Звёзды в сугробе

Автор:
bluefox15
Звёзды в сугробе
Аннотация:
Продолжение к сказке Полосатые иностранцы
Текст:

С тех пор как в нашем лесу поселились еноты, выпало много снега. Конечно, с ними больше наш лес не назовёшь тихим и вдумчивым, как это было раньше. И я думаю, что теперь, когда я их знаю, мне было бы без них скучно. В целом они были довольно милыми животными и даже… Плюх!!! На мою голову свалилась огромная куча снега и прервала мои благие размышления. Я отряхнула снег из ушей и из-под шарфа, когда увидела Укси над своей головой. Она висела на ветке большой ели, с которой только что стряхнула на меня снег.

- Прости, Кетту, я нечаянно! – ничуть не смущаясь, сказала она и свалилась прямо передо мной в сугроб. – Я везде тебя ищу, идем к нам, мы придумали собирать каштаны!

- Каштаны? – переспросила я, заматываясь обратно в шарф, - Зимой не бывает каштанов.

- У нас бывает! – Радостно заявила Укси, выбираясь задом из сугроба. – Оказалось, что под деревом на нашем острове их полно, их только откопать надо и всего-то.

- Что значит откопать? – не поняла я.

- Нуу, их никто не собрал осенью и их занесло снегом, мы нашли несколько штук и думаем, что их там ещё много. Пойдёшь с нами?

Эта каштановая затея не вызывала у меня больших надежд, но так как других планов у меня сегодня не было, я решила пойти. Интересно будет найти там что-то, даже если это будут вовсе и не каштаны.

Всю дорогу, впрочем, как и всегда, Укси что-то мне рассказывала и петляла вокруг меня. Она то шла задом-наперёд, повернувшись ко мне мордой, то радостно прыгала в сугроб, отставала и потом вновь догоняла меня. Опять пробиралась сквозь снег, чтобы оказаться впереди и так всю дорогу. От этого безудержного веселья голова у меня немного шла кругом. И чтобы не выбиться из сил, я не всегда внимательно слушала, что говорит Укси. С друзьями так иногда бывает. Ты их, конечно, любишь и дорожишь ими, но иногда надо слушать себя, а не то, что они постоянно тараторят. Вскоре мы оказались на острове, который теперь принадлежал енотам.

С тех пор как здесь поселилось полосатое семейство, тут многое изменилось. Большое бревно теперь смело можно было назвать домом. Посередине его была деревянная дверь, рядом с которой висел красивый и блестящий колокол. Под дверью лежал большой камень, выполнявший роль ступеньки. Дырки в бревне, из которых когда-то росли ветки, теперь стали полноценными окнами. Правда, застеклили их необычным способом. В два окна изнутри бревна старательно впихнули большие стеклянные тарелки, а для третьего окна тарелки не хватило. Туда затолкали огромную банку и теперь она выпирала из стены. Судя по остаткам на дне, раньше в ней хранили малиновое варенье. Иногда в ней можно было увидеть Пиени – младшую сестрёнку Укси, она залезала в неё и пыталась достать языком остатки варенья из укромных уголков. С обратной стороны бревна сверху виднелась труба, из которой шел дымок от очага. Натаскав камней и глины из ручья, внутри бревна папа построил настоящий камин. Он отделял гостиную от кухни, в которой стоял круглый обеденный стол и стулья вокруг него, буфет и окно-банка. В гостиной расположились диван, торшер и пара кресел, а стенах висели большие и маленькие портреты семейства енотов в красивых деревянных рамках. Спальня была отгорожена большой шторой с огромными желтыми подсолнухами, уж не знаю, откуда они её взяли. За эту штору была собрана вся труха из этого бревна. Она походила на опилки, но была гораздо мягче и теплее. Еноты собрали её в одну большую кучу и ныряли туда, как в перину, сразу всем семейством. Так они и спали.

Сейчас на всём островке стоял легкий запах дыма и жареных каштанов. А перед самим домом братья Укси – Поппи и Топпи построили что-то вроде снежной башни и бегали вокруг неё, кидая друг в друга снежки.

- Вот! Вот, видишь!

Я только осознала, что всю дорогу Укси рассказывала мне про то, как Поппи и Топпи нашли те самые каштаны, строя ту самую крепость.

- Ммм, - многозначительно промычала я, не выдавая, что только сейчас всё поняла.

- Они сделали свою башню и не хотят больше искать каштаны, а их там наверняка ещё много.

- То есть когда ты сказала: «Пойдём собирать каштаны вместе с нами», ты имела в виду, что их будем собирать ты и я?

