Комбикорм для птицы счастья. Глава 25

18+
Автор:
Владислав Погадаев
Комбикорм для птицы счастья. Глава 25
Аннотация:
Кате было и неприятно, и неловко, но не скажешь же человеку: «Чё вылупился?»
Текст:

Декабрь 2009 года, Прикамск.

В Прикамск Катя вернулась около девяти вечера. В дороге удалось немного поспать, но она всё равно чувствовала себя совершенно измотанной. Глянув на запорошенную снегом скамейку, вспомнила, как два года назад сидела на автобусной остановке, замерзая и глотая слёзы, вспомнила предсказание цыганки и сердито мотнула головой: где оно, обещанное счастье? Но, как ни странно, усталость неожиданно отступила, и Катя поняла, что совершенно не хочет идти домой и встречать Новый Год одна в пустой квартире. Не раздумывая, она привычной дорогой направилась в посёлок – к Люське.

Ночная улица обозначалась лишь приглушённым светом занавешенных окон – ни одного фонаря. Но Катя могла бы пройти здесь и с завязанными глазами, поэтому автомобиль, стоявший на углу, в аккурат у забора её бывшего дома, заметила сразу. Возможно, она и не обратила бы на него внимания, мало ли какие гости приехали к хозяевам, всё же праздник, но мягкое свечение приборной панели показывало: на водительском месте явно кто-то есть.

Вдоль спины прошёл холодок, под ложечкой засосало. Катерина со стопроцентной уверенностью могла сказать, кто сидит в машине. Она прибавила шаг, но потом не выдержала и рванула бегом, оступаясь и скользя по укатанному снегу. Добежала до Люськиных ворот, нашарила торчавший между досок проводок, дёрнула, толкнула плечом глухую калитку и влетела во двор. Задвинув тяжёлый засов, Катя замерла и попыталась прислушаться к тому, что происходит снаружи, но в ушах бухало так, что казалось, голова сейчас лопнет. На ватных ногах она добрела до невысокого крылечка и нажала кнопку звонка.

* * *

Новогодняя ночь 2009-2010, Екатеринбург.

– Давай, рассказывай, – Булатов уселся за рабочий стол, указав Наташе место напротив. Она пристроилась на краешек сидения в позе двоечницы и сложила ладони между коленями.

– С чего начинать? – Татка попыталась проглотить комок, застрявший в горле.

– Ну, начни с того, как давно ты, – он брезгливо скривился, – беременна.

Последнее слово Пётр Алексеевич не сказал, а выплюнул.

– Я ещё не была у врача, – Наташа со всхлипом вздохнула, – только тест делала.

– Давно?

– Две недели назад.

– И кто же счастливый отец? Хотя можешь не отвечать. Твой режиссёр? Я прав?

Наташа молча кивнула.

Всю дорогу она ломала голову над тем, как грамотно построить разговор с мужем. Сама для себя Тата всё давно решила. Да ещё эта беременность. Родители Пола с ума сошли от радости: ни у Пола, ни у его тридцатилетней сестры детей не было, а старики мечтали о внуках. Они и Наташкиному ребёнку были бы рады, как родному, а тут – такое счастье: своя кровь. Ну, и для неё с этим замужеством открывались совершенно новые горизонты…

Вот только что сказать Пете? Как убедить его отдать сына?

Так и не придумав ничего путного, Тата решила действовать по ситуации, и вот теперь сидела на этом унизительном допросе…

– Ну, и о чём задумалась? – тоном директора школы, отчитывающего нерадивую ученицу, спросил Булатов. – Каковы твои планы?

– Я хочу развестись, – Наташа впервые прямо посмотрела мужу в глаза, – и забрать сына.

Пётр Алексеевич был неприятно ошарашен: теоретически такой вариант ответа, конечно, предполагался, но рассчитывал он совсем на другое.

– Сына ты не получишь, и это не обсуждается, – раздельно произнёс Булатов, неторопливо поднялся из-за стола, обошёл Наташу и, встав у неё за спиной, положил руки на плечи жены, – ну, а развод я тебе дам, – его твёрдые пальцы, медленно пройдясь по её горлу и выступающим ключицам, сползли ниже, – если заслужишь.

– Но я же беременна!

– Мне это не помешает, – Булатов больно ухватил Татку за грудь, которая и без того нестерпимо ныла, – в конце концов, пока ты – моя жена. Ну, пошли в кроватку? Только в душ не забудь зайти…

Поморщившись, он достал из секретера бутылку, наполнил почти доверху пузатый снифтер и выпил коньяк крупными глотками, как воду.

* * *

Новогодняя ночь 2009-2010, Прикамск.

В доме у Люськи дым стоял коромыслом.

– Ой, Катюха! – пьяненькая Люська всплеснула руками и, втянув Катю в дом, принялась стаскивать с неё дублёнку.

– Люсь, погоди! – Катя протянула хозяйке пакет, подаренный женой Булатова. – С Новым Годом!

