Дневник профессора Гаросса 122

16+
Автор:
Александр БЕЛКА
Дневник профессора Гаросса 122
Аннотация:
Нападение.
Возвращение на Землю.
Текст:

                                                * * *

Мы уже повернулись и направились к кораблю, когда снова послышался противный свист стрел. Двое бойцов, стоявших в охранении, свалились, сражённые этими бестиями. Сторг, увидев это, хотел прибавить шаг, но вдруг вздрогнул и остановился. Заваливаясь на бок, он развернулся к нам лицом. В груди его торчала стрела с ярко-жёлтым оперением. Точно такая же стрела убила Тетси…

- Сбаквины! – тут же надрывно заорал кто-то.

- К бою! – как эхо ответил капитан Сутома и снова первым открыл огонь по джунглям.

- Отец!

К Сторгу мы с Ноктом подбежали одновременно. Он был бледен, но ещё жив. Изо рта струйкой текла кровь, заливая новый песочного цвета пиджак. Мы подхватили его и спрятались за «Скорпионом». Затем Нокт осторожно приподнял ему голову и бережно прижал её к себе.

- Отец, ты как? – тревогой спросил он

Сторг не ответил. Лицо его скривилось от приступа боли, ноги задергались в судороге. Борясь со смертью, этот удивительный человек сумел выдавить из себя два слова: «Останься, сын…» и умер, уставившись на своего отпрыска неподвижным просительными взглядом.

Джакст – младший помрачнел, желваки заходили у него под кожей. Он аккуратно положил отца на песок, закрыл ему глаза и обратился ко мне:

- Я вас попрошу, профессор, отнесите тело отца на корабль. Я похороню его рядом с матерью.

Он помог взвалить его труп мне на спину, затем вытащил у меня из кобуры «грифон».

- Я попользуюсь им немного. Вы не против?

Не дожидаясь ответа, он резко развернулся и вышел из-за «Скорпиона». Широко расставив ноги, он двумя руками поднял пистолет и нажал на курок. Вопли боли и ужаса донеслись из горящего кустарника, но Нокт продолжал крошить лес тепловым лучом.

От нового взрыва вулкана земля содрогнулась у меня под ногами. Взрыв был настолько мощным, что несколько булыжников упали недалеко от меня. Новая порция лавы выплеснулась на склон грохочущего вулкана и бело - жёлтой волной поползла вниз. Опасаясь попасть ещё под один взрыв, я поспешил к «Бриджитте». Но груз на мне был слишком тяжёлым, и я выдохся прежде, чем добрался до корабля. Пришлось остановиться, чтобы немного перевести дух перед последним броском.

За спиной всё ещё стрекотали автоматы, словно мы воевали против целой армии сбаквинов. Оглянувшись, я увидел, что Нокт и Видар, вместе с солдатами укрываясь за «Саламандрой», продолжали стрелять в пылающие джунгли, откуда периодически вылетали стрелы. Я ещё не отдышался, когда земля вздрогнула, и вулкан вновь напомнил о себе ужасным грохотом и новым выбросом пепла с дымом. Для меня это было сигналом поторопиться. Но только я собрался продолжить путь, как от удара по голове в глазах моментально потемнело, словно внезапно выключили свет, и я повалился на бок, подминая под себя Сторга…

Больше я, как ни старался, ничего вспомнить не смог. Видно, меня так бесчувственного и уложили в капсулу. Но почему нас только двое? Может, не все ещё проснулись? Словно в подтверждение моих слов послышался щелчок и мерно загудел привод. У капсулы, третьей слева, где обычно лежал Видар, медленно поднялся колпак. Через минуту из капсулы появилась обросшая голова штурмана.

- А, профессор, здравствуйте. Как вы себя чувствуете? – сразу же поинтересовался он, увидев меня.

- Нормально, - бодро отозвался я. – А со мной должно быть что-то не так?

- Джолтон сказал, что когда вы взошли на корабль, то внезапно потеряли сознание. Он так же сказал, что в последнее время у вас шалило сердчишко, и, вероятно, в связи с последними событиями оно опять дало о себе знать. Этот умник не придумал ничего глупее, как уложить вас в спальник и поставить укол, - Видар усмехнулся. – Это вместо того, чтобы привести вас в чувство.

- Насколько я помню, - ответил на это я, - сознание я потерял гораздо раньше. Когда тащил на себе тело Сторга на корабль.

- Тогда кто же затащил вас на «Бриджитту»?

- Не знаю.

- Когда мы с Ноктом осмотрели вас, то обнаружили у вас на затылке огромную шишку. Кто-то вас здорово огрел, профессор, - сделал предположение штурман, - поэтому, вполне вероятно, что вы действительно теряли сознание по пути на корабль. Но после очнулись и сумели дойти до корабля.

- Нет, это камень, - не согласился я. – Кто меня мог огреть? Я хорошо помню, как перед ударом в очередной раз взорвался вулкан. Наверняка, один из камней попал в меня.

- Ну, что вы, профессор, - Видар освободился от медицинских премудростей и вылез из капсулы, - при взрывах камни летят со скоростью снаряда. Он бы просто пробил вас насквозь.

- Вообще-то, резонно, - я не стал дальше спорить, хотя всё же остался при своей версии, и пытливо осмотрел остальные капсулы.

