До окончания пути

16+
Автор:
Nesty_Damn
До окончания пути
Аннотация:
Какова цена жизни? Стоит ли за неё держаться, если ничего не осталось? - на эти вопросы предстоит ответить юной Алисе, внезапно представшей перед выбором между жизнью и смертью, который оказался не таким простым, как мог показаться.
Текст:

До окончания пути

Алиса очнулась где-то посреди ослепительно белого бескрайнего коридора, не совсем понимая, где она и как она здесь очутилась. Она не помнила, что произошло с ней за последние несколько часов, лишь тяжесть тревоги в груди давала ей понять, что произошло нечто плохое, трагическое, но что конкретно, затуманенный разум не давал ей вспомнить. Глаза слипались от яркого белого света, голова кружилась, в ногах ощущалась странная лёгкость, тело пронизывал приятный холодок, как будто она летним вечером вышла постоять к озеру, встречая порывистый ветер, летящий от алого заката. Алиса поднялась на ноги, осмотрелась, обернувшись вокруг себя: ничего. Бескрайняя пустота. Холодное белое сияние коридора, не имеющее ни конца, ни края. Девушка дотронулась до стены, которая больше была похожа на неосязаемое препятствие, чем на физическую преграду. Здесь было странно вообще всё: она одна в каком-то белом коридоре, в белой одежде, походящей на её любимую пижаму, не помнит, что с ней произошло, не знает, как она здесь оказалась и не представляет, что ей дальше нужно делать и куда идти. Постепенно тревога в груди угасла, и Алиса ощущала подозрительное спокойствие.

— Либо мне снится какой-то странный сон, либо я умерла — одно из двух — неожиданно для себя вслух предположила девушка и убрала прядь каштановых волос за ухо. Здесь не было ни сквозных порывов воздуха, ни какого-либо движения, единственное, за что она могла зацепиться — это приятный свежий запах петрикора, доносящийся в направлении одной из сторон коридора. Алисе ничего не оставалось делать, как идти по бесконечному пути направо или налево. Впрочем, девушка так и сделала — она пошла в сторону, откуда предположительно пахло свежим землянистым воздухом как после дождя.

Алиса шла ни долго, ни мало — здесь не было счёта времени, она просто шла, пытаясь вспомнить хоть малейшую деталь того, почему и как она здесь оказалась. Аромат озона усилился, что заставило девушку обострить внимание и выйти из состояния плывущего по течению ручья бумажного кораблика. Она подняла голову, и её и без того большие шоколадно-карие глаза распахнулись в радостном удивлении. Совершенно обыкновенная дверь из тёмного дуба выросла прямо перед ней.

— Конец! Конец коридора! — с искренним детским восторгом воскликнула девушка, не понимая, почему она радуется какой-то двери в непонятном белом коридоре. В один шаг Алиса оказалась у единственного, поистине героически найденного ею объекта, и робким касанием дотронулась до него худенькой рукой. Она увереннее прислонила ладонь к древесине, и приятное домашнее тепло начало постепенно распространяться по телу.

— Смелее! — окликнул её громкий молодой, как будто только что поломавшийся голос мальчишки откуда-то сзади, и Алиса, вздрогнув от неожиданности, в секунду отпрянула от двери и обернулась. Очевидно, девушка испугалась, ведь она думала, что находится здесь совершенно одна, но как же она была рада тому, что здесь появилась хоть одна живая душа. «Или неживая?» — промелькнуло в мыслях у Алисы, но поворот событий в не таком уж и бескрайнем коридоре, как ей казалось до обнаружения двери, не мог позволить девушке быть долго погружённой в свои мысли.

— Ты кто? Что ты здесь делаешь? И где мы вообще? Мы умерли? — чуть не захлёбываясь, дробью выпалила Алиса шквал логичных вопросов неизвестно откуда взявшемуся незнакомцу.

