Одним из хмурых утр

12+
  • Кандидат в Самородки
  • Опубликовано на Дзен
  • Достойный внимания
  • Опытный автор
Автор:
Папкова Мария
Одним из хмурых утр
Аннотация:
Продолжение, которого мне не хватало, к моей любимой "Саге о муми-троллях". Вообще ни разу не детское. Все умерли, да. Все рано или поздно стареют и умирают, даже сказочные герои. Участник батла между БС и ЯП.
Текст:

Первая кукушка прилетела, как всегда, в четыре утра. Долбила по дырявой синей крыше железным клювом, истерично блюмкала. Двенадцать, тринадцать… Малышка Мю открыла глаза. Она всё ещё пребывала в тепле сновидений и не хотела расставаться со сном. Это дождь её разбудил. Выпутавшись из истлевшей штопки, она поковыляла к фарфоровому тазику для умывания, подставленному под дыру в потолке, и полакала дождевой воды. Стуча зубами от холода, вернулась в корзинку для штопки и попыталась снова уснуть. Слишком поздно. Реальность обступила со всех сторон. Когда такое происходило, Мю вспоминала, что каждая малявка имеет право быть сердитой, и злилась. Всё, что она умела – радоваться и злиться. И всё равно она справилась лучше всех в семье. Всё ещё держалась на плаву. Очень важно уметь оставаться на плаву, если ты настоящая Мю. Остальные не справились, ушли.

Правда здорово, когда твои близкие могут поступать так, как им заблагорассудится? Прежде, чем уйти, жители Муми-дола паковали чемоданы и заворачивали в ветошь посуду, стирали занавески, будто кому-то будет дело до мушиных следов на них, начищали зубным порошком столовое серебро, раскладывали по цветам постельное бельё в платяном шкафу, жгли в печи старые письма. Мю била посуду, сердилась, ела варенье руками и укладывалась спать в ботинках. Её словно не замечали. Однажды Муми-мама, кажется, решилась поговорить с Малышкой о чём-то важном. Она влезла на стул и с самой верхней полки своего шкафадостала коробку с траурными лентами. Потом ненадолго задумалась и поставила коробку на место. Мю не было дома, когда Муми-мама ушла. Это и к лучшему. Вряд ли маму остановил бы вид Малышки в траурной ленте.

Братик Снюс ушёл последним. Когда он перестал есть, пить и просыпаться по утрам, Малышка отнесла его к морю. Стоя чуть поодаль, она наблюдала, как хаттифнаты усаживают его в свою лодку - равнодушные, безголосые, таращащиеся в пустоту. Вечные странники, они плывут к своему острову, не отмеченному ни на одной карте. Братику Снюсу там понравится.

Что бы Мю ни думала об этой последней весне, у неё не было ни малейшего желания высказываться по этому поводу. Она уселась на перила и оттолкнулась от верхней ступеньки лестницы здоровой ногой, чтобы спуститься на первый этаж.

На первом этаже Муми-дома было сумеречно и холодно. Пыль скаталась в большие клубки под креслами и диваном. На настольной лампе вольготно раскинулась паутина, от чего абажур казался не золотистым, а серым. Люстра, обмотанная тюлем, была похожа на осиное гнездо. На полу возле изразцовой печи красовалось пятно – Мю была слишком ленива, чтобы разжигать огонь в очаге. Она разводила костёр прямо на полу гостиной. Отсыревший валик от дивана затыкал окно. Как-то раз голодная Мю пыталась печь жёлуди, один из них, лопнув от жара, отлетел и разбил тонкое стекло.

Входная дверь хныкнула под упрямым плечом Малышки. Вклубившийся в дом туман ухватил её за щиколотку. Мю сердито зашипела. Левая нога, застуженная когда-то в битве с весенним морем, не переносила холода.

Выбравшись в образовавшуюся щель наружу, Мю заковыляла к почтовому ящику. Писем она не ждала, но какая-нибудь птица могла снести там яйцо. К примеру, курица. Тогда у Мю случился бы завтрак.

