Кафе Абраксас. Глава 1

  • Опытный автор
Автор:
Михаил Ламм
Кафе Абраксас. Глава 1
Аннотация:
Новогодняя история
Текст:

Смартфон коротко и обидно пропищал три раза и в нем воцарилось молчание. Глухая и мертвая тишина. С таким же успехом можно было держать возле уха кирпич. Ну что за тряпка! «Тань, но мы же хотели… Подожди, как же так…», а в ответ только стандартное вежливо-утешительное: «Олежка, ты хороший человек. Дело не в тебе. Прости.» И три коротких гудка отбоя как три пощечины. Если бы хоть первым бросил трубку. Или, наоборот, с веселой улыбкой пожелал счастья в личной, будь она неладна, жизни, и отпустил на все четыре стороны. Так нет, стоит, бормочет что-то невразумительное и жалкое. Почти четверть века прожил, а растерялся как маленький.

Олег застыл с трубкой возле уха, уставившись на почти наряженную елку в углу комнаты. Хотел успеть к приходу Тани. Они ведь договорились встречать Новый год у него. Да уж, так себе получился праздник. Олег отвернулся от полуодетой елки и посмотрел в окно. Он чего-то такого и боялся, страшась признаться самому себе. Все более редкие свидания, все более частые ссылки на неотложные дела… Он боялся потерять Таню, чувствовал ведь, что она стала другой, отдалилась, но запрещал себе это понимать.

Тридцать первое декабря, а за окном дождь и тусклый питерский полдень. Город словно заштрихован серым графитом. Так его Таня (а, черт, уже не его) терла лезвием стержень карандаша над листом бумаги, а потом растирала эту пыль ваткой. В прошлом году он так радовался, когда она поступила в художественное училище.

В руке завибрировал и тут же радостно заголосил смартфон. Олег судорожно, не взглянув даже на экран, нажал «Ответ». Это она. Конечно, она. Сейчас скажет: «Олежка, ну прости. Глупая шутка получилась. Но ведь испугался, да?»

– Алло, Таня!

– Ты чего орешь, Тихон? Какая Таня? – из трубки раздался голос Сашки – старого товарища по музыкальной школе. Олег Тихонов занимался на скрипке, а Саша Нехно увлекался всякими медными духовыми. После школы их пути разошлись. Олег поступил в питерскую Консерваторию, а Александр, отслужив в музыкальной роте, подался в столицу зарабатывать деньги.

Олег разочарованно молчал, слушая радостный и сумбурный поток слов старого товарища. Наверное, тот уже слегка накатил в честь праздника.

– Ну так вот, – тараторил он в трубке, – а Димон взял и заболел, представляешь? Что делать не знаю. Выручай, а? Хорошие деньги, Собянин башляет. Ну и бублика не обидит.

Олег постарался сосредоточиться. Он половину слов пропустил, думая о своем.

– Какая публика? Ты о чем?

– Блин, Тихон. Все скрипачи отмороженные или ты один такой? Я же объясняю. Ты чего, не слушал? На Новый год и все каникулы мы играем на катке в парке Горького. Еще в Нескучном. А Димон, скрипач наш, заболел. Прилетай, а? Я тебе потом из своей доли и билет оплачу. Хорошие бабки. Гарантирую. Ну кого я сейчас найду? Опозоримся еще. А тебя знаю. Ты же виртуоз у нас.

Ни сил, ни желания суетиться и куда-то лететь у Олега не было. Впрочем, в настоящей причине он сам себе не признавался. Вдруг Таня передумает. Придет все-таки, а его нет. А он в Москве. Какой-то фильм напоминает, только наоборот. Но там комедия, а тут… Тоже наоборот.

– Извини, Саш, не могу… Да, точно. Ну да, и тебя с наступающим.

Нажав «Отбой», Олег Тихонов присел на подоконник, оглядел комнату. Просто и плоско. И тихо. Невыносимо тихо. Еще елка эта недоделанная подмигивает китайскими лампочками. Словно издевается. Ноги сами вынесли его из дома, а под мышкой обнаружился футляр со скрипкой.

Мир вокруг казался почти двухмерным как на Танином листе ватмана. Даже скамейки вдоль аллеи перестали притворяться крепкими и голубыми, все вмятины и ямки выровнял холодный дождь. Серый графитовый шум дождя асфальтоукладчиком доводил плоскость мира до совершенства. Скоро окажется, что все мы нарисованы и движемся только в пределах Таниного листа. И всё просто и плоско.

