В гостях у дяди, 15 и 16

16+
Автор:
Кристина Устинова
В гостях у дяди, 15 и 16
Аннотация:
Стефан видел своего дядю один раз в жизни, когда был маленьким мальчиком. Прошло много лет, племяннику нужно найти работу и помощь своей подруге с деньгами. Вот тут и пригодились родственные связи! Однако юноша вскоре понимает, что его дядя не такой простой, как кажется на первый взгляд...
Текст:

15

Как это бывает, тоска от разлуки сменилась ребяческой радостью, когда Стефан почувствовал толчок от земли, и громадина вытянутой формы поднялась вверх. Он прошёл в столовую и сел у окна, наблюдая, как город медленно, но верно уменьшается на глазах, превращаясь в груду серых домиков и многоэтажек. Вскоре его взору открылся лес, очертания гор, Клайнсланда и даже Люксембурга. Дирижабль двигался так плавно и медленно, что Стефану казалось, будто транспорт не двигается с места. Но вот проходит полчаса, час, два, три, а всё одно и то же. Племяннику надоело сидеть перед окном, и он отправился в каюту, которую делил с подвыпившим матросом. Сутки на дирижабле пролетели как три дня в школе — медленно, скучно и сонливо. Однако это закончилось и появились очертания Франции, французских городков, Эйфелевой башни, а затем — пляж, песок и море, дома и огни (стоял вечер).

Вот они, Канны.

Дирижабль приземлился на окраине города, и Стефан первым делом отправился менять валюту: дядя дал ему тридцать марок — то есть чуть больше двухсот двадцати двух франков. Ему должно хватить как минимум на два дня, если не на пять. Стефан направился в ближайший мотель. Сложности возникли сразу с порога, когда администратор выяснил, что гость не знает французского. Пришлось полчаса ждать его знакомого-переводчика. Как выяснил Стефан, номер стоил недорого; к тому же у него слипались глаза, а от чемоданов руки повисли как тряпки. Он тут же согласился снять душный номер с видом на пляж. Придя в новые хоромы, он отправил телеграмму дяде с адресом и пожеланием сладких снов и, не раздеваясь, лёг на кровать, тотчас же уснул...

***

...Стефан проснулся ближе к обеду и направился в местную столовую. Пообедав, он вернулся в номер и взял бумажку с указанным адресом, на трамвае отправился туда. В этом месте располагался раньше павильон, о чём свидетельствовали груды картонных и металлических платформ с изображением джунглей, волн, пустынь и даже некое подобие тигров и львов. Тем не менее всё это добро стояло в стороне, ограждённое забором и частично изолентой; оно покрылось трещинами, а местами даже отваливалось. Тут два варианта, решил Стефан: либо это добро выбросят, либо реставрируют. Но его внимание тут же отвлекло огромное здание как раз напротив хлама с названием на английском: «ФРЕНЧ СИНЕМА КОМПАНИ», дом восемьдесят три. Племянник сверился с адресом и прошёл внутрь.

Едва он попал в кинематографическую обитель, его едва не сбила с ног девушка с папками. Он отстранился и стал наблюдать за потоком мужчин и женщин, с папками и без; они, словно бактерии под микроскопом, двигались хаотично, вверх и вниз, без остановки, ничего не говоря. Они бежали в своём направлении, не сбивали друг друга с ног; казалось, это единый механизм человеческого движения, шестерёнки и железные цепи, которые остановить может разве что ржавчина в виде закрытия помещения на карантин.

На секунду Стефан встряхнул головой и устремился за другой девушкой с кейсом.

— Извините, — сказал он, — а где Доминик Пети? Он...

— Третий этаж, — сказала девушка, не глядя на него, и убежала вниз по лестнице.

Стефан пробрался сквозь толпу на третий этаж, где разница между ним и фойе была в том, что поток людей без конца хлопал дверями; люди перемещались из одного кабинета в другой, то с кейсами входили, то выходили с пустыми руками или новыми папками. Племянник дотронулся до плеча мимо проходящего мужчины и крикнул:

— А Пети? Где Пети?