-Ну в общем-то да, - призналась Укси и замолчала, переминаясь с носка на пятку.

Я втянула поглубже запах свежего морозного воздуха, украшенного нотками жареных каштанов, и сказала: - Мы и без них справимся. Я мастер в этом деле.

Укси в ответ многозначительно улыбнулась, хитро потирая свои черные ладошки.

- Тогда приступим, - сказала Укси и юркнула внутрь. Я вошла за ней.

-Привет, Ма. Привет, Па. – на одном дыхании выпалила она. Взяла со стоявшего у двери сундука льняную сумку на длинном ремешке и, вытолкав меня обратно, захлопнула за нами дверь. Я ничего не успела сказать, впрочем, как и мама, жарившая каштаны у очага, и папа, мастеривший что-то сидя в кресле. Ну а Пиени лазила под столом и говорить ничего и не собиралась.

Выйдя на улицу, мы обошли занятых игрой Поппи и Топпи. Сейчас они изображали морских пиратов на корабле. У края сугроба мы остановились. Укси натянула на себя сумку, вид у неё был весьма решительный и я бы даже сказала, слегка устрашающий. Я решила использовать вместо сумки свой шарф. Он был довольно широкий и хорошо растягивался. Снежный сугроб был почти с меня ростом, а сверху его покрывала твердая, чуть заледеневшая корка. Легким движением я запрыгнула на верх и стала вынюхивать.

В этом деле главное сосредоточиться и не отвлекаться на посторонние запахи. Приняв позу следопыта – мордой вниз, хвостом вверх, я активно шевелила носом, шумно втягивая воздух, то правой, то левой ноздрёй, а то и обеими сразу. Здесь под снегом спит шалфей, а здесь ромашка. Тут гнездо мышки-полевки, а это явно чабрец. Так, так, так… а это, а это… Точно он! Я высоко подпрыгнула, стрелой метнулась вниз и, пробив тонкую корку наледи, вошла в сугроб! Только хвост и задние лапы торчали из снега, пока я дорыла до земли и схватила зубами каштан. И в следующий миг ловким прыжком я снова оказалась на поверхности.

- Лови! – толкнула лапой я добычу в направлении Укси.

- Ура! – торжествующе подпрыгивая, воскликнула она, - Я же говорила, что они здесь есть!

Пока я искала каштаны своим способом, Укси тоже не теряла времени. Она стала проделывать тоннель в сугробе сбоку. Время от времени, когда находила новый каштан, она кричала что-то вроде – «Ага!» или «Ещё один!». Через несколько часов наших стараний мой шарф заметно потяжелел. Судя по частым выкрикам Укси, у неё тоже дела шли неплохо. Мы так увлеклись добычей каштанов, что и не заметили, как поляна приобрела странный вид. Она вся была испещрена следами от моих прыжков и походила на огромную головку сыра. Укси своим рытьём прокопала целый лабиринт внутри сугроба. Иногда она натыкалась на ямы, проделанные мной, и выскакивала то тут, то там с неизменно радостной мордой. На улице начинало темнеть. Небо из ясно-голубого превратилось в ультрамариновое с лиловым отливом у горизонта.

- Как ты думаешь, не хватит ли на сегодня? – спросила я, когда Укси вынырнула в очередной раз.

- Может и хватит! - радостно ответила она, - Представляю, как мама удивится! – хлопала в ладошки Укси и слегка подпрыгивала.

- А ты найдёшь дорогу из своего лабиринта обратно или здесь вылезешь? – спросила я.

- У меня же это, нос! Найду, конечно! – с неиссякаемым энтузиазмом продолжала подпрыгивать Укси.

На том и порешили. Я прошла меж ямок поверху, а Укси внутри сугроба. У нас обеих были внушительного размера ноши. Проходя обратно мимо Поппи и Топпи, я заметила, что теперь они были индейцами. Они же на нас внимания, по-прежнему, не обращали. Мы занесли свой улов в дом. Как и ожидала Укси, её мама и папа очень удивились и обрадовались.

- Вот это добыча! – воскликнула Ма и хлопнула лапами о свой передник. – Дорогой, ты только посмотри, какая наша дочь умница! – продолжила мама, слегка взвизгнула и подпрыгнула. Не от переизбытка чувств, как это обычно делала Укси, а просто её за лапу куснула Пиени, лазившая по полу. Папа, сидя в кресле, мастерил игрушки из еловых шишек. У него получались забавные неведомые зверушки с лапами, хвостами и ушами из приделанных веточек. Он отложил занятие и подошел к нам.

- А Кетту-Овелла, посмотри, сколько у неё, - не успокаивалась Ма. Она снова пискнула и подскочила. Пиени, видимо, понравилась мамина реакция.

