Дневник профессора Гаросса 123

16+
Автор:
Александр БЕЛКА
Дневник профессора Гаросса 123
Аннотация:
Так вот кто гангстер из Синдиката!
Текст:

                                                        46

Дверь в рубку была открыта. Стараясь не шуметь, я осторожно подкрался к ней и, заглянув внутрь, понял, что опоздал.

Видар, избитый в кровь и связанный по рукам и ногам, сидел на полу около пульта, тупо уставившись перед собой. Несмотря на показное пренебрежение к своему внешнему виду при нашем недавнем разговоре, он всё-таки привёл себя в порядок. Стянул длинные волосы на затылке в косичку и переоделся. Но сейчас новый лётный комбинезон, испачканный кровью, нисколько не красил его.

Перед ним стоял Джолтон и играл пистолетом. Прокрутит его несколько раз на указательном пальце правой руки, затем быстро перебросит его в левую руку. Проделает на ней с пистолетом то же самое, а потом через спину снизу вверх перекинет его в правую. И после всё сначала. Делал он это автоматически, не глядя на оружие, сосредоточив внимание на пилоте. Получалось у него это здорово, но у меня не вызвало восхищения. Наоборот, эта картина разбудила во мне лишь ярость.

- Ну, ты, дерьмо, как отключить блокировку? Говори, скотина! – Бетчелл со злостью пнул Видара в грудь.

Тот согнулся от удара и закашлялся, но ничего не ответил.

- Если не скажешь, я поджарю твою пустую голову. Вот этим, - он нагнулся и прокрутил перед лицом штурмана «грифон». – А ты ведь знаешь, как это штука действует.

Я не верил тому, что слышал. Господи, неужели это говорит Джолтон, красавчик – неврастеник? Вот и объявился гангстер, и показал своё истинное лицо!

- Ну и сволочь же ты, а! – невольно вырвалось у меня.

Тот резко выпрямился и обернулся. Наши взгляды встретились, и я почувствовал, как он весь внутренне сжался. Правда, всего на несколько секунд.

- А, профессор, - он отвёл глаза, - уже проснулись? Рановато немного.

- А ты хотел, чтобы я спал вечно? – с этой мразью я уже не мог разговаривать на «вы».

- Ну, что вы, профессор, - рот его скривился в гадкой усмешке, - только до тех пор, пока я сам не разбудил бы вас. Вы мне нужны, профессор. Вы столько раз спасали мне жизнь, что я просто обязан отблагодарить вас тем же. Поверьте, я не хотел, чтобы вы видели вот это.

- Так ты для этого и оглушил меня, чтобы потом влить в меня нужную дозу для анабиоза?

Я сказал это наобум, но моё предположение попало в точку. Бетчелл удивился, но отрицать не стал.

- Точно, - нагло признался он, - именно для этого я и врезал вам по затылку. Надеюсь, вы на меня не в обиде за это? Я же старался для вашего блага. Но, к сожалению, Видар помешал мне. Сами видите, он не хочет отключать блокировку.

- Дерьмо, - еле выговорил штурман разбитым ртом и сплюнул на пол сгусток крови.

- Заткнись! – вспыхнул «синди» и пнул его в лицо; пилот с глухим стоном повалился на пол.

- Прекрати, сволочь! – в этот момент я даже пожалел, что не умею ругаться. – И развяжи его! Немедленно!

- Вам бы лучше помолчать, профессор.

Неврастеник недобро зыркнул на меня. Голос его стал резче, с новыми для меня стальными нотками.

- Давайте договоримся так, профессор. Вы не раз помогли мне выжить на Чиккории, и теперь здесь, на Земле, я вам отплачу той же монетой, если, конечно, вы не будете мне мешать сделать это. Дело в том, что нас хотят убрать. Не знаю – как, но знаю, что как только в «Спейсере» пронюхают о нашем прибытии, нам всем тут же придёт конец. Чтобы выжить, мы должны немедленно покинуть корабль. А этот идиот строит из себя героя.

Штурман вопросительно посмотрел на меня.

- Это - правда, Видар, - вынужден был подтвердить я это, но по его реакции понял, что он и мне не верит. – Чиккория – слишком секретный объект, и поэтому наша смерть была спланирована заранее.

