Царевна-лягушка

12+
Автор:
Irynne
Царевна-лягушка
Аннотация:
Сказка - ложь, да в ней - намёк...
Текст:

В некотором царстве, в некотором государстве... За морями, за долами, за высокими горами...

Жил-был царь-государь, и было у царя три сына. Старший Демьян да средний Никита – красавцы да силачи, глаз радуется! И сердце отцовское за них спокойно. Во всех делах царю-батюшке опора да подмога. А младший, маменькина радость, – дурак дураком. Коли драка на посаде – Ванька первый. Девок попортил – страсть! А царица не нарадуется на дитятко! Рубахи да кафтан у него золотом шитые, коней ему из самого Ахал-Теке везут!

Гневается царь, бранится, да только спорить с царицей не берётся. Не выносит государево сердце слёз да крику бабьего.

Думал, думал царь, как сына меньшого образумить, да и надумал женить Ваньку. А по порядку заведённому не может меньшой вперёд старших под венец идти.

Собрал царь-батюшка сыновей своих поутру да и повелел с высокого царского крыльца им по стреле пустить. А куда стрела упадёт, там и брать себе невесту.

Демьян-то с Никиткой обрадовались. Невест они себе давно присмотрели. А Ваньша жениться никак не хотел! Вон сколь девок вокруг! Зачем одну выбирать? А жена – не рукавица: с руки не стряхнёшь, да и за пояс не заткнёшь. Начнётся хозяйство, дети ещё... Прощай, жизнь вольная, разгульная!

Однако перечить батюшке не осмелился.

Вышли братья на крыльцо, натянули тетиву тугую, пустили стрелы быстрые. Упала стрела Демьянова на боярский двор, где жила зазноба его, Натальюшка свет Андреевна. Никита стрелу пустил на двор купеческий, люба ему Настасьюшка, дочь купца, давно уж промеж них всё сговорено. А Ваньша покрутился, повертелся, да и направил стрелу свою в сторону леса тёмного. Ну, какие ж там девицы?

Разгневался царь, ногой топнул, отвесил Ивану подзатыльник звонкий и повелел идти в лес, стрелу сыскать и жениться, на ком придётся, хоть на лисице, хоть на медведице. Вздохнул Ваня тяжко и побрёл тропкой лесной искать судьбу свою.

Привела его тропка к болоту топкому. Обвёл Иван то болото взором и ахнул: сидит на кочке чудище зелёное да в перепончатой лапе стрелу его держит: глаза выпучило, широкий рот разинуло и молвит голосом человечьим:

–Ну, здравствуй, царевич! Бери теперь в жёны меня!

Опомнился Иван, разозлился:

–Да чтобы я, царский сын, мамкина радость, на жабе женился? Да не бывать этому!

Обидилось чудище, квакнуло:

–И не на жабе вовсе, а на лягушке! Жабы – они в вашем огороде царском гусениц жрут!

–Да без разницы мне! – топнул ногой Иван. – Ты ж зелёная!

–Женись, говорю! Не пожалеешь! – засмеялась лягушка. – Батюшкин приказ грех не выполнить! Медведица-то намного хуже.

Сел на пень Иван, призадумался. И то верно. Лягуха, конечно, противная, да хлопот с ней немного. Запустит он её в пруд, и пусть себе квакает суженая.

–Ну, пойдём, – обратился Иван к чудищу зелёному. – Погоди только, стемнеет пусть, чтоб не видел тебя народ, не насмехался.

Так и пришли они к терему поздним вечером. Плюхнулась в пруд молодая жена – только брызги полетели. А Иван спать-почивать отправился.

Ну, как водится, царю захотелось испытать невестушек, проверить, хороши ли хозяйки сыновьям достались. И пироги-то они пекли, и ковры ткали… Иван к своей лягушке на пруд вечером пойдёт, батюшкин наказ передаст, утром готовое забирает. И пирог она испекла невиданный, с розами кремовыми да с марципанами, и ковёр соткала мягче пуху лебяжьего да легче облака. А в придачу ещё рубаху царю сшила да красными петухами изукрасила.

Дивится царь-батюшка, не нарадуется. Повелел невесток ко двору привести, чтоб всё чин чином: и самому посмотреть на красавиц, и народу показать.

А Иван, знай, посмеивается: велел батюшка жениться, на ком угодно, – вот он и женился. Волю отцовскую исполнил, пущай теперь царь и краснеет.

Собрались гости на пир. Демьян да Никитка с жёнами пожаловали. А Иван один явился. Велела ему лягушка дожидаться её на пиру. Мол, задержится, красоту наводить будет. Поглядел Иван на чудо своё зелёное, представил лягуху, серьгами да жемчугами увешенную, посмеялся, сел на коня да и поскакал в терем отцовский.