Люська сунула нос внутрь:

– Фигасе! Да у меня такого добра отродясь не водилось! Эт ты где такую красоту нарыла?

– Ой, Люсь, давай потом расскажу, – Катя прислушалась к звукам, долетавшим из комнаты, – у вас гости?

– Да какие там гости, Федька-сосед. Да ты ж его знаешь: тот, который твой дом купил! – Люська сделала большие глаза: – С невестой пришёл! Ладно, пошли давай.

Мужики, уже изрядно принявшие на грудь, приветствовали Катю радостными воплями. Федя на правах старого знакомого кинулся наполнять её рюмку и подкладывать закуски в тарелку, а потом и вовсе пересел поближе и принялся оглаживать девушку нежными взглядами.

Кате было и неприятно, и неловко, но не скажешь же человеку: «Чё вылупился?»

– Чё вылупился?! – Катерина вздрогнула, испугавшись, что произнесла это вслух. – Чё ты на неё зенки пыришь?! Ты ваще-то сюда не один пришёл! – ярко накрашенная девица с гладкими обесцвеченными до белизны волосами, опершись о стол и покачиваясь, начала медленно подниматься с места. Катя, словно под гипнозом, не могла оторвать от неё глаз. Наконец незнакомка выпрямилась во весь свой немаленький рост, обвела присутствующих мутным взглядом и рявкнула: – П-шли отсюда!

– Херасе! – удивилась Люська. – Ты, леблядь белая, берега, часом, не попутала? Мы так-то у себя дома.

– Настёныш! – невысокий пузатый Федька сорвался с места, мячиком подкатил к своей пассии и ухватил её сзади под локотки.

Катя мельком отметила, что макушкой Федька едва доставал девушке до уха.

– Домой п-шли! – Настёныш медленно развернулась и крепко обхватила жениха за шею. Колени красотки подломились, она повисла на руках у мужчины бесчувственной тушкой.

– Положи её на диван, пусть пробыгается, – скомандовал Люсин сожитель Генка, – ведь предупреждал же дуру, чтоб не мешала самогонку с колой. Пила бы мой фирменный, чистый, была бы как стёклышко, а она: кактэль-кактэль, элита-на, – объяснил он Катерине, – ну, вот… – и он выразительно кивнул на Федю, который суетился вокруг возлюбленной, подтыкая ей под бочок китайский плед кислотной расцветки.

– Пьяный проспится, дурак – никогда! – глубокомысленно изрекла Люся.

– Эт ты к чему? – с подозрением глянул на неё Фёдор.

– Это я к тому, что со всяким может случиться, – сделав честные глаза, пожала плечами Люська, – ну, перебрала девчуля чуток – не беда. Поспит и будет как стёклышко.

Уложив Настёныша баиньки, Федька снова подсел к столу и продолжил гипнотизировать Катю немигающим взглядом.

– Красивая у вас невеста, – вежливо улыбнулась Катерина.

– Настёныш-то? – польщённо расплылся в улыбке Федька. – В магазине у меня торгует, в головном. У кого самая большая выручка? – он выдержал художественную паузу и сам же ответил: – У Настёныша! А почему? А потому, что с людьми умеет контактировать. С любым покупателем добазарится. Дар такой имеет – филологический! Два года в институте стулья жопой полировала – это вам не баран чихнул, – Федька покрутил головой, – я ж её оттуда выдернул. Сказал как отрезал: Настёныш, при твоём таланте да при моей соображалке нахрен тебе эта колготня – всю оставшуюся жизнь чужим спиногрызам мозга канифолить.

– И чё, она прям сразу тебя и послушалась? – подначила его Люська.

– Не сразу, – осклабился Федька, – но у меня ведь тоже свои подходы имеются, – он многозначительно глянул на Катерину, – любую смогу уломать. Теперь вот вся в шоколаде: упакована по полной, шуба там, сапоги, тряпок полный шкаф. Летом махнём в Египет…Ёпт… – Федька сорвался с места и кинулся к дивану.

Настёныш, свесив голову, блевала прямо на палас, испачканные пряди волос мотались по полу.

* * *

Старшие Ракитины коротали новогоднюю ночь, как положено, за праздничным столом, у телевизора. Выпили друг за друга, за Пашку, за развитие бизнеса. Прошедший год открыл для них новые перспективы: и помещение бывшего поста ГАИ, и участок земли удалось узаконить, причём, без особых финансовых затрат. Пришлось, конечно, побегать, ну, да ноги свои – не купленные. Старую бетонную коробку реконструировали. С проектом и его утверждением помог Ерохин, с ремонтом – Булатов, который не только выделил рабочих, но и дал денег в долг под простую расписку и приемлемые проценты.

