Собственник

18+
  • Опубликовано на Дзен
Автор:
Lalter45
Собственник
Аннотация:
"Бывают разного рода удары: удар по позвоночнику, по нервам, по совести, но самый сильный и болезненный — удар по чувству собственного достоинства!"
Текст:

- Вы меня впустите или внизу подождать? - продолжал Лёха.

- Заходи, а то позориться ещё из-за тебя перед соседями!

Лёха хотел ответить, что стесняться тут нечего - костюм с Сэвил-роу, от портного, который для принца Уэльского шьёт; ботинки - Алден, лучшей кожи - кордован; тачку он взял тоже не плохую - тёмно-синий Ягуар-конвертибл - как подъехал, все жильцы из окон повысовывались. Но он решил промолчать и прошёл за Владимиром Ивановичем на кухню. Тот не предложил ему ни чаю, ни выпить. Некоторое время двое мужчин сидели и настороженно смотрели друг на друга.

- Зачем ты приехал? Полюбоваться на своё рукоделие? Ладно твою, так ты чужую семью разрушил! Ты хоть об Эле-то подумал, об её детях? Или как всегда, только бы трахнуться, а дальше - хоть трава не расти? - не выдержал пожилой.

- При чём тут потрахаться? - в Лёхе поднялась злость. - Я люблю Элю, жениться на ней хочу.

- Номер пять? Моя дочь станет твоей пятой женой?

Слова хлестнули Лёху, будто Элин отец ударил его по лицу.

- Знай, что я - против, - продолжал Владимир Иванович. - Ни к чему хорошему это не приведёт, ты только снова боль ей причинишь. Ты не умеешь что-то строить. Порхаешь, как та стрекоза, от бабы к бабе. Уходи, пока Эля ещё может восстановить свою жизнь. У неё есть законный муж, ты - третий лишний.

Лёхе давно не приходилось чувствовать себя сопливым мальчишкой, которого отчитывает суровый отец его девушки. В конце концов, у него самого сыну жениться впору. Перед ним подчинённые дрожат, его клиенты уважают. Лёха приподнялся и, опершись на стол, так что его лицо было очень близко от лица Владимира Ивановича, решительно отчеканил:

- Эля - моя, и ни вы, ни муж, никто другой, у меня её больше не отнимет, потому что я не позволю! Вы меня хорошо поняли? Либо вы с этим примиритесь, либо дочери у вас не будет, я уж позабочусь.

- Лёшек! Что ты тут делаешь? - Эля вошла в кухню и стояла, непонимающе переводя взгляд с отца на любимого.

- К тебе приехал. Пошли, - Лёшек, подойдя к Эле, впервые при отце поцеловал её в губы. Потом приобнял за плечи, развернул к двери и так, в обнимку, они спустились вниз и сели в машину, на глазах у почуявшего скандал дома.

Эля не слышала, о чём разговаривали два дорогих ей человека и решила, что спросит позже. Она не могла поверить, что Лёшек был рядом, растерялась и не знала, как себя вести. Ей нужно было время - осмыслить то, что с ней произошло, привыкнуть к новой реальности. Но Лёха, как всегда, овладел ситуацией, не оставляя ей выбора.

В гостинице он потянулся к ней, и Эля вдруг почувствовала, что не может ответить на его поцелуи, не может быть с ним, что она - «не чистая». Господи, какое же это было глупое средневековое слово! Всё же оно подходило, потому что она, хоть и не по своей воле, но изменила ему, не могла сказать ему об этом, и это было непереносимо. Лёха воспринял её непривычную отчуждённость по-своему и несколько растерялся:

- Ты не скучала по мне?

- Мне надо прийти в себя. Может быть, после.

- После чего? Ты и так месяц мужу сказать не могла. Я тебя не понимаю, что вообще происходит? Почему ты от меня шарахаешься, будто я тебе противен? Что ты мне не говоришь?

- Просто устала, нервы. Я же не просила тебя приезжать.