Пир уж начался, как заревело-загудело за окнами. Вскочили гости с мест своих, бросились к окошкам, а тут дверь распахнулась, и вплыла в горницу красавица писаная: руса коса ниже пояса, глаза, как озёра,синие, стан гибкий, шея лебединая. Ахнул царь-батюшка, а красавица к Ивану подошла, села рядом да в бок его толкает:

–Что молчишь, пень стоеросовый? Представь Василису свою гостям да родителям!

Понял тут Иван, что непростая ему лягуха досталась, обрадовался. С такой-то красавицей ни одна посадская баба не сравнится! Вон как братья вытаращились! Царь слова вымолвить не может, всё любуется на невестку младшую.

После пира шумного гости в пляс пустились, а Иван наш призадумался. Пока царь с Василисой беседовал, побежал домой. Глядь – лежит на полу шкурка зелёная, вся в пупырышках. Скомкал Иван шкурку да и бросил в печь. Сам вернулся на пир догуливать.

Как вернулись они домой, увидала Василиса, что от шкурки уголья одни в печи, осерчала, разгневалась, ножкой топнула:

–Что ж ты, непутёвый, натворил? Не могу я теперь остаться! Возвращаюсь я к батюшке своему, к Кощею! А его, ты знаешь, нельзя убить! Смерть его – на конце иглы, а игла хорошо запрятана!

Выскочила Василиса, села в повозку свою громыхающую, только её и видели.

Пригорюнился Иван, призадумался. А наутро оседлал коня своего верного да отправился на поиски жены молодой.

***

Глубоко в лесу, за частоколом, на котором для острастки висели человеческие и звериные черепа, высился чёрный замок с зарешеченными окнами.

По огромному залу, громко шлёпая перепончатыми лапами расхаживал Куакарр, начальник лаборатории доисторических исследований, и отчитывал Василису, которая стояла посреди зала, понуро опустив русую голову в кокошнике.
– Мы потратили столько времени и сил на этот проект, и всё для того, чтобы вы одним махом перечеркнули сделанное! Как вас угораздило оставить преобразователь посреди комнаты? У нас их осталось четыре штуки! А дальше что? Будем динозаврами прикидываться?

Василиса тяжело вздохнула и ещё ниже опустила голову.

–Мы наконец-то смогли разработать программу внедрения в доисторическую цивилизацию людей, научились оставаться незамеченными, чтобы найти тот критический момент их существования, который привёл к гибели их цивилизации, чтобы избежать повторения ошибки! И из-за таких, как вы, нерадивых сотрудников, проект поставлен под удар!

Василиса тонкими пальчиками смахнула слезинки и взглянула на зелёного пупырчатого руководителя, гневно размахивающего перепончатой лапой:

–А вы бы сами попробовали! У них же пол! Самки, самцы… они же даже не яйцекладущие! А мне так ещё и рожать придётся! Вы хоть раз видели, как они рожают? Это же ужас! Хоть бы самцом меня!.. А то женщина, баба! – Василиса всхлипнула и тоненько заплакала, запричитала что-то про нелёгкую бабью долюшку.

Куакарр остановился перед Василисой и неловко пошлёпал её по плечу:

–Ну, будет вам, будет…

Василиса ещё раз громко шмыгнула. А начальник лаборатории вдруг посмотрел куда-то выше её головы и задумчиво произнёс:

–Пол у них, говорите… Самцы, значит, и самки… а это интересно… Не в этом ли кроется причина краха? Природой заложено одно, а им другое захотелось? Когда там с полом-то у них бардак начался? В 21 веке доисторической эры? Или раньше? И при этом не яйцекладущие? Гипотезу следует проверить!

Снизу, со стороны ворот послышался страшный грохот. Куакарр выглянул в окно, покачал зелёной головой и обернулся к Василисе:

–Думаю, вам лучше вернуться к вашему…суженому. Он же нам тут всё разнесёт, особенно если до оборудования доберётся, а оно у нас тонкое и хрупкое. Будем продолжать эксперимент!

–Открывай, Кощей! – донеслось уже откуда-то от дверей.

Василиса промокнула слёзки беленьким платочком, материализовавшимся откуда-то из рукава, обернулась к начальнику:

–Как я выгляжу?

Тот недоуменно хлопнул глазами навыкате.

–Ах, да что с вас, рептилий, возьмёшь?! – Василиса топнула ножкой и заторопилась навстречу к Ивану. – Иду, Ванюша, иду, голубчик мой!

Куакарр одобрительно квакнул и махнул перепончатой лапой вслед младшему научному сотруднику лаборатории доисторических исследований, а теперь царевне и русской бабе, Василисе Премудрой.     

Другие работы автора:
+1
12:20
156
17:49
Странно. Это же по сути пересказ известной сказки. Зачем?
18:23
там дописка
18:31
Приписка оригинальностью тоже не отличается.
18:45
Я не вникала. Только просмотрела.
Загрузка...
Светлана Ледовская №2

Другие публикации