Cineres Universi Прах Вселенной

Автор:
odium hatred
Cineres Universi Прах Вселенной
Аннотация:
Продолжение стихотворных повестей «Odium Perpetua Ненависть Вечная» и «Memoria Fragmentorum Plenos Осколки Памяти».

«Вечный покой» оказался совсем даже не вечным. Спаситель Земли от «планетарных паразитов» возвращается в мир живых, чтобы вступить в смертельную схватку со злом угрожающим всей Вселенной. Кто бы не победил, от всего сущего останется один лишь прах.
Текст:

ПРОЛОГ

Когда закончилось Земли очищение,

Получил награду я за работы успешное выполнение,

Целую вечность хотел я обрести покой,

И вот получил я долгожданный приз свой.

Поначалу был я весьма доволен собой,

Только, вот скучным оказался вечный покой,

Если бы про другие миры я «при жизни» знал,

Возможно, какую-нибудь другую награду «заказал».

Когда «Океан Душ» стал мне порядком надоедать,

Перемен стал я всей душой желать,

Стоило поосторожнее быть со своим желанием,

Исполнение его может быть не только благом, но и наказанием.

События, происходящие на одном из Множества Миров,

Рвали на части Вселенского равновесия покров,

Близится всеобщего разрушения час,

Чувствую, что увижу я царство материи еще раз.

Глава 1

Фламма - мир похожий на ад,

Неведомы ему ни дождь, ни снегопад,

Не создать ни один сад.

С каждой горы спадает лавы каскад,

Всюду висит горения удушающий смрад,

Сам воздух обещает вечные гибель и распад,

На бескрайнею пустошь обращен алого Солнца, иссушающий взгляд,

Под его мрачным взором построен был могучий град.

Черной стеной он окружен,

Колоссальный дворец в центре его сооружен,

В залах его в вечном танце кружатся изменчивые тени и голодное пламя,

На каждой колонне развивается зловещее темное знамя,

Воплощающие ненасытного огня голодные касания,

И смерти морозное дыхание.

Тронный зал полон трофеев с сотен битв полей,

На троне, сделанном из полированных костей,

Склонив голову в раздумье, сидит Малум – Король Теней.

Ненависть давно исчезнувшей расы обретшая воплощение,

План по уничтожению Вселенной приведённый в исполнение.

Единовластный господин мира сего,

Жаждет стать обладателем Множества Миров всего.

Бессчётна армия созданных им «демонических» солдат,

Каждый день новые фаланги выходят из городских врат,

Пали под их натиском планеты одна за другой,

Все захваченные обитатели пошли на убой.

Не нужны властелину миры чтобы ими править,

Все готов он в горниле амбиций своих расплавить,

Тесно его темным стремлениям в царстве материи,

Обратились его ненасытные глаза на необъятный океан энергии,

Между материальной и астральной плоскостями барьер был пробит.

На месте разлома портал открыт,

Колодцем Душ портал Малум назвал,

Работой «колодца» огромный механизм управлял,

Он своему хозяину давал возможность энергию другого мира поглощать,

Чтобы новых демонов для войн создавать.

С помощью машины мог Властелин дронов в великий океан отправлять,

И нужные души в любой его области искать.

Долгое время Король Теней пределы своего дворца не покидал,

Дела сражений своим верным слугам доверял,

Чтобы конец войны скорее настал.

Темные энергии Властелин призвал,

И могучее тело из тьмы и пламени создал,

Нужно чтобы кто-то от его имени все войска возглавлял.

Не для того нужен властелину генерал,

Чтобы он в тылу на троне восседал,

И попивая вино, приказания сражающимся раздавал.

Генерал должен быть на передовой,

Должен он вести войска тьмы за собой,

Разить противников железной рукой,

И сокрушать народы под железной пятой.

Станет созданный полководец копьем, брошенным в сердца врага,

Чтобы исполнить желания верховного зла,

Военачальник обязан быть неостановим словно ожившая скала,

Для могучего сосуда нужна сильная душа,

Извечный порядок царства энергии поисками круша,

Вызвал он из небытия энергию сильного существа,

Призвал он …. МЕНЯ.

Глава 2

Пробудись, мой генерал,

Твой звездный час настал.