— Стой, стой, стой, — засмеялся рыжеволосый мальчик, — давай по порядку: Я — кто-то вроде «проводника», проще говоря, твой компаньон-экскурсовод и верный товарищ, пока мы здесь. Что я здесь делаю? — последовательно продолжил мальчик, — когда-то я был таким же, как и ты — напуганной, ничего не понимающей душой, но мне не так повезло: у меня не было «проводника», но так вышло, что по меркам Земли я здесь нахожусь уже около четырёх лет, и в жизни я выгляжу уже намного старше, — он на секунду задумался, — надеюсь, я стал красивым, — немного ушёл от мысли рыжеволосый, — так вот, где же мы? Мы находимся в коридоре воспоминаний, связанных с твоей жизнью: от самого рождения до последнего момента твоего присутствия в мире живых. Здесь находятся и плохие, и хорошие воспоминания, которые вызывали у тебя самые сильные душевные волнения. А дальше-

— В мире живых? А это что? Я умерла? — перебив его мысль, затараторила Алиса, — я не могла умереть, ты что такое говоришь, у меня вообще завтра концерт, такого не может быть! Я ехала в другой город, где меня ждала сцена, а потом очутилась здесь и мне нужно отсюда выбраться, у меня нет времени! Сколько я уже здесь? Час? Два? — Алиса не могла остановиться, шквал мыслей охватил её разум, тревога пронизывала с головы до ног. У неё же действительно должен был быть завтра концерт, к которому она готовилась три месяца и очень ждала его, это было бы её первое выступление на большой сцене с настоящей публикой, с софитами — да со всем, что включает в себя слово «концерт», и она не могла задерживаться в каком-то там белом коридоре с каким-то рыжим мальчиком.

— Да подожди ты, я сейчас тебе всё объясню, но скажу сразу — не думаю, что у тебя получится присутствовать на концерте, — мальчик ухмыльнулся и тут же запнулся, — стой, ты что, вспомнила? — в недоумении он посмотрел на неё исподлобья, — ты не могла… — до этого момента «проводник» выглядел так, как будто знает здесь всё и совершенно уверен в своих словах и действиях, будто жил здесь, но сейчас он был по-настоящему шокирован, — хоть тут и нет счёта времени, но ты здесь находишься слишком мало, чтобы вспомнить, что с тобой происходило за несколько часов до попадания сюда — это невозможно, — смотря в одну точку своими изумрудно-зелёными глазами, размеренно начал излагать рыжеволосый.

— Я же не помнила, — вдумчиво протянула Алиса и потёрла маленький аккуратный носик, — я очнулась здесь, ничего не помнила, потом я встала, осмотрелась, пошла вдоль коридора именно в эту сторону, потому что отсюда тянуло запахом дождя, я не знаю, сколько шла, но совершенно точно уверена в том, что пыталась, но не могла ничего вспомнить, потом эта дверь, ты, — она прервалась, — так мы умерли? — она не была уверена, что хочет слышать ответ на этот вопрос, ведь девушка любила свою жизнь, любила своих родителей, друзей, своего кота Кокоса, сцену. Как же она любила сцену. Алиса очень красиво пела, у неё это получалось, потому что она вкладывала в это душу, когда начинала петь, она погружалась в музыку с головой, и не существовало никого и ничего для неё в эти моменты: только она и мелодия, которая была сопряжена с её душой.

— Ладно, пока опустим то, как ты вспомнила последние несколько часов на Земле. Итак, ответ на последний вопрос: нет, мы пока не умерли, — мальчик безуспешно попытался успокоить Алису. Он хотел продолжить мысль, но девушка была быстрее:

— В смысле «пока» не умерли?! — голос девушки дрогнул, — так мы умрём? — не могла осознать Алиса.

— Дай договорить! — ранее спокойный «проводник» чуть повысил голос, чем вернул Алису в состояние, в котором она предположительно могла адекватно воспринимать информацию, — мы не живы, но пока не умерли, у тебя есть возможность вернуться, и пока врачи борются за жизнь твоей физической оболочки, ты должна бороться здесь за свою душу, ведь если твой дух и твоё желание бороться за жизнь недостаточно сильны, даже лучшие в мире врачи ничего не смогут сделать.