- То есть ты недовольна, что я - здесь? Там - подходил, а здесь - не устраиваю? Ты переезжать-то ко мне собираешься, или это всё пустой трёп? Поиграли в любовь и будет?

Эля скрестила руки на груди, съёжилась, обхватив себя за плечи и покачивая ногой, и рассматривала узор на ковре с необыкновенной сосредоточенностью.

- Если ты решила всё закончить, скажи прямо, я уйду, - Лёха сам не мог поверить в то, что говорил, но искать лёгкий выход из неприятной ситуации ему было не впервой.

Неужели ему так просто всё кончить? Дурой она была, дурой и осталась, опять поверила в возможность счастья, снова купилась на эти его шальные глаза. Сняв с пальца подаренное им кольцо, словно сдирая с себя кожу, Эля положила его на покрывало между ними.

- Ты свободен, ты мне ничего не должен, - прошлое повторялось, и боль нисколько не уменьшилась, даже наоборот, ощущалась ещё пронзительней, физически, до тошноты и головокружения.

- Да нафиг мне это кольцо! Я его тебе покупал, чтобы у тебя на руке им любоваться. Пошло оно ко всем чертям!

Зажмурив глаза, Эля услышала, как кольцо ударилось об стенку, срикошетило, звякнуло о стоявший на столике стакан, шлёпнулось на пол.

- Ну всё, что ли? Я пошёл?

- Желаю тебе счастья! - Эля так и не открыла глаз, только сплетала и расплетала пальцы, с ужасом ожидая услышать стук закрывающейся двери. На секунду ей даже показалось, что она слышит, как он уходит от неё: хлопает дверь, шаги удаляются по лестнице, и она остаётся одна, в пустоте - тогда, сейчас - какая разница.

«Желаю тебе счастья»? - снова эта бесчувственная, нарочито равнодушная отмазка! Ну уж нет, в этот раз она от него так просто не отделается! Никуда он не уйдёт, он добьёт то, зачем приехал.

Внезапно, Лёшек опять был рядом и держал её руки в своих.

- Мне нет счастья без тебя! Ты должна мне всё рассказать, не бойся, я не совсем дурак, я постараюсь понять.

Эля с трудом, не открывая глаз и с силой сжимая его пальцы, постаралась найти способ.

- Помнишь, я тебе говорила про «Сагу о Форсайтах»? На нашем первом свидании?

- Книжку? Что-то плохо помню, - её губы тогда двигались и что-то действительно произносили, но он только представлял себе, какие они будут на вкус, когда он поцелует её.

- Это про Англию, начало прошлого века.

- Почему мы говорим об этом?

- Потерпи, я только так смогу, если вообще смогу. В «Саге» муж и жена, и жена не любит его. Она запирает свою комнату - тогда спали отдельно - не пускает его в свою постель.

- И что дальше? - Лёха старался вникнуть в её слова.

- Один раз она забывает закрыть дверь, и муж… Он подтверждает свои права на жену…

Лёшек остолбенело смотрел на неё.

- Я так тебя понял? Твой муж?

- Вчера ночью… Я не хотела, правда, я пыталась, я…

- Да я его, сволочь, убью!

Эля оказалась проворнее и заслонила собою дверь.

- Лёшек! Стой!

- Да как он посмел! Что он о себе вообразил!

- Лёшек! Прекрати! Сядь на место! Послушайся меня, хоть раз в жизни!

- Я много поганого в жизни сделал, но чтоб насиловать! Эля, я не могу это так оставить!

- Пойми, это не о тебе, и даже не обо мне - это об Оле!

- При чём тут твоя дочь?

- Выслушай меня, я Гену знаю - он никогда ничего просто так не делает - в своей практике, в бизнесе, в жизни - всё продумано на десять ходов вперёд.

- Вот подлец, так он это даже не от ревности?

- Он знал о нас откуда-то, знал давно, надеялся, что я сама одумаюсь. Он решил, что я развлекаюсь, и всё само собой закончится. Но ошибся и когда понял, что предстоит развод, то решил расставить ловушку.