- О! Вы тоже знали об этом, профессор? – удивился красавчик. – Может, вам известно, какую смерть они нам уготовили?

- Нет, к сожалению.

- Очень плохо. Тогда постарайтесь убедить этого кретина открыть люк, пока у нас есть ещё время.

- Мы действительно умрём, как только в Космическом Обществе узнают о нашем приземлении, - обратился я пилоту. – Увы, это так. И чтобы избежать этого, мы должны покинуть корабль…

- Правильно, профессор! – похвалил меня «синди». – Вбейте в его бестолковую голову, что нужно делать.

- Но мы с вами, Видар, - продолжил я, - слишком поздно проснулись и потому не смогли помешать этому психу, связаться со своими дружками. Я уверен, что стоит нам сейчас выйти, как мы попадём в лапы бандитов из Всемогущего Синдиката? Не так ли, Джол?

- Как вы догадались? – опешил тот.

- Я с самого начала полёта знал, что среди нас находится подонок…

Глаза Бетчелла яростно сверкнули. Он резко вскинул руку, и чёрный зрачок «грифона» уставился мне промеж бровей.

Я задохнулся от накатившей на меня волны страха. Этот психопат мог запросто выстрелить, а мне непременно нужно было выжить. Следовательно, я должен был быть поучтивее с этим выродком. Я перевёл дух, облизал вмиг пересохшие губы и закончил:

- Надо отдать тебе должное, ты – неплохой артист. До этой минуты я не смог тебя раскусить.

- Неплохой? – возмутился тот; видно, я попал в его больное место. - Гениальный, вы хотели сказать, профессор? Я был самым лучшим актёром на Корл-Ходда! Но они все были против меня! Все! Они завидовали моему таланту и лезли вон из кожи, чтобы запихать меня в дерьмо. Мне доставались только роли идиотов и сумасшедших. Это из-за них я прозябал в меблированных комнатёнках с клопами и тараканами, жрал всякую дрянь и пил отраву. А однажды, когда я попросил у режиссера главную роль в новом спектакле, он при всех высмеял меня. Меня, Скарта Тритта!

Он издевался надо мной как хотел, а толпа ублюдков поддерживала его идиотским смехом. И я не выдержал. На глазах у всех я пришил его. Эту жирную зажравшуюся свинью. Конечно, меня бы посадили в тюрьму за это, и я до сих пор гнил бы там, если бы мне не помог один человек. Он был из Всемогущего Синдиката. Он предложил мне работу. Она не совсем была мне по нутру, но я согласился. Мне сделали пластику лица, изменили имя и засунули в Космическое Общество. Так я попал на этот корабль. Удачное завершение этого дела откроет для меня новый горизонт: богатство и власть. До них мне осталось совсем немного. Всего один шаг. И чтобы сделать его, профессор, я не буду долго размышлять, стоит ли мне нажать на курок или нет.

- А болезнь свою ты тоже разыграл или тебе, в самом деле, стало плохо? – решил я отвлечь его.

При этом я старался говорить негромко, спокойно и дружелюбно. Где-то я вычитал, что таким тоном врачи успокаивают душевнобольных.

- Нет, - ответил тот, - поначалу я действительно вырубился, когда вдохнул в себя этот букет. А когда очнулся, то понял, что у меня появилась прекрасная возможность избежать возвращения на равнину с её крысами и червями. Я просто хотел выжить и вернуться назад. Только и всего. Я видел, как вы приходили к доктору Стедли и расспрашивали её о том, не уходила ли она куда из лазарета. Она не ответила и вдобавок ещё обиделась на вас за ваши дурацкие расспросы. Но я вам отвечу за неё. Да, она уходила. Пока она принимала душ, я забрался к вам в кабинет. У меня был ключ от вашей комнаты, и не только от вашей. Вы спали в лаборатории, а рядом лежали цветы. Я предполагал, что вы обязательно возьмёте их, чтобы подарить их нашей зеленоглазой блондинке.

- Я взял их для того, чтобы изучить их и выработать из них антидот, чтобы спасти тебя, - объяснил я. - Я посчитал, что ты ими отравился.

