Дневник профессора Гаросса 120

16+
Автор:
Александр БЕЛКА
Дневник профессора Гаросса 120
Аннотация:
Битва монстров.
Текст:

                                                              45

Очнулся я внезапно. Просто вдруг ни с того, ни с чего открыл глаза и, ничего не соображая, уставился прямо перед собой. Как только сознание прояснилось, в голове тут же возник вопрос: «Где я?». Чтобы ответить на него, пришлось повертеть головой. До меня не сразу, но всё-таки дошло, что я лежу в капсуле спальника нашего корабля. Колпак был поднят, и теперь передо мной встал другой вопрос: «Я только что лёг и по какой-то причине вырубился или мне пора уже вставать?». Почему-то я никак не мог вспомнить, как сюда попал. Так мы прилетели или только собираемся стартовать?

Словно отвечая на мой вопрос, заработал компьютер, и в меня через шланг стала вливаться жидкость, восстанавливая мою жизнедеятельность. Значит, прилетели. Я осторожно приподнялся на локте и осмотрелся. Из десяти капсул, кроме моей, была открыта ещё одна. По тому, как в ней были раскиданы датчики и трубки, я пришёл к выводу, что в ней кто-то находился, но теперь отсутствовал. Но почему только две капсулы? Опять кто-то из наших погиб? Когда? Кто?

Аккуратно освободившись от присосок и шлангов, я вылез из капсулы и, усевшись на её край, попытался восстановить прошедшие события. Я вспомнил, как гостили у Сторга, как перебирались с ним через реку Смерти, гибель Тетси, и как встретились с Видаром на космодроме, который он достроил. Но дальше почему-то у меня было всё как в тумане. Но я не сдавался, продолжал напрягать память, заставляя работать мозг, и понемногу туман начал рассеиваться.

Небольшая остановка недалеко от корабля… Перепуганный ящер… Тираннозавр… Отгрызенная голова жертвы, её жалобный оскал и непрерывное подёргивание верхнего века… Потом… Потом появился ещё один хищник, только двухголовый. Из неимоверно широкой груди отходили две мощные шеи, увенчанные головами с огромными зубастыми пастями… Не останавливаясь, он прямиком направился к растерзанной туше. И шёл так уверенно, словно никакого препятствия в виде другого хищника перед ним не существовало. И чем ближе он подходил, тем сильнее сжимался его противник. Тот по-прежнему продолжал угрожающе рычать, но двуглавый не обращал на это внимания. А потом ему это, видно, надоело, и он так рыкнул, что бедный ящер сразу же заткнулся.

Но как только мутант приблизился, нисколько не заботясь о своей защите, тираннозавр неожиданно набросился на него и сильным ударом сбил с ног. Не ожидавший такой выходки, поверженный агрессор вначале опешил, а затем остервенело зарычал и попытался подняться. Но тираннозавр, дрожа всем телом не то от ярости, не то от страха, принялся неистово топтать его. Взбешённый двухголовый яростно ревел, оглашая округу, катался по песку, чтобы уклониться от ударов, и при случае пытался вцепиться зубами во врага. Но тот постоянно настигал его и, уклонившись от страшных челюстей, с яростью топтал и топтал противника мощными лапами…

Возможно, динозавр, которого голод заставил напасть на более сильного соперника, и победил бы, если бы не допустил одну ошибку.

Под тяжёлыми ударами ящер-мутант замер. В последний раз встрепенулся его хвост, дёрнулась нога и обе головы бессильно откинулись на песок. Обрадованный столь лёгкой победой, тираннозавр издал ликующий вопль. Затем он наклонился, чтобы оторвать головы поверженному врагу, и тут же поплатился за эту опрометчивость.

Двухголовый мгновенно ожил. Одна из голов вцепилась ему в морду, а другая молниеносно прокусила глотку. Тираннозавр ничего не мог тут поделать. Крепкие челюсти врага сжимали его пасть, как капкан, лишив возможности защищаться, тогда как челюсти второй головы в это время вырывали из его шеи клочья мяса. Кровь мощным пульсирующим фонтаном била из разорванной шеи, заливая всё вокруг. Вскоре тираннозавр забился в агонии, обмяк и распластался на взмокшем от крови песке.

Победитель с трудом поднялся, но тут же с громким стоном упал назад. У него были переломаны все кости. Он попытался ползти, но яростный, полный отчаяния и бессилия рёв известил всех о том, что он не может тронуться с места.

Откуда-то появились летающие ящеры. Большие и маленькие. Они слетались на пир, влекомые запахом свежей крови. Именно они, не участвуя в схватке, оказались её победителями.

Сокуты были настолько потрясены увиденным, что нам с Видаром едва ли не силой пришлось рассаживать их по местам. До корабля мы доехали в гробовом молчании.

«Бриджитта» стояла посередине полосы прилива. Значит, Джакст уже опробовал её вспомогательные двигатели. Значит, всё замечательно, и мы, наконец-то, полетим домой! Ведь мне просто необходимо вернуться на Землю, чтобы спасти её от гибели и тем самым разрушить чёрные замыслы Космического Общества.

Джакст завидел нас ещё издалека. Не успели мы подъехать, а он уже спешил к нам навстречу.

Я вылез из кабины первым и очутился в его объятиях прежде, чем успел с ним поздороваться. Он крепко сжал меня и радостно воскликнул:

- Профессор! Вы в порядке?

- Как видите, командир! – его радость передалась и мне.

- Доктор Стедли нашла вас? Извините, профессор, но тогда я был слишком занят, чтобы как следует разобраться в вашей проблеме. Вы не очень сердитесь на меня за это?

- Ну, что вы, сэр, напротив. Благодаря вам, я смог проверить одну свою версию…

- Командир! – прервал меня наш штурман, выпрыгнув из «Скорпиона».

- А, Видар, - тут же переключился на него Джакст. – Ты всё закончил?

- Так точно, сэр! – по-военному отчеканил тот. - Теперь наша миссия на этой планете закончена. И мы можем смело валить отсюда.

- Скоро мы так и сделаем, - заверил его тот и снова повернулся ко мне. - А где же наш доктор, профессор? Перед ней я тоже должен извиниться. Она так защищала вас…

- Она погибла, - голос мой предательски дрогнул, а глаза защипало от навернувшихся слёз.

- Как это случилось?

- На нас напали сбаквины.

- Сбаквины? Кто это? Ящеры?

- Это наши смертельные враги, - ответил за меня подошедший Сторг. – Они фанатически ненавидят нас. Не понятно почему.

Увидев его, Джакст замер. Его пальцы больно стиснули мои плечи. Я почувствовал, что какая-то необычайная внутренняя борьба происходит сейчас в нём, и вполне понимал его. Со мной было то же самое, когда я встретил цивилизацию на дикой планете. Но меня поразило его лицо. Вид у него был такой, будто он пытался что-то вспомнить, мучительно и тщетно, что-то дорогое и близкое ему. Глубокие морщины прорезали его лоб, а в глазах появилось такое выражение… Он словно ушёл внутрь себя, силясь найти там что-то очень важное.

0
13:15
66
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Марго Генер