Противно хлюпающая в кроссовках вода вывела, наконец, Олега из бесконечного хоровода мрачных мыслей. Он огляделся. На узкой улочке не было видно ни одного прохожего. Куда это он забрел? Вокруг какие-то старые, низенькие дома. Не слышно привычного гула машин с вечно переполненных суетливых проспектов. Моросящий дождь и туман, словно серые застиранные занавеси, скрывали не только перспективу, но и отсекали городской шум. Даже кукуруза-переросток Лахта Центра, видимый практически отовсюду, скрылся за ними.

– Надо же, – Олег попробовал пошевелить замерзшими до нечувствительности пальцами ног в промокших кроссовках, – заблудился в родном параллельно-перпендикулярном Питере. Это надо уметь. Вот простужусь, заболею и умру. Так ей и надо.

Эта детская нелепая мысль заставила молодого человека негромко выругаться. Ну да, она будет рыдать, идя за гробом, а он гордо лежать и думать… Что именно он будет думать, лежа в гробу, додумать Олег не успел.

– Чего такой грустный, а? – В дверях, над которыми висела овальная панель-кронштейн с розовыми неоновыми трубками, гласящая «Abraxas Coffeeshop», стоял Санта Клаус. Вернее, он был бы как две капли воды похож на него, если бы не орлиный нос. У Санты вроде нос картошкой.

– Савсэм мокрый, савсэм холодный. Заходи сюда.

Странный акцент. Впрочем, в последние годы стало уже привычным слышать на улицах русскую речь с самыми разными акцентами.

Олег присмотрелся. Наваждение исчезло. Нет, точно не Санта. На плечи накинут овечий тулуп и вовсе не красный, борода с усами не седые, а рыжие. И в руке не посох, а сигарета с фильтром. Образ дополняли нелепые лохматые тапочки в виде таких же рыжих как хозяин котов. Все втроем они смотрели на Олега.

А и правда зайти, что ли? Согреться и выпить чего-нибудь. Если не в честь праздника, то хоть от простуды.

– Проходи, проходи, дорогой, – хозяин посторонился, пропуская продрогшего скрипача внутрь полутемного помещения. Небольшая комната, вмещающая три столика и барную стойку у дальней стены, скупо освещалась OLED-панелью, изображающей горящий камин. Еще одна панель в виде окна показывала ночной пейзаж – снежные горные вершины мерцали в свете яркой луны. «Попсовая декорация. Китайцы рулят», – поморщился Олег. Он вдруг вспомнил, как его отец ругал в свое время электрические самовары. Теперь он начал понимать, почему.

– Ассеф, минутку. Я уж думал закрываться. Нет посетителей сегодня, все по магазинам носятся, майонез-шмайонез с горошком покупают.

Рыжий бородач вместо того, чтобы включить свет, сунул тонкую щепку в камин, подождал, пока она загорится и уже от нее зажег свечи на столе. Сначала на том, за который уселся Олег, потом еще несколько на соседних. Молодой человек молчал, наблюдая за странным священнодействием хозяина кафе. Наконец, тот бросил остаток щепки в камин и удовлетворенно огляделся.

Почему я решил, что это телевизор? Камин как камин, – мысли медленно и лениво ворочались в голове Олега.

– Газировку еще эту, тьфу. Сами не могут решить – то оно шампанское, то оно не шампанское. Указы пишут, с французами ругаются. Хе-хе. Так ведь, как ни называй, гадость та же. Ой, тамино! – мужчина уставился на лужу, образовавшуюся вокруг кроссовок гостя. – Ай я глупый. Сюда садись, к огню. Ботинки свои снимай. Надо же, в чем ходить придумали. Тряпки какие-то на ногах. Разве ж это обувь.

– Кто бы говорил, – обиженно подумал Олег и покосился на пушистых котов на ногах собеседника. – Нормальная обувь, Найк, дорогие, между прочим, настоящие китайские, а не какая-нибудь американская подделка.

Он стянул кроссовки и вытянул ноги к камину. Дрова уютно потрескивали. Сонное, умиротворяющее тепло обволакивало тело.

– Дэвушка, да? Бросила, да?