Я Малум, твой господин,

Приказ для тебя всего один,

Принеси моей армии сотни побед,

Пусть погаснет во Вселенной надежды последний свет!

Нарекаю тебя…………

Достала меня этого психа высокопарная болтовня,

Сразу заткнул поток бреда я,

Сказал ему презрения в голосе не тая:

«Не для того втоптал я человечество в грязь,

Чтобы назвать такое же чудовище мой князь».

Мой ответ Властелина чрезвычайно разозлил,

Неукротимый гнев в его злобной душе пробудил.

Тут же мы мертвой хваткой друг в друга вцепились,

И в вальсе смерти по тронному залу закружились.

Не знаю, сколько времени мы бились,

Но лишь получив тяжелые раны остановились.

У Короля Теней была пробита голова,

Черная кровь заливала его глаза,

У меня была повреждена спина,

Болела, словно клинком была пронзена.

Не мог я ни встать, ни бежать,

Осталось лишь беспомощно лежать,

И прибытия орды демонов ждать.

Когда приближались чудовищ шаги,

Окружили меня ослепительного света лучи,

Были они яркие словно питаемые энергией Солнца очаги,

Властелин мог бы быть своей работой очень горд,

Оказывается, у меня есть телепорт.

Глава 3

Когда рассеялся телепорта луч,

И сомкнулся разрыв в покрове туч.

Не знал где я оказался,

Боль мучительна была словно со скалы сорвался,

Агонией горела спина,

В нескольких местах сломана она.

Пока приходил в себя,

Сменялись года времена,

Наконец сумел встать на ноги я,

Целая Вселенная ждала меня,

И её в клочья раздирала война.

Каждая посещенная мной небесная сфера,

Проглотила конфликта ужасная химера.

Моим глазам открылось не только уничтожение материи,

Произошла кража всей жизненной энергии,

Сами планеты и все живые существа были истощены,

Их души были машинами Властелина поглощены.

Стал я лихорадочно метаться от одного мира к другому,

Пока наконец не пересек войску тьмы дорогу.

Чудовища были чрезвычайно уверены в себе,

Смерть и разрушения несли везде,

Все защитники мира были прижаты к стене,

И потом сгорели они в раскаленного металла волне.

Все еще чувствуя в спине мучительную боль,

От увиденного зверства потерял над собой контроль.

На не заметивших меня демонов словно лев напал,

Некоторых голыми руками на части рвал,

Потом оружие у одного врага отобрал,

И голову ему с плеч оторвал.

Нечленораздельным воплем каждую победу оглашал,

Оскорблениями я чудовищ меч попробовать приглашал,

Под безумными ударами враг падал словно под косой трава,

Клинок мой плел в воздухе кровавые кружева.

Но не было числа у моего врага,

Много ран нанесли мне жестокие существа,

Чувствуя, что смерть приближается к души моей вратам,

Постыдно сбежал я «к безопасным берегам».

Лишь пролитую кровь и пыль оставив «адским псам»,

Созданное Властелином тело очень сильно,

Но не бессмертно оно.

Никогда мне не было так «смешно»,

Истребляя кровожадных адских тварей,

Вспоминал сокрушенных мной людей.

Вовремя заточил их в Ада пламенную тюрьму,

Пока не успели они высосать досуха планету свою.

Если бы вырвались они за пределы измученной Земли,

Другие бы планеты превратились в безжизненной материи куски.

Никогда не сомневался, что позиция моя была верна,

Сейчас доказательств получил сполна.

Обрел решимость демонов остановить,

Как земных «паразитов» всех их истребить.

Постоянными атаками хотел вражеские силы с фронта оттянуть,

С помощью телепорта мог из их кольца улизнуть,

А потом кинжал в спину из теней им снова воткнуть.

В постоянных с демонами боях, опытным путем установил я

Что телепорт есть только у меня,

Может быть такие способности есть и у темного короля,

Но никогда он не покидает пределы своего мрачного дворца.

Чтобы подольше легионы тьмы задержать,

Пришлось решительный им бой дать.

Приходилось бессчётные атаки отражать,

До последнего момента смертельного ответного удара ждать,

А потом из-под карающего меча бежать.

Чем больше врагов на бессмысленных полях битв пало,

Тем больше новых чудовищ мне на пятки наступало,

Но им все было мало.