-Ну это же замечательно, - радостно сказал папа, - какой превосходный навык, умение раздобыть зимой каштаны!

- Вы бы видели, сколько я тоннелей прокопала!

- А лапы у тебя не замерзли от копания снега? – беспокоилась Ма.

- Нет, мне даже жарко было!

- А у тебя, милая? - обратилась она ко мне.

- Нет, всё нормально, - успокоила её я.

-Ну хорошо. Дорогой, подай корзину и закрой дверь, холодно, - продолжала руководить всем мама, но вот уже третий раз подряд она не подпрыгнула.

- А где Пиени? – обернулась она и посмотрела под ноги. Пиени там не было.

Все посмотрели на пол. Пиени не было на полу и под столом её тоже не было и в окне-банке её тоже не было. Все посмотрели на открытую дверь и друг на друга – Пиени не было в доме. Оставив каштаны на столе, шумной толпой мы высыпались во двор.

- Мальчики, вы не видели Пиени? – очень решительно спросил Па.

Но уже было понятно, что мальчики не только Пиени не видели, они не видели и нас, когда мы шли собирать каштаны и когда возвращались с ними обратно тоже не видели. Они, кажется, вообще только заметили, что находятся на поляне рядом с домом, а не на пиратском корабле и не на загадочном острове с индейцами посреди океана. Это легко можно было понять по их удивленным лицам.

Мы огляделись по сторонам, но на утоптанной поляне следов Пиени было не разобрать. Тут нам стало всё понятно.

- Она в сугробе с каштанами! – поджав лапки ко рту, сказала Укси.

- Нужно взять фонарь, - сказал папа, - уже совсем стемнело.

Зимой и правда солнце садится быстрее обычного. На небе уже виднелись первые звёздочки, а снег из белого превратился в синий. Мы взяли фонарь и подошли к входу в сугроб-лабиринт.

- Пиени! Милая! Ты здесь? – нараспев прокричала внутрь мама. Из сугроба послышался смешок и удаляющийся топот маленьких ножек.

- Я залезу туда и найду её, - решительно сказала Укси.

- Возьми с собой фонарь, - посоветовал папа, - в темноте ты можешь напугать её.

Мы все стояли, чуть наклонившись, и светили в проход в сугроб, когда с нами кто-то поздоровался сзади.

- Добрый вечер!

Обернувшись, мы увидели зайцев. Папа- заяц, мама-зайчиха и целая орава зайчат. Папа держал за спиной верёвочку от саней, в которых сидели пять или шесть длинноухих малышей. А те что постарше шли рядочком один за другим, подтягиваясь к нам.

- Доб-рый, - как-то рассеяно сказала Ма, немного оторопев от неожиданности.

- А мы не знали, что здесь кто-то поселился, - дружелюбно сказала мама-зайчиха.

- Меня зовут Яни, - сказал папа-заяц, - а это моя жена Кани.

- Э-э-э, - пробормотал, явно сбитый с толку Па.

- Мы возвращались домой из гостей, от брата моей жены, Долговязого Фреда, - стараясь поддержать разговор, начал рассказывать папа-заяц, - и решили срезать путь через ваш остров. А давно вы здесь?

- Мы ваши соседи, живём выше по ручью, вон в той стороне, - указала лапкой мама-зайчиха, не понимая, что не так, и от этого стараясь произвести как можно более милое впечатление.

Тем временем дошли уже все зайчата и столпились вокруг, с любопытством выглядывая из-за родителей. Они тоже никогда раньше не видели енотов и им было интересно изучить новых зверей. А Поппи и Топпи тянули к ним свои морды, явно пытаясь обнюхать вечерних гостей.

- Может, они не понимают по-нашему? - понизив голос, сказала зайчиха зайцу.

- Понимают, - не выдержала я.

- Какое облегчение! А что это вы делаете? - засмеявшись, сказала зайчиха и оглядела нас своими раскосыми глазками. И вдруг ахнула! Она тоже потеряла дар речи и замахала лапками, указывая на что-то сзади нас и издавая странные звуки. Мы все обернулись и сперва не поняли, в чём дело. Но уже скоро ахнула и Ма, а за ней и папа-заяц. Из сугроба, в который забралась Пиени, то тут, то там выскакивали чьи-то уши. Я хрюкнула, чтобы не засмеяться, и сделала особенно серьёзное выражение морды: -Зато теперь ей там точно не страшно.

-И не скучно, - добавила Укси.

Папа-заяц стал пересчитывать своих зайчат, а мама продолжала жестикулировать и издавать непонятные звуки.

