Последняя из роггу | Часть 4

18+
  • Опубликовано на Дзен
  • Опытный автор
Автор:
Evil Supreme
Последняя из роггу | Часть 4
Аннотация:
Констебль Ксалар вместе со своим напарником расследует убийство, в котором замешан ведьмак. Для этого ей придётся сотрудничать с другом детства, с которым она когда-то давно поссорилась.

Участник "Пролета фантазии 2022", 4 место малого финала.
Текст:

Предыдущая часть

Ксалар показалось, что она падает с обрыва – настолько стремительно её влекло магическим потоком. Переливчатое зарево, в котором невозможно было ничего рассмотреть, слепило и кружило так, что мутилось в голове. Она прикрыла глаза рукой, а когда отвела ладонь, то уже стояла посреди совсем другой пещеры.

Просторная зала напоминала вырезанный в скале храм: вдоль стен тянулись статуи духов и божеств, своды покрывала искусная резьба. Ксалар едва узнала в каменных ликах злокозненных покровителей запрещённых культов, чьи имена не принято было поминать всуе.

Лампады, сияющие призрачными голубоватыми огнями, красноречиво говорили о том, что пещера обжитая. Их света хватало, чтобы всё рассмотреть. Мрак сгущался только у возвышения, посреди которого темнел массивный трон. Ксалар вздрогнула, разглядев у его основания черепа с маленькими синими рожками. И чёрные доспехи того, кто сидел на зловещем престоле. Жуткое чувство зашевелилось где-то внутри. Она ещё не успела понять это, но уже знала, кто перед ними.

– Ты так выросла…

Звук знакомого голоса отозвался дрожью во всём теле. Ксалар снова почувствовала себя маленькой заплаканной девочкой на грани гибели.

– Не думал, что вас будет трое, – продолжил голос. – Но это не имеет значения, от людей всё равно мало проку. Как и всегда.

Краем глаза она заметила, как Дилех решительно вскинул меч. Она не успела объяснить глупость его намерений – ведьмака не победить оружием людей. Аргизор среагировал раньше.

– Ты…

Голос засмеялся в ответ. Высокая фигура поднялась с трона и выступила вперед. Туда, где мертвенное сияние позволяло рассмотреть бледный лоб, чёрные провалы вместо глаз, спутанную седую бороду и язвительную усмешку тонких обескровленных губ. Это лицо не сохранилось на портретах, все расы постарались стереть саму память о том, кто долгое время наводил ужас на них. Но этот образ крепко отпечатался в воспоминаниях тех, кто пережил день решающей битвы. Больше не осталось сомнений, кто владел местом-призраком. И кто заманил их в ловушку.

– Брагнагас, Пожиратель душ, – Аргизор наконец заставил себя произнести это имя.

– Твой дед был умнее тебя, мальчик, – усмехнулся в ответ хозяин пещеры. – Правда, он был старше и опытнее, когда мы встретились. А ты, похоже, сам не ведаешь, какой силой обладаешь.

Ведьмак не стал тратить время на разговоры. Молча вскинул руку, метнув заклятье. Но долго не продержался, отлетел к стене, как сломанная игрушка.

– С тобой я разберусь позже, – покачал головой Брагнагас.

Медлить нельзя, поняла Ксалар и ринулась в атаку. С разбега врезалась в противника массивным плечом. На удивление фигура поддалась, несмотря на высокий рост, старик оказался сухощав и лёгок. Под натиском воительницы он полетел на землю, оставалось только пронзить врага мечом.

– Это обман! – откуда-то сбоку долетел голос Аргизора. – Он дурачит нас!

Миг – и скрюченное на камнях тело рассеялось пылью. Ксалар завертела головой: реальность вокруг стремительно расплылась, теряя очертания. Каменные стены вдруг почернели, сгустились, надвинулись со всех сторон, клубясь щупальцами мрака. Она хотела защититься, но осознала, что в мире магии беспомощна, как дитя. Морок извивался и таял под ударами меча, пока руки увязали во мгле, как в дегтярном болоте. Липкое бессилие охватило тело, тревожные мысли пробрались в разум.

– Чего ты хочешь? – заорала она в темноту.

– Того же, что в нашу первую встречу, – отозвался голос. – Твою душу.