Проследив за моим взглядом, Видар тоже их осмотрел.

- Вы что-то потеряли? - полюбопытствовал он.

- Жду, может, ещё кто проснётся.

- Джолтон, судя по всему, уже встал. Так что ждать больше некого.

- А Джакст где? – не понял я.

- Остался. Там, на Чиккории. Мы с ним заранее просчитали траекторию и заложили в компьютер, так что… - штурман поднялся и, разминаясь, прошёлся туда – сюда. – Перед самым стартом он вдруг решил остаться и продолжить дело отца. В принципе, я тоже мог остаться. Меня ведь здесь никто не ждёт. Но Нокт запретил мне даже думать об этом. Кто-то должен был управлять «Бриджиттой» в экстренных случаях. К тому же, он почему-то считал очень важным доставить вас на Землю целым и невредимым.

- Так значит, мы на Земле? – встрепенулся я.

- Да, - радостно улыбаясь, кивнул тот головой. – Если мы правильно всё рассчитали, то «Бриджитта» должна приземлиться на территории нашей страны.

- Ну, тогда я пойду, приоденусь, - я вылез из капсулы и, проведя пятерней по отросшей шевелюре и неимоверно длиннющей бороде, добавил, - и приведу себя в божеский вид.

- Не мешало бы, - согласился Видар, смахнув со лба длинные жидкие пряди, - но я сначала свяжусь с Центром. Надо же их обрадовать.

И он быстрым шагом направился к выходу.

Ну, вот, мы и вернулись на Землю. А я так ничего и не придумал, чтобы избежать смертельной западни «Спейсера» и при этом благополучно покинуть корабль. Но сразу сообразил, что поспешность пилота может всё испортить.

- Постойте! – остановил я его в дверях.

Оклик мой получился слишком резким и требовательным. Видар остановился и удивлённо посмотрел на меня.

- Что такое, профессор? – спросил он.

- Не торопитесь, пожалуйста, Видар, подождите меня, - попросил я его, сбавив тон. – Я бы тоже хотел присутствовать при таком знаменательном событии.

- Тогда идёмте, профессор.

- Ну, что вы, Видар, - деланно улыбнулся я. – Я же учёный. К тому же очень богатый учёный. Я не могу в таком виде предстать перед телекамерой. Ведь нас же будут показывать по телевидению. Надо привести себя в порядок и переодеться в парадную форму.

- Ох, уж эти учёные, - только и сказал на это штурман и осуждающе покачал головой. - Хорошо, идите, прихорашивайтесь, а я пока просмотрю записи автопилота.

- Я быстро! – заверил я его и, прошмыгнув мимо него, поспешил в свою комнату.

- Да не торопитесь уж! – крикнул он мне вслед, но я уже завернул за угол.

Исчезнув из зоны видимости Видара, я сбавил шаг, чтобы, не спеша, обдумать, что мне делать дальше. На Землю я вернулся. Теперь нужно было что-то предпринять для своего спасения, но я не знал что. Из нескольких версий, сиюминутно возникших в голове, мне понравилась только одна: покинуть «Бриджитту» раньше, чем Голд узнает о нашем приземлении и отдаст приказ уничтожить экипаж. Вот только как это сделать? Покинуть корабль невозможно, пока не произойдёт разблокировка охранной системы. Как её отключить знали только трое: командир, штурман и бортинженер. Но как убедить Видара сделать это? Рассказать ему всё? А вдруг под маской впечатлительности и стеснительности прячется грязная натура гангстера? Так что же мне делать?

Проходя мимо комнаты Тетси, я невольно остановился. Воспоминания о любимой женщине, словно цунами обрушились на меня и смыли из головы всё, о чём я только что думал. Немного поколебавшись, я вошёл в её комнату, чтобы хоть немного побыть там, где она жила, посидеть среди её вещей, где всё, буквально всё, напоминало бы мне о ней.

Комната была такой же, как у меня: кровать, стол, несколько стульев и книжные полки, теперь уже пустые. Я присел на край кровати и расслабился, погрузившись в воспоминания. Но тут меня словно кто-то толкнул вбок. Я резко вскочил. Видар ждёт меня и, не дождавшись, может один выйти на связь. А этого допустить никак нельзя. И всё же, прежде чем уйти, я заглянул в лазарет…

Там царил хаос. Сейфы с лекарствами были вскрыты и большинство их содержимого валялись на полу.

- Вот, чёрт! – я удивлённо прошёлся по лазарету, забыв о Видаре. – Кто же это здесь так постарался?

Может, кто-то был ранен, и наши искали нужное лекарство? Но почему такой бардак? Торопились, что ли? Я в который раз осмотрел неприглядную картину и уже собрался уходить, как моё внимание привлекла кушетка, на которой некогда лежал больной Джолтон. Постель была смята. Из-под скомканной простыни темнел какой-то предмет. Я осторожно приблизился к кушетке и резко одернул простынь. Под ней лежал увядший и почерневший от времени золотой цветок.

- Ну-ну, - пробурчал я про себя, нюхая цветок; кроме затхлости, он уже ничем не пах. – Вот всё и встало на свои места…

И тут страшная мысль пронзила меня как стрела сбаквина.

- Видар! – спохватился я и, отшвырнув цветок, помчался в рубку.

0
13:25
103
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Эли Бротовски