Ни писем, ни яйца. Мю побрела по раскисшей садовой дорожке. Яблони стояли тоскливые, колченогие. В бочке для дождевой воды что-то блестело. Старый браслет растяпы Снорк? Лягушачья икра? Ах, нет. просто луч солнца. Поднявшийся весенний ветер толкнул Малышку в бок, закрутил, как прошлогоднюю бабочку. Она задрыгала ножками в чёрных ботинках, стараясь зацепиться каблуками за скользкую дорожку. Но ветер продолжал тащить её куда-то, бесцеремонно задирая юбку и свистя в ушах.

- Выходит, дело нешуточное, - подумала Малышка и ухмыльнулась.

Зацепившись за куст репейника, Мю висела вверх ногами. Подол юбки завязался морским узлом вокруг тусклого пучка волос. Ей стоило некоторого труда расстегнуть пуговицы на спине, чтобы выбраться. Оставшись в полосатом трико, Мю спрыгнула и огляделась вокруг. Ничего нового – сыро, голо, грязно. Март. Тут и там торчат сухие стебли осота и прочие колючки. Единственное яркое пятно – красное платьице Мю, флажком трепыхающееся на одном из репейников. Стебель репейника пал под градом пинков сердитой Малышки. Завернувшись поплотнее в драное платье, Мю принюхалась. С севера пахло дымом и солёной водой, с юга – прошлогодней хвоей и кабаньми какашками. Сыграв для интереса сама с собой в «две соломинки» и вытянув, как всегда, длинную, Мю затрусила вдоль тропинки на север.

Море ещё и не думало освобождаться ото льда. Слабые лучи заходящего солнца силились протопить хотя бы маленькую проталину на берегу, но им это не удавалось. Возле старого лодочного сарая снег был вытоптан до промёрзшего песка. Мю приоткрыла дверь и юркнула в сарай.

- У тебя есть яйцо? – деловито спросила она унылого Хомсу, сидящего на коврике у деревянного ящика из-под фруктов. Тот озадаченно покачал головой.

- Так я и думала. А иголка? Корзина для штопки потеряна навеки, а моё платье похоже на ситечко для чая.

Хомса снова покачал головой, подумал и подал Мю коврик, на котором прежде сидел.

- Неплохо, - одобрила Малышка, заворачиваясь в коврик. – Живёшь здесь один?

Хомса неопределённо пожал плечами.

- А, здорово. Я, пожалуй, тоже поживу здесь.

С этими словами она свернулась калачиком в старой лодке, служившей постелью Хомсе, натянула на себя край брезента и засопела.

Хомса вышел из сарая и направился к морю. Солнце закатилось, и море лежало мёртвое, тёмное, словно юбки Морры. На берегу стояли хаттифнаты и смотрели в даль, безгласные, неподвижные. Только глаза на продолговатых мордочках были живыми, ворочались изредка, как серые волны где-то вдалеке, накатывающиеся на льдины.

- Она так ничего не поняла, - тихо сказал Хомса. – Укуталась в коврик и спит в вашей лодке.

Ему показалось, что один из хаттифнатов развёл короткими ручками. Хомса подумал и пошёл прочь от берега моря, в глубь острова, не отмеченного ни на одной карте. Нужно где-то найти яйцо.

  • Дайте критику
Другие работы автора:
+18
14:25
870
15:12
+3
Я уже писала об этом во время конкурса и повторю ещё раз: у Вас чудесный слог. Перечитала с удовольствием.
в моём платье больше дыр, чем у меня рук