- Не волнуйтесь, наша тоже там, - наконец заговорила Ма.

- Да всё с ними будет в порядке, - сказала Укси, взяла фонарь и шагнула в лабиринт.

По мере того, как она удалялась, свет от фонаря уходил вместе с ней и вскоре сугроб начал излучать таинственное свечение где-то глубоко изнутри. В нём слышались тихое топотание и хихиканье.

- Тринадцать, - досчитал тем временем папа, - троих не хватает.

- И как вы справляетесь со столькими? – поинтересовался Па.

- Ох, даже не спрашивайте, - ответил папа-заяц и было заметно, как у него в этот момент слегка подергивался левый глаз.

- Попался! – донеслось из сугроба, и через минуту оттуда появилась Укси с одним из зайчат. Она держала его за лапку, а он весело подпрыгивал, думая, что это такая игра. - Держите, а я ещё пойду!

Мама-зайчиха схватила малютку и принялась его расцеловывать, а папа опять начал их пересчитывать.

- Что?! Одиннадцать! Как так?! – воскликнул папа, - было же тринадцать!

Он принялся ещё раз их пересчитывать. Мама, не отпуская зайчонка, стала ему помогать. Внутри сугроба послышался топот, визг, смех и из него вынырнула Укси с ещё одним зайчонком.

- Я пойду с тобой, - сказала я, - вместе мы их быстрее выловим. Их там уже пятеро, не считая Пиени.

- Как пять?

В ответ я только пожала плечами. Внутри было гораздо темнее, чем снаружи, если бы не фонарь. Но виднелись частые просветы от норок, в которые вливался лунный свет.

- Давай разделимся, - предложила я.

- А фонарь?

- Оставь, я и без него разберусь.

И мы разделились. На ближайшей развилке Укси пошла прямо, а я свернула. Оставшись одна, я стала принюхиваться, но здесь теперь было так много запахов. Зайчата как будто пробегали здесь по нескольку раз. Нюхать не имело смысла. И я доверилась слуху и ночному зрению. Тихо ступая, я продвигалась вперёд. Вот послышался шорох. А за ним ещё. Кто-то явно прыгал впереди. Я прибавила шагу и вскоре увидела маленький темный силуэт. Он доскакал до очередной норки и поднял мордочку вверх, посмотреть на звёзды. В этот момент я прыгнула и схватила его! Он взвизгнул от неожиданности и засмеялся. Я взяла зайчонка за шиворот и вынесла наружу. Пока мы были внутри, туда прошмыгнули ещё несколько зайчат и теперь Па сел прямо на вход, чтобы никого больше туда не впускать. Он был внушительных размеров папой и перекрыть собой вход у него получалось просто отлично. Я передала малыша ему, а он, в свою очередь родителям.

- Сколько их? - спросила я.

- С этим восемь, - ответил Па.

Чем больше мы их ловили, тем меньше их становилось. Нелепость какая-то. Но было в этом и что-то забавное. И как они только сюда прошмыгнули, ведь всё время на виду были? Я выловила ещё одного и понесла обратно, как увидела сразу двоих. Не терять же такую возможность. Того, что был у меня в зубах, я запихнула в шарф, притянула потуже и жестом показала, чтобы он сидел тихо. И вместе с ним одним прыжком наскочила на эту парочку. Они с писком залились смехом. А тот, что был у меня в шарфе заявил, что он со мной вместе на них охотился и теперь он серьёзный зверь. Им всё происходящее явно нравилось. Они думали, что это такая большая игра с приключением. Вот бы всем так воспринимать проблемы, промелькнуло у меня в голове. Ведь потеряться ночью в тёмном снежном лабиринте страшно. А спрятаться там от всех, чтобы посмотреть из него на звёзды, наверно, очень интересно. Я вышла сразу с тремя ушастыми. Один так и сидел в шарфе. Другого я несла в зубах, а третий забрался на меня сверху. Когда бы он ещё на лисе прокатился? Пока меня не было, Укси вынесла ещё двоих и в итоге их снова стало тринадцать. Видимо стратегия Па, перекрывшего собой вход, работала. Возвращаясь вновь внутрь, я встретила Укси. Она вела двоих, держа за ладошки, а фонарь несла в зубах.

– Тебе помочь?

