Кладбище погибших цветов

12+
Автор:
khodakov
Кладбище погибших цветов
Текст:

Имя мое Отто, в честь покойного батюшки. Хороший был человек. По крайней мере, так считал он сам. Вечно сетовал на свое бедняцкое положение и на то, что война забрала у него всех толковых сыновей. Остался только я, самый никудышный, но опять же с его слов, а не по моему собственному разумению. И меня не миновала участь солдата, в день моего десятилетия за мной пришли графские рекрутеры, всучили батюшке мешок с медяками и увели меня туда, откуда я вернулся лишь к 35 годам. Такая судьба не была исключительной, призыва не удалось избежать ни одному мальчишке из моей деревни, потому ничего особенного я в этом не вижу и не в коем случае не хочу благодаря утраченному юношеству и молодым годам предстать перед вами в выгодном для себя свете. К великой горести, я не успел застать своего батюшку при жизни. Еще больше я жалел о том, что все его имущество (старый дом и дряхлая кляча, не более того) отошли графу, а он распорядился наследством как нельзя скверно: устроил на батюшкиной земле приют для осиротевших солдатских отпрысков.

«Не переживайте, Отто,» - говорил мне господин приказчик, после того как сообщил мне эти невеселые вести. – «Думается мне, граф ни в коем случае не забудет тех, кто верой и правдой служил ему в походах. Жилья в деревне, как вы понимаете, выделить вам никак нельзя, потому как каждая пядь земли пущена на пахоту и на скорейшее восстановление выплаты облагаемого замком оброка. В последнее место я и рекомендую вам немедленно отправиться, и уже оттуда вести свои соискания.»

Делать нечего, сказано – сделано. Конечно, я не поверил ни единому слову лживого чинушки, уж больно довольный и сытый вид имело его багровое округлое лицо с неприятно крупными губами, которыми он то и дело причмокивал. Я собрал свои скромные солдатские пожитки и поспешил выдвинуться к замку. Да и идти, откровенно говоря, было недалеко – три холма, одна река и вот он, графский замок.

В любой другой жизни меня вряд ли даже на милю подпустили к этому месту, но на мое счастье, люди из замковой стражи служили со мной в одной пикинерской роте – Патрик и одноглазый Шульц, лишившийся своего левого ока (которое, как он яростно доказывал любому выпивохе в кабаках, видело много лучше правого) в том же бою, где господин граф потерял в гуще сражений свой любимый меч, освященный самим папой святой церкви. Величайшая утрата для всей кампании и для господина графа, в частности.

Я без труда попал на территорию замка через главные ворота. Местные вполне могли принять меня за странствующего рыцаря, ищущего ночлег и юные девичьи ушки для своих слезливых дамскоугодничьих баллад. Для полного сходства с бродячим благородным бардом мне не хватало самой малости: верного коня, изысканных одеяний, рыцарского меча или расписной лютни. На худой конец, хотя бы малой толики музыкального слуха, куда ж без него.

За все 25 лет службы, сколько помню, на территории замка я был лишь дважды. Оба раза это были торжественные марши в честь малозначащих побед в очередном пограничном сражении. Граф выступал перед людьми, хвалился своей доблестью и доблестью своих сыновей. После чего, по своему обыкновению, объявлял о предстоящем пире для вассалов и между делом упоминал о повышении сборов рожью, мясом и холщиной на нужды армии. Меня такие вести всегда очень радовали. Означало это, что в течение ближайшей недели мы с товарищами знатно попируем тем, что эти бездельники-крестьяне прячут под полы и в глубокие погреба всякий раз, когда военная надобность вынуждает нас расквартировать свой полк в одной из бесчисленных деревень нашего края.

Я нерешительно прошагал внешний двор, минуя нестройные ряды низкорослых домишек, маленьких и неказистых, принадлежащих вне всяких сомнений замковой прислуге. Не стоит и сомневаться, что все они тоже бездельники и трусы. Мало того, что заперлись в своих лачугах во время последней решающей битвы, когда враги были практически у них на пороге! Так и теперь, смеют улыбаться, приветливо кивать мне при встрече и вообще вести себя так, словно мы с ними ровня. Особенно возмутился я протянутой руке одного из служек, явно конюха, если судить по густому аромату лошадиного дерьма от его холщовой бесцветной рубахи. Ярость моя была столь велика, что я в момент забыл о робости и быстро преодолел приличный кусок пути, вплоть до ворот внутреннего двора, за которыми и находились покои графа.

«Куда?» - сурово вопрошал меня верзила-стражник в наглухо запаянном на квадратной голове шлеме, напоминающем ведро. Он поудобнее перехватил древко своей алебарды, давая понять, что в случае моего неповиновения, которого я еще никаким образом выказать не мог, или, что хуже, попытки прорваться во внутренний двор, он немедленно пустит свое грозное оружие в дело.

«Я направляюсь к господину графу. К нему у меня чрезвычайно важное дело, которое не терпит отлагательств.»

Не собирался кривить душой, тем более, что с первого взгляда на стражника проникся симпатией не столько к нему самому, сколько к его труду. Честный человек, который соблюдает свои обязанности и верно служит господину. Не то, что эти подлые служки с внешнего двора. Натянули свои фальшивые улыбки и только и ждут, когда ты пройдешь мимо, чтобы бросить косой взгляд или же вовсе – плюнуть в спину.

Стражник с минуту разглядывал мое скромное и никуда не годившееся одеяние, хмыкнул, когда взгляд попал на рукоять затупленного кацбальгера, единственного богатства, заработанного мной за годы службы.

«Пикинер, значит,» - одобрительно кивнул охранник. Наверняка и улыбнулся, но через шлем-горшок я мог разглядеть только его голубые глаза с крупными белками и взгляд, выдающий большого простака.

«Ага.»

«Стало быть, тоже проситель.»

«Тоже.»

Обычно я не так малословен, но в этой ситуации я решил, что лучшая тактика – со всем соглашаться, быть лаконичным и крайне откровенным. Иного способа попасть в замок я не находил.

«Мой тебе совет, Отто», - сказал стражник после того, как я сообщил ему свое имя (он же по правилам не имел права сообщать свое имя каждому встречному, о чем он с искренним сожалением мне и сообщил, я же в свою очередь проникся к нему еще большей симпатией за верность дисциплине). – «Дождись завтрашнего утра. Просителям нынче рады, но лишь до полудня. Граф не любит заниматься делами бедняков после обеденной трапезы, по обыкновению, он коротает день за игрой в шахматы с графиней, что, впрочем, далеко не наше с тобой дело. Во внешнем двору ты легко отыщешь себе кров и ужин, не особенно изысканный, если ты едок привередливый, но достаточно сытный. Здесь всегда рады гостям, особенно ветеранам.»

«Дорогой служивый друг, - отвечал я ему со всей любезностью, на которую был только способен. – Твоя искренняя доброжелательность тронула меня до глубины моей черствой солдатской души. Ты абсолютно прав в своей непоколебимой верности долгу и нежелании никоим образом нарушить покой нашего господина. Я же в свою очередь признаю свою нелепую поспешность. Мне следовало догадаться, что господин граф предпочитает решать вопросы, особенно деловые (а я к нему прибыл именно с таким) в первой половине дня. И тем не менее, как бы голоден и устал не был бы я сейчас, а меня буквально валит с ног к твоему сведению, ни за что не разделю кров с этими проходимцами и откровенными разгильдяями с внешнего двора. При всем уважении к вашим добрым помыслам, я предпочту занять место за стенами замка, игнорируя голод и зверский холод нынешних ночей.»

Речь моя, несомненно, произвела на стражника самое глубокое впечатление. Он даже не сразу нашелся, что ответить на мои слова. Дело дошло до того, что он на мгновение, видимо по досадной оплошности, выпустил алебарду из своей руки. Она даже успела какое-то время провести на свободе, стояла у его левого плеча, покачиваясь, и уже готова была упасть, но стражник успел ее перехватить. Даже это неприятное происшествие не смогло очернить чувство моего величайшего уважения к этому человеку.

«Дорогой Отто, уверен, вы глубоко заблуждаетесь! Это что касается ваших суждений о добрых людях с внешнего двора. Вашему нежеланию провести ночь среди них я, само собой, никак помешать не могу. Но! В то же время я не могу допустить, чтобы такой порядочный человек, как вы, прозябали на голой земле, укрывшись вашей никуда не годной курткой, которая, разумеется, не спасет от ночного стылого тумана. От него гниют кости, а еще появляется мигрень. Так и быть… решено! Этой ночью вы заночуете в казарме замковой стражи, на моей собственной постели!»

Верзила крепко прижал к плечу древко своего грозного оружия и степенно кивнул в знак благосклонности.

«Благодарю тебя, добрый стражник, - ответил я и совершил самый низкий поклон, на который был способен. – Я с превеликим удовольствием приму твое предложение. Уверен, я смогу обойтись и без ужина, но между тем с большим удовольствием отведаю солдатской каши из общего котла. В вашу честь, добрый стражник!»

Верзила громко расхохотался и всем своим видом выказывал желание немедленно сорваться с места и сопроводить меня до казарм. В последний момент дисциплина взяла верх над ребячеством, он тихонько окликнул свободного от дежурства товарища, который, устало прислонив лысую голову к древку алебарды, дремал на небольшой скамейке чуть поодаль от нас.

«Будь любезен, проводи Отто до моей постели и окажи ему самый радушный прием. Если удастся, раздели с ним кусок вареной свинины, который полагается мне сегодня на ужин. Ступай же!»

Добрый человек, этот верзила-стражник, ох добрый. Я готов простить ему его простодушие и явное неумение разбираться в людях (речь конечно же о пресловутых конюхах и служках с внешнего двора), но не за сытный ужин и мягкую постель, а за его рвение к службе и чувство долга. С мыслями об этом я преспокойно заснул, положив под голову сложенную вчетверо свою плохонькую куртку. Я проспал точно до первых петухов, и с рассветом направился в замок.

***

Едва солнечные лучи пронзили своим ослепительным светом соломенную крышу казармы, я уже стремглав мчался к внутренним воротам, в надежде успеть до того, как к ним нахлынет толпа просителей. Эти чертовы тунеядцы, только и знают, как обивать пороги господ, выпрашивая жалкие крохи, когда у самих амбары наверняка ломятся от зерна, гниющего из-за нехватки воздуха и места. И они еще смеют приходить – просить у господина графа, когда у честных солдат вроде меня нет ни гроша за душой? Да уж, поистине гнилые людишки.

Как бы я не спешил, обогнать толпу попрошаек мне не удалось. Как пить дать, стоят здесь с полуночи, некоторые разложили прямо на деревянных мостках свои котомки и приглашают остальных разделить с ними завтрак. Но я-то на такие уловки не поведусь, понятное дело. Еще потом выставят мне счет или, того хуже, сообщат графу, что я совершенно бессовестно воспользовался их добротой и наглейшим образом уничтожил все их запасы провизии.

Продраться сквозь толпу просителей у меня бы не вышло, даже будь я размером с боевого скакуна. Большой удачей для меня было встретить знакомого верзилу-стражника (как выяснилось из его сбивчивых объяснений, он провел всю ночь на дежурстве, видимо, надеялся этим обстоятельством заслужить еще больше моего уважения, но я пресек его бахвальскую речь, строго сообщив, что это его прямая служебная обязанность), который своим грозным видом и легким постукиванием алебарды о деревянные доски мосточков без труда расчистил мне путь до дверей графских покоев.

«Здесь я вынужден распрощаться с тобой, дорогой Отто. Помочь внутри я никак не смогу, к тому же я и так оставил вверенный мне пост, разумеется, исключительно от большой дружбы с тобой. Надеюсь, ты сможешь простить мне такую вольность, милый Отто, потому как совесть моя, увы, на такое милосердие не способна. Прощай!»

Я намеревался было тепло проститься со стражником, но вспомнив про его бахвальство и вопиющей дерзости отлучку с места несения службы, удостоил его лишь сухим коротким кивком, развернулся на каблуках, возвещая об окончании нашей беседы, и немедленно вошел в распахнутые ворота.

«Вынужден сообщить, что господин граф хоть и принимает посетителей в такой ранний час, находится в прескверном расположении духа, к тому же живописец который месяц пишет его портрет, от чего господин граф регулярно нервничает. Могу я рассчитывать на ваше благоразумие… Отто, верно? Отто, дорогой Отто! Я ни в коем разе не хочу сказать, что господин граф отказывает вам в аудиенции, лишь хочу убедить вас не расстраивать его светлейшество чересчур… щепетильными или откровенно наглыми просьбами.»

«Ох, ведите же меня к нему», - нарочито громко вздохнул я и махнул рукой в знак согласия на нелепую просьбу канцелярского служки с только-только пробившимися юношескими усиками над верхней губой цвета чернильницы.

Сперва я решил, что господин граф принимает посетителей прямо в опочивальне. Уж больно темными были гардины на величественно вздымавшихся под своды замка окнах, к тому же во внушительного размера зале, куда меня беззастенчиво втолкнул юнец-писарь, была кровать. Я уж было вновь заробел и почувствовал желание немедленно покинуть эту комнату. Но самообладание и выработанная годами службы солдатская стойкость взяли верх, я совладал с собой и даже сделал несколько маленьких, но очень решительных шагов вглубь залы.

«Утречка, любезный подданный», - услышал я из-за большой шелковой ширмы в аккурат по центру помещения властный мужской голос, которой эхом разнесся по комнате. – «Немедленно представься и изложи цель своего визита, будь же краток и откровенен. Ложь моему светлейшеству совсем не по душе.»

