ИРОТИЧЕСКИЙ РОМАН (18+)

18+
Автор:
Causa Sine Qua Non
ИРОТИЧЕСКИЙ РОМАН (18+)
Текст:

                                            Иротический роман сочинял я по-немногу…

Отмазка

Все совпадения персонажей и сюжета с реальными людьми и событиями преднамеренны, а несовпадения вызваны лишь слабостью памяти издателя.
Орфография и жизненная позиция оригиналов сохранена, хоть и разделяется издателем.


Пролог

Проезжая однажды по некоей известной валдайской возвышенности, и с болезненным трепетом взирая на обычаи существования моих соплеменников, решился я, государи мои, исследовать оных душу и тело, надежды и устремления, порывы и свершения, всю подноготную без прикрас и замалчивания, дабы записать в гисторические анналы эти по своему замечательные экземпляры и навеки удостоиться в [дальше неразборчиво]


Письма

Здраствуйте! Дорогие соседи.
Пишет вам Данило Буев, сосед ваш через двор к речке.
У вас - сладка молодка, а у нас силён молодец, почему ожидайте к вам сватов и, знамо, готовьте придание.
Известно, что тятьки наши, пока живы были, сговорились вашу Аньку за маво младшего - Фильку отдать, но ведь природе сие противно будет, сколь Филька ещё сопляк с кубарем бегает, а Анька уже вполне себе округлилась до женских размеров.
Дожидаться ей Филькиного возрастания нет никакой нужды и надобности, поскольку я, Данило, уже здесь готовый.
Парень я положительный и на все руки, к хозяйству пригодный, сомнения не имейте, дайте лишь обстоятельства доказать вам натурально.
Остаюсь с вами в переписке, ваш возлюбленный сосед,
Данило Буев.

***
Здраствуйте! Дорогие соседи.
Пишет вам Данило Буев, сосед ваш, через дом в сторону речки.
Молчание мне ваше не совсем понятно, то ли не дошло вам послания моего, то ли кичитеся ниже достоинства вам мне отвечать. Так что сообщаю повторно, что запрашиваю сердца и прочего вашей девушки Аньки, а Филька другой дождётся.
Ожидаю трепетно скорейшего одобрения.
Данило

***
Здраствуйте! Дорогие соседи.
Это Данило Буев. Знаете, что сосед ваш через дом.
За калитку не ревнуйте, починю, как доставил повреждение, в чём не сомневаюсь, поскольку душа моя изнемогает и тело стынет. Кручинюсь уже неделю по вашей Аньке, но никак вы тоску мою не угомоните.
Калитка - что? Деревяшка. А тела человеческого вам видать не жалко.
Остаюсь в ожидании,
Данило

***
Здраствуйте! Дорогие соседи.
Это Данило.
Посмотрите на меня - уже уныл, подсох и облез. Ночью не спится. Таращусь во тьму кромешную, плачу и скрежещу зубами, не чувствуя ни единой живости в сердце, ибо всё оскудело. Думаю о страшном.
Д

***
Здраствуйте! Дорогие соседи.
Вашим же мечом вам дамокловым, отрицаю всякое вступление в ваше сообщение. И не ждите теперь.
Пусть Филька хоть подавится. Оно ему нада.


Дневник

Теперь, что страдания мои никто не слышит и не желает, буду изливаться слезами в тетрадку. Вот купил общую. Надписал - Данило Буев, чтоб на подтирки не уперли.
Встретил я тогда Аньку и сердце моё зашлось, остановилось на вечность, не бьётся теперь, отмертвело, и жду я хотя бы одну, одну единственную малость мгновения, чтобы пожить мне с нею это мгновение, а там пусть и вечность заберёт меня хоть куды - хоть в туды, хоть в никуды, хоть в тартарары.