Пока постоянными атаками я изматывал «адский зверей»

Кто-то невидимый наблюдал за мной из глубины теней.

Глава 4

После очередного рейда отдыхал я на одной из опустошённых планет,

Сразу было видно, что ничего живого на ней больше нет,

Сквозь пелену дыма едва проникал Солнца свет.

Внезапно, почувствовав взгляд на своей спине,

Обернулся я и увидел незнакомца, сидящего на разрушенного дома стене.

Хотя никогда я его раньше не встречал,

Что-то знакомое в нем я ощущал.

За моим приближением он молча наблюдал,

Когда я с ним рядом встал,

Разговор со мной он завязал.

«Я Ифрит – посланник еще не погибших миров,

Ты откликнулся на их отчаянный зов,

Было велено мне оказать тебе поддержку в войне,

Слышал я, что ты «герой»,

Уничтожил опасных «паразитов» огромный рой,

Можешь мне про это рассказать?

Очень хочется историю из первых рук узнать»

Вот что желаю сказать:

«Не собираюсь себя обелять»

Чтобы одно чудовище остановить,

Нужно к другому «зверю» воззвания свои обратить.

Честен я перед миром и самим собой,

Убийца я, а не герой.

Герои обитатели мифов и легенд,

В реальности их вовсе нет.

Людской герой на самом деле злодей,

Способствует он распространению во Вселенной опустошения теней.

Имея с планетой словесный уговор,

И кровью подписав связывающий нас договор,

Выполнил я Геи наказ.

Кончался уже ее выносливости запас,

Погибла бы Земля, если бы вовремя ее я не спас.

Исчезли бы зелень лесов и морей синева,

Остались бы лишь желтизна песков и пепла чернота.

Если бы потребовалось всех людей убить,

И каждую травинку их кровью полить,

Я бы сделал это без сомнения,

И малейшего совести угрызения.

Даже один крошечный цветок,

Важнее чем полностью набитый людьми огромный чертог.

Когда последний «паразит» пошел на убой,

Обрел я давно желанный покой.

Ха, покой, знал бы я какой….

ДА ЗАЧЕМ Я ЭТО ВСЕ ГОВОРЮ?!

Неважны более деяния мои все,

Словно записаны на непостоянном белом песке,

Исчезли словно пыль на неумолимого времени ветру.

«Царство вирусов» было мной окончательно сокрушено,

Другим «королевством разрушения» оно заменено.

У демонов и у людей одно внутри зло,

Отличается только носимое ими лицо».

Соглашение между нами было быстро заключено:

Вместе мы будем духам планетам служить,

И всеми силами стараться демонов остановить,

Чтобы хоть кто-нибудь во Вселенной мог до конца боевых действий дожить.

Глава 5

Последовала долгая партизанская война,

Утомительна она была и трудна.

Долго планировали нападения, играли с врагом в прятки,

Затем от возмездия бежали без оглядки,

Никто из чертей от наших атак живым ноги не унес,

Ни солдаты, ни охраняемый обоз,
Ни посланный за нами демон-колосс.

Много раз противник забрасывал сеть,

Чтобы потом в ней самому сидеть.

Без конца охотники искали наши следы,

Чтоб потом добычей самих себя найти.

Каждому из нас по силам было остановить легион,

Но наши врагом был «миллионоголовый дракон».

И вездесущ был он.

Все больше вынуждены бежать были мы,

Пока под властелина железной пятой гибли миры,

Так продолжалось далеко не один год,

Но затем конфликт взял новый поворот.

Глава 6

Война приближалась к своему завершению,

План Властелина готовился к осуществлению.

Достаточно украденной энергии смог он накопить,

Чтобы зло свое в новую форму воплотить,

И всю Вселенную своими голодными объятиями охватить.

Но одна проблема его разум терзала,

Ей заняться время настало,

Новый сосуд в тронном зале лежал,

Лишь темной искры жизни ждал.

Его войска совсем в военачальнике не нуждались,

Лишь на его указания они полагались,

И на всех полях битвы сами справлялись.

Не нужно было никакого генерала создавать,

Пришла пора ошибку из мира живых убрать.

Время генерала прошло,

Время палача пришло.