Господин граф издал сухой смешок, но так и не показался из-за завесы. Я поспешил назваться и рассказал о притеснениях со стороны деревенских властей, своем желании обзавестись небольшим земельным участком, положенному мне по делам и подвигам моим. Словно бы мимоходом обмолвился о дерзости конюхов с внешнего двора и полном отсутствии дисциплины в рядах замковой стражи. Перебрал в уме все вышесказанное и остался вполне доволен своим емким и вполне подробным докладом.

«Ха-ха-ха! Боги, это так забавно! Нет, милый Отто, я крайне восхищен вашим рвением. Насчет ваших наблюдений – в замке немедленно будет проведена необходимая показательная порка любого стражника, на которого вы укажете. И не вздумайте отказаться от своих слов! Считайте это прямым приказом моего светлейшества. Что же насчет земли… Этим вопросом занимается непосредственно канцелярия нашего короля, к сожалению, вашу просьбу я не смогу удовлетворить. При всем моем уважении к почетной службе пикинерского полка. Ох и задали мы жару неприятелю в той битве, а?»

Господин граф громко рассмеялся, и из-за ширмы показалась худая старческая рука, усыпанная перстнями. Я поспешил засмеяться в ответ, хотя не совсем понял, о какой именно битве идет речь. И неужели мы могли встречаться на поле брани? Он говорит со мной, как со старым знакомцем, но никак мы раньше не могли говорить.

Тем временем господин граф отодвинул шелковую завесу и медленно вышел на свет, пробивающийся через узкую полоску пустого пространства между двумя тяжелыми гардинами.

«Продолжим чуть позже, Клаус,» - небрежно бросил он живописцу и потуже завязал пояс на своем изысканно-потрепанном халате пурпурных цветов.

«Прошу у вас прощения, господин граф,» - поспешил извиниться я и склонил голову в знак нижайшего смирения и покорности. – «Не только за то, что прервал ваше занятие живописью, но и за наглость просить у вас лично.»

«Что вы, Отто! Вам ли извиняться? Не смейте думать даже о том, что причиняете моему светлейшеству какие-то неудобства! В конце концов, моей прямой обязанностью в послевоенное время является, непосредственно, восстановление мира, порядка и благоденствия на моих землях. Особенно то касается тех, кто верой и правдой служил мне на поле брани. Верно я говорю?!»

«Верно», - нерешительно ответил я и оглянулся на художника, ища поддержки; последний же в свою очередь не обращал на меня ровным счетом никакого внимания. – И все-таки, господин граф, я рискну своей глупой головой и повторю свою ничтожную просьбу. Мне ведь много земли не требуется, только избу поставить, да забор вокруг нее. Скотину завести, птицу какую-никакую. Если думает ваше светлейшество, что это неслыханные для старого солдата аппетиты, то поглядите, как живут другие просители, что выстроились в ряд следом за мной. Все холеные и изнеженные, едят всю жизнь кашу с молоком, а нашей баланды и не едовали никогда.»

Я прервался и перевел дух, потому как во рту мигом скопилось немалое количество слюны при одной мысли о молочной каше на жирном свежевзбитом масле.

«Ваши притязания, милый Отто, мне вполне ясны и понятны», - задумчиво произнес господин граф, теребя в старых морщинистых пальцах полы тяжелого пурпурного халата. – В самом деле, почему верные мне люди должны прозябать в нищете, как какие-то бесславные бродяжки. Думается мне, я нашел выход из нашей непростой ситуации. Подойдите же, Отто!»

Граф широко распахнул руки и с самой доброжелательной улыбкой, какую я только видел, поманил к себе подбадривающим кивком.

«Не стесняйтесь, Отто, можно еще ближе. Стоп! Достаточно, вы немного пахнете долгой дорогой и бедностью, а это два моих самых нелюбимых запаха. У вас с собой клинок? Что ж, замковой страже придется дорого поплатиться за такого чудовищного рода безалаберность. Нет-нет, ни в коем случае не думаете, что я подозреваю вас в нелепой по сути своей попытке совершить покушение на мое светлейшество. Лучше очистите голову и внимательно выслушайте мое предложение.»

Господин граф громко шикнул, что я немедленно воспринял на свой счет и попятился назад. Только спустя мгновение до меня дошло, что звук предназначался для ушей живописца, который по этому сигналу торопливо собрал свои краски, мольберт и покинул залу через скрытую от моих глаз высоким пологом кровати заднюю дверь.

«Сознаюсь вам в преступлении, милый Отто. При первом ответе на вашу просьбу я позволил себе немного слукавить. Не по злому умыслу или же из соображений расчетливой корысти, но лишь по рассеянности. Что и лукавством-то назвать нельзя, а если брать в расчет мой глубокий возраст – и вовсе простительно. Вы так не считаете? Ну разумеется, вы простите моему светлейшеству этот незначительный проступок, потому как я решил сделать вам, счастливый Отто, воистину королевский подарок!

Вам знакома долина между рекой и черными скалам в северной части моего графства? Совсем недавно, не далее, как вчера, я планировал заселить ее прощеных милостью моей ворами и беззаконниками, чтобы они сеяли там рожь и исправно пополняли амбары замка отборнейшим зерном. Сегодня утром я проснулся, умылся и сел завтракать с мыслью, что это дурная затея. Лучше я дарую эти богатые цветущие земли верным подданным. Вы будете первооткрывателем, Отто, только вдумайтесь, как честь вам, именно вам! оказана. В ближайшие месяцы я направлю в тот дивный край колонну переселенцев, у вас же сейчас есть уникальнейшая возможность отобрать себе в долине лучший кусок земли, более того, записать на свое имя!»

Я не верил своим ушам. Мне действительно даруют землю? Еще и где – в краю необетованном, где я смогу установить безраздельно свои собственные порядки?

«Разумеется, вы все так же будете моим подданным, - читая мои мысли, улыбнулся господин граф. – Вас регулярно будут инспектировать мои чиновники, а когда обживетесь, получите нормы на поставки зерна, рыбы и прочего. Но это после, а пока веселитесь и празднуйте, дорогой друг! Теперь вы настоящий землевладелец!»

«Господин мой граф, - дрожащим голосом прошептал я, стараясь изо всех сил удержаться на непослушных ногах. – Словами не передать всю мою благодарность вашему воистину безграничному великодушию и щедрости. Одного лишь прошу – позвольте мне немедленно выдвинуться в путь к своим владениям!»

«Мой секретарь выдаст вам необходимые документы. Ступайте, дорогой Отто! И позовите следующего просителя.»

Забыв о манерах, я со всех ног бросился прочь из графских покоев. Схватил из рук изумленного служки свиток (полагаю, дарственная, грамоте я не обучен, потому не видел ни малейшего смысла задерживаться для ознакомления с документом), пронесся мимо толпы попрошаек и задержался лишь завидев своего знакомца-стражника.

«Как ваши соискания, друг Отто?» - спросил он, почтительно поднявшись со своего места отдыха. На самом деле, я бы предпочел, чтобы он оставался в сидячем положении в разговоре со мной, ведь в ином случае мне приходится неудобно задирать голову вверх.

«Господин граф удостоил меня великой чести, - как можно более непринужденно ответил я, словно речь о чем-то совершенно для меня обыденном. – Я, разумеется, на меньшее и не рассчитывал, ведь мы с господином графом старые друзья и не раз выручали друг друга в пылу сражения. Знакомы вам звуки яростной битвы, дорогой стражник? Когда мечи ломаются, а копья вопят, познав вкус вражеской крови. Нет? Я бы рассказал вам пару захватывающих историй, в которых судьба всего предприятия целиком зависела только от нашей с господином графом смелости, но я тороплюсь немедленно занять земли в долине между рекой и черными скалами в северной части нашего графства. Его светлейшество, а по совместительству (не побоюсь этих слов) мой хороший друг пожаловал мне должность наместника в том диком необетованном краю, потому я намерен в кратчайшие сроки принять во владение вверенные мне земли. К слову, милый стражник, я сообщил графу о вашей непозволительной безалаберности и частичном пренебрежении вашими служебными обязанностями. Быть может, в отношении вас будет проведена прилюдная экзекуция, я бы на ней настоял, будь у меня в запасе хоть лишняя толика времени. Но его, к сожалению, нет. Потому прощайте же! Меня ждут мои земли, моя прекрасная цветущая долина!»

Оставив верзилу размышлять о его ошибках, я поспешил прочь и в тот же час покинул стены графского замка.

***

Путь мне предстоял неблизкий. Через бесконечную вереницу холмов, лишенных каких-либо признаком мало-мальски полезной растительности, помимо, конечно же, вездесущих клевера и бурьяна.

Первый день пути я всячески корил себя за то, что не истребовал с графа кобылу или хотя бы самого захудалого осла. Когда же холмы пошли на убыль, а затем и вовсе превратились в прекрасные, обильно источающие аромат полевых цветов (и клевера, куда же без него) луга, я оставил свои терзания и принялся шагать вдвое быстрее, рассчитывая на исходе другого дня оказаться у границ своих законных владений.

Ранее мне редко доводилось так свободно и непринужденно передвигаться по землям графства. А уж тем более наблюдать столь невинные в своей простоте и непринужденности и девственные пейзажи лугов, обычно вытоптанные, оттого малопривлекательные глазу идущих в арьергарде войск пикинеров. Потому сейчас попытка насладиться зрелищем и внезапно нахлынувшим чувством острой необходимости совершить акт единения с природой вызвали у меня легкое головокружение и (уже не такое легкое) несварение желудка. С некоторым трудом добравшись до опушки редкой тисовой рощицы, я немедленно направился в раскинувшуюся в аккурат у берега реки деревеньку, чтобы найти ночлег и кое-какую еду.

Должен признать, мне несказанно повезло: ближе к закату, справив постыдную надобность в зарослях речного ивняка, я буквально очутился на пороге окраинной избенки местного рыбака со сворой неказистых детишек и достаточно привлекательной, но немного болезной с виду рыжеволосой девицей. Женой она ему не была, что, впрочем, нисколько не мешало косому Шульцу (он немедленно напомнил мне моего боевого товарища без левого глаза) называть непомерно юную для него Элизу «душой» и «дражайшей супругой».

«Вы, Отто, стало быть, военный человек», - кряхтя, прогнусавил Шульц, глядя правым глазом на беснующихся у реки детей, а левым – на подаваемую им кружку темного душистого эля в мои только что тщательно вымытые руки. – Какое положение вы занимали в войске нашего величества?»

Я неспешно распил кружечку-другую, приговорил горку свиных колбасок, поданных Элизой (к слову, наряженной по случаю моего прибытия, не иначе, в особенно сияющий белизной фартук). Лишь после этой трапезы я удовлетворил любопытство рыбака.

«Дорогой Шульц, премного благодарен тебе за радушное гостеприимство. Право, требуется большая смелость, даже самоотверженность, чтобы приютить незнакомца в наше неспокойное время, а? Тем не менее, уважаемый друг мой, тебе несказанно свезло не только не нарваться на жестокого вора-убийцу-проходимца, но еще и собственными глазами увидеть одного из самых близких друзей и верного соратника нашего светлейшества – графа!»

Я выдержал паузу, переводя дух и одновременно дав простофиле-Шульцу переварить услышанную им новость. И прежде, чем он открыл рот, чтобы изойтись раболепными распинаниями, я пресек его попытку заговорить одним-единственным взмахом руки, свободной от кружки с элем, и продолжил.

«Предвижу твой вопрос, мой наивный друг. Почему же граф, который мне ближе брата и отца – настолько мы с ним неразлучны, - отпустил своего друга в путешествие в одиночку? Ведь он не меньше нашего с тобой знаком с непростой ситуацией на землях своих, только-только начинающих оправляться от напастей войны. И не иначе, как на каждом крупном тракте теперь бродят ватаги оборванцев с дубинами наперевес, которым волю только дай – очистят карманы честных путников и глазом не моргнут. Разумеется, друг мой - господин граф, прознав о моем намерении совершить путешествие, немедленно предложил мне отряд всадников в сопровождение, чтобы в должной мере обеспечить мою безопасность и комфорт, само собой. Но! Вынужден я был отказаться, и не столько потому, что не нуждаюсь в защите вовсе, но по большей части причиной моего отказа послужило то, что я не меньше друга моего графа беспокоился о его защите, равно как он заботился о моей. По-твоему, ребячество? Дорогой мой рыбак, тебе, в силу невежества твоего, вряд ли удастся постичь всю высоту и трогательность взаимоотношений близких друзей. Таких, как мы с господином графом. Элиза, дорогуша! Будь так любезна, принеси мне еще своего чудеснейшего эля. И побольше колбасок, если угодно!»

Ожидая кушания, я расслабленно откинулся на спинку плетеного кресла с незамысловатым узором и внимательно разглядывал окружающую обстановку. Терраса домика рыбака была небольшой, но достаточно уютно обустроенной. Маленький стол и комплект кресел на три персоны. Резные столбики подпирают небольшой бревенчатый свод крыши, украшенной похожей резьбой. А черепица из обожженной глины была выполнена в форме широких полумесяцев. Удобное и просторное крыльцо из дубовых досок, дорожка от домика к реке из круглого, отполированного за годы водой и ежедневными хождениями и беготней, камня. Прищурившись, в последних бликах закатного солнца, отражающихся от спокойной водной глади, я разглядел две крепко сбитые лодчонки на берегу и растянутые на шестах рыбацкие снасти. В общем, жалкое зрелище. Особенно раздражало меня то, что детишки, неугомонно носящиеся то там, то здесь, выглядят сытыми и вполне себе здоровыми. Или война не касалась их амбаров? И руки косого Шульца не знали орудия иного, кроме рыболовных снастей?

