазутчикам, за ней двинулись Гуннар и пожилой годи19 Эйд. На ходу она поёжилась от внезапного порыва ветра, и рыжеволосая тир20 Ригунда подбежав, подала ей меховую накидку.

Два викинга21 подошли к ней с выражением тревоги на лице – младшие воины хирда22 Эймунд и Фасти:

- Приветствуем тебя, фру23 Альвейд. Позволь рассказать тебе о том, что мы видели!

Альвейд хорошо знала этих людей с детства. Ей вспомнилось, как когда-то с Эймундом и другими детьми они ходили как-то к скалам, где хотели проверить догадки взрослых – правда ли что ведьма иногда обращается в ворону и летает по окрестностям.

Она поздоровалась с лазутчиками:

- Приветствую вас! Конечно, рассказывайте нам всё о чём узнали! Почему я не вижу с вами людей, которые просили нас о помощи и должны были ждать нас в этом лесу?

 Эймунд, воин постарше, начал:

- Фру, поселения тех людей, что просили нас о помощи больше нет. Оно разрушено. Сожжён даже причал. Есть убитые люди, но судя по следам, многих увели. Забрали лошадей и скот. Живых мы никого не обнаружили. В посёлке остались только собаки.

Альвейд нахмурилась:

- Я услышала тебя, Эймунд. Можете идти.

Обращаясь ко всем, она воскликнула:

- Плохо! Мы опоздали! Но это нам только на руку. Теперь мы можем мстить за родичей!

Она подошла к старому трухлявому пню и посмотрела Гуннару в глаза:

- Узнай куда увели выживших. И мне нужны пленные. Я хочу знать всё про их страну. Костры не гасить. Пусть эти собаки знают, что мы уже здесь.

Остаток дня и добрую часть ночи Альвейд провела, решая текущие задачи по обустройству и обороне лагеря.

Под утро её разбудила Ригунда:

- Фру, люди Гуннара доставили пленных.

Ёжась от холода, Альвейд сказала:

- Пусть их приведут.

Ригунда помогла ей одеться.                                                                                В свете костров и факелов Альвейд разглядела лежавших близ берега десяток пленных словен. Один из хирдманов, ярл в отблесках огня не смогла узнать его, сильно ударил ногой в живот одного из них:

- Встань, собака!                                                                                                    Тот, не понимая языка, пугливо корчился на каменистом песке и получил ещё один сильный удар обратной стороной копья по голове.

Альвейд сонно махнула рукой, садясь на подставленный ящик:

- О, боги! Как мы узнаем от них что-нибудь полезного не понимая их языка? Ну да ладно. Оставьте здесь парочку этих бродяг. Попытайтесь их разговорить. Остальных уберите отсюда и подготовьте для нанизывания на шесты. 

 Она сурово сжала губы:

- И готовьте место для жертвоприношения. Все должны знать, как мы поступаем с теми, кто убивает наших родичей. К тому же мы должны поблагодарить богов за то, что благополучно добрались сюда.

Немного подумав, Альвейд добавила:

- Одного из них оставим в живых и потом отпустим. Но сначала пусть увидит всё и расскажет своим, как наши боги мстят им за нашу кровь.

Находившиеся вокруг неё руссы окаменели – этот ритуал проклятия врагов и принесения их в жертву был чем-то исключительным даже для самых жестоких представителей их народа. Он проводился очень редко и для этого нужны были очень веские причины или события. К тому же людей не нанизывали на шесты, а только их головы. Или головы животных.

Годи Эйд попытался возразить:

- Фру! Боги могут...

Но Альвейд, усилием воли подавляя в себе нараставший всплеск ярости от возражения её приказам, твёрдо прервала его:

- Не тебе решать за богов, Эйд! Делайте так, как я сказала!

Стоявшей рядом Ригунде она сказала:

- Принеси мне поесть и воды.

 Пока она ела почти рассвело.

 Гуннар оказался рядом с ней:

- Фру, можно довести до тебя, что наши люди близ сожжённого селения нашли выжившего мальчика?

Альвейд встрепенулась:

- Где он? Приведите!

Изумительной франкской работы кожаные ножны меча Гуннара глухо потёрлись о кольчугу:

- Он двенадцати-четырнадцати зим. Этот мальчик знает язык местных словен и может помочь нам. Но он голоден, замёрз и испуган. Я пока поручил его заботам хёвдинга Кетила Кьярвальссона. Велишь привести его к тебе позже?