- Кому?

- Нам - мне, тебе. Он как раз недавно «Сагу о Форсайтах» перечитывал. А там сюжет какой?

- Ты забыла, я эту скукотищу не читал.

- Сомс насилует Ирэн, и она, раздавленная, разрушенная этим, - Эля всхлипнула, и Лёха вскинулся, подавляя желание всё-таки найти и убить её мужа. - Бежит к своему любимому, Босини, и всё ему открывает.

- Ты-то ко мне не побежала, ничего мне не сказала! Что дальше? Босини вызвал мужа на дуэль и убил его?

- Я - не Ирэн. Но там нет хэппи-энда. Босини, не замечая ничего вокруг от боли, бредёт в тумане по Лондону и попадает под омнибус.

- Я не понял: твой муж думал, я под автобус попаду, что ли?

- Не тупи, Гена рассчитывал, что я тебе скажу и ты примчишься его убивать, ну или по обстоятельствам. У него наверняка уже у дома менты дежурят. Видео тоже включено, так что варианты такие: ты приезжаешь его бить и либо полиция тебя убивает - защита граждан; либо тебя сажают за нападение - всё на видео; либо, на крайний случай, ты - агрессивный и нестабильный, и маленькой девочке с таким, как ты, жить точно нельзя. Результат: мы не можем быть вместе, Оля остаётся с ним.

- А ты молодец, почище этого козла всё продумала! Спасибо, что остановила!

- Пойми, Лёшек, ты сейчас - на его территории, у него везде друзья. Он же юрист, так что его и в суде, и в полиции знают. Всё схвачено, поэтому я так боюсь развода - даже если закон на моей стороне, всё равно могу Оленьку потерять.

- Я тоже ему не младенец, у нас на этот случай свои ребята имеются, с Лиговки, - ухмыльнулся Лёха. - Только свистнуть, приедут!

- Лёха, он - отец моих детей. Я его ненавижу, но ты не можешь его трогать!

- Если ты не хочешь, не буду. Но я ему всё припомню. Кстати, у тебя стоящий адвокат есть?

- Пока ещё нет, я торопилась подать в суд, чтобы Оленьку со мной оставили.

- У меня есть тётка, хорошая. Она обычно на стороне мужиков - составляет контракты, торгуется о разделе имущества, и так далее - но если я её попрошу, она прилетит и тебе поможет. Её Ксюша зовут.

- Спасибо, только платить ей буду я. Ты останешься в стороне пока всё не решится.

- Это будет очень сложно, так и хочется вмешаться и всё устроить, но я постараюсь. Ты успокоилась немножко? Иди ко мне!

- Лёшек, ты не представляешь, насколько мне легче, я так боялась потерять тебя.

- Теперь, когда я тебя опять нашёл - никогда! Кстати, твой муж не один такой шутник. Мы тоже посмеяться можем.

В его глазах заплясали чёртики, и Эля, несмотря ни на что, улыбнулась.

- Что ты придумал?

- Позвони ему, пусть послушает, как с женой, с женщиной, обращаться нужно.

- Лёшек, ты с ума сошёл, ты хочешь, чтобы мы… Чтобы он был на телефоне?

- Только звук, видео мы ему позже можем сделать, пусть завидует!

- Да он не станет, он отключится!

- Нет, он слушать будет, до самого конца, поверь мне. Ты же хочешь ему отомстить?

«Что же я делаю! - но папа был прав, Лёшек всегда мог уговорить её на всё, что угодно. - Да пошёл Гена, так ему и надо!».

- Эля? Это ты? - Геннадий ожидал её привычный голос, был готов и к проклятиям и к просьбам о примирении. Но к тому, что он услышал, он не подготовился. Его жена издавала звуки неги и блаженства, какими она никогда не отвечала ему, даже в самом начале их отношений.

Прав был Лёшек - Гена не повесил трубку. Он сидел стиснув зубы, пока не замерли сладостные, удовлетворённые стоны женщины и её любовника. К счастью, ни Эля, ни Лёха, не видели его лица. 