«Отто?»

Оклик Элизы вывел меня из раздражительного транса. Девушка, мило улыбаясь, протянула мне кружку эля. В закатных лучах солнца ее огненные волосы отливали ярким пламенем, оттесняя с лица кажущуюся теперь мнимой болезность. Колбаски высыпались из подола ее чистого передника в миску передо мной.

«Что же заставило вас отправиться в наш тихий край, Отто?»

Голос Шульца прозвучал для меня неестественно громко и совсем неожиданно – я уже и позабыл о его существовании, увлекшись элем и восхищением юной пышной девушки.

«Я направляюсь в свои владения, - сухо ответил я, отхлебнув из кружки. – За верную службу, доблесть и спасение жизни господина графа, непосредственно его светлейшество пожаловал мне крупные владения. Земли между рекой и скалами в северной части графства. Знакомы вам эти территории?»

«А то как же, - закивал Шульц, а Элиза вторила ему в такт. – Ведь долина эта вон там, видите? В аккурат по ту сторону реки. Несомненно, вам понадобится лодка для того, чтобы перебраться на другой берег. В любом случае мне нужно завтра в деревню долины – отвезти груз вяленой рыбы и узнать цены на зерно. Присоединяйтесь, Отто!»

Шульц довольно рассмеялся, обнажив редкие зубы, да и те, что остались, были изъедены цингой. Жалкое зрелище.

«Деревня, значит. В долине? Прекрасно. А много там земли, рыбак?»

«Земли много. Лесов еще больше, тех, которые ближе к скалам. А какие там сады! Верно, душа моя?»

«Розы, петунии и ирисы, - мечтательно протянула Элиза, улыбнувшись чистой и открытой улыбкой. – Ты прав, совершенно прав, дорогой. Цветы в тех садах чудесные. Но будь добр, не забывай о милейшем Вафтруднире, хозяине садов и добродушном соседе жителей долины.»

«Душа моя, ты верно напомнила. Не будь с нами Вафтруднира, кто знает, какие беды пережил бы в военные года наш край.»

Шульц задорно покосился на меня с молчаливым предложением задать назревший вопрос: что за Вафтруднир? Я лишь кивнул ему и жестом пригласил поведать все самому.

«С чего бы начать, - задумчиво пробормотал Шульц, поглаживая жиденькую бородку крючковатыми пальцами. – В общем, лет сто назад… что, милая? Верно, около 150, не меньше, с гор, что севернее самых северных скал нашего графства спустился великан. Да-да, самый настоящий! Как гиганты из сказок наших старух. Махина, да такая, что самый высокий дом рядом с ним не выше вот этого стола! Никто толком не знает, что он такое и существуют ли ему подобные. По крайней мере люди других не видели. Я и сам осмелился взглянуть на него лишь одним глазком, спрятавшись за огромный валун. От его поступи земля исходится воплями, а сам он шагает легко, словно юнец! Как вдохнет, так все птицы в округе разлетаются, чтобы ненароком не оказаться в его громадной ноздре. А если все-таки угораздило, то этот гигант, хохоча, как неразумное дитя, бережно достает из своего носища пернатую бедолагу, будь то сойка или ворона. Добрая душа – этот Вафтруднир. И любой, от мала до велика, может запросто подойти к нему с просьбой. Заблудившуюся корову отыскать? Да запросто! Он только ручищу свою ко лбу приложит, головой покрутит и мигом сыщет блудную животину. Мало того, сам за ней сходит и к дому хозяина донесет играючи. Избу помочь подлатать? И здесь не откажет. Стены подправит, крышу по надобности заменит. Особенно любит он деревья рубить. Как взмахнет своим каменным топором, так сразу три, а то и четыре ели долой! Ну и сады его, конечно, для людей всегда открыты. Они раскинулись от центра долины до самых северных скал, цветут и пышут красотой от ранней весны до поздней осени. Воистину волшебен тот край, дорогой Отто. И я искренне завидую вам, ведь вы сможете впервые насладиться таким зрелищем! Я бы многое отдал за то, чтобы оказаться на вашем месте.»

А я бы многое отдал, чтобы оказаться вновь в пылу сражения. Пыль, песок в лицо, нервы сжаты в тиски, тисками же являются и руки, сжимающие огромную пику с мечевидным наконечником. За ней чувствуешь себя в гораздо большей безопасности, чем где-либо. Особенно теперь, когда я узнал, какую свинью подложил мне подлый старикашка-граф. Теперь-то я вижу всю коварность его замысла. Какой лживый и до омерзения подлый поступок! Неужели я мало сделал для него за эти 25 лет? Чем он отплатил мне за годы верной и безукоризненной службы? Отправил на убой великану…

«Дорогой Отто, все в порядке?» - озабоченно спросил Шульц, отставив в сторону только что опорожненную им кружку. На порыв Элизы наполнить ее вновь до краев душистым пенистым варевом он ответил молчаливым отказом. – Неужели мои речи утомили вас? Приказать Элизе готовить вам ночлег? Лучшая кровать, само собой, в хозяйской спальне. По понятным причинам ее предложить вам я никак не могу. Что идет в разрез с долгом хорошего хозяина, который свято чтят в наших краях с незапамятных времен. С другой стороны, в клетях с другой стороны дома есть вполне себе удобная постель, которую я с превеликим удовольствием готов вам предоставить. Ночи в это время года теплые. Но на всякий случай Элиза принесет вам дополнительное одеяло. А?»

Вот ведь неугомонный! Поит без остановки этой ослиной мочой, заставляет улыбаться и глядеть на его окосевшую от пьянки и похоти рожу! А эти ужасные черные зубы? Боги, дайте сил снести это унижение… Быть может, это все я и осилил бы, скрепив сердце, но ночевать в сенях, как какому-то батраку? Нет уж, с меня хватит.

Решительно поднявшись со своего кресла, я отставил в сторону недопитый эль и поправил поясной ремень, да так, чтобы взгляд Шульца непременно зацепился за тускло поблескивавшую за налетом ржавчины рукоятку моего старого доброго кацбальгера. Пора показать этому простофиле, кто здесь на самом деле хозяин ситуации.

«Элиза, - негромко обратился я к девушке, в то же самое время глядя в глаза Шульцу (технически, только в один, потому как левый теперь с интересом изучал гарду моего клинка). – Будь любезна, приготовь мне постель в клетях. Да-да, именно там. Ближе к полуночи я желаю, чтобы ты навестила меня с дополнительным одеялом. Советую надеть его, чтобы добраться до сеней, потому как навестить меня ты должна непременно полностью обнаженной. Сама понимаешь, милая, Элиза, долг каждой уважающей себя девушки – сделать все, что полагается, дабы такой уважаемый гость, навроде друга самого его светлейшества графа, чувствовал себя комфортно. Знаете ли, я очень мерзлявый человек. Дополнительное одеяло штука замечательная, но я себя знаю: непременно буду дрожать от холода всю ночь напролет! Потому и необходимо твое присутствие, Элиза, ведь юное девичье тело как ничто другое способно согреть мужчину промозглой ночью. Верно, Шульц?»

Кто знает, какой эффект возымели бы мои слова, уж тем более наглое требование, в иной ситуации. Глаза Шульца налились кровью, я знал, что, будь его воля, он разорвал бы меня на месте тотчас же, голыми руками. Но имя его светлейшества (старого подлеца, но в этот раз оно сыграло мне хорошую службу) оградило меня от его гнева непроницаемым щитом. Конечно же, я получил желаемое ночью, на утро и в течение следующего дня, потому как решил задержаться у рыбака еще немного. Уж больно хороша оказалась рыжая чертовка! На рассвете же третьего дня я получил запас провизии и эля, после чего был благополучно переправлен на другой берег.

***

Подтверждение байке Шульца я нашел тем же утром, которым первый раз ступил на берег своей долины. Погода была ужасной: пасмурные тучи затянули некогда лазурно-чистое небо до самого горизонта. Иной раз капал мерзкий дождь, от чего моя куртку промокла насквозь и теперь пахла сырой шерстью. Дождь, само собой, размыл тракт, потому теперь я вынужден был добираться до деревни долины мало того, что в промокшей одежде, так еще и по малоприятной, громко хлюпающей мешанине из песка, глины и бурьяна. А потом я услышал этот гул.

Я добрался до дорожного указателя, извещавшего о прибытии в деревню долины. Собственно, так и было вырезано аккуратными треугольными насечками на круглой гладкой доске, прибитой к невысокому крепкому столбу, вкопанному у въезда в поселение. Гул приближался со стороны ельника, что стоял стеной между деревней и острыми, как шипы, черными скалами, вздымавшими вверх свои пики. Я насторожился. Ожидал ли я увидеть богомерзкое чудовище, именуемое великаном? Вне всяких сомнений – да.

Гул усиливался по мере своего приближения. Звук был безликим и не вызывал у меня никакой другой реакции, кроме раздражения. На что похож этот звук? На коровье мычанье, усиленное в стократ. Неужели там сейчас проходит многоголовое стадо буренок, которым одновременно взбрело в их глупые головы замычать? Сильно сомневаюсь.

Ждал так долго, что снова пошел дождь. Маленькие капли барабанили по лицу, стекали по усам и попадали в рот. Соленые.

Непроницаемая стена ельника зашевелилась и извергла из себя бурое пятно, которое стремительно растекалось по лугу. Это действительно было стадо! Немыслимо, что занесло их в дебри? Или местные поляны недостаточно богаты клевером?

Стадо стремительно выбиралось из леса, животные не без труда продирались через плотно стоящие деревья. Гул усиливался с каждым мгновением, в его однотонном протяжном звучании я начинал явственно различать что-то еще. А потом я увидел его.

Он шагал неспешно, но это не мешало стаду, идущему впереди, мчать во весь опор. Макушки деревьев касались его плечей, что наверняка было очень щекотно. А с какой осторожностью он продирался сквозь дебри, отгибал иные ели, чтобы протиснуться. Не больше, чем требовалось, чтобы ненароком не переломить хрупкий ствол. Так дети пробираются через заросли ивняка, играя в салки или любую другую не менее достойную детскую игру. Чудовище не просто шагало вслед стаду, оно пело! Какие-то нечленораздельные малоритмичные слова, фразы вырывались из его рта, сливаясь в единый поток крайне несуразной песни, мало чем отличающейся от того же коровьего мычания. Яростно встряхнув головой и случайно вызвав таким действием мигрень, я принялся наблюдать дальше.

Чудовище замерло, пение мигом прервалось. Согнувшись, Вафтруднир схватил одну из буренок и играючи подкинул вверх. Уверен, бедное животное скончалось от страха в то же мгновение.

Слышишь песню у ворот?

То пастух коров зовет.

Лишь зарей зардеет небо,

Он берет краюшку хлеба.

Ту-ру, ту-ру, ту-ру-ру,

Выйдем рано поутру.

Я обернулся на звук пастушьей дудки, которой подпевал звонкий юношеский голос. Из деревни галопом выскочило несколько кобыл, несущих на своих серых неоседланных спинах мальчишек в одних холщовых рубахах. Босыми ногами они крепко держались за упитанные лошадиные бока, а тот, что ехал первым, держал у губ свой мелодичный инструмент, удалял трубочку только затем, чтобы забрать в легкие побольше воздуха, откинуть голову с растрепанными золотистыми локонами назад и звонко рассмеяться. Прикинув немного в уме, я пришел к выводу, что пастушатам ровно столько, сколько было мне, когда за мной явились графские рекрутеры. Дурацкая детская песенка начала действовать мне на нервы, потому я крепко зажал уши и принялся наблюдать дальше со своего безопасного расстояния.

Троица неслась во всю прыть до самого леса (а это ни много ни мало – три километра), затем, сбавив ход, два русоволосых паренька ловко обогнули стадо с флангов, и по громкому звучному гиканью я понял, что дальше коров они будут вести сами. Златовласый пастушонок тем временем храбро подъехал к чудовищу и продудел на флейте звонку мелодию, очевидно, в знак благодарности. И как он не боится, что великан схватит его вместе с кобылой и мигом проглотит? Держу пари, он проделает такой трюк за один укус, даже не придется пережевывать. Да и какой толк от златовласого и его товарищей, если за ними, быть может уже никогда, не придут графские рекрутеры?

Великан поднял свою чудовищно огромную ладонь в знак приветствия и одновременно прощания, потому как через несколько мгновений он медленно развернулся и зашагал обратно через ельник. Мальчишки погнали стадо в добрую сотню голов к деревне, а я внезапно осознал, что вымок до нитки и сильно продрог. Нащупал под курткой сверток из телячьей кожи, в котором надежно был запрятан графский указ. Облегченно выдохнул и уверенным шагом направился в деревню с твердым намерением отыскать старосту и ткнуть ему в лицо этим документом, чтобы затем на законных основаниях начать властвовать в этом краю.

***

«Отто-обманщик, вынужден требовать от вас немедленно покинуть деревню долины и впредь никогда здесь не появляться. Срок даю вам до заката, в ином случае мы будем вынуждены задержать вас и передать вышестоящей власти для дальнейшей экзекуции.»

Чертовы деревенщины! Да как они смеют?! Меня, названного наместником этого края, изгонять еще до того, как я в полной мере вступил в правления, да еще и таким позорным образом! Угрожают экзекуцией? Ха! Да будь моя воля, уже сегодня эти лживые, трусливые чинушки, навроде Германа с его златовласым сынком Оле, ломали спины и разбивали руки в кровь в медных рудниках далеко на севере!