Прорезал машинный разум барьер миров словно алмаз стекло,

Желание отомстить на дно океана душ его привело,

Там среди проклятых забытых теней,

Нужное место нашел злодей,

С легкостью Король теней смог «непробиваемую» защиту обойти,

И заключенное там воплощение мерзости найти.

Глава 7

О творящихся во дворце событиях совсем не ведал я,

Потому чтобы занят вопросами собственного выживания.

От очередной погони бежал без оглядки,

Когда внезапно упал словно в припадке,

Замедлило время свое быстрое течение,

Обрушилось на меня тревожное видение.

Пронесся мимо меня дворец где обитает демонов господин,

Появился перед моими глазами сам тьмы властелин,

Сразу я увидел, что в битве я пострадал не напрасно,

Выглядел высший демон просто ужасно.

Словно тело, место которому в закрытом гробу,

Металлическая пластина была прикреплена к его раненому лбу.

Потом видения и образы были бессвязны,

Но значения их ужасны,

Конец всего настал,

Темный ритуал,

Цель моего сотворения осуществлена,

Скоро закончится война,

Парад планет,

Времени на ответные меры почти уже нет,

Несется по Вселенной архидемон освещенный светом тысяч комет,

Касаются щупальца тьмы всех планет,

После прикосновения лорда разрушения,

Ни света ни будущего просто нет.

Видение направила мне планета Земля,

За спасение планета мне благодарна была,

Но не долго будет в безопасности она.

Предупредила Гея о возвращения старого врага,

Велела мне беречься, ибо сильна тьма как никогда,

Что ж… если хочет старый враг меня достать,

Ему нужно номер взять,

И в гигантскую очередь желающих встать.

Придя в себя и открыв глаза,

Убил потерявшего всякую наглость врага,

Которому приглянулась моя голова.

После этого себя и Ифрита в безопасное место переместил,

И на незнакомый путь «дипломата» вступил.

Глава 8

Бесполезна тактика «ударил – убежал»,

Слишком много войск враг вокруг себя собрал.

План использовать телепорт для проникновения во дворец был на провал обречен,

Темной энергией он был надежно защищен.

Не по силам нам вдвоем одолеть тьмы объединенную мощь,

Придется на оставшихся мирах искать помощь.

Должны мы не уничтоженные планеты посетить,

И их обитателей о поддержке просить.

Заранее ожидал я отказ получить,

За это не собирался никого винить,

Скорбь может даже самое крепкое сердце разбить.

Слишком многих соплеменников должны они уже похоронить,

И океан слез по павшим пролить.

Нет никаких причин с чужаком силы объединить,

И на самоубийственный путь вступить.

Уверен я был, что лишь один Ифрит,

В оплот Властелина Демонов меня сопроводит.

Даже подумать я не мог, что как героя меня целое войско встретит.

Все способные сражаться бойцы,

Собрались на месте где раньше были правителей миров дворцы.

Все витязи были печальны,

У каждого были увечья и раны,

Скорбь и напряжение въелась в их души за годы войны.

Ожидание нападения никогда не покидало их глаза,

Волос коснулась преждевременная седина,

Опасливо приглушенными были голоса,

И все в ожидании чего-то смотрели на меня.

Я на невысоком холме встал,

И в знак уважения честь отдал:

В этой войне героев не будет,

Холодная Вселенная каждого из нас забудет,

Но чтобы было кому нас забыть,

Мы должны зло победить.

Мы никогда войска демонов на поле брани не разобьем,

Главное: скольких чудовищ в царство костей с собой возьмем.

Единственный способ врага остановить,

Не дать желаемое осуществить.

План мой по формулировке простой:

Я дам Властелину в его логове бой.

Думаю, что смогу нанести поражение Королю,

Но войска его без помощи не разгромлю.

Прошу вас мне в борьбе поддержку оказать,

Со всех оставшихся миров созвать рать,

На планете демонов вашу армию собрать,

И на достаточное время легионы демонов задержать.

Чтобы мне для нанесения обезглавливающего удара времени немного дать.

Одну вещь все вы должны знать,

В этот бой мы отправимся не чтобы побеждать.

Придется нам всем жизнь свою отдать,

Чтобы Вселенная могла свой путь продолжать.

Как я сказал … «план простой»,

Никого не буду принуждать идти на проигрышный бой,

Но как брата по оружию приму любого, кто пойдет со мной.