Ресторанчик «Медвежий угол», в меню которого наряду с бюджетными столовскими шницелями и биточками появились не только деликатесные блюда из рыбы и дичи, но и изысканные десерты, начал пользоваться популярностью и у путешествующих, и среди жителей Прикамска. Елена Павловна планировала в ближайшее время приобрести самсунговский видак с караоке. В городе о таком чуде ещё не слыхивали, и это приобретение должно было стать вишенкой на торте коммерческого успеха ресторана «Медвежий угол».

Вот только времени не хватало катастрофически. Хорошо, что Катерина наконец закончила учёбу и полностью взяла на себя кафе с гостиницей. Бухгалтерию «Родников» тоже вела она. Планы на ближайшее будущее были ясны и осуществимы, но не они терзали неспокойную натуру Елены Павловны.

* * *

Катя очень боялась, боялась с того самого дня, как вернулась обратно из поездки по окрестным деревням, где они с Ракитиными сбыли Тимуровы шмотки. Потому и с родительским наследством рассталась легко, ни чуточки не жалея, порешив так: дом продала, сама переехала к жениху, а куда девались мешки – знать не знает, ведать не ведает, ну, не тащить же их, в самом деле, в дом к Ракитиным, да и не нанималась она их сторожить. Вот так и успокаивала себя, мысленно объясняясь с Тимуром. Потом события понеслись как ком с горы, о Тимуре и его баулах она и думать забыла, а вот увидела у своего бывшего дома машину, и страх накрыл с головой, как лавина – не продохнуть.

Пока Федька и Люся – под руководством Генки – с матами и причитаниями отпаивали Настёныша водой с нашатырным спиртом, убирали с пола и замывали палас, Катя подошла к окну и, прячась за шторой, попыталась рассмотреть, что происходит на улице, но различила в тёмном стекле только своё отражение.

– Жениха высматриваешь? – усмехнулся Генка.

Катя вздрогнула:

– Ген, а ты Тимура давно видел?

– Надо подумать… – Генка уставил глаза в одну точку и поскрёб макушку, – так года три как. Ну, как пропал тогда, так и не объявлялся. А ты чего, заскучала? Старая любовь не ржавеет?

– А чья это машина стоит на углу?

– Где? – Генка проковылял к окну и, сложив руки ковшиком, прижался носом к стеклу. – Стоит какая-то… Федь, – окликнул он соседа, – а чё за тачка около твоего дома?

– Не видел, – Федька прилип к другому окну, – ёпт, точно! Бля, чё за дела? И козёл какой-то рядом с тачкой скачет.

Мужики многозначительно переглянулись.

– Пока вы тут зенки пырите, у тебя, Федька, хату обнесут!

Все дружно повернули головы на голос.

– О, Настюха прорезалась! – обрадовался Генка. – Я ж говорил: вода с нашатыркой творят чудеса!

– Сгоняй – проверь!.. – обессилев, Настёныш рухнула в подушки.

– Проверить и правда не мешает, – покивала Люся, – где бдительность есть, там врагу не пролезть!

Фёдор, покряхтывая, начал натягивать дублёнку.

– На вот, возьми, – Люся протянула ему топор, – обух треснет – вор не воскреснет.

– Э-э-э! Люсьена! Ты коней-то попридержи: подведёшь мужика под статью! – Генка ухватил Фёдора за рукав. – Ты там смотри, без фанатизма…

Катерина снова прижалась носом к стеклу, пытаясь рассмотреть человека, но возле машины уже никого не было.

Федька отмахнулся и, сунув ноги в галоши, выскочил во двор. Люся, накинув на плечи полушубок, увязалась следом. Генка сорвал с вешалки шапку и поковылял за ними. Во дворе Фёдор ухватил большую снеговую лопату:

– Если что, скажу, что снег чистил… – и он рывком отодвинул засов.

В этот самый момент калитка распахнулась, ударив Федю торцом аккуратно в переносицу. Даже не охнув, мужик ничком рухнул на снег, продолжая сжимать в руке черенок лопаты.

+2
19:35
192
09:46
+1
А я всё думаю.
Каково это спать с женщиной, которая беременна от другого? С моральной точки зрения. Тем более, это его жена, даже если и бывшая. Странно, тем более, что Тата не согласна на секс.
Обида, ревность, стремление доминировать и над женщиной, и над соперником + алкоголь — вот такой КАКТЭЛЬ)) К тому же, учитываем его предыдущий опыт: то, что для одного — за гранью, для другого — в порядке вещей.
А что касаемо морали, так формально он прав: в смысле морали вопросов больше к его жене)
11:58
+1
Хм… Интересно.
Спасибо.

Таро для меня красивая игрушка) плюс — я знаю целых двух человек, которые используют карты для написания рассказов.
Сама же смотрела только про метафорические карты, но дальше чем «о! прикольно! оно должно работать!» дело пока не пошло
Не Вы первая) К тому же знающие люди говорят, что тот, кто гадает — прогадывает) Так что пусть лучше лежат)
Загрузка...
Alisabet Argent

Другие публикации