Насупившись, я с поразительной для самого себя упрямством продолжал стоять недвижно на деревянных подмостках, служивших деревенской площади подобием ораторской трибуны, тем временем, как мой оппонент в лице вышеупомянутого Германа (собственно, старосты деревни долины), стоял напротив, причем на земле, что не мешало ему смотреть мне в глаза прямо на уровне моего лица, ехидно посмеиваясь, то ли оттого, что мне приходится высоко вытягивать шею, чтобы сохранить наше равенство в габаритах, то ли от того, что за его спиной стоял Оле и еще два пастушонка, которых я имел неудовольствие наблюдать и слышать этим утром. Моя рука непроизвольно потянулась к рукоятке верного кацбальгера. Разум всячески предостерегал от этого, потому как явственно наблюдал вокруг подмостков толпу крестьян с разгневанными, в лучшем случае – недовольными лицами. Некоторые держали в руках инструменты, орудия, с которыми оторвались от дневных трудов, собственно, ради этого нелепого собрания. Особенно вызывали опасения высокий мужлан в соломенной широкополой шляпе, сжимающий в руках грозного вида трезубые вилы. А вон и местный кузнец, чего же только с молотом приперся? Мог бы и обугленную головешку, на худой конец, раскалённый до бела брусок стали прихватить ради такого случая!

«Отто-обманщик, ваше слово!»

Староста прищурил глаз, чем непроизвольно собрал все морщины на высоком лбу в одном правом углу. Чертов бюрократишка! Ты заплатишь мне за все… Позже.

Задрав подбородок еще выше, я как можно более непринужденным шагом спустился вниз с трибуны и медленно направился в сторону тракта, тем самым дав понять старосте, что я ни в коем случае не намерен оправдываться.

«Отто-обманщик! Держи свою грамоту!» - услышал я насмешливый оклик позади. Обернувшись, еле успел схватить в дюйме от своих глаз брошенный рукой пастушонка сверток с письмом графа. Поплатишься и ты, дерзкий юнец.

Я доплелся до тракта, который успел подсохнуть за те несколько часов с рассвета до полудня, которые принесли мне больше несчастья, чем все военные годы. И это действительно так! Ох, я еще отомщу этим невежественным и глупым деревенщинам, но для начала нужно найти способ выбраться из этой проклятой долины.

Я добрел до реки, когда солнце уже пересекло зенит. Лямка путевого мешка с припасами из дома косого Шульца неприятно саднила плечо, потому регулярно приходилось ее одергивать. Вне всяких сомнений, хитрый рыбак нарочно подсунул мне суму с таким изъяном.

Добравшись до песчаного берега, я со злостью и отчаянием обнаружил, что нет никакой, даже самой утлой и гнилой лодчонки, на которой я мог бы перебраться на другую сторону непомерно широкого и опасного для человека, знакомого с плаванием лишь понаслышке, речного потока. Возвращаться в логово трусов и ядовитых насмешников я не собирался, потому решил устроить привал прямо здесь, на песке. Погода мне благоволила, к тому же Шульц этим утром ненароком обмолвился, что намерен вернуться сюда через денек-другой, потому как заказанные им зерно и вяленая говядина будут готовы к тому сроку.

Я удобно расположился на расстеленной на песке куртке и размотал ремень на своем мешке. Извлек из него сушеного окуня, кусок ржаного хлеба и флягу с темным элем. Ел и посматривал в сторону деревни, утирая крошки и капли нагретого полуденным солнцем напитка. Не отправил ли староста посла с вестью о том, что он одумался, приносит извинения за свои простодушие и недальновидность и умоляет немедленно приступить к исполнению обязанностей наместника его светлейшества графа в долине?

Настроение от такой мысли у меня немедленно поднялось, от чего я с удвоенными силами принялся за еду и, сам того не желая, прикончил половину своих запасов, которые ранее я планировал рассчитать на неделю непредвиденных скитаний. Навроде тех, в которых я нахожусь сейчас. Видимо, я сильно перенервничал за этот день, и организм настойчиво требовал сил для восстановления. Расправившись со скудным в своем разнообразии, но довольно сытным и приятным на поверку обедом, я надежно завязал мешок и положил себе под голову, чтобы немного вздремнуть и окончательно восполнить запасы сил и нервов. Однако спокойно заснуть мне удалось не сразу. Причиной беспокойства стары порывы легкого ветерка с реки. Струи прохладного воздуха назойливо лезли в уши и за шиворот рубахи, щекоча кожу. К тому же мирному сну мало способствовали нахлынувшие воспоминания о событиях минувших нескольких часов, которые, вне всяких сомнений, стали худшими моментами всей моей жизни.

***

Первейшим делом, добравшись до деревни этим злосчастным утром, я направился в просторный барак, который снаружи подозрительно походил на кабак. Собственно, он им и оказался. Заведение, едва я ступил за порог, наполнила всепоглощающая тишина, хотя на подступе к пивнушке я явственно слышал смех, песни и звуки откупориваемых бутылок (последнее с большой вероятностью лишь плод моего разыгравшегося воображения).

«Доброго утречка, хозяйка!» - со всей доступной мне приветливостью поздоровался я с пышной женщиной за широким распахнутым окошком в дальней части питьевого зала. Окно было вырезано в перегородке из грубо отесанных еловых досок, служившей границей между посетителями и кухней.

«Будь здоров, путник. Предупреждаю, с добропорядочными посетителями не пререкаться и не дерзить. Завтрак съеден, обед будет готов не раньше полудня. Что-либо крепче эля назначено только для добропорядочных трудяг с полей и только после дневных работ. Это понятно, путник?»

Воспользовавшись возможностью, я огляделся и окончательно убедился в том, что это заведение мало чем отличается от любой другой деревенской пивнушки. Толстые бревенчатые стены, украшенные подковами и незамысловатыми соломенными плетенками, изображающие лошадей, коров и тому подобные простенькие фигуры. Пол, отсыпанный песком, не имел никакого под собой дощатого или иного основания, из чего я сделал вывод, что барак построен прямо на земле, быть может, даже слегка закопан. А значит, почва в долине довольно твердая и не подвержена размыванию в более дождливое время года. Несколько столов по обе стороны зала, прижаты вплотную к окнам. Несомненно, ради экономии масла для ламп. В центре помещения возвышался широкий полированный столб, служивший опорой для свода и одновременно разделителем помещения на два равнозначных полюса. Поразил меня только один предмет в этом посредственном помещении. Выполненное из все той же соломы, которая служила украшением стенам питейной и надежной крышей, чучело гигантского человекообразного существа. То, что это не человек, я понял мгновенно, потому как голова куклы упиралась в самый конек. Чучело Вафтруднира, вне всяких сомнений. Стало быть, местные жители что есть мочи боготворят этого монстра, который не сегодня-завтра пожрет их дочерей или того хуже – коров. Уму непостижимо, насколько они наивны. Ну ничего, для этого я здесь. Я избавлю их от гнета и лицемерной доброты Вафтруднира ужасающего. А для чего иначе направил сюда его светлейшество граф своего самого верного и подготовленного воина?

Настроение мое было лучше некуда, я выпятил вперед грудь, положил ладонь на рукоять меча и направился к окошку хозяйки пивной.

«Созрел, путник? Дать тебе на пробу эля? Добропорядочным жителям деревни мое варево очень нравится. Отведаешь?»

Я отрицательно помотал головой.

«Добрая хозяйка, благодарю за любезность. На самом деле, я прибыл не с той целью в долину, чтобы вкушать твой, уверен, наипрекраснейший эль. Советую тебе немедленно отправить мальчишку к старосте, дабы сообщить радостную и крайне важную весть. Сама же умойся, приведи себя в надлежащий вид, надень праздничный наряд и отправляйся на деревенскую площадь!»

Хозяйка некоторое время удивленно глядела на меня и на сверток из телячьей кожи, которым я важно потрясал в воздухе. Старик у окна косился на нас. Видать, гадал, что же такое здесь происходит. Других посетителей мое появление не особенно волновало, да и другие – просто несколько старых женщин в черных просторных платьях и чепцах того же цвета и кроя. Их больше волновало шушуканье друг с дружкой, чем прибытие нового главы долины.

«С чего мне выполнять твои просьбы, путник? Еще и озвученные таким требовательным тоном. Не советую общаться так с добропорядочными жителями деревни долины, путник. Что за весть ты хочешь донести до старосты?»

«Возвестить о прибытии наместника его светлейшества графа в этом крае, - гордо ответил я. – Я немедленно вступаю в полномочия, и первейшим моим требованием будет вызвать старосту деревни, а также всех ее жителей, даже тех, кто трудится в поле, на главную площадь. Выполнять!»

По выражению раскрасневшегося лица (скорее от чрезмерного употребления собственным пенистым продуктом, чем от волнения или раздражения) хозяйки сложно было понять, восприняла ли она мои слова всерьез. Тем не менее спустя некоторое время молчаливых раздумий, она окликнула мальчишку-кухаренка и в точности передала мои указания, хоть и с явной на то неохотой.

«Желаете промочить горло, господин наместник? – поджав на удивление тонкие губы, поинтересовалась хозяйка пивной и постучала пальцем по глиняному кувшину, в котором, как выяснилось позже, была превосходная медовая наливка. Отведал я ее с большим удовольствием, может, даже слегка захмелел, потому как когда через некоторое время и испитый полностью кувшин за мной послали мальчишку-кухаренка, идти с ним рядом твердо и ровным шагом мне удавалось с некоторым трудом.

«Давай помедленнее, сынок, - наконец взмолился я и схватил мальчонку за худое плечо, дав понять, что пора передохнуть. – Или ты в самом деле считаешь, что я так же легко перемахну этот забор, как ты?»

«Простите, господин наместник.»

Голос мальчишки был тихим и покорным, а лицо сияло детским трепетом и почтительным восторгом. Я тут же решил, что не буду отчитывать его за излишнее рвение и, быть может, возвышу до пастуха в скорейшем будущем. Переведя дух и кое-как успокоив разыгравшееся сердце, я кивком указал провожатому, что готов двигаться дальше.

Тем временем снова сгустились тучи. Намека на дождь пока не было, но в воздухе стояла духота – предвестник близкого ливня. А может, просто привычный этому времени году признак? Нужно поскорее закончить со всеми формальностями.

Мы миновали симпатичного вида крепко сбитые домики, занявшие места по обе стороны песчаного тракта. Кое-где из печных труб тянулся еле заметный юркий дымок, и вскоре я почувствовал аппетитный запах свежеиспеченных пирогов и других не менее изумительных кушаний. Конечно, хозяйки долины вовсю хлопочут, чтобы успеть до окончания собрания накрыть праздничный стол в честь моего прибытия.

«Надо бы нам поторопиться, - заметил я, а кухаренок будто только и ждал этих слов. Помчался вперед, только пятки засверкали, и через добрый десяток домов я разглядел его в победной позе с вытянутой вверх ладонью. Видимо, площадь там.

Снова накатил приступ волнения. У меня, если говорить начистоту, не было опыта ораторского дела, и говорить с толпой, к тому же еще незнакомых мне людей, я мало того, что не умел, но и откровенно боялся. Благо, в момент наивысшей точки отчаяния, когда я заприметил три десятка крестьян, столпившихся у импровизированной трибуны в центре деревенской площади, на меня снизошло озарение, благодаря которому я вспомнил о письме графа у меня за пазухой. Мысль только о нем дала мне храбрости гордо пройти мимо дурно пахнущих прелой соломой и потом пахотников, подняться на подмостки и крепко пожать дружелюбно протянутую руку высокого верзилы средних лет, глаза которого глядели на меня с некоторой толикой скептицизма и ехидными искорками.

«Приветствую вас в долине, дорогой… эм… ах, Отто, прошу простить мою неосведомленность, видимо, письмо, призванное сообщить о вашем прибытии, верно, затерялось в моем кабинете по глупейшей ошибке, которую я без всяких зазрений совести спишу на свою рассеянность. А может и вовсе, что более вероятно, осело в одном из трактиров по ту сторону реки вместе с неблагонадежным посланником его светлейшества.»

Староста не говорил – пел своим веским, настойчивым, но в то же самое время бархатным голосом. Во время разговора он всячески жестикулировал, рисуя в воздухе захватывающие воображение фигуры и пасы. Староста, назвавший себя Германом, был превосходным оратором, отчего не возникало никаких сомнений в том, как он сумел заполучить такое высокое положение в иерархии деревенской власти. Только языком чесать и умеет!

«На самом деле, дражайший Герман, это мое допущение. Я лично просил его светлейшество графа, а по совместительству моего близкого друга и верного соратника по боевым подвигам, не извещать о моем грядущем прибытии, потому как намеревался лично сообщить об этом непременно в день своего прибытия, дабы не отвлекать жителей деревни долины от повседневных хлопот. В конце концов, моя скромная персона почестей не требует.»

По выражению лица Германа трудно было понять, насмехается он над моим наспех выдуманным и откровенно нелепым оправданием или же принял за чистую монету. Я решил не медлить и завладеть вниманием публики, поспешил извлечь из-под одежды послание графа, высоко задрал его в воздухе и громко воскликнул: «Дорогие крестьяне!»

«Друзья.»

Голос Германа звучал на порядок тише моего звонкого оклика, но тем не менее именно он всецело завладел вниманием публики. Подлый староста вознамерился покуситься на мою отрепетированную речь и все испортить!