— Какие врачи? Что со мной произошло? — глаза Алисы наполнились слезами. Ком в горле начал расти до боли. Нет, она не помнила, что с ней случилось и почему она оказалась на тонкой грани между жизнью и смертью, но следы осознания начали еле заметными отголосками просачиваться в её разум — она понимала. Девушка вспомнила, что ехала в другой город на свой первый долгожданный концерт, которым она грезила и который был её самой большой мечтой, сейчас же Алиса просто хотела вернуться к своим родителям, к друзьям, к тем, кого она искренне любила.

— Я не знаю, и узнать это сможешь только ты, если твоя душа действительно сильна и по-настоящему искренне хочет вернуться. Но для этого недостаточно просто хотеть. Многие, кто был здесь, кто не хотел уходить из мира живых, не были готовы принять смерть и горячо желали вернуться, но единицы были достойны, единицы были нужны миру живых, — спокойно продолжал мальчик, — Я думаю, ты сможешь вернуться, твоя душа настолько сильна, что ты сама того не понимая, смогла почувствовать запах дождя и выбрала нужную сторону коридора. Открою секрет — здесь не могло быть никакого запаха, ему банально неоткуда появиться, ты сама это сделала, и сама нашла дверь в своё сознание без моей помощи. Более того, ты настолько страстно вкладывалась в любимое дело, что, пребывая в коридоре воспоминаний, ещё не открыв первой двери, ты рассказала, как ехала на свой первый концерт.

— И что дальше? Что теперь? Что мне делать? — в отчаянии тихо спросила Алиса.

— Всё просто. Открывай свою первую дверь, — «проводник» улыбнулся и кивнул острым подбородком в направлении двери.

Алиса взяла себя в руки, сконцентрировала всё своё самообладание в груди и опустила ручку двери, осторожно приоткрывая её. В нос ударил запах дождя, который мерещился девушке с первого мгновения её нахождения в коридоре воспоминаний, когда она ещё не знала, где она, как она здесь оказалась, не знала про грань между жизнью и смертью. Они стояли на просёлочной дороге, которая вела куда-то в неизведанную даль. Чуть пасмурное небо с постепенно расплывающимися в разные стороны облаками, которые дружелюбно пропускали лучи ещё молодого не палящего солнца, расстилалось над Алисой и её новым компаньоном. Длинную зелёную траву покрывали кристально-чистые капли только что закончившегося летнего тёплого дождя. Слева, чуть дальше от пары ни живых ни мёртвых ребят виднелся небольшой милый деревянный домик, ветхий, старенький, но такой родной и уютный. Справа протекала речушка, лаская слух случайными всплесками чистой природной воды.

— Моя деревня! Дом бабушки с дедушкой! — радостно завопила Алиса, неосторожно смахивая выступившие от счастья слёзы с глаз, — Смотри! Это наша речка! Мы здесь в детстве с подружками летом каждый день проводили, — Алиса хотела побежать к воде, но мальчик её остановил:

— Ты здесь, к сожалению, не более чем наблюдатель, ты можешь чувствовать тепло солнца, ветер, дождь, но у тебя не получится ни с чем взаимодействовать, это же твоё воспоминание, ты не можешь его менять.

Алиса грустно промолчала. Из домика внезапно выбежали три маленькие девочки, одетые в смешные летние комбинезоны и белые панамочки, и устремились в направлении реки.

— Смотри, это я! И Мила с Ладой! — снова обрадовалась девушка, — это мои лучшие подруги, мы с ними всю жизнь вместе, до семи лет каждое лето ездили к моей бабушке с дедушкой в деревню, — Алиса с искренним детским восторгом наблюдала картину из своей жизни. Три маленькие неуклюжие девочки в белых панамках наперегонки побежали вдоль речки по направлению просёлочной дороги, которая вела в бескрайнюю даль.

— Идём дальше, — мальчик положил ей руку на плечо, — кстати, как тебя зовут? — неожиданно спросил он, когда они понемногу начали продвигаться дальше по дорожке.

— Алиса, — улыбнулась девушка, — А тебя?