- А я их взял у вас для того, чтобы получить кайф,- усмехнулся красавчик-неврастеник. – Когда ты глубоко вдыхаешь их аромат, то у тебя начинает съезжать крыша и наступает неописуемое состояние блаженства, словно ты принял наркотик.

- Так ты ещё и наркоман! – не удержался я от издёвки.

- Поосторожнее, профессор! – тон его снова стал угрожающим.

- Не заводись, Джол, - успокаивающим тоном сказал я ему, подняв руки, - но сам подумай. Мы-то с Видаром знаем, что ты замечательный актёр. Многим выскочкам стоило бы поучиться у тебя этому мастерству. А ты не думал о том, что твои друзья, заполучив корабль, захотят убрать тебя? Им же тоже не нужны лишние языки.

- Вы меня плохо знаете, профессор, - Бетчелл злорадно оскалился. – Видите этот кейс?

В кресле бортинженера, где когда-то восседал Колот, стоял чёрный чемоданчик. К ручке его были прицеплены полицейские наручники.

- В нём лежат все данные о нашем полёте: карты, расчёты, диски, ваши видеокассеты… Да-да, профессор. Я их позаимствовал у вас. Этот кейс - моя страховка. А если кто попытается отнять его у меня, я всегда успею нажать на кнопку взрывателя. Видите, она встроена в ручку? Чемоданчик разнесёт на куски, и его содержимое тоже.

- Похоже, тебе пришлось здорово поработать мозгами, ублюдок, чтобы додуматься до этого, - сделал вывод Видар.

- Как тебе удалось пронести на корабль этот кейс? – поспешил я задать вопрос, чтобы отвлечь гангстера от пилота.

- Этот кейс «Спейсера». После приземления Джакст должен был сложить в него все документы, касающиеся полёта на Чиккорию. Затем пришли бы «кроты», забрали бы его и, перешагнув через наши трупы, ушли бы восвояси. Но я опередил их. Он им никогда не достанется. Я…

- Бетчелл! Мы здесь! – прервал вдруг его грубый властный голос.

Тот вздрогнул от неожиданности и посмотрел на динамик так, словно сейчас кто-то должен был из него вылезти. Затем он, держа меня на прицеле, подошёл к пульту управления и, нажав на нужную кнопку, крикнул в микрофон:

- Пять минут, шеф!

- Пошевеливайся!!

- Ну, вот и всё, господа, спектакль закончился. У вас, профессор, есть десять секунд, чтобы принять моё предложение. А я вам предлагаю присоединиться к «Синди». Вы нужны им так же, как они вам. Они ваше спасение… Кстати, а вы знаете, благодаря кому вы попали на этот корабль? – переменил он вдруг тему.

Я усмехнулся. Знаю ли я? Да знал бы он, что мне известно! Я открыл, было, рот, но он ответил за меня.

- Благодаря своему любимому дядюшке. Да-да, именно ему. Вы мне не верите? По глазам вижу, что нет. Но мне, собственно, на это наплевать. Уверен, вашему управляющему тоже. Избавившись от вас, он заполучил не только богатство Гароссов, о котором давно мечтал, но и кое-какое хлебное место в «Спейсере». Так что не рвитесь домой, профессор. Там вас всё равно никто не ждёт. И поверьте мне, если вдруг каким-то чудом вам удастся уцелеть, и ваш дядя про это узнает, то он сделает всё, чтобы исправить эту оплошность. Но если вы примкнёте к «Синди», то сможете вернуть себе и свой дом, и капитал, нажитый вашими предками. «Кроты» вас даже пальцем не посмеют тронуть, потому что вы будете под защитой Всемогущего Синдиката.

«Да какая разница, куда попадут эти документы: в «Спейсер» или «Синди», - с горечью подумал я. – В любом случае Землю и Чиккорию ждёт гибель. Ну, а что касается Орсона… То как ещё можно переманить меня к себе, не сыграв на моей любви к нему?». Но выворачиваться из этой ситуации как-то было нужно, и я спросил:

- А Видар?

- Этот всё равно не жилец.

Бетчелл сказал это с таким безразличием, словно видел его впервые, и тот был для него никто. Я с трудом подавил в себе ярость, чтобы не наделать глупостей.