«Друзья, - продолжал Герман, убедившись, что каждый взгляд на площади обращен именно на него. – Давайте не будем выказывать неуважение (хотя по моему разумению, неуважение здесь выказывал именно Герман!) новоприбывшему… хм… посланнику его светлейшества. Роль наместника графа, равно как и легитимность власти самого нашего дражайшего покровителя, никоим образом не должна быть очернена невежеством, само собой, присущим простым деревенским обывателям. Именем его светлейшества заклинаю вас проявить немного терпения и позволить дорогому Отто предоставить на народный суд соответствующий указ, а именно о назначении нашего неожиданного гостя наместником его светлейшества… всей долины, я правильно понял?»

«Угу, - угрюмо кивнул я. – В ближайшие несколько месяцев долина будет интенсивно осваиваться беженцами из других более отдаленных уголков графства, чьи земли пострадали от войны. А потому как долина находится под защитой скал и реки, никак не была подвергнута агрессии врага, его светлейшество граф решил одарить нищих правом селиться здесь. Я намерен обеспечить этим бедолагам комфортное существование в этих краях, а вашим долгом, Герман, равно как и долгом ваших подчиненных, будет помочь мне в этом нелегком труду. Разумеется, под моим чутким руководством.»

Крестьяне из числа тех, кто находился в первых рядах и имели возможность слышать наш разговор, неодобрительно мотали головой и принялись передавать новость своим менее осведомленным товарищам. С каждым мгновением, проведенным на трибуне перед толпой все больше гневавшихся крестьян, я осознавал все больше, насколько подлую услугу оказал мне старый граф, которого я еще имел неосторожность посчитать своим близким другом! Но разве поступают так с друзьями, отдают на растерзание толпе разгневанных крестьян?!

«Отто, вы еще здесь, с нами?»

Насмешливый тенор Германа заставил меня выйти из раздумий и гневно взглянуть на него. Бесстрашный староста нисколько не смутился и повторил свою просьбу, которую, как оказалось, уже неоднократно высказывал.

Рука странным образом дрожала, когда я подавал улыбающемуся верзиле сверток с письмом. Наверное, сказывалось волнение последних дней. Внезапная удача, непростое путешествие, этот чудовищный монстр Вафтруднир, в конце концов! Пирушка в честь моего прибытия, несомненно, поможет оправиться от пережитых потрясений.

Герман немедленно выхватил у меня сверток и с нарочитой небрежностью развязал шнурок, которым было туго обмотано письмо. Некоторое время задумчиво вертел в руках отдающий желтизной пергамент, разглядывая его то так, то эдак.

«Не сомневаюсь, что это печать его светлейшества, - выдал он наконец после нескольких минут гробового молчания, которое и я, и крестьяне вынуждены были хранить вслед за Германом. – Я видел ее лишь однажды. В деревню прибыли рекрутеры в надежде заполучить десяток-другой юношей призывного возраста. Мне было почти 15, потому я был в числе тех несчастных, кого обязали явиться на эту самую площадь для прохождения отбора. Многих выдернули прямо с полей, когда же осенний сбор урожая – крайне важное занятие, каждый день на счету. Вдруг неожиданный град побьет колосья, а неистовые ураганы унесут наши стога далеко за пределы долины? Как вы, Отто, могли догадаться, рекрутеров это не особенно волновало. Они потрясали бумагой, подобной вашей, с точно такой же печатью и требовали неукоснительного выполнения графской воли. Уверен, вам знакомо это чувство. Страх перед неизведанным, животный ужас перспективы оказаться в битве. Что хуже: вероятность никогда не вернуться к своим безнадежно стареющим, а оттого нуждающимся в опеке и защите любящим родителям. О да, вы понимаете меня, Отто. Вижу по недоумению и боли в ваших глазах. Вы стали жертвой системы. Той самой, которая заставляет двух королей без зазрения совести посылать насмерть тысячи и тысячи подданных ради своих неуемных амбиций. Система взяла и вывернула наизнанку все то, что мальчишка знал и ценил до попадания в рекруты. 25 лет службы не могли пройти даром, верно? Та самая система, что сломала мальчишке жизнь, теперь служит ему путеводной звездой. Потому с такой ненавистью вы глядите на простых трудяг, которым по большому счету невдомек, через какие невзгоды вы прошли и какие ужасные поступки могли наблюдать в военные годы. Я понимаю это, Отто. Потому и вы должны меня понять – я не мог допустить того, чтобы дюжина юнцов и их родители (в том числе мой батюшка) прошли через подобные испытания. Потому, прознав про ужасный приказ, я седлал самого резвого жеребца и что есть мочи помчался в лес. Полагаю, ты успел наслушаться баек о Вафтруднире? Он – добрый друг и покровитель этих мест. Если бы человеческие законы были более разумными и гибкими, мы бы безоговорочно признали его своим вождем. Защитником, коим он, по сути, и является. Добрый друг выручил нас в тот черный день. Откровенно говоря, одного его появления на опушке леса и громогласного клича было достаточно, чтобы вынудить рекрутеров в срочном порядке покинуть долину и вернуться на ту сторону реки. Графских послов с тех самых пор здесь не видели вовсе. Вы – первый человек, Отто, кто прибыл сюда по указанию его светлейшества. Чтобы заявить о своем праве на власть? Что ж, сейчас выясним.»

Герман в очередной раз развернул свиток и принялся внимательно его рассматривать. Но я его уже раскусил. Староста, поймав на себе мой пронзающий взгляд, поднял глаза, прищурился и расхохотался, да так естественно и непринужденно, что я было поверил в искренность этого смеха.

«Право слово, Отто, вы меня подловили. Я и вправду не обучен грамоте, хотя и было великое множество возможностей. Сразу вспоминается завет ныне покойного батюшки. Говорил он так: Герман, чертяка ты эдакий, возьмись, наконец, за ум и выучись чтению и письму! Иначе каждый встречный проходимец первым делом попытается тебя надурить.»

Староста тихо рассмеялся и спустился с трибуны.

«Признаться честно, я не сдержал обещание, данное отцу. Усилий моих хватило лишь на то, чтобы обеспечить жителям долины безопасную и вполне сносную жизнь. Но мой сын, Оле, грамоте обучен с ранних лет. Я озаботился тем, чтобы у нашей небольшой общины было надежное будущее и достойные лидеры. К слову, позвольте вам его представить, дорогой Отто. Мой сын, моя кровь и гордость.»

Герман похлопал златовласого пастушонка по плечу. Того самого, который не далее, как этим утром, раздражал мой слух своим невежественным пением. Юноша ухмылялся той же ехидной улыбкой, что и его верзила-папаша.

«Настоящим указываю, - громко и отчетливо принялся читать Оле, зажав то и дело норовивший свернуться в трубку пергамент между указательным и большим пальцами обеих рук. – Назначить Отто Р. полноправным землевладельцем за верную службу графу и его величеству королю с предоставлением ему права выбора любого неосвоенного земельного участка в долине между рекой и северными скалами графства, размером не менее двух тагеверков, но не более одного моргена, при этом вышеназванный Отто Р. наделяется правом самому определять место для земельного участка. Подпись его светлейшества графа и его же печать.»

Довольный своим мастерским, а главное, без запинок, прочтением, Оле свернул пергамент в тугую трубочку, ловко обернул в телячью кожу и обмотал шнурком.

В воздухе снова воцарилось гробовое молчание, но на этот раз я был ему даже немного рад. Все лучше, чем в ту же секунду оказаться распятым на трезубых деревянных вилах, которых в толпе крестьян было в избытке. Судорожно сжимая в ладони рукоятку кацбальгера, я покорно ждал вынесения приговора.

«Отто-обманщик, - тихо начал староста Герман. От этих слов я внутренне сжался и приготовился к худшему.

***

Очнувшись спустя какое-то время от неожиданно напавшей тяжелой дремы, я обнаружил, что проспал до заката и серьезно продрог: вечерняя прохлада, тянущаяся с реки, сменялась порывами холодного ветра, от которых, собственно, я и был вынужден прервать свой сон.

Я поднялся, накинул свою куртку, предварительно очистив от назойливо забившегося между швами стеганки мелкого речного песка. Оглядел окрестность, взгляд предательски зацепился за неспокойную речную гладь: быть может, на горизонте появится спасительная лодчонка гостеприимного Шульца? Теперь я был совсем не против его общества, что тут говорить о призрачной надежде снова встретиться с рыжеволосой Элизой.

Но никакого намека на лодку и на косого Шульца я не обнаружил. Быть может, есть переправа на тот берег? Если и есть, то наверняка где-то в северной части долины, где бурные ручьи стекают с гор, превращаясь в могучий поток. Вдруг представится своими глазами лицезреть сады чудовищного Вафтруднира, о которых с таким трепетом рассказывала семья рыбака.

Я подобрал с земли котомку, поправил пояс с клинком и поспешил покинуть пустой берег в направлении хвойника. Само собой, старался не оглядываться, дабы в очередной раз не бросить тоскливый взгляд на горящую праздничными огоньками деревню, где крестьяне праздновали день середины лета и окончание первых полевых работ. Одной из причин их гуляний, несомненно, послужило и мое изгнание. За что я твердо пообещал себе взыскать с них подробных объяснений при первой возможности.

Я добрался до опушки леса уже при свете звезд. Маленькие небесные светила неровным строем высыпали на чистом, без единого намека на тучи, небе, приветствуя своего бледного генерала в форме кривого рога. Я без малейших колебаний пересек границу поля и леса, не прибегнув к помощи огнива, потому как света луны было более чем достаточно, чтобы продолжать путь.

Чуть позже, когда порывистый ветер сменился спокойными легкими дуновениями с реки, я стал свидетелем удивительного открытия: на самом деле, ели и сосны, из которых по моему разумению должен был состоять весь лес вплоть до черных скал, оказались лишь прикрытием, непроницаемой вуалью для настоящего чуда. Сам того не заметив, я ступил на дорожку из мягкого красного мха, приятного для ступания по нему даже в солдатских башмаках. Дорожка следовала прямо, потом делала причудливый крюк и уходила в сторону, потому как ей мешал обрывистый берег. Но не в этом было дело.

Я завороженно шагал по алее из яблоневых деревьев с гибкими длинными ветвями, переплетавшимися в косы высоко над моей головой, что придавало дорожке сходство с гигантским проходом, своеобразным провожатым в мир чудес. Если бы не мой верный кацбальгер, сомневаюсь, что решился бы на такое путешествие. Клинок у бедра придал мне сил, а свет небесных тел – уверенности, что следующий мой шаг не станет прыжком в пропасть. Я отважно направился вперед, не забывая при этом изумленно оглядываться по сторонам.

Яблоневая аллея тем временем незаметно сменилась сиренью, превосходный запах которой тут же наполнил мои легкие и неискушенный в нежных ароматах нос. Искрящиеся в звездном свете азалии уютно примостились ровно под ними. Неужели все это великолепие было создано теми же лапами, что играючи подбрасывают в воздух упитанную корову, словно она весит не больше еловой шишки? Уму непостижимо. Тем не менее, оснований сомневаться в словах Шульца и жителей деревни у меня не было, хоть и верилось с трудом.

А вот те самые розовые кусты, о которых с таким упоением рассказывала Элиза. Могучие шипастые стебли возвышались над сиреневыми кустами и грушевыми деревьями вдоль дорожки из красного мха. А бутоны закрывшихся на время сумерек алых и белых цветов были размером с лошадиную голову. Что за наваждение… Какое черное колдовство заставило цветы расти с такой силой и в таких невероятных размерах? Не иначе, как Вафтруднир знается с темной магией и не гнушается использовать ее для своих грязных дел. Особенно поражали мое воображение размеры шипов, которые впору использовать на манер твоего кинжала.

Мне стало неуютно находиться в этом саду гигантских цветов. На смену розам спустя некоторое время пришли не менее огромные ирисы, их бородовидные лепестки напоминали лебединые крылья, изящные и невесомые даже несмотря на их габариты. Восхищаться к этому моменту окружающим великолепием я устал, потому как опыта в созерцании прекрасного не имел вовсе. Воображение, некогда пораженное красотой этого дивного сада, теперь рисовало в голове моменты легких прогулок невинных деревенских девушек-простачек, вознамерившихся посетить сад гиганта, но попавших в ловушку из розовых шипов, чтобы после быть проглоченными ненасытным чудовищем. Что если так и есть? И сад этот на самом деле не более, чем обеденный стол для Вафтруднира Ужасного, поедателя людей?

Сердце бешено заколотилось после такого страшного открытия. Мне следовало немедленно убраться из этого сада, чтобы самому не стать поздней трапезой или, в лучшем случае, ранним завтраком. Но как? идти назад боязно и, откровенно говоря, бессмысленно. Если немедленно сойти с красной дорожки и пойти к реке? В таком случае рискую заблудиться в бесчисленных рядах ирисов и источающих приторный аромат рослых петуний. Чертова долина! Она воистину проклята, и подлый граф направил меня прямо в пасть злобному монстру.

Было трудно дышать. Дабы совладать с накатившим страхом, я сел на моховый ковер и попытался дышать как можно более глубже. Помогало скверно. Казалось, что гигантские растения окружили меня и теперь пляшут злобную мазурку. Теперь уже не ирисы были невероятно огромными, а я, я сам стал невероятно мал в сравненьи с этим диковинным и чуждым моей душе садом. Выбираться не было ни желания, ни сил. Пусть. Пусть я стану обедом для Вафтруднира, того лучше – удобрением для его чудовищного сада. Моя судьба отныне мне совершенно безразлична.

Тело наполнилось необъяснимой усталостью (потом я узнал, что это действие ирисов на неподготовленный разум), в большом недоумении от того, что только на закате проснулся с ощущением того бодрости и полнотой сил, я погрузился в глубокую дрему без сновидений.