Олег лишь кивнул, глядя на огонь. Попытался безразлично пожать плечами и махнуть рукой, но получилось неубедительно. Разговаривать совсем не хотелось.

– Э, значит не твоя. Вот, зеркало висит. Что там видишь? Правильно, себя видишь. В какое зеркало ни посмотри, себя там увидишь. Ты у себя один такой, понимаешь? И другого не будет. А девушки? Сколько их? Думаешь, легко свою найти? Э!

– Я думал, что нашел.

– Какой такой ты думал? – хозяин всплеснул руками, – Он думал. Она думал. Они тоже думал. Пусть она своего ищет. А ты свою ищи. Пока плакать будешь, никого не найдешь.

Свечи оставляли в тени большую часть пространства комнаты, играя острыми искорками на бокалах, что висели перевернутыми над барной стойкой, и мягкими зелеными бликами поблескивая в стекле бутылок на стеллажах.

И чего я решил, что он рыжий? – так же лениво и полусонно удивился Олег, следя за тем, как гостеприимный хозяин, ловко откупорив бутылку вина и подхватив два бокала, направляется к нему. Однако, по-настоящему удивляться было лень. Тихонов поймал себя на том, что словно в полусне никак не может сфокусировать взгляд на хозяине кафе. Тот представал перед ним то типичным Сантой, то рыжим грузином в тулупе. Сейчас же владелец заведения выглядел аристократом в десятом поколении. Белоснежная рубашка, черная жилетка с золотой вышивкой, гладко выбритое худощавое лицо, черные волосы аккуратно зачесаны назад и собраны в хвост. Сама элегантность. Вот только тапки-котики вносили диссонанс. Словно живые, они смотрели на гостя со смесью снисходительного превосходства и жалости. Талант всех котов – смотреть даже снизу свысока. Бармен перехватил взгляд Олега.

– Да знаю, смешные. Но в моем возрасте комфорт важнее имиджа, – он плеснул в бокалы темно-красное вино, присел за столик. – Послушай меня, – внезапно куда-то подевался акцент, – я редко ошибаюсь в людях. Да никогда не ошибаюсь.

– Ага-ага. Не ошибается он, – раздался вдруг из-под стола ворчливый голос. Бармен реплику проигнорировал.

– Проблема твоя не только в девушке и не столько в девушке. Проблема в тебе. И вот в ней. – хозяин кивнул на лежащий на соседнем стуле футляр со скрипкой. Вот чья взаимность тебе нужнее. А ее, взаимности, нет. Ведь так? Вернее, была, но куда-то подевалась. И я тебе так скажу: любовь твоя не настоящая. Я о женщине, а не о скрипке. Сейчас модно говорить не любовь, а зависимость. Или привычка. А пока любовь не настоящая и музыка твоя такая же будет. Как растворимый кофе или Айкос вместо хорошего табака в трубке. Ты снова сможешь летать, когда найдешь настоящую, свою любовь. Вспомнишь, как это делается. Найдешь ее – найдешь себя.

Сердце Олега сжалось. Он и сам себе в этом не признавался. Понимал, но боялся облечь свое понимание в слова. Нет, внешне все было в порядке. Он по-прежнему был первым на курсе, легко выигрывал конкурсы, ему прочили великое будущее, шептались: «Новый Дэвид Гарретт», но… Он-то знал, что достиг предела, что уперся головой в потолок. Что это его максимум. Обречен ходить по земле, а не летать в заоблачных высотах. Еще недавно он брал скрипку в руки и взлетал ввысь, паря в своей музыке, купаясь в звуках. Да, конечно, можно совершенствовать технику, работать, работать. Крепкий такой середнячок. Ну что же, у каждого свой потолок, ничего не поделаешь.

Тихонов почувствовал, что начинает злиться. Ну все один к одному. Танино «прости», дурацкий никому не нужный Новый год, погода мерзкая, еще психотерапевт этот закавказско-египетский.

– О, уже неплохо, – собеседник заметил, как изменилось настроение гостя, –Злость все-таки лучше уныния. Полезней. А знаешь, что… – он задумался, барабаня пальцами по столу, – Я, пожалуй, рискну. Хотя зарекался.

– И правильно, что зарекался. Не ошибается он, понимаешь, в людях, – снова послышался недовольный голос из-под стола.

Бармен даже скривился от досады.

