Хребет и плеть

Автор:
Zajerubl
Хребет и плеть
Аннотация:
Заколебался уже текст переделывать, пусть все остаётся как есть
Текст:

Несколько недель он ходил по улицам Пхеньяра, впитывая в себя атмосферу бетона, кубизма и тишины. Каждый шаг был тщательно спланирован и выполнен в соответствии с графиком и временными рамками. Это заполнило сердце Ч уверенностью, что он находится на правильном пути.

В прошлом году у Ч ещё была жена, которая интересовалась в основном жраниной и покупками шуб. Ч решил уйти после долгих лет семейной жизни, потому как ему не хватало чего-то более возвышенного и философского.

Более всего в самом себе ему не нравилось то, что жизнь не подчинялась уму и строгому распорядку дня. Вставая на работу, он переставлял будильник на более позднее время, но придя на место занимался ничем. Его должность позволяла лениться и делать что хочет, ведь главная задача была сидеть в кабинете и тем самым сдерживать желания подчинённых творить все подряд: они видели своего начальника Ч через стеклянные стены кабинета и им приходилось делать работу. Иначе “придет, сядет на ухо и будет зудеть”.

График и план всегда казались Ч чрезвычайно рабочим инструментом, он как бы организовывался через пунктики, галочки, схемы и стрелочки. Но это в глубине души. А в реальности Ч было лень составлять планы, лень их выполнять и просто лень жить.

И когда в один прекрасный день у Ч сменилось вышестоящее руководство и воткнуло ему осиновый клин в самую сердцевину его самооценки, типа он зря просиживает штаны и ест хлеб - Ч понял, что он попал. Он целый месяц старался как десятки пап Карло всех строить, но новое начальство его уволило.

-Вот щука, - сказал Ч, когда его увольняли и поразился, что одной фразой высказал всю суть про себя, начальство и ситуацию. Не стоит говорить, что планы жены рухнули из-за потери работы Ч. Она опрокинулась своей злобой на него. А Ч упал в глубину своего сознания, примерно туда, где находится нулевая самооценка.

И все покатилось квадратом с того момента. Оказалось, что Ч чужой самому себе. На жену он не серчал, ведь когда начинал с ней встречаться сам хотел “девушку посложнее”. Лишь только сказал, что разлюбил самого себя. И соответственно её. Все как в заповеди, только наоборот.

Когда-то давно он читал Достоевского и впитывал в себя совокупность преступления с наказанием. Сейчас Ч находился будто бы внутри Раскольникова. Он решил преступить через самого себя и отдаться наказаниям. Ведь как бы ни было это странно, но после наказания идёт сладкая истома и совсем не та, что была у его жены, когда она жрала котлеты из куриного фарша с макаронами, суп-рассольник, аджику и прочую премиальную еду. В один день Ч взял загранпаспорт, оторвал себя от соски родного города и уехал в единственно верное место - закрытый город Пхеньяр, что в переводе с языка той страны означало “утроба”. В город этот можно было заехать с любой точки мира, но выезжать оттуда запрещалось пятьдесят лет. Что называется “родиться обратно”. Весь Пхеньяр был одним большим цехом гигантского завода. И вот там то графики и планы пригодились как никогда.

Однажды Ч на заводе, прямо во время работы по вытачиванию из стали болтов схватили, отвели в главный цех и когда столпилось достаточно рабочих, ему показали плеть. Впервые.

Ч сглотнул слюну. Вот и наказания пожаловали. Начальники цеха стали считать вслух, громко, четко, где-то сзади откуда-то взявшийся барабанщик отбивал ритм, а один из работников стал хлестать плетью о голую спину Ч.

-Пять.. шесть.. семь..

Жгло всю спину, болью отдавало прямо в голову, стучало в висках, весь разум против воли сосредоточился на ритме.

Ч вспомнил свою жену Р. А именно ее вечно жующий рот, жадные глаза, жизнь без философии и установок. Может это и верно? Может и не надо глумиться над своим воображением, придумывать себе структуру? Разве куриный бульон в желудке человека и в голове человека не лучший вариант?

Счет стих, ведь Ч потерял сознание где-то на двадцать второй удар. Всего их было тридцать.

Очнулся еле живой, дома, возле него сидела на табуретке женщина-врач. Она обработала его спину, перевязала и дала больничный на три дня.

Что я совершил-то такого, чтобы меня так били? - думал Ч и в голову ничего не шло.

После выздоровления он купил билеты на самолёт домой. Глядя на темную взлётную полосу за окном, на многоэтажки за аэропортом Ч сидел в светлом салоне один. Потом он вернулся домой, ведь самолёт так и не полетел никуда - они стояли на взлетных полосах только для того, чтобы отчаявшиеся могли побыть внутри.

 Ч погладил рукой бетонный короб стены дома где он жил, посмотрел вверх, по сторонам - никого. Ночью Ч написал объяснительную про самолёт, на всякий случай.

-Быть может это символы, которые теперь нашли своё место в глубинах моей души? - писал он на чистом листе бумаги как-то вечером, - это не просто элементы наказания, но нечто большее. За каждое нарушение, каждую ошибку, каждую слабость я подвергаюсь большому испытанию.

Ч отложил лист на секунду и аж вскочил со стула и стал ходить по комнате где был только стол и твердая кровать. Где на окнах не было занавесок или штор где не было ни кухни ни прихожей только комната маленькая плитка и много консервных банок с фасолью и картофелем. Раньше он был волен делать огромное количество ошибок и за это не было наказания, а сейчас.. надо придумать что-то, во что я поверю. Иначе не выживу.

-Мой позвоночник, он же хребет - это основа, опора, которая несёт вес моего существования. Он символизирует мою определённость и прочность. И этот путь невозможен без прочного основания, без внутренней стойкости и уверенности, - дописал на листе бумаги Ч.

-Плеть - это символ страстей, внутренних демонов, которые властвуют над нами, пока мы не научимся контролировать их. Она укрощает мои желания, лень и отвлечения, напоминая мне о важности самообладания и дисциплины. Дисциплины всегда не хватает, разум слишком вольная птица, чтобы идти по складным рельсам.

Каждый удар плети становится путем к самопознанию и прозрению. В этой боли я раскрываю свои сокровенные слабости и недостатки, и только приняв их, я могу начать работать над их преодолением. Это путь самосовершенствования, пробуждения и очищения.

-Что за бред, что за околесицу я пишу, - думал Ч, но писал дальше. Здесь без философии никуда. Утро - завод, вечером - дом и сон.

Все чаще и чаще рисовалась в голове Р. Она была необычайно хороша и е как же Ч хотел думать как она, жрать что хочет, никуда не ходить и быть глупее, чем сковорода. В минуты пыток Ч терял сознание почти сразу. Дисциплина и подчинение закаляли его характер в сталь, которая никому не нужна. Он принял веру в то, что служит графику и времени, вопреки своему телу.

  • Дайте критику
+3
20:20
298
10:03
+1
Понравился рассказ.

Что мне много было — много Ч. И так понятно, что это гг рассуждает о себе.

Жаль вашего героя, не разобрался… Ищет…

Удачи ему…
Загрузка...
Alisabet Argent