***

«Путник, ты в порядке? Требуется ли тебе помощь доброго великана Вафтруднира?»

Сначала я решил, что это гром нежданно загрохотал на рассвете. Приоткрыв осторожно глаза, я увидел напротив гигантский сапог, сшитый из нескольких цельных коровьих шкур. Рядом – чудовищного вида волосяной столб, в котором спустя мгновение я признал руку с закатанной по локоть холщовой рубахой, из которой можно было бы пошить одежду для всей деревни в долине!

«Путник, слышишь ты меня? Вижу, как глядишь ты испуганно, но уверяю, добрый Вафтруднир не причинит тебе зла.»

Я немного осмелел и медленно поднял взгляд выше. На неказистом и сером, словно выточенном из каменной глыбы лице гиганта блуждала улыбка, которую он изо всех сил старался сделать дружелюбной и приветливой, но в силу природной невежественности вышла неказистой. По крайне мере, эффект сработал, и страху тут же испарился, сколь сильно не пытался я сохранить хоть толику этого чувства, которое помогало держать нервы и разум настороже. Позволив себе подобную слабость, я поднялся с земли и оказался глазами прямо на уровне густой седой бороды гиганта. Насколько глубоко он склонился, чтобы поговорить со мной? Так, что борода, размером со всего меня, удобно примостилась на дорожке из красного мха, который в дневном свете сохранил свой неестественный блеск.

«Могу узнать я имя твое, путник? Если ты все еще напуган, то можешь не отвечать, в таком случае позволь мне сопроводить тебя до деревни, что в долине. Мой добрый друг Герман поручится, что я не причиню никакого зла путникам и, более того, поможет тебе вернуться туда, откуда ты прибыл. Верно, желаешь узнать, с чего это старый Вафтруднир признал в тебе путника? Жители долины не носят при себе оружия, к тому же каждого человека по эту сторону реки я знаю в лицо, потому как все они мои хорошие друзья.»

Гигант приложил ладонь к груди удовлетворенно кивнул, одновременно дав понять, что он лично ручается за их благонадежность, что и они, безусловно, сделали бы ради него. Но меня не проведешь. Я уже убедился, какие подлые людишки живут в деревне. В таком случае, с чего мне доверять этому чудищу, которое с невозмутимой уверенностью заявляло о честности и бескорыстном человеколюбии этих лицемерных деревенщин?

«Имя мое Отто, добрый Вафтруднир. Прости меня за минуту робости, не оттого я замер при встрече с тобой, что испугался, но оттого, что услышал твой голос, подобный грому в ясный день, еще до своего пробуждения. Приветствую тебя, гостеприимный хозяин диковинного сада! Я восхищен красотой твоих цветов и не менее того поражен их размерами. Открой же свой секрет, повелитель роз и яблоневых деревьев! Отчего твои растения подобны тебе, могучи и статны?»

Хитросплетения нарочито льстивой речи привели меня в чувство, и я снова ощутил себя хозяином положения. Более того: Вафтруднир, вне всяких сомнений, принял мою хвалу за чистую монету, потому как каменные щеки гиганта зарделись пунцом похлеще дорожки под нашими ногами, а я в полной мере осознал свое превосходство над ним.

«Этот секрет, Любезный Отто, я храню на протяжении полутора столетий. Он овеян тайной и, уверяю тебя, ничего мистического или волшебного не стоит за ним. Лишь утраты, отчаяние и безумное желание привнести в этот мир крупицу радости и тепла, которой я готов делиться с каждым, у кого доброе сердце и чистые намерения. Как я погляжу, путник Отто, ты именно такой человек. Потому я рад тепло приветствовать тебя в моих садах. Оставайся здесь, сколько пожелаешь, если станешь мне близким другом – я поведаю тебе секрет моих садов.»

«Глупый великанишка, - подумал я. – С чего ты взял, что мне есть дело до твоих цветочков и лысых деревьев? Да пусть каждое яблоко, сорванное с твоих убогих кустов, встанет тебе поперек горла, а каждый шип непременно вонзается в твои каменные ноги, пока ты неуклюже ступаешь по своим садам!»

«Если же ты пресытился красами моих владений, - продолжал Вафтруднир, не заметив шквала эмоций в моих глазах. – Я немедленно выведу тебя из сада, питая надежду, что в скором времени ты вновь навестишь меня, путник Отто.»

«Ни в коем случае, добрый гигант! – запротестовал я. – Я прибыл в твой край не далее, как вчера, и только с той целью, чтобы своими глазами узреть диковинку, о которой слышал великое множество историй. Твой сад – настоящая живая легенда, о могучий Вафтруднир! Позволь же мне оставаться в его пределах так долго, насколько хватит твоего радушия и хозяйского терпения.»

Как бы не было велико мое удовольствие наблюдать за тем, как неуклюжий монстр продолжает старательно гнуть свою каменную спину, чтобы говорить со мной, я и сам почувствовал неприятные ощущения в шее и пояснице, вызванные, само собой, необходимостью непрестанно глядеть вверх. Я вздохнул и нарочито грустно поглядел на свой живот, вывалившийся самым несуразным образом из-под рубахи.

«Ты, верно, голоден, путник Отто? – встревоженно спросил Вафтруднир. – Боги, где же мое гостеприимство? Ты должен немедленно отправиться со мной к скалам! Там надежно спрятано от посторонних глаз мое скромное убежище. Заклинаю, держи в секрете все, что увидишь там. Мы немедленно отправимся в путь, а пока вот, держи.»

С этими словами великан подал мне на раскрытой ладони обломанную яблочную ветвь с несколькими ярко-желтыми плодами на ней.

«Подкрепись немного, пока мы будем добираться.»

По пути я незаметно вытряс под первой попавшейся сиренью припасы из мешка, чтобы Вафтруднир не вздумал поймать меня на лжи. Шагали мы довольно резво, но при этом у меня не возникало чувства, что великан двигается быстрее меня, настолько умело он подстраивался под мою скорость. При этом чудище умудрялось что-то медленно и монотонно бубнить, я, откровенно говоря, его не слушал, потому как был занят поеданием восхитительных, в меру сладких и сочных яблок. Впечатление о них испортилось в момент поглощения последнего, когда я поперхнулся косточкой и был вынужден долго откашливаться. Это неприятное происшествие я тут же списал на происки Вафтруднира, наложившего чары на свой злобный сад.

***

До черных скал мы добрались к полудню. Путешествие выдалось не из приятных: конечно, глупо было жаловаться, когда мы шагали по чистым красным дорожкам и самой большой трудностью было сворачивать то влево, то вправо. Часто дорожка расходилась в две, а то и в три стороны, всякий раз Вафтруднир без сомнений выбирал верную, что в принципе большого удивления у меня не вызвало: в конце концов, это его собственный сад. Трудности начались, когда мы вышли из леса, оканчивавшегося такой же еловой преградой, что и со стороны деревни. Стоило мне сделать несколько шагов, как я к собственному неудовольствию обнаружил, что все скалистое плато, стоявшее на пути к горам, покрыто неприметными глазу жесткими выступами и зубьями, от которых мои походные башмаки, пережившие немало походов и битв, стали приходить в негодность, а ступни покрылись синяками и кровоточащими ранками.

«Вафтруднир, - взмолился я. – Близки ли мы к цели?»

«Терпение, путник Отто, терпение, - прогудел великан, медленно склонив голову вниз. – Пересечем плато Боли и будем на месте.»

Плато Боли? Подходящее ему название, если тот, кто его дал, имел ввиду боль физическую. Я с ужасом посмотрел на горизонт, осознав, что путь до скал займет еще час, не меньше. В ослабленный болью и усталостью разум пришла мысль попросить гиганта донести меня до места на плече, что он, несомненно, проделал бы с великой охотой. Да и путь сократился бы в несколько раз, ведь в таком случае у Вафтруднира не было бы причин шагать со скоростью человека. Тем не менее, скрепя сердце, я продолжил путь без жалоб и унизительных просьб. Не хватало еще упасть лицом в грязь перед этим неотесанным чудовищем, к тому же боль помогли мне превозмочь мысли о мести жителям деревни. И я придумал прекрасный план.

«Мы на месте, путник Отто! – торжественно объявил Вафтруднир к немалому моему изумлению, должен признать, потому как оказались мы перед сплошной стеной отливающих стальным блеском черных скал. Солнце давно перешло зенит и теперь находилось по ту сторону гор, что не мешало скалистому валу сиять, как в свете тысячи звезд. Проделки ведьм или, того хуже, великанские чары. Их я боялся больше, не по себе становилось от одной мысли, что чудовище-гигант не только самый большой исполин на всем свете, но еще и опасный чародей. Бр-р-р.

Не дождавшись от меня расспросов, что было бы вполне естественной реакцией в подобном случае, Вафтруднир нисколько не расстроился, приблизился вплотную к скале (причем через его «вплотную» могла проехать конница по три воина в ряд), которая оказалась высотой в аккурат с него, и принялся надавливать на какие-то уступы в том порядке, в котором его руки машинально вспоминали. Я мало знаком с чудесами или магией, но неплохо осведомлен в работе тайных механизмов, в основном, конечно, благодаря затейливым музыкальным шкатулкам с юга. Потому я сразу догадался, что задумал гигант. Он обернулся ко мне и с наивным восторгом принялся ожидать удивление на моем лице, когда после недолгих манипуляций с секретными пластинами скала задрожала и разделилась надвое.

«Потрясающее чудо, Вафтруднир, - заметил я безо всякого энтузиазма. – Поспешим же на обещанную тобой трапезу.»

Великан не заметил иронии в моих словах (видимо, распознать ее он был не в силах). Дождавшись окончательного сдвига частей скалы, великан решительно шагнул в темноту, жестом пригласив последовать за собой.

«Не бойся, путник Отто. Я знаю этот проход лучше своей бороды и смогу провести тебя здесь даже с закрытыми глазами.»

Голос Вафтруднира отскакивал от крутого скалистого свода и возвращался назад, усиленный в стократ, отчего возникало ощущение, словно стены дрожат и вот-вот обвалятся.

«Никакой надобности закрывать глаза нет, - ворчал я мысленно про себя. – Если здесь и так ничего не видно. А ты кричи дальше, безмозглый великанишка, если желаешь навеки остаться в стенах этого гигантского склепа. Может, у тебя и нет планов на свою никчемную жизнь, помимо разведения бесполезных цветов, а я еще рассчитываю сделать что-то на благо себе и графству.»

Конечно, такие мысли были вызваны исключительно боязнью темноты. Заприметив узкую полоску света, занимающую собой всю высоту скалистого прохода, я понял, что мы практически на месте и сумел взять себя в руки.

«Добро пожаловать, дорогой гость! – прогремел голос Вафтруднира так, что со свода посыпались камешки размером с кулак (а ведь один из подобных мог запросто пробить мне череп!); великан же тем делом играючи надавил руками на заднюю стенку прохода, от чего она распахнулась с такой легкостью, словно была бумажной. – В Нифльхейм, замок великанов!»

Черт, что? Целый замок подобных ему чудовищ?!

Я так и замер на пороге, не в состоянии сделать ни шага после этой новости. Как я мог быть таким глупцом? Поделом мне будет за мою беспечность, если сегодня же на ужин великанам подадут мою зажаренную тушку, обильно сдобренную свежевзбитым сливочным маслом!

«Что такое, мой друг? Смутился величественности этих покоев?»

«Совсем нет, о добрый Вафтруднир, - выдавил я из себя, тихонько пятясь назад. – Стеснение мое вполне можно объяснить нежеланием отвлекать своей скромной персоной твой народ от насущных дел. Пожалуй, я отобедаю в твоем чудесном саду тем, что найду на деревьях.»

Вафтруднир долго и молча глядел на меня. Затем горько рассмеялся.

«Взгляни же, путник.»

Врата распахнулись еще больше, и моему взгляду явилось некое подобие банкетного и одновременно тронного зала. Побывай я в этом месте в юные годы, непременно бы решил, что это дом богов. Величественные колонны десятками произрастали в выточенном из огромного гранитного камня полу, устремляясь вверх, чтобы затем упереться в невероятной красоты куполообразный свод атласного цвета из гладкого невесомого камня неизвестной мне породы. Но не это завлекло мое внимание. Огромное кристаллическое нечто, растянутое под искусственным небосводом на тонких и почти незаметных глазу цепях. Оно не сияло светом солнца и не претендовало на его величество и жар. Тем не менее, было что-то притягательное в этом искусственном светиле, которое нет-нет, да переливалось цветами радуги и излучало нежное магическое свечение.

«Что это?» - пораженно прошептал я.

«Это, друг мой, солнце Нифльхейма. Пока оно сияет, наш дом живет. И будет жить даже без своих обитателей.»

Тут меня осенило. Не без труда я перевел взгляд с прекрасного светила на пустующие столы размером с добротные брусчатые дорожки в графском замке, видимо, когда-то собиравшие вокруг себя гигантов на всевозможных пиршествах и балах, теперь же были покрыты налетом и пылью толщиной с ладонь. Вдоль полированных стен нашли свой приют бесчисленное количество оружия, лат и прочего военной утвари великанских размеров. Вокруг ни души.

У дальней стены, за многими рядами колонн и столов, я разглядел два трона. Один – что справа – выточен из гранита, украшен рисунками сражений и острыми шипами на изголовье. Другой выглядел изящнее и походил скорее на дамский стул (только размером с бойницу), чем на трон боевого повелителя, стоящего рядом. Этот трон, вероятно, принадлежал королеве гигантов. Мраморная поверхность его была испещрена затейливыми узорами и рунами, которые я ни сейчас, ни после, прочитать не смог.