– Ну сколько можно напоминать! Я же только помочь хотел. Ты же сам тогда твердил: «Ой, бедный, ой, несчастный…».

– Твердил не я, а Левый.

– Да какая разница.

– Большая. Правый и левый – очень большая разница. Огромная. Я вот когда у него часы на правой руке увидел, сразу понял – что-то не так с этим человеком.

Олег не выдержал и заглянул под стол. Никого. Только ноги хозяина в смешных тапках. Следовало, наверное, удивиться, но Олегу не удивлялось.

Ну и что такого? – мысли лениво шевелились в голове. – Уже давно никого не удивляет идущий по улице человек, который разговаривает сам с собой и даже машет при этом руками. Ну, говорит по телефону. Вон и крошечный наушник в ухе. А раньше бы санитаров вызвали и в психушку сдали. Про двухкопеечные таксофоны Олег слышал только от родителей. Долго не мог понять, что означает фраза из песни: «Что переждать не сможешь ты двух человек у автомата». Пока родители не объяснили.

Тем временем спор за столом продолжался.

– Так стало жаль парня. Тоже питерский, лет двадцать назад дело было. Даже больше. Эх, время летит… Забрел ко мне несчастный такой, маленький. Никто, говорит, меня всерьез не воспринимает. Ну и вот, что вышло. Помог, называется. Я так думаю, что там еще Миллениум как раз свою роль сыграл. Его эффект на действие моего зелья наложился. Не учел. Впрочем, ладно, что сделано, то сделано, не будем об этом.

– Ага, не будем, как же, – снова раздалось снизу. – Кто говорил: «Абраксас творит истину и ложь, добро и зло, свет и тьму в том же слове и в том же деянии. Оттого я грозен». Натворил. Сам теперь не знаешь, покупать майонез для оливье или уже смысла нет. Как нажмут на кнопку и из самих оливье получится, вот тебе и Новый год. Помогатель, понимаешь, нашелся.

– Ты Юнга цитируешь, я такого про себя не говорил.

Хозяин решительно поднялся и направился к стеллажам за стойкой, откуда спустя две минуты донесся его голос:

– Вот она. Так, срок годности посмотрим. Триста шестьдесят пять. Ух, последний день. Ну да, конечно, год же кончается сегодня.

Вернувшись к столику, владелец кафе и странных тапок протянул Олегу небольшую плоскую темно-зеленую бутылку.

– Держи. Короче так. Один глоточек – одно желание. Только аккуратней. Зелье крепкое, на спирте, а голову лучше трезвую иметь. Желания, особенно те, которые исполняются, это не игрушки.

Олег рассматривал этикетку на оказавшейся в его руках бутылке. Названия не было, от руки было написано лишь «365». Открутил пробку, осторожно понюхал. Запах был приятный. Пожал плечами и сделал глоток. Таня…

– Эх, молодежь, – горестно вздохнул хозяин. – Только зря продукт переводишь. Ну да дело твое.

В кармане вотсапом звякнул мобильник. Олег достал смартфон, открыл сообщение. Оно было от Тани.

«Олежка, ну прости. Глупая шутка получилась. Но ведь испугался, да?»

Испугался? Да. Олег прислушался к себе. Он снова счастлив? Странно - ничуть. Он готов бежать домой навстречу своей любви, встречать с Таней Новый год? Почему-то не готов. И дело не в обиде. Что-то в нем сгорело как сугроб тополиного пуха на асфальте у поребрика от брошенной спички и умерло внутри. Прямо вот сейчас. Олегу даже показалось, что он увидел отблеск вспышки этого пламени в глазах собеседника. Любовь в одночасье стала бывшей. Если вообще была.

Ощущение внезапной свободы пьянило не хуже вина. Он словно вынырнул наконец из глубокого омута, из-под мутной воды, и смог, наконец, сделать первый вдох.

Вместо того, чтобы ответить Тане, Олег набрал московский номер Александра.

– Шурик, я передумал. Вернее, освободился. Да, точно, именно освободился. Еду в аэропорт, может успею. Жди.

Следующей ступенью моей карьеры будет подземный пешеходный переход, – с грустью подумал Тихонов. – Развлекать публику на катке в парке после триумфального сольного концерта в зале Айзека Стерна в Карнеги Холл… Большой творческий путь, что уж говорить. А и черт с ним.