Ксалар задохнулась от подступающей паники, но постаралась не подавать виду. Она перестала нападать сама и только изворачивалась от чёрных щупалец, отступая. Блок, ещё шаг назад… Ксалар налетела на преграду, до этого скрытую в клочьях магического тумана. Обернувшись, обнаружила перед собой гранитную плиту: каменный четырёхгранник доходил ей примерно до пояса, а из его ровной, будто срезанной вершины выпирал старинный ключ.

– Если хочешь спастись, возьми его, – приказал голос. – У тебя нет выбора.

Она опустила меч. Странные просьбы, но ей уже стало ясно, что это потустороннее место живёт по собственным канонам. Как и сами ведьмаки, умеющие создавать их. Это не важно, главное то, что теперь она один на один с противником. Мудрый Аргизор не даст совета, а добродушный Дилех не воодушевит добрым словом. Ей нужно самой принять решение, но в этой ловушке, казалось, таковое было всего одно. Она протянула руку, осторожно коснулась медной петли. И тут застыла, поражённая внезапной догадкой.

– А у тебя он есть? – как можно твёрже заявила она, одёргивая кисть. – Раз его должна взять именно я, то отпусти остальных. Иначе пальцем не шевельну!

– Ты действительно думаешь, что можешь ставить условия в своём положении? – рассмеялся голос.

Ксалар отступила от камня, всем видом демонстрируя решимость. Невидимый собеседник замолк на какое-то время, но вдруг сдался.

– Хорошо, я отпущу! Возьми ключ!

Она помедлила, раздумывая, стоит ли доверять обещаниям ведьмака. Затем шагнула к стеле, крепко взялась за кованое кольцо.

Вопль боли оглушил Ксалар. Резким ударом её словно вытолкнуло из кокона щупалец. Не удержавшись, она растянулась на земле, но тут же поднялась на ноги. Стоять удавалось с трудом, остатки морока нехотя отпускали её из своих объятий.

Ксалар осмотрелась. Рядом теневые жгуты бились в конвульсиях, сползаясь обратно к своему вместилищу – телу дряхлого старика. Сам Брагнагас, распластавшись рядом, корчился, пригвожденный к земле мечом Дилеха.

– Как ты это сделал? – недоумённо выдохнула она.

– Я объясню, но позже, – перебил её невесть откуда взявшийся Аргизор. Он бросил взгляд на её руку: Ксалар всё ещё сжимала вычурный кованный ключ.

– Идём! – скомандовал ведьмак.

Они рванули в портал. Совсем не тот, которым пришли сюда – он давно исчез. Это проклятое место постоянно меняло очертания, так что Ксалар окончательно запуталась где они находятся и куда спешат. Но Аргизор уверенно вёл беглецов одному ему ведомым путём.

– Можно хотя бы коротко, что здесь происходит? – на ходу допытывался новичок.

– Коротко: это не просто магическое место, и даже не ловушка для нас, – отозвался ведьмак. – Это тюрьма. И создал её не Брагнагас, а мой дед, отдав ради этого жизнь. Теперь ясно, зачем мы здесь. Злодей хочет выйти, а освободить его можем только мы с Ксалар.

Они выскочили из тоннеля и едва успели остановиться, земля под ногами резко обрывалась в бездонную пропасть. Аргизор отшатнулся от края, прилипнув спиной к скале, отвесно уходящей вверх.

– Куда дальше? – выкрикнула Ксалар.

Бледный, как облако, ведьмак вскинул руку, указывая на противоположную сторону обрыва. Вместо стены пещеры там клубилась сплошная чернота. Но напротив места, где стояла троица беглецов, виднелась арка с деревянной дверью. Под кованой ручкой просматривалась замочная скважина.

Ксалар огляделась вокруг в поисках переправы, но Дилех опередил её. Он приметил деревце, что кренилось, едва цепляясь корнями за край обрыва, и навалился на него плечом. Ствол протестующе заскрипел, но, не выдержав, рухнул, образовав хлипкий мост. Новичок спешно проверил переправу ногой на прочность и замахал руками, призывая остальных.

Ствол-мост не внушал доверия, но либо он, либо пришлось бы срочно отрастить крылья и научиться летать. Ксалар ступила на шаткую опору вслед за Дилехом. Едва балансируя, цепляясь за выпирающие рёбрами обломанные ветки, добралась до противоположного края обрыва. Спрыгнув с импровизированного моста, обернулась.