Лично мне казалось, что несу я пафосный бред,

Совсем не рассчитывал получить ответ.

Но из передних рядов вышел один человек,

Остальные притихли, словно он высказывается за всех.

Весь в шрамах, один его глаз повязкой закрыт,

Пеплом, словно черной краской, доспех его покрыт.

Хотя говорил он со мной,

Казалось, что вел он разговор со всей толпой.

«Всегда безмятежны были наши миры,

До прихода демонов не знали они вражды,

А сейчас все кладбища полны.

Глазами он окинул воителей передние ряды,

Зачерненные пеплом доспехи носили все бойцы.

К ним следующие слова были обращены:

«Мы первые поднявшие оружие для борьбы,

Для создания клинков планеты нами были осквернены.

Но наши проступки духами прощены.

Все дорогое нам забрали безжалостные враги,

Мы не упокоенные мертвецы,

Души наши давно мертвы,

Лишь тела наши остаются заложниками войны.

Мы не боимся умирать,

Готовы всю до последней капли кровь отдать,

Лишь бы демонам в их логове бой дать.

Больше всего на свете желаем их наказать.

Должны они вкус агонии познать.

Если бы не ты, тысячекратно бы пополнились павших ряды,

И все небесные сферы были бы давно опустошены.

Долг чести собираемся вернуть мы.

Имя нам потерянный легион!

Веди нас в бой чемпион!

Толпа подняла одобрения оглушительный рев,

Свой голос присоединил каждый из бойцов,

Для меня опыт обращения к войску был нов.

Странно я чувствовал, увидев результат моих трудов,

Ведь я был совершенно уверен, что не принесет мое воззвание плодов.

И вот сейчас я стою во главе армии храбрецов,

Легиона «живых мертвецов»

Думаю, к предстоящей битве я более чем готов.

Глава 9

Наступил день парада планет,

Времени для тщательного планирования просто нет.

Духи миров армию в царство демонов переместят,

Недалеко от города мои войска разместят.

Там бойцы всю мощь врага стеной щитов встретят,

И своими клинками за все причинённое зло ответят.

В суматохе один диверсионный отряд чудовища даже не заметят.

«Потерянные» сопроводят нас с Ифритом до врат дворца,

А потом будут отражать контратаки врага,

Пока мы не сокрушим демонов короля!

Глава 10

Планеты сделали вклад свой в войну,

Готовы были они потратить всю жизненную энергию свою.

Блокировали царства демонов губительное влияние,

Чтобы войска не настигло мгновенное вымирание,

Ибо смертельно царства демонов даже малейшее касание.

Но силы были неравны,

Один за другим гасли миры,

Словно их погибших «детей» мечты,

Исход космической битвы был предопределен,

Главное, чтобы враг от крепости был уведен.

Аура печали висела над военной компанией,

Не реяли знамена над (перед) армией,

Не ревели вызовы трубы,

На суровых лицах решительно сжаты губы,

Сгорел надежды на выживание последний лоскут,

Все воины знали, что сегодня они падут,

Важно лишь скольких врагов с собой в пустоту они заберут,

И что от приманки демоны глаза не отведут,

Потому что судьба Вселенной решится не тут.

Когда демоны вокруг воинов планет кольцо смыкали,

Не видели они, как скорбящие воины в ворота города вбежали.

Глава 11

Напрасно мы думали, что дорога ко дворцу открыта,

Каждая улица была городской стражей перекрыта.

И куда бы я взгляд свой не направлял,

Отовсюду новый враг прибывал,

Пролить кровь демонов я совсем не возражал,

Главное, чтобы к месту назначения не опоздал.

В бою «потерянные» показали,

Что являются неукротимыми «львами»,

Что не только они умеют демонов убивать,

Но и знают, как нужно достойно умирать.

Один смертельно раненный храбрец пронзил мечом себя,

Чтобы достать прицепившегося к его спине врага,

Другой павший боец,

В бою лишившийся обеих рук,

За глотку зубами как тисками,

Мертвой хваткой держал противника свежий труп.

Отчаянно сражался за друга друг,

Но смыкался врагов круг.

Сквозь кровь и смерть пробились мы к дверям дворца,

И остались «потерянные» ждать там своего конца.

Офицер на меня глядит,

Его щит в щепы разбит,

А доспех в десятке мест пробит.

