Снег. Сёстры

12+
  • Самородок
  • Опубликовано на Дзен
Автор:
Фёдор Фатин
Снег. Сёстры
Текст:

Снег падал и падал.
Мы с сестрой весь вечер смотрели вверх, в маленькое окошко на потолке нашей землянки.
Снег падал тихо и мягко. Он был похож на шпионское вторжение в наш маленький немецкий поселок на бескрайних просторах Сибири.
Если бы группа «Пламя» была уже тогда, в начале пятидесятых, то всё было бы гармонично.
«...Снег кружится, летает, летает...»
Мне одиннадцать, я такого снегопада ещё в жизни не видела. Отец намедни говорил, что 1951-год будет тяжёлым. Теперь вижу, что он прав. Снег сам по себе тяжёлый, а на крыше нашей он теперь ещё и страшный. А если рухнет от него крыша-то?!
У отца на шахте завал какой-то. Третий день спит всего пару часов, приходит ест и сразу спать.
Утром плеснет в лицо воды холодной, б-р-р-р-р-р-р, бутерброд в карман и снова на шахту. Мать тихая ходит, будто боится чего-то. Молится часто.
Война закончилась давным-давно. Уже шесть лет как. «Sechs Jahre sind vorbei».
Снег белый-белый! Такой снег может быть только в наше мирное время. В войну, по-моему, снег не бывает белым. И не был никогда. В войну снег серый, тёмный, с пятнами, будто страшная ржавчина его ест.
Мама разбудила нас сестрой в полшестого. Наказала обязательно съесть по куску хлеба с чаем и пошла снова спать. Сахар она поставила на стол на маленьком блюдечке. Два кусочка, как два маленьких белых камушка. Сладких и, волшебно тающих, от прикосновения языка.
Маму было жалко. Она вчера легла за полночь, отца ждала, кормила, потом всё убирала.
Ну, что, в школу так в школу. Повернув ключ и отодвинув засов, мы открыли входную дверь.
Ух ты! Это,- если одним словом.
Мы с Аделей оторопели. Хорошо, что в Сибири все входные двери в дома, специально для таких случаев, открываются только вовнутрь.
Ух ты! Ух ты!
Выход вроде и был, и не был. Сначала показалось, что за порогом разлили молоко, причём до небес. Просто всё белое-белое.
Я протянула руку. Такие обманы самые коварные. Не, не молоко! Это был снег. Уже довольно-таки плотный. Снега было выше крыши. Аделя тоже сунула руку в снежную стену. Стена, как в сказке, приняла её руку. Весь кулачок быстро исчез в молочной холодной массе.
- Что делать то будем?! А, Аделя?!
По-русски я говорила медленно, то есть медленнее, чем по-немецки.
- Вас махен вир йетцт?
Аделя пожала плечами и сунула руку в карман кофточки. Ей было холодно и неуютно, а рассчитывала она
сейчас только на меня. Это я видела в её глазах. «Лида сможет, Лида сделает, Лида сильная!» Да, да, да!
А Лида, между прочим, стояла и не знала, что делать, кого звать на помощь и с чего начинать, если что.
Маму будить было нельзя. Её было жалко. Работы по дому всегда было выше крыши. А сейчас выше крыши лежал снег.
Будить отца тем более было невозможно. Мы с Аделей ещё раз переглянулись. Её глазки заблестели от хитрой мысли. «Ура! В школу, значит, не пойдём! Причина уважительная! Точка!»
- Нет, сестрёнка! Это неправильно! Вир муссен ин шуле геен! Будем откапываться!
- Лида! А это не опасно?
- Вот, и увидим! Давай, неси лопаты, ну и что там ещё у нас есть?!
За дело взялись живо. Немецким девочками с раннего детства не пристало сидеть без дела. «Dem Fleißigen gehört die Welt». Это по-русски, значит, трудолюбивым принадлежит мир. Так моя бабушка всегда говорила. А ещё она часто повторяла, что лучше «...In Lohn und Brot stehen...» (Быть с вознаграждением и хлебом), чем умирать тихо в холоде и голоде.
Я к десяти годам знала и хорошо делала всю работу по дому, могла даже помогать отцу и деду в строительстве. Вот и сейчас я была за главного.
Пока я задумалась, Аделя с головой ушла в работу. Причём, в самом прямом смысле. Как это у неё получалось так? Раз-два, раз-два! Она ещё умудрялась почти не забрасывать снег домой. Вот же Аделя, Адель!
Так как мы были, мягко говоря, ростом по метр десять, то и копали мы примерно так, хотя снег был высоким, как горы Кавказа, где у нас, по рассказам мамы и бабушки был огромный, светлый и тёплый дом.
Пока я копала влево, расширяя пространство, Аделя бодро шла вправо.
- Смотри, Лид, как…!
Её слова потонули в шуршании белоснежной лавины. Снег сверху сначала полностью засыпал сестру, а потом и быстро заполз подлым манером в наш дом.
- Адель! Адель!
Я старалась не кричать, хотя испугалась довольно серьёзно. Начала рыть по-собачьи руками. Сначала показались Аделины ноги в сползших чулках, а чуть позже и красная улыбающаяся физиономия. Мне показалась, даже довольная.
- Лид! Там так здорово! И не темно ни капельки!
Я промолчала. Помогла сестре отряхнуться, и мы снова ринулись в «бой».
Когда мама проснулась и вышла на кухню, сквозь глыбы утреннего снега к нам подглядывало слабое сибирское солнце. Оно улыбалось во все щёлочки, оно лежало повсюду на почти ровных стенках нашего «ювелирного» прохода.
Мы с Аделей стояли мокрые, усталые, но счастливые и не побеждённые.
- Мама, мама! Мы сделали ход! Мы свободны!
Мама пыталась сделать строгое лицо, хотя у неё плохо получалось. Видно было, что ей нравилась наша работа.
- Так, Лида, Аделя, это всё хорошо и даже замечательно, но сейчас живо переодевайтесь и в школу! «Das ist gut und wunderschön!», -повторила тихо мама ещё раз.
Чувствуя себя героями, мы полетели в свой угол переодеваться. В школу мы успевали, наверное, ко второму уроку. Математика с глупыми примерами, слава Богу, осталась позади.
Уже в дверях, когда Адель прошла вперёд, мама чуть слышно меня окликнула.
- Лида!
Я обернулась и сделала шаг назад.
Мама наклонилась ко мне, прижала свою щеку к моей и тихо прошептала:
- Спасибо тебе...вам! Я очень вами горжусь! Я очень вас люблю!

28-29 сентября 2023 года, Трир.

+13
17:05
299
21:59
+2
«маленькое окошка» — окошко.
К чему такие странные разрывы в предложениях?
А так да, девочки героически преодолели трудности. За что заслуживают только благодарности и уважения.
07:57
+1
исправил опечатки… разрывы странные разница в форматировании… постарался и исправил…
Загрузка...
@ndron-©

Другие публикации