Это сравнение немного царапнуло глаз, рук ведь всего две. Но это так, почти придирка).
Атмосферно, меланхолично. Сюжет о принятии неизбежного, ведь так? Это важно, мне кажется, говорить об этом — целительно и необходимо.
17:00
+3
Да, сюжет о том, что некоторые вещи происходят неизбежно. Но правила не для Малышки Мю, и я уверена, она хаттифнатам на острове шороху наведёт.
20:37
+2
Про платье поменяла, правда, чего это я, как минимум ещё дырка для головы…
15:14 (отредактировано)
+1
Я видела мультфильм, и он мне не понравился примерно настолько, что книгу при всей своей любви к детской литературе, не открывала.
Удивлена была. Очень удивлена атмосфере, настроению печали и светлой печали, детскости, взрослости. Новый взгляд на постапокалипсис в сказочном антураже.
Неожиданно для меня всё понятно и персонажи прописано достаточно, чтобы быть понятными, особенными и запоминающимися незнакомому с ними. И в тоже время я их узнала, то есть сохранены и замечательно переданы основные черты как героев, так и самого мира.
ГОЛОС за атмосферность.

Вы по стилистике старались быть близки к оригиналу?
16:58
+2
да, конечно. А вы почитайте рассказы. «Весенняя песня», «Страшная история», «Ёлка». Они такие прелестно грустные, вам понравятся.
22:51
+2
Поддерживаю. В Муми-троллях есть эта прекрасная меланхолия, светлая печаль… Чудо.
00:01
+3
Могу только повториться, что не смотря на то, что о Муми-Троллях знал только понаслышке, проникся настроением, историей и атмосферой. Мария, вы поразили в самое сердечко.
Шикарный рассказ. Грустный, меланхоличный, неторопливый.

Полюбил его с первой строчки и теперь хочу наверстать упущенное и познакомиться со всеми историями про Муми-троллей
Комментарий удален
00:34 (отредактировано)
+3
Это ужасно, но в хорошем смысле. То есть, я хочу это читать, но я не хочу это читать. Потому что, блин, гвоздем по стеклу, Муми-грусть, все умерли, и умерли в таком красивом, атмосферном тексте, умерли по-настоящему, потому что текст живой (а они — нет, но в другом смысле — да). Короче, очень хорошо, (но(?)) очень грустно. Финал красивый. Всё правильно.
Я там на конкурсе буркнул, что фанфик, и слов назад не забираю, потому что это он и есть. Но это разве плохо? Гарри и методы рацмышления мне нравится больше оригинала) Как судить фанфикшн в контексте конкурса — не знаю, я так и не пришел ни к каким выводам пока что.
Достойно, конечно.
00:42 (отредактировано)
+2
Но все умерли…
Настоящая литература.
Потому что страдание.
00:47 (отредактировано)
+3
Я больше люблю, когда вроде все умерли, но есть какой-то проблеск надежды. Но что дают, то дают:)
01:04 (отредактировано)
+2
Не, так не пойдёт.
Какие проблески надежды?
Все должны умереть!
Но не сразу.
Долгая, тягучая и ползучая смерть — вот что нужно читателю!
Кароче., пойду-ка я коньяка выпью).
Ну вас всех с вашими дохлыми мумми-троллями.))
06:25 (отредактировано)
тогда это будет трагедия.а у меня драма.
06:28 (отредактировано)
+2
мне тоже нравится Гарри Поттер и методы рацмышления. но он не особенно детский. сама читаю с удовольствием. и это тоже не фанфик, а скорее стеб. я всегда думала, что фанфик — когда прежеих героев с прежними поступками помещают в новые условия. оказалось, это тоже совсем другим словом надо называть. вот про что я б исследование с короткими примерами почитала. Лошадка когда-то подобное делал.
12:11
+1
У меня во время конкурсной дискуссии другой вопрос появился: как отличить фанфик от постмодернистского произведения? Вот, например, цикл Ивана Матвеева об Ахиллесе и Черепахе. Есть там чужие персонажи? Полным-полно. Фанфик ли это? Сомневаюсь.
13:13
+3
Не то чтобы я особо по жизни читал фанфики, но в моём понимании:
Фанфик — сохранён мир, его правила, ряд героев, но изменены события, сюжет, добавляются вещи, не раскрытые автором. Фанфик не самостоятелен.
Постмодернизм же гораздо более волен. Там может меняться и искорёживаться буквально всё, часто на уровне сюра/абсурда. И это именно самостоятельное произведение, использующее детали других произведений.