Поверх рева боя воин кричит:

«Иди!

Мы все равно уже мертвы,

Только никак не могли,

Выйти из прошлой жизни тени.

Нашим телам энергию давала месть,

Но только сейчас у нас цель есть.

Задержим мы врагов,

Пока последний из нас способен сделать вдох,

Пусть последний будет эта война!»

Так Ифрит и я отправились в самые сердца зла,

Чтобы жертва каждого павшего храбреца,

Не была напрасной.

Глава 12

С гордо поднятой головой,

Гибель встретил последний оставшийся на ногах герой.

Тела храбрецов кровожадными врагами на кусочки были рассечены,

И в пропитанную кровью пыль втоптаны.

Но несмотря на то что все «Потерянные» пали,

Победу они одержали.

Когда демоническая армия прошла сквозь цитадели врата,

Война достигла своего конца.

Глава 13

Чем дальше углублялись в архиврага цитадель,

Более невыполнимой казалась наша цель.

Среди голодных теней и блуждающих огней,

Демоны лезли буквально из всех щелей,

Рев битвы, сияние огненных клинков и ножей,

Создавали боль для глаз и ушей.

В обсидиановый храм сумели пробить путь,

И собирались немного передохнуть.

Уже виден был тронный зал,

И казалось, что конец войны почти настал.

На пределе уже был запас наших сил,

Но новый враг в храм вступил.

Не нужен был сверхъестественно острый нюх,

Чтобы почуять в монстре человечества мерзкий дух.

В голове проносятся людские ужасные злодеяния,

А «паразитических гнезд» мерзкие названия,

Погребальным звоном звучат в моей голове.

Когда смотрю я в глаза, подобные черной дыре.

Ифрит решительно шагнул вперед:

Мне говорит: «Иди! Малум тебя ждёт,

А с этим врагом у меня есть старый счёт».

Со смешком, Скверны Демон в сторону отступил ,

Проход в тронный зал мне освободил.

Другу своему говорю с нескрываемой печалью в голосе:

«Прощай Джин, старый друг. Увидимся в пустоте,

Все равно окажутся в конце там все».

Когда ты мою настоящую личность узнал?

Когда впервые на тебя мой взгляд упал.

Оставив соперников за спиной,

Вести не на жизнь, а на смерть бой.

Сквозь дверь в логово тьмы короля я вошел,

Грохотом захлопнувшегося портала был едва не оглушен.

Пока сохранив в сердце своем отвагу,

Джин пошел на чудовище в атаку.

Глава 14

Сразу видно, что демон могучий враг,

Как боевой слон высок и широк - настоящий гигант.

Каждый шаг со стен обрушивает камней град,

Изо рта сочится едкий яд,

Дыхание - удушающий смрад,

Клинок его свет, поглощающий темный булат,

Доспех покрывают шипов не один ряд.

Скверны воплощение,

Против законов природы преступление,

Заключена в чудовищном теле одном,

Энергия восьми миллиардов омерзительных форм.

Если бы планировал Джин живым остаться,

Начал бы очень сильно опасаться.

Под светом черных свечей,

Среди беспокойных теней,

Раздался звон мечей.

Неравным бой оказался,

Ну кто бы сомневался.

Каждый Ифрита удар встретил вражеский блок,

Не принесли успеха ни один финт ни прыжок,

Вкладывал он все силы в каждую неудачную атаку,

В ответ получив титанической мощи контратаку,

Во многих местах был пробит его доспех,

Обильно текла кровь из ран всех.

Звучал чудовища самодовольный смех,

Почувствовав, что час победный настал,

Демон громовым голосом сказал:

Не одолеть меня жалкому червю,

Не по силам это вообще никому,

Когда тебя я, как букашку, раздавлю,

Товарища твоего с такой же легкостью сокрушу,

Зловещий план людей он сорвал,

Опустошение Вселенной прервал,

Обещал Малум всех людей воскресить,

Больше скверну никому не остановить.

Напрасно думала планета Земля,

Что навсегда от лап паразитов спасена,

Скоро в ужасной агонии погибнет она,

Если тебе, слабак, есть что сказать,

Пора уже начинать.

От удара кулака истощенный Ифрит на пол упал,

С трудом на ноги встал.