Мужчина отряхнулся, выругался по-французски и убежал. Стефан вздохнул и решил поискать кабинет по надписям. Нужный, с надписью Petit, он всё-таки нашёл и постучался. Стефан поколебался с минуту и вошёл внутрь, в просторный тёмный кабинет. Пети, толстый мужчина с усиками и в белом костюме, сидел напротив окна. При виде Стефана он заговорил по-французски, но юноша, смутившись, сказал по-немецки:

— Я вас не понимаю. Простите.

Пети похлопал глазами и тут же заговорил на ломаном немецком:

— Говор-ри.

Стефан опешил, но тут же взял себя в руки.

— Герр Пети, я ищу свою знакомую, она раньше работала у вас. Я про Виолетту Рено, она моя кузина.

— Знать, знать я такого, — сказал Пети и усмехнулся.

Стефан не обратил на это внимание.

— В общем, мне известно, что у вас есть её адрес...

— Вы немножко ошибиться: она не Рено, она Пети.

Он поднял бровь.

— Так вы... женаты, да? Я хотел бы к ней приехать в гости...

— Значит, вы есть ещё один кьюзен, который навязаться и жит за наш счёт?

— В смысле «ещё один»?

— Ну как ж? А ваш брат, Арабель?

— А-а... Ну да, ну да. Он мне писал, да. Просто указал не тот адрес, и я пришёл к вам...

— Ну ладно, я писать вам адрес. Господи, ох ж вы, родственники!

Он написал несколько слов на бумажке, Стефан взял её и удалился.

16

Жили супруги Пети в самом центре города, в частном доме. Виолетта Пети, светловолосая девушка с вытянутым лицом, открыла дверь и нахмурилась, спросила что-то на французском. Стефан сказал, что не понимает её, и она на немецком повторила:

— Кто вы и что вам нужно?

— У вас сейчас герр Домбровский?

— Нет, — спокойно ответила она, однако лицо её побелело.

Стефан усмехнулся.

— Я знаю, что он у вас, под видом кузена Арабеля.

— Господи, что вам нужно от нас?

— Мне нужен Домбровский, я должен с ним поговорить. Я его кузен, Леопольд.

Она вздохнула и вернулась через три минуты с Домбровским. Он стоял перед гостем в халате и с бокалом шампанского в руке. Виолетта ушла. При виде «кузена» Домбровский побелел и вышел на улицу. Едва он закрыл дверь, как набросился на Стефана, схватил его за плечи и облил шампанским.

— Что тебе надо, а? Леопольд, как забавно — имя для педиков! Что тебе здесь нужно, ты от своего дяди-лопуха пришёл? Убирайся отсюда!

Стефан встряхнулся, выхватил пустой бокал и ударил им его по голове. Домбровский со стоном рухнул у ног, и племянник решил действовать. Он перешагнул тело, вошёл в дом и на цыпочках подкрался к Виолетте, которая сидела у радио, и ударил её по голове кулаком. Виолетта обмякла, и он затащил «Арабеля» внутрь, усадил рядом с ней и принялся обыскивать дом. Нашёл Стефан комнату чеха быстро; он понял, что она принадлежала именно Домбровскому по чемоданам и атрибутам мужского туалета на столе. Первым делом племянник обыскал чемоданы и в одном из них, в самом её дне, нащупал подкладку. Он просунул в неё руки и почувствовал что-то твёрдое, выпуклое и прямоугольной формы.

Стефан достал пачку денег. Ровно четыре с половиной тысяч марок.

Снизу он услышал шелест и едва слышный стон: Домбровский и его «кузина» приходили в себя. Стефан юркнул вниз и увидел, как Домбровский открывает глаза и, шатаясь, пытается встать. Племянник усмехнулся и усадил его на диван.

— А ты сиди, сиди. Расслабься.

— Вор... — прошептал Домбровский, закатывая глаза, — наглый вор... Пролететь несколько тысяч ради такого...

— Ты прав. Ну, я полетел обратно. Спасибо за деньги!

Последнее слово Стефан выговорил сквозь зубы: он понял, что пролетел через Люксембург только ради столь короткой и не очень красивой сцены, которая недостойна быть даже в самых дешёвых кинолентах!

«Но ладно, — подумал он, — сейчас надо сматывать ноги. Боже, как в кино, как в криминальных фильмах...»

Он ринулся к выходу и запер за собой дверь.

Продолжение следует...

(лицензия некоммерческое использование, DMCA Contact Us)

+2
13:05
106
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Марго Генер

Другие публикации