Ведьмак застыл на краю пропасти, не смея взглянуть вниз. Ксалар и не думала, что его лицо может стать ещё бледнее, чем обычно. Но теперь от него будто вся кровь отлила. Она понимала, что Аргизор не сможет перейти. Но обязан же хоть попытаться. Иначе ему конец.

Ступив на мост, она протянула руку навстречу.

– Тебе придётся побороть себя, другого выхода нет! – крикнула она. – Давай же, ну!

Он вскинул затравленный взгляд.

– Этим и собираюсь заняться, – дрогнувшим голосом ответил ведьмак.

Ксалар вдруг осознала, что видит не отчаяние, а решимость совершить нечто, что невозможно будет исправить. Времени больше не оставалось. Воздух за спиной ведьмака сгустился в хваткие жгуты мрака, которые тут же жадно потянулись к балансирующей на краю фигуре.

– Что ты опять задумал? – заорала Ксалар. – Сейчас же переходи, а то я вернусь и перетащу тебя силой!

Но Аргизор протестующе замотал головой, он не собирался двигаться с места.

– Я не должен позволить ему выйти отсюда, иначе ни ты, никто другой из живущих не будет в безопасности. Мой дед сделал это, теперь я…

Мелкие камешки под его ногами сорвались с края и полетели вниз.

– Открой дверь! – выкрикнул он. – Быстрее!

Ксалар вспомнила про ключ, который чудом не обронила во время переправы. Она бросилась к двери, будто бы зависшей посреди стены из чистой магии. Пытаясь унять дрожь в торопливых руках, едва попала в замочную скважину и со всей силы крутанула ключ. Тихонько щелкнул замок, дверца легко распахнулась, открывая очередной сияющий портал неизвестно куда. Ксалар снова обернулась.

– Я открыла! – закричала она, протягивая руку.

Ведьмак едва качнул головой.

– Уводи её, – бросил он в сторону.

Сильные руки рывком отшвырнули Ксалар к дверному проёму. Стоило коснуться слепящего сияния, как свет потащил за собой, будто засасывая. Она успела увидеть, как Аргизор заносит ногу над бездной, готовый сделать последний шаг.

– Я люблю тебя, – без звука произнесли его губы.

И всё исчезло. Утонуло в потоке потустороннего мерцания. Ксалар разомкнула губы, захлебнулась собственным криком и потеряла сознание.

Она очнулась от ощущения липкости на щеке. Отмахнулась, приоткрыла глаза: на фоне ярко-синего неба вырисовывалась четвероухая тень. Зешак недовольно фыркнул, отошёл в сторону, занявшись сочной изумрудной травой.

Портал рассеялся, как и пещера Брагнагаса, как и Аргизор. Только раздражающий Дилех спасся вместе с нею и теперь сидел рядом, мотал курчавой башкой, пытаясь прийти в себя. Ксалар вспомнила бледное напуганное лицо друга и последние слова, брошенные перед шагом в пропасть. Слёзы сами побежали по пылающим от злости щекам.

– Как ты посмел оставить меня, – задыхаясь, прошептала она. – Заносчивый, эгоистичный мудак…

Дилех наконец смог подняться на ноги. Пошатываясь, перебрался поближе. Некоторое время они просидели бок обок, пялясь на редкие облака в лазурном небе.

– Почему тебе удалось?.. – шмыгая носом, спросила она. – Ведьмака нельзя одолеть мечом, как ты сумел достать его?

– Это всё твой названый брат, – тихо ответил новичок. – Там в лесу, пока ты спала, он зачаровал мой меч. Передал ему часть своей силы. Сказал, чтобы я защитил тебя, если он не сможет…

Ксалар захлебнулась новым потоком слёз.

– Что я буду делать в этом мире одна?

– Жить, – коротко ответил Дилех. – Он ведь ради этого так поступил, чтобы ты могла продолжать.

Его рука робко легла на её плечо. Не сдержавшись, Ксалар сгребла новичка в объятья и разрыдалась в голос, как сопливая девчонка. Он ничего не ответил, только вздохнул и обнял покрепче.

Обратный путь они держали в молчании.

– Что мы скажем дяде? – решился завязать беседу Дилех.

– Я разберусь, – глухо выдавила Ксалар.