***
Филька пришёл. “Давай в карты играть?” Мне всё одно - тоска, хоть и в карты жизнь прожигать. Филька сдал. Я карты поднял, а там, мама родная, - срамота! Девки без платьев и юбок, в фильдеперсах и бижутериях, всё наружу вывалено. “Где взял?” - кричу, а Филька, - “На улице нашёл”. По носу его отхлестал этими картами, забрал всё и выгнал дурака. Колоду запрятал, чтоб никто ни-ни. Прости господи.

***
Думаю, чего они там делают? На картах-то? Поглядеть что ли?

***
Филька пришёл. “Чего страдаешь,” - говорит. “Отвали,” - отмахиваюсь. “Дурак, - говорит, - Стихи пиши. Все влюблённые дураки стихи пишут”. Хотел отхлестать его, но потом просто прогнал. Тоже придумал - стихи.


Стихи

Пришла ко мне Анька незванно и дерзко,
Облекши меня в своё топкое тело,
Навьючив сполна терпко-влажное лоно
На нежную слабость уснувшего гона.

Воткнула сосцы в рот набухшие страстью.
Катал меж губами молочные дольки.
Доил их взахлёб, задыхаясь от жажды.
Кусал, припадая всё глубже и тверже
К сметанной и зыбкой волнистости плоти,
Рвал жадно волокна грудей полнолунных,
Смакуя полынно пахучие стоны.

Она, потеряв ожиданья терпенье,
Встаёт во весь рост, на дыбы, и галопом,
Безжалостным сфинксом - в простынные мари.

Декантер исполнен торжественной влаги,
Я следом ныряю, ища утомленья,
Тону и всплываю, взлетаю и рушусь.
Натянут на Аньку как тонкая струнка.
Дзинь-дзинь - и взорвалась в бездонности чресел.
Всё, выбита пробка бесценного груза.
В треморных раскатах спасительных спазмов
Растекся в экстазе питательной слизью.

Она подбирает упавшие крохи,
Смакует остатки аперитива,
Готовя к обеду горячие блюда,
Зажарив в фритюре невинно нелепо
Мошонку и палец, направленный в небо.

Дневник

Околдовала меня Анька. Залезла в башку и морочит меня своими бабьими штучками.
Я бы пошёл к бабке, попросил бы расколдоваться. Но теперь - нельзя, я теперь - главный комсомолец в деревне. Секретарь. Так вот.
Надо быть сознательным и бороться с темнотой бескультурья и мракобесия.
Светлое будущее нас ждёт. А тут Анька со своими снами. Не отстаёт.
Вот товарищ первый секретарь сказал: “В коммунизме всем будет по потребностям”. А если мне Анька потребность? Значит она мне будет?

***
Жизнь как короткое одеяло, - говорит Филька - Потянешь на голову - ноги мерзнут. Укроешь ноги, в спину дует.
Откуда он, Филька, философии эти выучил. Даром, что - дурак.
В оригинале “дурак” перечеркнуто и Филькиной рукой написано: Сам дурак. Не философия, а софистика.

***
Я теперь каждый день в карты играю сам с собой, успокаивает.

***
Твёрдо решил стать писателем. Или поэтом. Как товарищ Маршак.

***
Продотряд пришёл. Товарищи с ружьями. Теперь справедливость наладим.

***
- Давай, Анька, - говорю, - Ты за Советскую Власть, или что? Сотрудничать с наркоматом будешь?
Она, блин, в одной ночнушке, на ветру дрожит, дурёха.
В лицо мне плюётся. Это в будущем браке не полезно будет. Женщина, она мужчине подчинятся будет. Это и в Библии, и в Марксизме. Чтоб без глупостей. Новый мир будем строить.
- Давай, - говорю, - Шмаляй. А то - простынет, а у нас больнички нету. Зато похороним быстро. Иди, Филька, не рыдай. Победа скоро будет за нами.

***
Вот, сижу, роман сочетаю. Про любовь и лучшую жизнь. 

  • Дайте критику
+8
06:55
218
12:13
+2
Не уж то шмальнули, и похоронили Аньку?
17:58
+1
Пустяки. Дело житейское
Загрузка...
Светлана Ледовская №2

Другие публикации