Продолжение следует

+7
19:50
258
22:20
+2
Интересно!
21:09
+1
Спасибо)
16:04
+2
Отличное начало!
Пачиму ЛГ не возмущают удивляют говорящие тапки?
20:47
+2
О! Мне они тоже понравились smileживо представила и повеселилась :)
Комментарий удален
21:06
+2
Хороший вопрос. Я, видимо, недостаточно убедительно показал состояние ЛГ, в голове которого мысли ворочаются лениво. Он сам удивляется почему не удивляется))) Подумаю, как исправить.
00:24 (отредактировано)
+1
Пачиму ЛГ, миледи? :)
ЛГ — в лирике.(в стихах).
А у нас, в прозе — ГГ.
:)
Ох, я была уверена, что ЛГ — литературный герой. Нет?
00:26
Это так) Но вопрос-то правильный.
09:00
+4
Хорошая история, будем ждать продолжения! thumbsup
21:08
+3
Спасибо. Получается то ли мини повесть, то ли рассказ-переросток.
20:35 (отредактировано)
В название произведения точка не ставится.
Это аксиома.

P. S.

Опытный автор?

Вы, что, блин, издеваетесь?
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
08:49
+1
Ведите себя прилично
08:50
+2
Оскорбления и переход на личности запрещены
21:36 (отредактировано)
+2
Вот здесь вы не правы.
Если заголовок состоит из нескольких предложений, то точка ставится в конце каждого предложения кроме последнего.
22:43 (отредактировано)
Прав.
Потому что ГЛАВА 1 не является продолжением названия.
Это второй косяк опытного автора.
08:55 (отредактировано)
+1
Это второй косяк опытного автора.

А вы точно обсуждаете в данном случае текст, а не автора?
За ваше мнение о точке благодарим, но далее вы словно хотите задеть автора.
Будем благодарны, если не будете так делать.
07:20
+5
Вы правы. Глава 1 не является продолжением названия, но является в данном случае частью заголовка. Поэтому написание подчиняется пунктуационным правилам написания заголовков. Точка нужна. Это разные смысловые части.
08:07
+2
Профи — это наше всё. smile
Спасибо Вам за эту справку.
08:09
+3
Спасибо вам за «профи»)))
09:29
+3
Спасибо, Джули! Мне эта точка спать не давала! Все свои словари перерыла. Я. Не точка. pardon
15:17 (отредактировано)
Как заглавие глав может являться продолжением названия?
В данном конкретном случае, здесь и сейчас, на сайте, автор написал так. Это его право.
Но при издании книги, на любом носителе, название будет стоять отдельно, а указание на главу, как и положено, будет стоять перед главой, то есть оторвано от названия.

И кто здесь прав?

При всем моем уважении к вам, вы совершили ужасную ошибку якобы указав мне, что я не прав.
Надо рассматривать вопрос не как опубликовано на сайте, а как это вообще правильно делается. Никогда и нигде в истории книгопечатания глава не указывалась сразу после названия.

Идет название, на титульном листе, потом, на следующих листах различная информация, и только потом идет сам текст, где на первом листе стоит ГЛАВА 1
Именно так, и никак иначе.

Точка в названии первый и очень говорящий признак графомании.

Можете оставаться при своем мнении.

Честь имею!
15:39
+3
Вроде я по-русски написала, что глава 1 не является продолжением названия. А является частью заголовка в данном случае. Да, так не делается. Но так вот автор решил. И пишется в соответствии с правилами поэтому. А в соответствии с правилами точки в конце заголовка у автора нет. Точка между смысловыми частями есть.

Как это делается при публикации книги я знаю.
Точка в названии первый и очень говорящий признак графомании.

Не обязательно.

Спасибо за внимание.
Сделаю исключение и отвечу.
Но так вот автор решил.

Если все решат идти прыгать с крыши 9-ти этажки вы тоже пойдете?
Но так вот автор решил. И пишется в соответствии с правилами поэтому.

В соответствии с какими правилами автор воткнул указание главы рядом с названием?
Нет такого правила.
Это вторая и очень грубая ошибка. Первая это точка.
Для любого автора такие косяки сиречь графомань.

Давайте, как воспитанные люди, рассматривать конкретный случай, не в частном варианте, а в общепринятом положении. А правила книгоиздания диктуют нам следующие правила.

Сначала название. Без точки.
Потом оглавление. Если оно есть.
Потом текст. Где перед началом текста указывается номер главы, если они есть.