И последние в жизни своей слова сказал:

Прекрасно знаю, что не победить мне тебя,

Но знай, не напрасно Ифритом зовут меня,

Сердце мое полно неугасимого огня,

Если суждено мне не увидеть конец сего дня,

В пустоту возьму с собой тебя.

Смеясь сквозь кровь,

Поднял пламени дух меч вновь,

Какое же было удивление врага,

Когда Ифрит обратил клинок на себя.

В нагрудник свой лезвие он вонзил,

И раскаленное сердце насквозь пронзил.

Последовал страшной силы взрыв,

Обоих бойцов лавовым покровом накрыв.

Лишь последние слова джина в угасающем эхе были слышны,

«Больше никогда тебе не выбраться из абсолютной тьмы».

Глава 15

Вот и закончился мой последний бой,

Есть пара мгновений попрощаться с самим собой.

Прежде в свободы забвение унесется моя душа,

Перед оком разума проносится жизнь моя не спеша.

Я отпрыск Вселенского Огня и Земли,

Всегда для меня горел свет радости впереди,

Пока не был я тварями порабощен,

И в проклятом артефакте заключен.

Через ритуалы и заклинания,

Способен я стал исполнять врагов своих желания.

Все люди хотят богатства, славу, власть,

Утолить телесную страсть.

Исполнял любой каприз поработителя,

Но ничего не мог сделать для себя.

Сколько ужасного пришлось мне сотворить,

Всем сердцем мечтаю это забыть,

Люди – омерзительные жестокие создания,

Не достойные права на существование.

Заслуживали они лишь вымирания.

Слухами и домыслами обрастала артефакта секрет,

Пока не оказалось, что достойных такой силы рук просто нет.

Своими земляками был мой последний господин убит,

Я же был спрятан и забыт.

Брошен словно обороненная собакой кость,

Ветер единственный гость,

Узником я стал скрытых гробниц,

Места упокоения верховных жрецов и жриц.

Издревле места эти имели дурную славу,

Все письмена обещали грабителям жестокую расправу,

Проявил заботу или жестокость один господин,

Дав мне окно во внешний мир.

Пока тюрьма моя среди праха стояла,

Мимо история пролетала.

История людей – война, война, опять война,

Гражданская, религиозная, мировая война.

Нет взаимному уничтожению конца,

Пока планета вокруг них страдает и гниет,

Их волнует кто кого убьёт.

Пока был я в заточении, умер последний мой соплеменник,

Наверное, думал мой род, что я служащий монстрам изменник,

Вряд ли кто-то из них знал, что на самом деле я несчастный пленник.

Может однажды какой-нибудь археолог меня бы и нашёл,

Но раньше другой посетитель ко мне пришёл,

И во мне способ осуществить свои планы обрёл.

Он был узник вечности, как и я,

Только не сжимала его в своих холодных объятиях тюрьма.

Тяжелая ответственность на его плечи легла,

Планета его своим спасителем избрала,

И почти невыполнимую задачу ему дала,

Но в конце великая награда «избранника» ждала:

Если удастся ему Землю из лап чудовищ освободить,

Сможет он свой вечный путь завершить.

В душе моего «нового господина» царила вечная зима,

Слишком много он видел людского зла,

Сгорела его душа почти дотла,

Лишь осталась ненависть, раскаленная добела.

Почувствовали проклятые люди агонию десятка смертей,

Затем их ждал ад и треск дьявольских плетей.

Когда свою задачу «господин» осуществил,

Меня от вечного рабства освободил,

И в царство мертвых он отбыл.

Я его никогда не забыл.

Сменяли эпохи мира друг друга,

Помнил я своего ушедшего «друга».

Когда разразилась космическая война,

Гея была очень удручена,

Сквозь небеса были видны вспышки планет погребального огня.

Когда о загадочном герое узнал я,

Душа моя надеждой была полна.

Отправить меня к герою я Гею попросил,

И согласие на свою просьбы получил.

Могучее тело Земля мне создала,

И в сердце войны меня перенесла.

Не долго незнакомца я искал,

Когда увидел его, сразу своего освободителя узнал.

Ни секунды не жалел о проведённом с ним времени,

И не сомневался в правильности уничтожения людского племени.

С гордым сердцем покидаю я царство живых,

Знаю, что скоро встречу всех соплеменников своих.