— Называй меня просто Друг, — ответил мальчик. У него когда-то было имя до всего произошедшего с ним, в мире живых оно было до сих пор, но так вышло, что Друг не смог вспомнить своего имени и того, что с ним случилось. Наверное, он был слишком нужен здесь, в коридоре воспоминаний, поэтому не мог вернуться в мир живых и не мог отправиться в мир мёртвых, а может, он был «сбоем системы» и просто застрял здесь. Мальчик прошёл свой коридор, но окончания пути не было. Он был нужен в этом месте, поэтому не отошёл в мир мёртвых, но у него было недостаточно много зацепок, чтобы вернуться в мир живых. У Вселенной на каждого свой план, может быть, он ещё вернётся, а может, выполнит свою миссию здесь и уйдёт навсегда.

— Хорошо, Друг, а сколько тебе лет? — поинтересовалась Алиса

— Здесь мне всё ещё четырнадцать, — несколько печально ответил паренёк, — но, если однажды я смогу вернуться на Землю, мне будет целых восемнадцать, представляешь? — восторженно сказал он.

— Хм. Обалдеть, так ты старше меня, — задумалась девушка, — мне всего семнадцать, маленькая ещё, — засмеялась она.

По неаккуратной просёлочной дорожке, местами поросшей травой, они дошли до самодельного футбольного поля с воротами из спаянных труб, которые однажды установил любимый дедушка Алисы. Три девочки из первого воспоминания, уже более взрослые, были на этом поле с четырьмя деревенскими мальчишками и, не уступая им в ловкости, гоняли грязный мячик. Алиса замерла.

— Нет! Пожалуйста, я не хочу! Это тот день! — девушка в слезах опустилась на колени и закрыла лицо ладонями, — Дедуля… он в этот день… — разрыдавшись, она не смогла договорить. Друг опустился к ней на корточки и приобнял:

— Ты должна, слышишь? — с ноткой сочувствия спокойно начал он, — послушай, ты должна прожить каждый момент своей жизни, который сделал тебя той, кем ты являешься сейчас и-

— Нет! Я не хочу! Я не пойду дальше! Пусть меня заберут! — начала, захлёбываясь в слезах, кричать Алиса, и Друг обнял её крепче.

— Послушай, ты сильнее, ты смогла это пережить однажды, ты справишься, это одно из испытаний твоей души, пожалуйста, если ты уйдёшь сейчас, ты действительно не сможешь вернуться к родителям, которые сейчас молятся за твою жизнь, не заставляй их терять любимую дочь, как ты в этот день потеряла дедушку, — понял парень и попытался заглянуть Алисе в глаза, — я здесь, с тобой, ты не одна, пожалуйста, — он почти умолял её. Девушка сделала усилие над собой и, всхлипывая, начала подниматься с колен. Она плакала. Но старалась изо всех сил смотреть и проживать это трагическое событие.

— Нам здесь по семь лет, — дрожащим голосом произнесла она, — в этот день умер дедушка, я его так любила — она снова расплакалась, но в этот раз попыталась взять себя в руки, — после этого мы забрали бабушку в город и больше ни разу не приезжали сюда.

Мальчики и девочки весело бегали по заросшему полю, гоняя мяч. Лада окликнула Алису, та обернулась. Заплаканная бабушка. Трагедия. Боль. Девушка, наблюдая это воспоминание, много раз хотела сдаться и не идти дальше. И если бы не было рядом Друга, она бы не смогла. Здесь он был её всем: опорой, поддержкой, близким человеком, Другом.

— Ты молодец, — серьёзно сказал парень, смотря вдаль в направлении просёлочной дороги, по которой они шли, — я верю в тебя, ты справишься дальше, — продолжил он, пронзая Алису взглядом, полным надежды и искренней веры в неё.

— Не уходи, пожалуйста, — в ответ посмотрела на него она и неожиданно для себя бросилась ему на шею. Для своего четырнадцатилетнего обличия Друг был достаточно крупным парнем, и Алиса, сама по себе небольшая и хрупкая, в сравнении с ним казалась ещё миниатюрнее.

— Если б я только мог уйти, — грустно усмехнулся парень и крепко обнял её в ответ.