И ещё момент. Возможно, даже основополагающий.
Изменения в фанфике чаще всего внесены «просто потому что». Ну вот захотелось автору, чтобы «Гермиона очень изменилась за это лето». Чтобы Драко влюбился в Гарри. Чтобы Люциус трахнул вазу, наконец. И целью произведения является именно это изменение.
Изменения же в постмодернистских произведениях обязательно направлены на донесение какой-то мысли. Именно она — цель. А изменения — средство.
13:23 (отредактировано)
Вряд ли по Ахиллесу и черепахе фанфик. Так можно любой библейский сюжет, обыгранный после, фанфиком назвать.
Я этого автора не читал, но Ахиллес и черепаха имеют отношение не только к Гомеру, но и к философии. Там уже Зенон потоптался. Причём так, что до сих пор апория эта не решена.
Мировое культурное наследие даёт пищу для творчества многим людским поколениям.
13:25 (отредактировано)
+2
Вообще, я тоже не знаю и тоже бы почитала исследование.
Но предположу еще такое: фанфикшн — это фикшн, написанный фанатами. В нем правит бал любовь к персонажам. Люди не могут расстаться с Гарри, Гермионой и готовы писать и читать про них новые и новые тексты.
А в постмодерне там любовь не обязательна, может быть и холодный расчет.
13:26
+1
Люциус трахнул вазу

Друг спрашивает название.
13:38
Спасибо)
14:34
+1
а ему есть 18? а то по ссылке спрашивают… а вообще мне интересен треннинг или блог по фанфикам. а может, даже дуэль. только фанфик должен быь на одно и то же произведение. я б почитала. или поучаствовала.
14:37
у Терри Пратчетта тоже есть про ахилесса и черепаху в «пирамидах», это, наверное отсылки или пасхалки ( в чем опять же разница)? а то я узнала, что пирсинг -вообще неправильное слово. только то, что в губе четырьмя терминами называется. так вот будешь использовать слово и попадешь впросак.
14:42 (отредактировано)
мне Ванечка про то, как Гермиона изменилась за лето, показывал кино. ржут за кадром, и он ржет. над чем ржет, не понимает. артисты похожие, говорит. и Гарри маленький, а Рон большой дядька, прикол! рука-лицо. пришлось объяснить десятилетнему ребенку, что у Гермионы сиськи за лето выросли, поэтому персонажи так реагируют, и в этом юмор. вот не знаю, может быть, и не надо было объяснять, раз не заметил.
14:51
+1
В дуэли я бы поучаствовала. Но по Гарри Поттеру не хочется почему-то. Что бы еще такое же всеобъемлющее найти…
15:05 (отредактировано)
Гарри Поттера не читал, но смотрел. Чисто за компанию. Когда он написался, я уже взрослым был. Поэтому
не питаю никаких восторгов.
А самая лучшая Гермиона для меня — персонаж из повести Стругацких «Второе нашествие марсиан». Там Гермиона — экономка (и любовница по совместительству) у ГГ по имени Аполлон. Хорошая женщина. Умная.)
Кстати, хорошая книга про нашествие. Кто не читал — всём советую. Актуальна всегда.
22:29
Может, по Пратчетту (раз уж он уже упоминался в этой ветке)? Плоский Мир — большой, есть где развернуться.
05:47
+1
я б пописала.
10:49
Оригинал не читала, сравнить не с чем, но история очень понравилась. Печальная и светлая одновременно. Атмосфера и настроение переданы великолепно. Думаю, что у Малышки (почему с большой буквы?) всё сложится хорошо. Ну так читателю хочется. pardon
Марие огромное спасибо за прекрасный рассказ! thumbsup
14:30 (отредактировано)
+1
большая буква в оригинале. это ее имя, я так понимаю. в некоторых переводах Крошка
Загрузка...