«Так ты последний, - тихо прошептал я и взглянул на гиганта, ссутулившегося над ворохом истлевших фолиантов.

Каменный гигант не ответил. Быть может, не слышал моих слов вовсе, но в его ответе я и не нуждался. Очевидно было, что это – замок призраков, а Вафтруднир их невольный страж и смотритель склепа одновременно.

«Отобедаем? – предложил гигант и указал рукой на небольшой (по великанским меркам, разумеется) дверной проем в дальней части тронной залы.

«Я же неделю туда добираться буду, - запротестовал я. – Лучше давай устроим трапезу на свежем воздухе. Ты, мой друг, раздобудь еды, а я тем временем прогуляюсь по этому дивному залу. Но не задерживайся! Потому как я так голоден, что готов съесть целого теленка!»

«Еда не заставит себя ждать,» - улыбнулся гигант и на удивление резво бросился в кладовую.

***

«Ох… - только и смог я вымолвить, когда обнаружил в руках Вафтруднира громадную бутыль из камня (видать, глина слишком хрупка для неловких великанских пальцев), ломоть ржаного хлеба и целую тушу копченой телятины.

«Кушанье скромное, - извиняясь, пожал плечами гигант. – Но на нашу долю хватит. Идем же на воздух!»

На мое счастье, я не успел избавиться от фляги с пенистым элем (да и не горел желанием переводить такой хороший продукт), сваренным умелой рукой рыжеволосой Элизы. Иначе не представляю каким образом я бы смог испить великанского питья из такой громадной бутыли.

Ели по большей части молча. Я кое-как подкрепился частью левой лодыжки теленка, закусил краюшкой хлеба, отломленной от великанского ломтя и под конец испил из его бутыли. Там оказалось высочайшего качества красное вино, которому, со слов самого Вафтруднира, не меньше трех сотен лет.

«Я сам не мастер виноградоварения, - говорил гигант после очередного большого глотка из бутыли. – Если честно, вообще не умелец. Могу разве что коров коптить, да за садом приглядывать. Умельцем-виноделом был мой хороший друг, Гиллинг. Давно это было… так давно, что память о нем стала призрачной, в скором времени и вовсе исчезнет. Останется лишь его чудесное вино. И мой сад, конечно.»

«А что случилось с твоим народом?» - осмелился спросить я, дождавшись, пока Вафтруднир вольет в себя приличное количество содержимого бутыли, а в глазах его замелькает пьяный дурман.

Каменный верзила не спешил отвечать. Он приложился еще несколько раз к своему питью, утер рукой бороду, по которой ручьями стекало отборнейшее вино, затем прикончил остатки телятины, уже после этого, ковыряясь бедренной костью в зубах, удовлетворил мое любопытство.

«Мы были счастливы здесь, в горах, вдали от мира людей и ваших бесчисленных скандалов, войн. Прибыв издалека тысячу лет назад, мои предки дали слово, что не возжелают власти над миром людей и не станут вмешиваться в вашу судьбу. Они отстроили этот прекрасный замок и принялись мирно жить. А наше существование, согласно клятве, оставалось тайной для внешнего мира. Мой отец, Бергельмир, будучи одним из величайших правителей гигантов, мудро правил нашим народом на протяжении многих столетий.»

Вафтруднир разломил кость между пальцами и швырнул прочь. Она пролетела все плато и устремилась в ельник, где устроила немалый переполох среди лесных птиц.

«Как известно, даже розы не могут цвести круглый год. Вот и в нашем небольшом королевстве разбушевалась проказа. Нет, не бойся, маленький путник, не мор. Лишь игра слов, чтобы обозначить измену. Гейрред, потомок королей древности, и потому считавший себя в полной мере равным им, вознамерился поработить мир людей и поставить себя над ними богом, не иначе. Слукавлю я, если скажу, что сам в молодости не грешил такими помыслами. Одно время даже горячо доказывал отцу здравость идей Гейрреда, что мы созданы править и быть много выше того положения, что занимаем теперь. На что отец мой, будучи гигантом мудрым и рассудительным, не стал наказывать мою горячность, а лишь напомнил, за что мы были изгнаны из родных мест. С того самого времени я осознал свою глупость, даже попытался вразумить Гейрреда, который к тому моменту уже обзавелся группой преданных ему единомышленников. Мне не удалось внушить ему губительность его идей. Потому отец мой принял единственное верное и справедливое в том положении решение. Гейрред был взят под стражу и предан суду. Однако вердикт отца был… спорным на мой взгляд. Гейрред и его приспешники должны были быть казнены, как и следует поступать с изменниками и предателями. Наш король же, убежденный в том, что нельзя губить жизнь гиганта, даже если он мятежник, приговорил Гейрреда с соратниками к навечному изгнанию в черных горах. Они не имели права вернуться в королевство, им также запрещалось выходить в мир людей. Любое из указанных действий в их случае, по приказу короля, каралось бы казнью. Отец, видимо, забыл, что предавший единожды не живет и дня без помыслов о новом предательстве. Особенно опасен мятежник, познавший вкус свободы, власти, воля которого закалилась многими годами изгнания. тем временем наш народ оставался верен себе, трудился на благо королевства и хранил существование великанов в тайне. У нас было 90 лет мира и процветания, пока Гейрред не вернулся в родные чертоги, чтобы свершить свою месть.»

Вафтруднир склонил свою косматую голову, а я задумался: способны ли великаны извергать слезы? Если да, то в таком случае, мой собеседник должен был зарыдать, настолько печальны были его речи. Как выглядят слезы гигантов? Наверняка как круглые камешки. В любом случае, Вафтруднир не выказал ни намека на рыдания, лишь склонил голову еще ниже и продолжил свой рассказ, а я приберег свои размышления до лучших времен.

«Я никогда не видел и уж тем более не участвовал в битвах со своими собственными собратьями. Силы были не в пользу мятежников, но на их стороне были внезапность и безумная жестокость, копившаяся в их сердцах долгие годы. Мы потерпели сокрушительное поражение, многие погибли. Последним приказом умирающего от тяжелых ран короля был призыв к отчаянной попытке оттеснить врага в замок, чтобы удерживать их ровно столько, насколько хватит наших сил. Я лично вел наш небольшой отряд выживших, и хоть численный перевес был на стороне мятежного Гейрреда, мы смогли заточить их в замковых чертогах, которые, по иронии судьбы, стали и нашей темницей тоже. Мы заняли оборону прямо здесь, у ворот. Большая часть наших людей во главе с Гиллингом-виноделом стойко обороняла тронный зал от пытающихся прорваться во внешний мир изменников. Это было жестоко – отправлять стольких благородных воинов на верную смерть, но моя хитрость сработала. Те из врагов, кто умудрился вырваться за первый заслонный щит, натыкались на мечи и копья другого, который поджидал их у скалистого прохода. Я знал, что мы одержим победу, потому, когда редкие мятежники прекратили появляться из тьмы прохода вовсе, бросился на подмогу отряду Гиллинга. Как оказалось, помогать уже было некому. Каждый из защитников замка лежал изрубленный в окружении множества павших врагов. Сам Гиллинг сжимал в руках отрубленную голову мятежника Гейрреда. Израненный герой испустил последний дух, когда я попытался снять с него каменный доспех. В тот роковой день род гигантов лишился лучших своих представителей и иссяк окончательно.»

День близился к своему завершению, солнце уже частично скрылось за горизонтом где-то за нашими спинами, отчего стальной блеск черных скал превратился в кроваво-красный, под стать закату.

Иссякало и красноречие Вафтруднира. Он изрядно захмелел (способствовало этому и то, что он несколько раз отлучался в погреб за новой бутылью с вином), и в его рассказе все чаще проскакивали продолжительные паузы, сопровождаемые беспрестанными вздохами, всхлипами, а иной раз он и вовсе начинал храпеть! В такие моменты я кричал во все горло, чтобы разбудить верзилу, давалось мне это с немалым трудом. Я даже начал подозревать, что из-за истошных окриков у меня пропал голос, отчего твердо для себя решил: если великан уснет еще раз, будить его я не стану.

«Я рассказывал, что обзавелся семьей после войны? – внезапно произнес Вафтруднир после очередной отключки. – Ее звали Гуннлед. О, моя прекрасная Гуннлед! Кожа бела и прекрасна, как мрамор. Лицо, что у девы из чудесных снов, фигура валькирии, а как статно и ладно она шагала! Можешь себе представить, чтобы гигант ставил ногу так бесшумно, как лепесток розы падает на землю? Вот и я не мог, пока не полюбил мою прекрасную Гуннлед. Она стала мне опорой и верным советником в те времена, когда великанов осталось не больше трех дюжин. Наш союз был не просто подарком судьбы – он был необходим нашему роду. В скорости у нас родились чудесные дети. Эстер, прекрасная и справедливая, как моя дорогая Гуннлед. А после Якоб, могучий, как и пристало сыну королевского рода. Мы растили надежду великанов, тихо жили в стенах своей неприступной твердыни и питали слабую надежду когда-нибудь восстановить свое благополучие. А потом пришли вы.»

Вафтруднир без злобы, даже с некоторой грустью взглянул на меня и украдкой утер слезы. Были они самыми обычными, разве что великанских размеров.

«Твое королевство росло, путник Отто. Ему было мало земель по ту сторону реки, потому король решил продвинуть границу вплоть до черных скал. Известно ли тебе, что 300 лет назад на месте цветущей долины была безжизненная пустошь? Сила, изгнавшая нас, намеренно выбрала это место, чтобы отгородить от людей горами с одной стороны, пустыней и рекой – с противоположной. Любимая Гуннлед уговорила меня поприветствовать соседей и заключить договор о ненападении. Люди встретили мое появление на берегу реки с испугом, однако предложение приняли и поклялись соблюдать наш священный пакт. Клятва эта держалась аж три луны, путник Отто. Посмотри вокруг. Видишь хоть одного гиганта? Верно, они были истреблены все до единого в тот день, когда твое королевство нарушило данное нам слово. И это цена людским обещаниям?

Была середина лета, помнится мне. Не такая, как нынче, но довольно спокойная. Королевский гонец примчался к нашему замку с предложением отпраздновать самый длинный день в году вместе с его сеньором на берегу реки. Помимо меня и моей семьи король приглашал каждого желающего. Само собой, я мигом отказал, но Гуннлед сумела убедить меня поменять решение. Более того, после ее горячей просьбы каждый обитатель замка согласился присутствовать на королевском пиршестве. Я же, будучи от природы упрямцем, остался в замке в гордом одиночестве.

«Боги… - подумал я. – Они изничтожили всех? Но каким образом?»

«Когда я прибыл на берег, встревоженный долгим отсутствием своих подданных, я нашел лишь множество трупов. Ни одного мертвеца со стороны людей, потому как они хладнокровно и безжалостно расстреляли последних представителей моего народа из баллист с другой стороны реки. Из тел моих сородичей торчали гигантские метательные копья с особым широким наконечником, способным пробить каменную кожу гиганта. Люди готовились к истреблению моего рода, и им это удалось. Идти на штурм замка они не решились, да и бесполезно это. Стены Нифльхейма неприступны, даже с одним защитником это место держалось бы веками, потому как разгадать тайну механизма ворот способен лишь гигант. А после моей смерти не останется таковых и вовсе.»

«Твоя семья, Вафтруднир…» - начал было я, но мигом осекся, заметив гримасу боли на лице верзилы.

«Моя семья погибла в тот день, человек. Не потому, что люди коварны, а их клятвы лживы и достойны лишь смеха. Не потому, что Гуннлед настояла на том, что нашему народу необходимо явиться на тот пир, ставший кровавым. Нет, человек. Повинен лишь я, потому и не стал мстить твоему роду. Воздав почести павшим и захоронив тела, как следует, я отправился в добровольное изгнание в черных горах. Я больше не боялся гнева сил, изгнавших гигантов, потому что лишился всего, и даже считал лучшей участью для себя быть казненным за нарушение клятвы. Однако кары никакой не последовало, и проведя в изгнании около 150 лет, я вернулся в родные чертоги. И каково же было мое величайшее изумление, когда на месте смерти своих сородичей я обнаружил цветущий мирный край, обетованную долину с добрыми и светлыми жителями. А на том месте, где я захоронил свою семью – цветущие сады. Там, где пролилась кровь моих детей, появились красные дорожки, а на месте могилы моей бедной Гуннлед выросли розы невиданной красоты.

С тех самых пор я вновь обрел смысл своего существования. Хоть мой род и изведен до последнего ребенка, я обязан во что бы то ни стало сохранить память о нем. Особенно о моей Гуннлед… Этот сад мне дороже всего, путник Отто. Это все, что осталось от моего народа, и я обязан хранить его вечно.»

Великан утер слезы, затем шумно высморкался в рукав и, пошатываясь, поднялся с земли.

«Уже почти ночь, путник Отто. Пора бы забыться сном. Я приготовлю тебе постель в королевской опочивальне. Будешь спать, как настоящий государь!»

Вафтруднир рассмеялся, и смех этот гулким раскатом прошелся по всему скалистому проходу.

«Спасибо за заботу, добрый гигант, - мягко отвечал я. – Благодарю тебя за сытную трапезу и откровенную историю. Я даю клятву, что нигде и никогда ни единая живая душа не узнает о судьбе твоего рода, пока ты сам не дашь на то мне благословение. Позволь мне отказаться от ночи в роскошных покоях, потому как мне милее свежий воздух и открытое небо над головой.»

«Да будет так, друг мой, - проворчал Вафтруднир и тяжело опустился на землю. – Ночуй здесь. А чтобы не было тебе одиноко и скучно, я заночую на этой скале вместе с тобой.»

