Линия жизни.Глава 101.Корейский синдром, или Ультиматум, октябрь 1997 года

16+
Автор:
Владислав Погадаев
Линия жизни.Глава 101.Корейский синдром, или Ультиматум, октябрь 1997 года
Аннотация:
Но корейцы поставили ультиматум: контракт будет подписан на три года или не будет подписан совсем.
Текст:

Внезапно хлынула волна заказов от корейских фирм: DAEWOO, SAMSUNG, LG начали активно осваивать наш рынок.

Они конкурировали между собой в борьбе за российского покупателя, и это проявлялось в некоторых особенностях рекламной политики: если DAEWOO заказывал под рекламу тридцать вагонов, то SAMSUNG обязательно на несколько единиц больше. И наоборот.

Почти все эти заказы шли не напрямую, а через посредников, которые в основном сидели в Москве или Питере, и только SAMSUNG работал через свой головной офис – он тоже находился в столице. Причём, в отличие от всех остальных, рассчитывался SAMSUNG строго через банк. Валютой. Остальные платили, как Бог на душу положит: хочешь – в рублях, хочешь – в долларах. Часть расчётов предлагали наличкой, от чего я в то время тоже не отказывался.

Требования к отчётам о проделанной работе также были разными.

К примеру, отчёт перед рекламодателями, которые работали через посредников, был однократным – только на момент завершения работ по оформлению вагонов. Как посредники отчитывались перед своими заказчиками дальше – в процессе проката рекламы – другой вопрос. Зато в головном офисе SAMSUNGа я, согласно условиям договора, должен был появляться раз в квартал с фотоотчётом и картой исполнения расписания движения транспорта. Полагаю, что так работал не только я, но и другие рекламопроизводители.

И вот при таком скрупулёзном подходе к вопросам оплаты и контроля за исполнением договоров ревизоры SAMSUNGа вдруг обнаруживают, что в некоторых городах фирму попросту надувают: вагоны вместо того, чтобы курсировать по улицам, стоят неисправные у забора, на некоторых – ещё интереснее – вообще катается реклама другого заказчика, а SAMSUNGу шлют фиктивные отчёты, в которых, понятно, всё шито-крыто. Результат не замедлил сказаться: обманутые в лучших чувствах SAMSUNGи «ушли» с подвижного состава этих городов.

Отдельной строкой в отчёте ревизоров было отмечено, что Екатеринбург – город, где условия проката выполняются предельно честно. И это было абсолютно заслуженно.

Например, один из вагонов с рекламой SAMSUNGа выгорел дотла и восстановлению уже не подлежал. Тогда мы за свой счёт разместили эту же рекламу на другом вагоне того же маршрута.

Или ещё случай: по производственной необходимости вагон с рекламой сняли с линии. Мы, опять же за свой счёт, разрисовали ещё один – дополнительный – трамвай взамен снятого. Всё подтверждалось реальными фотоотчётами и картой исполнения расписания движения.

Я был приглашён в головной офис SAMSUNGа и после непродолжительных переговоров получил предложение: контракт на три года.

Попробовал было отбояриться: мало ли какие изменения произойдут в ТТУ за это время при стремительно меняющемся устройстве страны! Одному Богу известно. Ну, ещё, может быть, Березовскому с Чубайсом. Но они со мной не дружат, а потому информацией вряд ли поделятся. А если завтра ТТУ взвинтит цены на аренду рекламных мест, и мне придётся работать себе в убыток?

Но корейцы поставили ультиматум: контракт будет подписан на три года или не будет подписан совсем. И я сломался.

Условия контракта мы разработали совместно с представителем фирмы в Екатеринбурге. Подписали.

Спустя некоторое время – после того, как были подписаны аналогичные контракты по всем городам России – Хан, глава головного офиса, пригласил региональных представителей фирмы к себе на дружескую беседу. Вот только с представителем Екатеринбурга дружбы у него не получилось: сто семьдесят семь тысяч долларов за сорок один вагон! Да ещё умножить на три года. Итого: пятьсот тридцать одна тысяча! Это было слишком даже для Москвы, а тут какой-то далёкий Екатеринбург. Полагаю, клизмы вставили всем сопричастным.

Но клизмы клизмами, а контракт-то нужно выполнять! Получив первое перечисление, мы тут же приступили к выполнению работ. Право, это было несложно. Благодаря современным технологиям нашим художникам уже не приходилось заниматься граффити и рисовать на вагонах: постеры из самоклеящейся плёнки, которые мы получали от рекламодателя, наклеивались прямо на борта и намертво припекались промышленным феном. Корейские рекламодатели были пионерами в использовании данной технологии на российском рынке рекламы на транспорте.

Правда, на первых порах не всё шло гладко: постеры приходили в негодность при авариях, отваливались на морозе, а ещё яркие иностранные картинки страшно полюбились нашим вандалом, которые насобачились аккуратно их отклеивать. Куда они пристраивали эту красоту впоследствии – до сих пор не понятно.

Я в принципе не люблю халтуры, а потому, наученный предыдущим опытом, ещё на этапе подписания контракта предложил, чтоб заказчики предоставляли нам файлы рекламных изображений. В этом случае мы могли сами напечатать и при необходимости обновить испорченный или потерянный постер.

Корейцы это предложение приняли с удовольствием: деньги они считать умели, хоть и влипли с контрактом, а мы, получив в банке первый кредит на миллион рублей, приобрели широкоформатный принтер марки XEROX и рекомендуемые к нему американские расходники. Ну, очень дорого! Зато опять снизилась трудоёмкость процесса, а производительность – возросла: всего-то и нужно было покрасить вагон в фирменный синий цвет и наклеить нужные постеры, а если вдруг какой-то из них по причине аварии выйдет из строя или варвар пройдётся по нему своей дланью, мы тут же изготовим новый и пришпилим, куда положено. И не оштрафовать нас никак, хотя такой пункт в договоре тоже имел место.

+2
20:25
210
Загрузка...
Константин Шагар №1