— А что будет, если я действительно смогу вернуться домой? Я имею в виду, что будет с нами, мы сможем когда-нибудь встретиться? — с надеждой спросила она, посмотрев на него заплаканными после пройденного испытания глазами. Друг засмеялся:

— Мне, конечно, очень приятно, что ты выразила желание со мной встретиться в мире живых или в мире мёртвых, но то, что происходит с тобой сейчас здесь — здесь и останется, ты не вспомнишь ничего из этого: ни белого коридора, ни плохих ни хороших воспоминаний, ни своих чувств, ни меня. Но обещаю, — их глаза встретились, и от былого веселья в его голосе ничего не осталось, — я тебя не забуду никогда, сколько бы я здесь не находился, сколько бы людей я здесь не встретил.

— Я тоже тебя не забуду! — смешно надула губы Алиса, — я же как-то вспомнила про концерт раньше, чем нужно, значит, и тебя не забуду! — протестовала она. Друг снова залился в добром смехе.

— Вот вроде бы старше меня, а такая наивная, — с умилением он посмотрел на девушку.

— Это нечестно, ты только выглядишь на четырнадцать, а сам конь здоровый, — Алиса шутливо выразила обиду.

— Конь? Ну спасибо! — саркастически ответил Друг, — Ладно, особенная ты наша, пойдём дальше, — он улыбнулся, и на его щеках заиграли милые ямочки.

Они двинулись дальше по дороге, разговаривая обо всём, что было в мире живых, как будто давние друзья просто встретились погулять, как будто оба не находились на грани жизни и смерти. По просёлочной дороге больше не возникало сцен из воспоминаний Алисы, ребята просто шли в неизвестность, пока перед ними не возникла вторая дверь. Они переглянулись:

— Дамы вперёд, — задорно сказал Друг и, как настоящий джентльмен, провёл рукой к двери, уступая дорогу девушке.

— Что ж, — замешкалась она, — я действительно хочу вернуться, я прошла воспоминания за первой дверью, ты со мной, значит, я справлюсь, — она посмотрела на Друга и уверенно открыла следующую дверь, идентичную той, что была в белом коридоре.

Школа. Первый день в первом классе. «Да, сейчас придётся пройти многое,» — смирилась Алиса. Начальная школа, средняя, старшая. Дружба и предательство, первая любовь и разбитое сердце, занятия по пению, взлёты и падения, ненависть и разочарования, экзамены, последний звонок, выпускной, поступление в университет творчества мечты, потеря подруги и встреча новых людей. Во все моменты Друг был рядом и поддерживал её, в счастье радовался за неё и вместе с ней, в печали, когда она снова хотела сдаться, — был тем, кто не позволит этого сделать и даст надежду, поверит в неё. Третья дверь — дом, в котором Алиса жила: худой и больной кот Кокос, которого Алиса уговорила взять домой, воспоминания о том, как ссорились родители, как она уходила из дома, первая поездка в аквапарк, день рождения бабушки. Четвёртая дверь — музыкальная школа: зачисление, выгорание, конфликты с учителями, риск отчисления, выпуск. Пятая дверь — студия. Алиса и Друг вошли в помещение студии звукозаписи, где сидела уже взрослая Алиса в наушниках перед микрофоном и пела. Как же красиво она пела. Девушка по-настоящему вкладывала душу.

— Ты очень красиво поёшь, — отметил Друг.

— Музыка — моя страсть, — согласилась Алиса, смотря на один из самых счастливых дней своей жизни.

Выходя из студии, ребята увидели последнюю сцену воспоминаний Алисы из мира живых: девушка в счастливом волнении садилась с родителями в машину.

— Это недавно! Это прямо перед тем, как я оказалась в коридоре! — воскликнула Алиса, схватив Друга за руку, — Смотри! Это я с родителями еду в другой город на свой первый концерт! Это последнее воспоминание за последней дверью! Оно должно быть счастливым! Почему я оказалась здесь?! — заволновалась девушка, трепля за руку Друга.

Они оказались в машине рядом с живой Алисой. Её родители весело переговаривались, а девушка задумчиво смотрела в окно, предвкушая следующий день её концерта, она была счастлива. Смотря на это, Алиса из коридора воспоминаний начинала чувствовать всё большую тревогу. Девушка из мира живых облокотилась на сиденья родителей и начала расспрашивать отца о доме, который он снял на время их пребывания в другом городе. Дальше всё произошло очень быстро: свет фар на встречной полосе дороги, быстро приближающийся звук автомобильного гудка, белая вспышка, звон в ушах.