В ответ она помотала головой из стороны в сторону, и мы разошлись. Внутри оставался последний зайчонок и Пиени. Я старалась наступать, как можно тише. Тёмно-синие стены тоннеля стали светло-серыми и надо мной опять открылись звёзды. Я шла дальше. И через несколько шагов темнота вновь рассеялась. Очередной кусочек неба и опять никого. Да куда же они подевались? Здесь лабиринт поворачивал вправо. Повернула и я. Пройдя ещё несколько метров, я остановилась. Вот новое окошко, а под ним перекрёсток. Куда идти? Я села и стала смотреть на небо, надеясь что-нибудь услышать. Оно было таким тёмным и таким кристально-чистым. Звёзды на нём сверкали особенно ярко, и казалось, чем дольше я на них смотрю, тем ближе они становились. Ещё чуть-чуть и я упаду в них, как в глубокий ручей. Рядом со мной кто-то сел. Я обернулась. Это был последний потерянный зайка. Мы сидели и смотрели на звёзды.

- Поймай меня , пожалуйста, и отнеси к маме, - вдруг сказал он.

- Зачем мне тебя ловить, ты же не убегаешь?

- А вдруг убегу.

- Это вряд ли.

- Получается, ты мне доверяешь?

- Получается, доверяю.

- А можно, я тоже буду тебе доверять?

Я внимательно на него посмотрела. Маленький. Явно один из младших. Уши длинные, почти с его рост. Смотрит на меня, серьёзно так, будто взрослый, и носом шмыгает.

-Можно, - ответила я.

Какое-то время мы шли молча.

- Меня Лопси зовут, - вдруг сказал он.

- А я Кетту-Овелла.

Мы шли и опять оба молчали. Но в этом молчании мне не было скучно или неловко. Я даже была благодарна ему за эту тишину и за то, что могу спокойно размышлять в ней. Я думала о том, почему все эти зайцы меня не боятся. Может, я недостаточно серьёзная лиса? Или они слишком малы, чтобы осознавать, что у зайцев принято бояться лис. Я ещё раз посмотрела на Лопси. Этот точно осознаёт, но всё равно не боится. Наверно, я действительно вызываю доверие. Ну что ж, пожалуй, это неплохо. Лопси тоже не смущало молчание. Наверно, он думал о чём-то своём.

Когда мы приблизились к выходу, стали слышны голоса снаружи. А по ним стало понятно, что Укси нашла Пиени и на этом ночное приключение закончится. Выбравшись наружу, Лопси вернулся к маме и, как и все, получил большую порцию объятий. Всех зайчат ещё раз пересчитали, и вся длинноухая семья отправилась дальше, к себе домой. Некоторые зайчата уходили расстроенными, этим явно не удалось побывать в лабиринте. У остальных же в глазах блестел огонь приключений. Вдруг Ма напоследок крикнула им: - Заходите к нам ещё!

- До весны точно нет, - крикнул в ответ папа-заяц и в темноте никто не увидел, как у него подёргался левый глаз.

Вход в лабиринт засыпали снегом. Мама держала Пиени на руках, пока папа и ребята его засыпали. А мы с Укси сидели на снегу. Только сейчас я поняла, как же я сегодня устала.

- Может, у нас ночевать останешься? – зевнула она.

- Нет, домой пойду.

Укси не стала спорить, думаю, на это у неё не осталось сил. Мы вернулись к бревну, где мне насыпали мою долю каштанов, и я отправилась домой. А семейство енотов, уставшее, но счастливое, стало по одному перебираться за свою желтую шторку с подсолнухами, чтобы спать там в древесной трухе всей семьёй.

Я возвращалась домой. По дороге я думала о прошедшем дне и сравнивала себя с самой собой. Одна Кетту-Овелла была подружкой Укси. Она была шумной и весёлой. Этой Кетту нравилось быть в окружении неугомонного семейства енотов и попадать с ними в небывалые приключения. Другая Кетту-Овелла шла рядом с маленьким Лопси. Ей нравилось молчать рядом с ним. Было приятно чувствовать себя не такой, как другие лисы. Чувствовать себя ответственной и вызывающей доверие. А третья Кетту-Овелла это я без никого. И мнение именно этой меня для меня было важно. Что она думает об этих двоих? Принимает ли их?

Я шла, погруженная в свои размышления, и снег хрустел под моими ступнями в тишине ночного зимнего леса. Темные лапы еловых ветвей мирно спали в снежных объятиях, а над ними сияли звёзды. Я подняла голову и посмотрела на них. Они как будто бы что-то мне говорили. Я остановилась, чтобы послушать их, мне казалось, что я слышу голоса этих звёзд. Они доносились откуда-то издалека и складывались в забытую мной мелодию. Эта мелодия мне напоминала о чём-то важном. Думаю, звёзды и я тоже друг другу доверяли и были готовы к новым приключениям.   

Другие работы автора:
0
15:25
144
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Анна Неделина №2

Другие публикации