Спорить с ним я не стал, на это не было ни желания, ни сил. Я свернул в несколько раз свой походный мешок (вот когда пришло время горько сожалеть о выброшенных припасах, служивших мне вполне себе достойной периной). Вафтруднир улегся прямо на пороге скалистого прохода и, положив руки за голову, мигом захрапел. Я же еще долго лежал, глядя на звезды, не имея никакой мочи заснуть. Я думал об истории великана, трагичной судьбе его народа и страшной тайне его садов. Наивный болван Вафтруднир. С чего он решил, что люди дадут ему спокойно растить цветочки и преспокойно топтать нашу землю? Его дни на исходе, лишь вопрос времени, когда по его шкуру явятся душегубы короля. С такими мыслями я погрузился в сладкую дрему.

***

«Вафтруднир! Боги, просыпайся скорее, спящий ты идиот! Твои сады полыхают!»

«Что ты такое выдумываешь, путник, - сонно пробормотал великан, не обращая ровным счетом никакого внимания на то, что я изо всех сил бью его ладонями по каменным щекам. – Мои сады не могут полыхать. Прекрати эти глупые шутки и дай мне еще немного поспать.»

«Не могут, говоришь?! – воскликнул я и пальцами поднял каменные веки верзилы. – А ты взгляни вон туда!»

Был далеко не рассвет, по моим подсчетам, ночь только перевалила за середину, но было светло, как ясным солнечным днем. Между лесом и черными скалами стояла плотная дымовая завеса, через которую явственно различалось огненное зарево, охватившее стену елей, а за ними и сады Вафтруднира, которые он клялся оберегать.

Реакция гиганта была молниеносной. Он вскочил на ноги и бросился к лесу, на ходу снимая с себя рубаху.

«Человек! – гремел он, несясь во всю прыть. – Отто, помоги мне немедленно! Мы должны спасти мою семью!»

Я поспешил ему на помощь, но как бы не старался, не мог угнаться за длинноногим верзилой. Несколько мгновений – и вот Вафтруднир уже вовсю размахивает своей огромной рубахой в отчаянной попытке сбить разбушевавшееся пламя. Я бежал со всех ног, стараясь не обращать внимания на едкий дым, застивший глаза, на острые камни под ногами, что в скором времени превратили мои ступни в кровавое месиво.

«Отто, ничего не выходит! – прокричал Вафтруднир откуда-то из глубины леса. Видимо, огонь его каменной шкуре был нипочем. – Нужно бежать к истоку реки, вода спасет мой сад!»

«Мы не успеем, - прохрипел я, потому как забившийся в нутро дым мешал кричать в ответ. – Пламя уже не остановить, Вафтруднир. Спасайся оттуда.»

Сомневаюсь, что до него дошли мои слова. Тем не менее спустя какое-то время я увидел гиганта, стоящего прямо в эпицентре зарева. Сквозь пелену дыма и копоти я разглядел горящую на нем одежду. Неужели он решил умереть?

«Вафтруднир! Немедленно уходи оттуда!»

Он обернулся на мой оклик. На его лице не было никаких эмоций, отчего я решил, что огонь не причинил ему никакого вреда. Вафтруднир медленно побрел в моем направлении.

«Кто, Отто, - тихо прошептал он, когда вышел из пылающего ельника. – кто мог поступить так с моими прекрасными садами. Что за чудовище способно на такое? Они никому не причиняли зла… Они хотели жить в мире, достичь согласия с людьми! Почему вы так жестоки, путник, почему не оставили нас в покое? Мы никогда не желали зла вашему роду… Посмотри на эти руки, человек. Они обагрены кровью десятков сородичей. Я это сделал, я убивал своих братьев и сестер, чтобы ваш вид жил свободным! И вот она, плата за мое великодушие? Твой род, человек, убил мою семью, а теперь уничтожил единственную память о них! Будьте вы прокляты…»

Вафтруднир побрел в направлении замка, беспрестанно бормоча себе под нос одно и то же. Я последовал за ним. Прислушавшись, смог различить в его заклинаниях следующие имена: Гуннлед, Эстер, Якоб – и так по кругу, без остановки.

Уже у ворот прохода я обернулся на зарево. Леса горят долго, могут пройти недели, пока последнее деревце не истлеет дотла. А вся округа оправится лишь к концу лета, только тогда исчезнет запах гари и прочего смрада.

«Как ты, друг мой? – осторожно спросил я у великана, обессиленно склонившего голову над обгоревшим кустом розы в его руке. – Понимаю, ты убит горем и вряд ли сейчас меня можешь слушать, но, прошу, прими мои соболезнования. Я убит горем, как и ты, мой друг. В самом деле, что за бессердечный мерзавец способен на такое злодеяние? Уму непостижимо, кому могли причинить неудобства безобидные цветы. Сомневаюсь, что это сделали пришлые из-за реки, ведь по ту сторону мало сведущих о твоих садах, Вафтруднир. Из-за гор и вовсе никто не смог бы явиться, потому как они совершенно непроходимы. Получается, это дело рук человека из долины? Либо же природное явление, которого нам постичь не дано. Что думаешь, добрый великан?»

Гигант медленно оторвал взгляд от погибшего растения и взглянул на меня. Да так пристально, что душа у меня ушла в пятки.

«Я вчера поссорился с пастухами из долины, - наконец ответил он, а я смог с облегчением выдохнуть. – Разлад вышел на удивление безобидный, касалось это случайно раздавленной мной коровой. Я иногда помогаю друзьям из деревни – гоню скот обратно на их луга, заодно и защищаю… защищал свои сады от поедания. Мальчишки обещались спросить с меня за убитое животное. Я рассмеялся, потому как коров этих на своем веку я передавил немало, за это мне доставались легкий упрек и туша. Не думаю, что они решили мне отомстить таким злодейским способом.»

«О боги, вот же оно! – воскликнул я и сильно хлопнул себя по лбу. – О сокрушенный Вафтруднир, не знаю, сможешь ли ты простить мою глупость. Дело в том, что не далее, как в полночь, я проснулся от большой жажды и вознамерился найти хоть глоток живительной влаги. Бродя по окрестностям, я наткнулся на небольшой ручеек, из которого с большим удовольствием испил, к тому же смог наполнить фляжку до верху – вот она. Я уже возвращался назад, как вдруг мое внимание привлек маленький огонек во тьме, в аккурат на опушке леса. Огонек не мигал и никуда не двигался с места, я набрался храбрости и подкрался поближе, чтобы смочь рассмотреть источник света. Каково же было мое удивление разглядеть издалека старосту Германа и его златовласого сынишку, Оле. Они что-то яро обсуждали, что именно – расслышать я был не в состоянии, потому как близко к ним подойти я не смел. Хоть мы и прекрасно поладили, думаю, их несколько обескуражило бы мое появление в столь безлюдном месте, да еще и в поздний час. Меня поразило то, что я их увидел, но удивление мигом испарилось, когда я вспомнил, что Оле – пастух, и самой разумной причиной их пребывания здесь стал, несомненно, поиск заблудившейся буренки, не иначе. Вафтруднир?»

Великан не ответил. Он бросил наземь сгоревшую розу и бросился бежать по скалистому проходу внутрь замка. Я было хотел последовать за ним, но потом решил, что безопаснее будет дождаться его здесь.

«Подлые людишки, - бормотал Вафтруднир в глубинах склепа его народа. – Так они платят за мою доброту, мою любовь?! Я уничтожу каждого по эту сторону реки, а потом переберусь на другую! Моя месть будет жестокой, но справедливой. Если они извели мой род под корень и сожгли любое свидетельство его существования, я поступлю с ними точно так же! Мой меч напьется людской крови вдоволь…!»

В проеме скалистого прохода возник Вафтруднир. Тело его было облачено в непроницаемую каменную броню, выточенную из гранита. На голове – шлем-корона с острыми сияющими шипами, увенчавшими ореолом макушку.

«Я ухожу на битву, путник Отто, - говорил он, и голос звучал глухо из-за надвинутого на лицо забрала. – Это будет кровавое и малоприятное занятие, но я обязан уйти, чтобы постоять за честь и память своего рода.»

«Я отправлюсь с тобой, Вафтруднир! – горячо воскликнул я и даже замахал руками от возбуждения. – Я обязан это сделать хотя бы потому, что считаю своим долгом почтить память твоих сородичей. Твоей семьи, Вафтруднир! Их кровь и на моих руках, мой друг, ведь я не в состоянии был защитить их от варварского гнета моего народа. Позволь же мстить за них. Мстить бок о бок с тобой, могучий Вафтруднир!»

Голос мой дрожал от сладостного предвкушения битвы, душу вот-вот готов был захватить бешеный экстаз, обычное дело перед предстоящим сражением. Но великан словно и не слышал моих слов. Он поудобнее перехватил рукоять исполинских размеров каменного меча, который тяжело лежал на его правом плече. В глазах, проглядывающих через узкую решетку забрала, читалась одержимая решимость.

«Оставайся здесь, путник Отто! Я слишком часто полагался на человеческую честность и не менее часто расплачивался за свою доверчивость. Тебе следует остаться здесь и дожидаться моего возвращения. Ты мне нравишься, ты честнее и благороднее многих своих сородичей. Потому тебе и нужно остаться здесь, в безопасности. Подходящего тебе доспеха и вооружения у меня все равно нет.

«Понимаю, друг, - понурил я голову. – И хоть я не смогу оказать тебе полномерной поддержки в сражении с жителями долины, я буду ожидать тебя здесь, займу оборону в крепости. Клянусь тебе, никто не прорвется за ворота, если только не в качестве твоего заложника!»

Обнажив кацбальгер, я поднял его высоко вверх, извещая о серьезности своих намерений. Великан удовлетворенно кивнул и мерным тяжелым шагом направился вниз по склону, в направлении огненного зарева.

«Жди меня не позже полудня, дорогой Отто! – прогудел он, не оборачивая головы. – Мы закатим славную пирушку по случаю моей победы.»

«Возвращайся скорее, могучий Вафтруднир!» – прокричал я ему вслед, некоторое время еще глядел на пламя, в котором скрылась фигура каменного гиганта, а затем неспешным шагом направился в опустевший замок. Времени впереди предостаточно, чтобы воплотить задуманное.

«Прощай, история рода монстров», - насмешливо подумал я, когда бросал зажженную лучину в кипу старинных великанских фолиантов.

Сжечь замок не получится, как бы я ни старался. Он ведь высечен прямо в горном монолите, чему здесь гореть? Нужно немного отдохнуть, основательно выспаться и начать готовиться к возвращению последнего из монстров. Своим верным кацбальгером я смогу только слегка ранить его, уж больно толстая у него кожа. Но здесь, в тронном зале, я видел целую коллекцию великанского оружия, из которой милее всего моему сердцу пришлась огромная пика с перекладиной на наконечнике. Таким оружием я неплохо орудовал в годы службы в пикинерской роте. Как давно это было… Сейчас я неотвратимо далек от судьбы простого солдата. Я – полноправный управитель этой долины, а в скором времени стану тем героем, который смог одолеть ужасное чудовище-людоеда, пожравшего всех обитателей деревни. Господин граф обязательно оценит мои заслуги и признает свою неправоту.

Пожарище в саду Вафтруднира бушевало с прежней силой, но на севере уже собирались темные ливневые тучи, спешащие на подмогу деревьям и цветам. Между тем пика оказалась чересчур велика и тяжела для меня. Необходимо было укоротить минимум на одну треть, чтобы я мог ей более-менее сносно орудовать. Схватившись за кацбальгер двумя руками, я занес его над головой и тщательно прицелился. Улыбнулся улыбкой счастливца и со всей силы ударил.

Другие работы автора:
+3
22:29
207
08:43
Прочитал на одном дыхании. Автору большое спасибо. bravo
12:18
+1
Спасибо Вам за отзыв)
17:45
+1
Ух. Очень хорошо написано. Понравилось.
Правда мне показалось, что… должно быть продолжение.
Сад наверняка поджёг Отто, чтобы затем свалить вину на жителей долины.
Прямо это не говорится, но поступок вполне в его духе.
Да и дальнейший план убийства великана очень походит на заметание следов.

Очень интересно, чем всё закончится. Убьёт ли великан жителей деревни в ярости? Или они смогут оправдаться перед ним и раскрыть ложь Отто (если это конечно ложь Отто)
Сможет ли Отто убить великана?
Спасибо.
01:53
Во-первых, хочу поблагодарить Вас за конструктивный отзыв)) Так, идем по порядку
Продолжения, к сожалению, нет и не будет, потому как у рассказа открытая концовка, чтобы читателю осталась пища для размышлений. Но Вы верно подметили: сад действительно поджег Отто, намеренно свалив вину на Германа и его сынишку. Мне думается, Вафтруднир разрушит до последнего камешка деревню долины, тут сыграет свою роль ненависть к человеческому роду, которую он растил внутри очень долго. Если он сам не погибнет в той схватке (что вряд ли, он же каменный, и броня целиком состоит из камня), то дело завершит Отто, сразу по возвращению гиганта или же после, ведь добродушный Вафтруднир доверяет этому подлецу и не будет ожидать удара в ночи. Вот как-то так)
09:10
О, даже открытый финал, так даже лучше.
Какой отвратительный главный герой! Зацепило. Спасибо автору за рассказ)
01:54 (отредактировано)
+1
Благодарю за отзыв) Надеюсь, неприязнь к гг не помешала Вам получить удовольствие от чтения? blush
Нисколько smile
Загрузка...
Екатерина Чернышова