Другие работы автора:
+9
11:23
814
18:38
+1
В Москве семидесятилетний мужчина решил заняться эскортом.
Мужчина зарегистрировался на сайте знакомств, где ему предложили стать эскортником. Пенсионер отправил свои фотографии, чтобы заинтересовать клиенток и уже через несколько часов ему пришел первый заказ: женщина была готова заплатить за времяпрепровождение с ним 16 тыс. рублей за четыре часа.
Однако сайт потребовал комиссию за заказ — мужчину попросили оплатить три тысячи рублей. Когда пожилой москвич перевел указанную сумму, то клиентка исчезла, а сайт перестал работать.
Не те вы сайты читаете для ознакомления с суровой российской реальностью, надо читать «Рамблер». Твою мать, он ведь повёлся…

19:22
+1
Не знаю сочувствовать или смеяться. Но это, к сожалению, везде бывает. Хорошее правило: никогда никому не переводить денег. Если заплатить карточкой, есть шанс вернуть. smile
20:41
+2
Приму это как понравилось! smile
23:21
+1
В процессе чтения в голове возникла обобщающая формулировка сюжета: влияние английской классической литературы на развитие межличностных отношений)
А вообще, показалось очень нарочитым это притягивание Форсайтов за уши в современный любовный треугольник, в которо м у всех были возможности нравственно не замараться, но замарались все.
очень сомнительны все эти литературные экскурсы во время встречи любовников в отеле с понятной целью. Он лезет к ней под юбку, а она ему о Сомсе с Ирэн затирает. Опять же — изменяет мужу и даже в присутствии, пусть и телефонном, последнего, но ведёт себя как тургеневская барышня — это я о «нечистой».
и ещё- разве не ЛешИк пишется? Насколько, я знаю, вроде ЛешИк.
кстати, о Лешике. В рассказе он также фигурирует как Лёха. Но я поняла, что это солидный, хорошо обеспеченный мужчина в возрасте. Поэтому имя Лёха, на мой неопытный писательский взгляд, выглядит в тексте неорганично. Даже ненавистный муж и тот — Гена, может, стоило называть героя хотя бы Алексеем?
Лёхе давно не приходилось чувствовать себя сопливым мальчишкой, которого отчитывает суровый отец его девушки.
— в этом абзаце я бы даже назвала его по имени -отчеству, чтобы подчеркнуть статус.
Дурой она была, дурой и осталась
— совершенно справедливая характеристика Эли)
00:15 (отредактировано)
+2
Спасибо за отзыв! А почему бы и не привлечь Форсайтов? Собственник он и в 21 веке собственник, а тут их аж двое. Или трое? В любом случае, познавательно, может кто-то хорошую литературу прочесть решит ))).
Кстати, встреча в отеле на совсем однозначна — Лёха прилетел из другого города не просто потрахаться (но это в предыдущей части).
«Лёшек» — так Эля его называет, поэтому так и пишу, не совсем правильно. «Лёха» — думала, как лучше, это скорее его собственное к себе обращение. Называют его все по-разному, конечно. Но он, хоть и солидный и обеспеченный, так и не стал «взрослым».
А Эля не дура, у неё «любовь».
18:46
+1
Я поняла, что вы хотели провести параллель, просто в Саге Голсуорси копал глубоко и выстроил треугольники драматично, а в Собственнике треугольник выглядит пошло. Возможно, раз вы пишете, что это часть большого произведения, я не до конца поняла суть отношений героев и не знаю всей подоплеки, я воспринимала текст как рассказ.
19:13
+2
Вы знаете, это десятая глава «мыльной оперы» «Эскортник» (всего пока 11 — следующая про Лёхиного сына «Молитва») так что да, есть больше предыстории персонажей и событий. Возможно, вы правы насчёт пошло, я стараюсь всё списать на поверхностность жанра ))).
Загрузка...
@ndron-©