- Синдикату он не нужен,- продолжил он тем же тоном. – Даже если мы оставим его в живых, «кроты» всё равно его замочат. Когда выжмут из него всё, разумеется.

Как не больно было это слышать, всё же я вынужден был признать, что этот психопат прав. Но бросить Видара… Тут у меня возник план. Трудно выполнимый, правда, и опасный. И всё же, я решил его придерживаться.

- Ну, профессор, решайтесь! – поторопил меня красавчик.

- Жаль, - с горечью обронил я.

- Чего жаль? – не понял тот.

- Я не умею предавать друзей.

Гангстер сделал задумчивый вид, наигранно подняв высоко брови и собрав лоб в морщины.

- Действительно, жаль, - согласился он минуту спустя. – Вы идиот, профессор…

- Бетчелл! – недовольно рявкнули в рацию, да так громко, что мы все вздрогнули.

- Ещё немного! – поспешил отозваться тот.

- Шевелись, идиот!

Я усмехнулся. Так кто из нас идиот? Психопат занервничал. «Грифон» заходил по траектории от меня к Видару.

- Выбирайте, профессор: или вы уговариваете своего дружка разблокировать сигнализацию и открыть люк, или я возьмусь за него сам. И любезничать с ним я не буду. Мне некогда. Вы же слышали, меня ждут. А мне нужно ещё уничтожить этот чёртов пульт, чтобы Таскерре ничего не досталось, потом пришлепнуть вас и этого придурка. И всё это нужно успеть сделать до того, как сюда примчатся «кроты».

- Уверен, совесть тебя при этом мучить не будет, - не сдержался я от сарказма.

- Разумеется! - красавчик вспыхнул и снова наставил на меня пистолет. – Сейчас вы в этом убедитесь. Вы не хотите присоединиться к Синдикату. Не хотите помочь мне. Так кого же чёрта тогда я с вами церемонюсь, а?

Во второй раз я увидел перед собой дуло пистолета, направленное мне в лоб. Но страха уже не было. Только внутри всё сжалось от ожидания выстрела, и одна мысль свербела в голове: «Всё, это конец. Прощай, Земля!» Злорадно усмехаясь, явно наслаждаясь моей реакцией, Бетчелл нарочито медленно стал нажимать на курок. Но в последний момент, то ли в нём заговорила совесть, то ли у него было такое задание – оставить меня в живых, - он вдруг резко отвёл руку в сторону, и выстрел пришёлся на пульт. Тот час на нём загорелись красные лампочки, по экрану монитора забегали зелёные цифры, потом поползли какие-то слова. Затем женский металлический голос монотонно, без всяких эмоций произнёс:

- Внимание! Включилась система самоуничтожения! У вас имеется тридцать минут, чтобы покинуть корабль.

- Чёрт!

Отморозок растерялся. Он явно не ожидал такого последствия своей оплошности. Скорее всего, он и понятия не имел о существовании такой системы. Машинально глянув на часы, он бросился к штурману. Схватил за грудки и, приподняв с пола, дико заорал ему в лицо:

- Ты слышишь, идиот, в нашем распоряжении всего полчаса! Отключи блокировку!! Я обещаю тебе, что ты останешься жив!

- Да пошёл ты! – презрительно ответил тот.

- Я убью тебя, ублюдок!! – гангстер ткнул ему в висок пистолет. – Я разрежу тебя на куски!!

- Делай, что хочешь, мразь, - буркнул тот, - но отсюда тебе не выбраться.

- Не хочешь по-хорошему? Тогда получай!!

И он наотмашь ударил пилота пистолетом по лицу.

- До взрыва осталось двадцать девять минут,- объявил тут равнодушно компьютер.

- Бетчелл! – следом взревел динамик. – Ты где, кретин?

Но тому теперь было не до этого. Войдя в раж, он неистово стучал рукояткой пистолета по голове штурмана и исступлённо кричал:

- Я убью тебя, ублюдок!

- Бетчелл!! - разрывалась рация.

- Я убью тебя!! – вторил ей псих.

0
13:15
147
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Светлана Ледовская

Другие публикации