Слёз почти не осталось, но сердце по-прежнему давило так, что не вздохнуть. Она бросила взгляд на новичка – страшный опыт изменил его лицо. Погас задор в глазах, исчезла глупая улыбка, которая так её бесила.

Глядя на осунувшееся, утомлённое лицо Дилеха, она подумала, что напарник всё же прав. Много лет она балансировала на грани этих мыслей, боясь пересечь черту. Ведь это означало бы потерять то немного, что удалось сохранить в жизни. Отказаться от надежды, что когда-нибудь жизнь вернётся на круги своя. Но эта надежда – всего лишь иллюзия.

Наверное, такова их с Аргизором судьба – тех, кому суждено было погибнуть ещё тогда. Они просто получили отсрочку, но дар потратили глупо. Ежедневно мучаясь страхами, обидами, злобой, пытаясь кому-то что-то доказать. Зная, что у них ничего не выйдет. А жили ли они всё это время?

Ксалар вобрала полную грудь воздуха и медленно выдохнула. И с этим вздохом будто бы невидимая тяжесть спала с плеч. Констебль распрямилась в седле и устремила взгляд на линию горизонта.

Снова в памяти всплыло испуганное бледное лицо. Она никогда не сдавалась, так почему решила, что Аргизор погиб? Он сильнее своего деда, она верила в это. Её друг стал новым ключом, запирающим Брагнагаса в магической тюрьме. Но если возможно всё то, что им троим пришлось пережить в волшебной пещере… То почему не может быть способа освободить Аргизора, не выпустив при этом ведьмака-преступника?

Она улыбнулась собственным мыслям – похоже, мелким будничным заботам Миграда придётся подождать неопределённое время. Стоит наконец освободиться от тяжести прошлого и заняться будущим. Во всех отношениях.

– Не хочешь сходить со мной в кабак, когда вернёмся? – произнесла она, повернувшись к Дилеху.

Тот встрепенулся. Его смурое лицо вмиг расцвело улыбкой.

– С тобой теперь хоть на край света!

Другие работы автора:
+7
23:01
284
23:46
+1
«То поЧему не может быть способа освободить Аргизора, не выпустив при этом ведьмака-преступника?»
23:47
+1
Я писал за едой, да… crazy
Мерси rose
Это ж не конец, я правильно поняла?
00:18
+1
Это ж конец, потому что дальше уже другая история pardon
Эх! Теперь полгода ждать…
14:31 (отредактировано)
+1
В смысле
Это ж конец
??? Нет! devilШайбу! Шайбу! Дальше! Дальше! angelТак нечестно! sorrysorryЯ их только полюбила, а он… а они… а оно закончилось…
/ушла плакать/
14:41
+1
Не плачьте, я вам новых нарожаю напишу crazy
16:17
+2
yahoo/пришла, села, ждёт/
09:02
+1
А так любви хотелось. Эх… но читать интересно thumbsup
09:15
+2
Так любовь была ) Прост одна не срослась, а вторая в зачатке.
Вот, кстати, да. Любовную линию надо доразвить. kissing
13:56
+1
glassНе надо. Там дальше ничего интересного, свабдя-дети, кабута в жизни вам мало ))
14:17
+1
дети бледно-голубенькие?
14:20
+1
Ага, с золотыми кудряхами angel
20:35
+1
Ну блин, теперь точно нужно продолжение. Про сына, который «чувствует себя чужим в обоих мирах», или про дочку, которая считает себя уродливой и комплексует из-за внешности, а сама прелестная голубая нимфа с сапфировыми глазищами.
11:08
+2
Д — ДРАМА-2.

Чесгря чувствуется, что замах на больше символов. Кое-где подскомкано, некоторые прямые объяснения воткнуты там, где лучше бы крючки были пораньше. Отношения стремительны.

Но хорошо, драматично. Приключения епт! Хорошо, не все умерли.
11:20
+2
Это я еще дописал )) От первоначальной версии там +15 тыщ символов )
Все ради Пролета, надо было еще собачек, танцующих на битом стекле, втесать. Но я устал даже это писать ) Теперь полгода на расчлененке и ксенопорно отдыхать.
А мне всё равно слово «мудак» не нравится! Вот! pitchup
09:54
Да как-то оно никому не нравится )
Загрузка...
Ирина Брестер №1

Другие публикации