Из-за чудовищ мой путь земной был ужасным,

Но уверен, что был он не напрасным.

Вот и замкнулся моей жизни круг,

Прощай… мой единственный настоящий друг.

Глава 16

Чудовищной силы взрыв потряс дворец,

Означало это, что Ифрит встретил своей жизни конец.

Но не было у меня ни времени, ни сил, по нему скорбеть,

Это неважно, скоро мне предстояло умереть.

Передо мной во всем своем великолепии стоял мой «творец»,

Выглядел он «как новенький» … вот же подлец.

От полученных ран не осталось и следа,

Словно их излечила сказочная живая вода.

Извивающимися молниями он был окружен,

Словно движущимся плащом.

Честный бой с ним на провал был обречен.

Но биться с ним я даже и не собирался,

Сразу с места я сорвался,

И на пределе скорости к нему на встречу помчался.

Когда он сделал клинком своим взмах,

Опоздал всего на один мой шаг,

Дьявольский меч меня поразил,

Руку у плеча отрубил,

Но отчаянный мой бросок не остановил.

Прежде чем первые капли крови пола коснулись,

Со страшной силой наши бронированные тела столкнулись.

Оба мы повалились назад,

Где голодно зиял вход в Душ град.

Телами своими пробив окружающую колодец ограду,

Словно кометы понеслись мы к кружащемуся вихрю распада.

Не долог был наш полет,

Оба знали, что забвение нас ждет.

Демонов король что есть мощи шею мою сжал,

До капли выдавить жизнь из меня он перед своим концом желал.

Я не боролся и не сопротивлялся,

Лишь моим горьким смехом колодец оглашался.

Смешались в безрадостном хохоте боль сотней уничтоженных демонами миров,

Вопли агонии из миллионов их жертв ртов.

Крики вызова павших «Потерянных» бойцов.

Лишь одна в смехе была радостная нота,

Окончилось время адского гнета.

Через мгновение заберет нас мрачный жнец,

Падет дьявола дворец,

И войне придет конец.

Когда наши в смертельных объятиях переплетенные тела,

Наконец то достигли Колодца душ дна.

Украденные души вырвались из тела темного властителя,

Жаждали они покарать своего жестокого мучителя.

Образовался вокруг властелина движущейся энергии круг,

Словно акулы, из него вырвались миллионы астральных рук.

Долог был их кровавый труд,

Слышал я как они врага на кусочки рвут,

Когда исчез последний плоти лоскут,

Внезапно покой настал,

И вихрь душ тихим стал,

Словно предрассветный луг.

Затем поднялась магической энергии неостановимая волна,

Каждого мира достигла она.

От демонов, принесших невинным столько смертей,

Остались лишь кучки дымящихся костей,

Каждый мир что был тварями сожжен,

И ресурсов всех лишен,

В первозданное состояние был возвращен.

Словно не случалась никогда вселенская война,

Обрушился властелина дворец,

Домой вернулся каждый отправивший со мной боец.

Когда расселась над руинами цитадели удушающей пыли пелена,

От Колодца Душ не осталось и следа,

Пока медленно на землю опускался пепел победы моей,

Окружали меня объятия царства теней.

Казалось финал моей второй вечной жизни настал,

Но вместо потока энергии, где в вечном танце души кружатся,

На поверхности какой-то планеты я оказался.

Живой и невредимый Ифрит был подле меня,

Глаза наши были обращены в ясные предрассветные небеса,

Вырвалась украденная энергия жизни на свободу,

Несутся молнии духа по небосводу,

Вернулись души убиенных существ,

И опустошённых планет.

Разбитые сосуды восстановив,

И нас из царства мертвых в мир живых прихватив.

Наивным мне кажется такой счастливый конец,

Тяжкий этой победы венец.

Груз потерь сильно на плечи мои давит,

Вряд ли ужасов калейдоскоп мысли мои кода-либо оставит,

Но на самом деле не верю я в окончательное исчезновение всего Вселенского зла,

Обязательно где-то и когда-то будет бушевать война,

Вечный мир лишь прекрасная, но несбыточная мечта,

Всегда у бессмертного работа будет одна,

И имя ей вечная борьба.

0
15:28
77
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Михаил Анатольевич

Другие публикации