Любой автор может впихивать в название не только указатель глав, но и аннотацию (встречал и такое) и еще черт знает что. Но это не есть правильно. Это есть ошибка. Грубая и не простительная ошибка.

И за ради бога, не надо меня агитировать за советскую власть.
Мухи отдельно, котлеты отдельно.
16:01 (отредактировано)
+1
Хорошо. Как вы предлагаете в рамках сайта разделять произведения на главы? Выкидывать 30 публикаций с одинаковыми названиями, потому что подписывать порядковый номер Джек запретил?
Я ничего не запрещаю.
Не надо гнать.
16:07
Но вы все еще не ответили на мой вопрос. Если этот вариант вы считаете неверным, то очевидно, что вы можете предложить иной, правильный.
Если вы публикуете книгу по главам, достаточно указывать номер главы в скобках. Это просто как валенок — надел и носишь.
16:17
Пф. И чем скобки в названии будут правильнее точки?
Тем, что в все, что написано в скобках не относиться к названию. И перед скобкой не ставится точка. А привязывать название главы к названию это не айс.

Уважаемый Ветер, не знаю вашего имени-отчества, я хотел бы прекратить эту полемику так как не вижу никакого смысла обсуждать ясную и очень очевидную ошибку.

Что простительно чайнику который впервые в жизни написал три абзаца и в радости побежал оповестить мир о своей гениальности, не простительно человеку который позиционирует себя опытным автором.
16:27
Учитывая, что ошибку здесь видите только вы, обсуждать действительно нечего
Значить я один умный.

Я сейчас вполне серьезно говорю.
16:04
+2
Если бы тут у нас была изданная книга, мы бы говорили об изданной книге.
У нас тут интернет-публикпция.
Мне казалось, вопрос изначально стоял не в правильности включения оглавления в название(иначе бы вы так и сказали, что обозначать в названии главу — ошибка), а в правильности постановки знака в этом случае. В этом случае знаки стоят правильно. Я не знаю, может, у автора вообще название такое странное.
С дешёвыми манипуляциями типа прыжков с многоэтажек — к кому-нибудь другому, пожалуйста)
Мне казалось, вопрос изначально стоял не в правильности включения оглавления в название(иначе бы вы так и сказали, что обозначать в названии главу — ошибка), а в правильности постановки знака в этом случае.

Для профессионала вы делаете слишком много допусков.

До свиданья. У меня нет желания продолжать дискуссию.
16:52
+2
Да, я заметила, как вам не хочется)))
17:28
+2
Это вторая и очень грубая ошибка. Первая это точка.
Для любого автора такие косяки сиречь графомань

Я всегда думал, что «графомань» по содержанию определяется, а не по названию.
И опять же, есть какие-то задокументированные признаки графомании?
По моему мнению они всегда субъективны.

В общем, мне кажется, вы уходите в крайность. Определить графомана только лишь по точке в названии невозможно. Вдобавок, в данном случае я не вижу никакого нарушения приведенных же вами правил.
Сначала название. Без точки.

В названии может быть точка. Как минимум если оно состоит из нескольких предложений.
Вдобавок — это правило для книгоиздания. Сайт не является макетом книги. Тут в принципе другая верстка и многие из правил книгоиздания не применимы в веб-формате.

В данном случае, точка используется как разделитель между названием и номером главы. Кто-то использует точку, кто-то тире, кто-то скобку. Каждый вариант не является правильным или не правильным, так как нет каких-то установленных правил на этот счет.
У меня нет желания что-либо доказывать.
Терпеть ненавижу предоставлять всякие прыфы и кидать разные ссылки на разные источники.

Давайте каждый останется при своем мнении.
16:36
+2
Ну и слава богу. Всем же хочу сказать, что история находится в стадии написания. Это, по сути, рабочий материал, выложенный в надежде получить полезную критику, исправить возможные ошибки. Текст будет не раз переделываться по мере написания продолжения. Так всегда бывает. Названия истории еще нет. То, что опубликовано — просто условное обозначение, удобное для автора. Поэтому считаю, что в дискуссии вокруг точки можно поставить точку. Вот если возникнут вопросы по тексту, внутренней логике или стилю — буду очень благодарен ибо работа над текстом только начата.
Загрузка...
Светлана Ледовская №2