 Она ответила:

- Да. Как он будет готов.

 Гуннар кивнул:

- Хорошо, госпожа.

Спустя некоторое время мальчика привели. Он был уже накормлен, умыт и приодет в тёплую одежду.

Альвейд с интересом разглядывала светловолосого потомка своих родичей, много лет назад отплывших в эти земли:

- Здравствуй! Как зовут тебя, дитя?

Мальчик с любопытством и восхищением рассматривал видную молодую женщину, с печатью сурового достоинства на лице и пронзительным взглядом тёмно-серых глаз. Она стояла в окружении хорошо вооружённых хускарлов, и в свою очередь, была одета удобно, добротно и знатно. Запинаясь от волнения он представился:

- Я Торстейн – сын Агмунда. Мой отец Агмунд - сын Гринольва. Гринольв – сын Болли. А Болли это тот, кто когда-то жил в других далёких землях за морем. Болли нашёл здесь мою прабабку – Ильмеру, которая из словен. Мой дед Гринольв, а бабка – Сольгерд. А моя мать – Торхильд.

 Альвейд слегка улыбнулась Торстейну:

- Добро пожаловать к нам, Торстейн Агмундссон. Мы руссы из народа свеев - твои родичи из тех далёких земель за морем, откуда приплыл сюда твой предок Болли. Можешь больше не бояться словен. Мы пришли сюда навсегда и рано или поздно будем править этими землями. Но для этого ты должен помочь нам.

Торстейн слегка поклонился:

- Спасибо, госпожа. Я слышал от отца и матери, что скоро сюда приплывут люди из-за моря и избавят нас от обид и унижений со стороны словен. Мои родители и сестра пропали и я не знаю что с ними, а я смог убежать. Я буду помогать тебе и всем прибывшим из земли моих предков.

Порыв холодного ветра с Альхава взметнул светлые волосы мальчика, поднял полы одежд стоявших людей и затрепал знамёна ярла в руках хирдманов.

                                     (продолжение следует)


Пояснения к главе:

Алхав1 – так древние скандинавы называли реку Волхов

хирдман2 – общее наименование воина хирда (хирд – см. ниже)

хольд3 – воин хирда высокого ранга

дренг4 – молодой воин хирда без земли в поисках славы и добычи

Уппланд5 – историческая область на востоке нынешней Швеции

ярл6 – военный и административный вождь эпохи викингов. Один из высших титулов. Доверенное лицо конунга, осуществлявшее его власть на местах

конунг7 – верховный правитель

Варяжское море8 – ныне Балтийское море

словене9 – восточнославянское племя, проживавшее на территориях будущей Северо-восточной Руси

тинг10 – древнескандинавское народное собрание, состоящее из свободных мужчин области или общества

кнорр11 – основное грузовое судно древних скандинавов эпохи викингов

форинг12 – правая рука вождя в походе или повседневной деятельности. Выполнял командные и административные функции.

пикты13 – кельтоязычный народ, населявший в древности нынешние территории Шотландии

вёльва14 – ведьма, колдунья у древних скандинавов

Фригг15 – в скандинавской мифологии жена верховного бога Одина. Верховная богиня, покровительствующая любви, деторождению, домашнему очагу. Провидица, которой известна судьба любого человека.

отингир16 – сын, наследник ярла

хускарл17 – почётный дружинник. Домочадец. Личный воин вождя (правителя), связанный пожизненной клятвой защищать жизнь и собственность членов семьи. 

хёвдинг18 – предводитель поселения и одновременно ополчения местного ранга

годи19 – жрец, религиозный лидер у древних скандинавов

тир20 – рабыня женского пола

викинг21 – раннесредневековые скандинавские мореходы, свободные выходцы из современных территорий нынешних Швеции, Норвегии и Дании, совершавшие дальние походы с целью торговли и грабежа. К этому их толкали перенаселение территорий, бедность и скудное полуголодное существование

хирд22 – боевая дружина древних скандинавов, подчинённая конунгу или ярлу. Предназначена для защиты вождя и ведения военных операций. Важное военное формирование эпохи викингов

фру23 – обращение к госпоже, знатной женщине. До сих пор иногда используется в некоторых скандинавских странах

Другие работы автора:
0
15:33
77
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Эли Бротовски