— Нет! — крикнула Алиса куда-то в пустоту, и в этот же момент они оказались в больничной палате, где лежала девушка. Писк аппаратов. Кислородная маска. Всё лицо покрыто синяками и гематомами. Рядом в больничной сорочке сидит мама, плачет и держит её за руку:

— Пожалуйста, родная, молю, не оставляй меня, — в её руках сильный тремор, — я останусь совсем одна, если ты уйдёшь. У меня не будет ни твоего отца, ни тебя, я тебя прошу, — женщина прислонилась лбом к руке лежащей Алисы.

— Отец? Что с отцом? В смысле ни меня, ни отца? — глаза девушки наполнились слезами, — Мой папа, что?.. — она ужалась лицом в плечо Друга и заплакала слезами самой настоящей человеческой боли, — Я не хочу туда, там нет папы, нет тебя, — продолжала горько плакать она, — но я не могу оставить маму одну.

— Ты нужна ей, слышишь? Ты прошла этот путь, чтобы вернуться к ней, ты справилась. Пожалуйста, будь сильной. У тебя прекрасная жизнь, и она должна продолжаться, ты сможешь изменить мир живых в лучшую сторону, ты замечательный человек, и для меня было большой честью повстречать тебя, Алиса, и я никогда не забуду тебя. Милая моя девочка, я бы растянул этот момент навечно, но нам нужно прощаться.

— Нет, нет, нет, нет, — захлёбываясь в собственных слезах затараторила девушка и ещё крепче прижалась к Другу, —ты со мной прошёл всю жизнь, благодаря тебе я могу сейчас вернуться, ты был моим всем, мы не можем просто попрощаться! А отец? Как я буду без папы? Я вернусь туда, сначала буду в больничной койке, потом будут похороны, и у меня не будет тебя! — она разрыдалась, потому что, не смотря на всю свою силу духа, больше не могла держать себя в руках.

— Ты прошла многое, и с этим справишься. Алиса, послушай, ты — лучшее, что со мной произошло за моё долгое пребывание в коридоре воспоминаний, и я знаю, что лучше уже не будет, так пусть хоть один из нас помнит всё, что было, я сохраню это в своём сердце и пронесу, если будет нужно, через вечность, — быстро говорил Друг, смотря ей в глаза.

Рядом с аппаратом жизнеобеспечения прямо из синего больничного линолеума появилась последняя дверь, которая открылась сама. За ней не было ничего, кроме белого сияния, похожего на то, что было, когда Алиса только очнулась в коридоре воспоминаний, оттуда дул сильный ветер, будто сквозняк между миром живых и миром мёртвых.

— Пора прощаться, — сказал Друг и не смог сдержать слезу.

— Нет! Пообещай, что мы ещё встретимся! — Алиса понимала, что её рыжеволосый зеленоглазый с милыми ямочками на щеках Друг не сможет ей этого пообещать, поэтому обняла его так, как обняла бы самого родного человека, если бы знала, что видит его в последний раз.

— У нас мало времени, дверь может закрыться в любой момент, возьми меня за руку, мы зайдём вместе, — смотря ей в глаза, волнительно сказал он Алисе, беря её за руку.

— Идём, — девушка повернулась к двери, крепко держась за Друга. Они подошли прямо к порогу:

— Прощай, Алиса, я не забуду тебя, может, мы встретимся вновь, — уже не сдерживая слёз громко сказал Друг.

— Прощай, Друг, я постараюсь вспомнить тебя и, может, мы встретимся вновь, — она обняла его в последний раз и шагнула за дверь.

— Она очнулась! Срочно! — приглушённо услышала сквозь шум в ушах Алиса. Голова ужасно болела, в глазах всё было размыто. Она видела силуэты врачей, которые засуетились возле неё.

— Доченька моя, ты со мной, — расплакалась мама Алисы и прижалась к её руке.

  • Дайте критику
Другие работы автора:
+1
04:44
326
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Ольга Силаева