ПВ.Ч2. Глава 12. Кира: убивать нелегко

16+
Автор:
BrainArc
ПВ.Ч2. Глава 12. Кира: убивать нелегко
Текст:

Прикосновение к холодной стали заставило девушку обрести будто испарившуюся уверенность. Казалось, ее сознание раздвоилось. Одна ее часть держала на мушке проход между двумя домами, готовая выстрелить в любой момент. Вторая ее половина в ужасе озиралась вокруг и требовала бежать отсюда. Что я здесь делаю?! - спрашивала она. Мне семнадцать, я ненавижу войну и оружие, мне тошно от муштры и строевых песен… Как и зачем я здесь оказалась?

Да, мама была права. Война - это не ее дело. Поначалу лишь упрямство удерживало ее от бегства из Департамента Обороны вдогонку к матери и Доннаре, на эвакуационную базу. Потом она вспомнила Миллисем и отца. Она бы не смогла быть с мамой все это время. Ее немой укор раздавил бы ее “я”. Кира понимала, что мама никогда не позволила бы себе высказать претензию вслух, но ей уже не семь и не тринадцать. Слова были не нужны. Такое Кира чувствовала даже на расстоянии. Так что ей больше ничего не оставалось, как уйти из семьи. Но война не дала ей шанса на мирную жизнь. Учиться было невозможно, работать ей не хотелось. Кем она могла бы работать? На патронном заводе? Или изготавливать жидкое ракетное топливо? Собирать БТРы?

Конечно, нет. Она встала в очередь на запись в добровольцы не только для того, чтобы не работать. С сайками у нее были личные счеты. Ее приняли очень неохотно. Ни развитой мышечной массы, ни познаний в электронике или математике. Гибкость танцовщицы на войне стоила ноль баллов. Такая же польза, как от розовых глаз или шести пальцев. Ее почти забраковали, когда перед глазами Киры поплыли фиолетовые полосы. Потом возник крупный мужчина:

- Кира Фарлан?

- Да…

- В снайперы пойдешь?

- Да! - закивала она, боясь потерять последнюю возможность.

- Тогда за мной.

Первый Цикл обучения, сокращенный в два раза, она прошла кое-как. На курсах снайперов ей пришлось нелегко. Ползать по грязи, таскать за собой крупнокалиберную винтовку, выискивать на картинках уникальные линии и объекты в мешанине однообразных элементов - вот лишь самые нелюбимые занятия. Но понемногу она втягивалась. После Жэсс Кира никак не могла подпустить к себе ни одного человека. Одна мысль об этом казалась кощунственной, предательством по отношению к погибшей подруге. Кира замыкалась все больше и больше, а стрельбище стало для нее любимым времяпрепровождением. И хотя таскать тяжелое оружие ей по-прежнему не нравилось, в стрельбе она нашла источник спокойствия. Когда в учебную часть приезжала проверка, она была в десятке лучших. Позже ее приписали ко второй линейной бригаде и началась солдатская жизнь. Она ожидала, что будет тяжелее, но явно недооценила трудности. Первый боевой выход она запомнила на всю жизнь - как и любой новобранец.

Это было на окраине Вуреппы. Взвод, который она прикрывала, должен был убедиться, что десант сайков полностью уничтожен. Она расположилась на втором этаже заброшенного дома. Заняв позицию на балконе, Кира дослала патрон в патронник и начала осматривать местность поверх оптического прицела. Сайка она заметила почти сразу. Тот наблюдал за тремя солдатами, шедшими небольшой цепью поперек улицы, с высоты третьего этажа. В его руках был игломет - обычное оружие легкого пехотинца. Чрезвычайно гадское оружие. Бесшумное, скорострельное и точное. Он был практически беззащитен перед снайперской винтовкой. Один выстрел в голову или торс гарантировал смерть этой твари, но она медлила. Убивать нелегко.

Ее палец скользил по спусковой скобе вперед и назад, не решаясь нажать на курок. Убивать нелегко… Почему же они его не видят? Ведь заметила же она его тень! Обернитесь, ребята! Он же у вас над головами! Кира бросила взгляд направо. Рация лежала на старой табуретке неподалеку, но чтобы до нее дотянутся, нужно пару-тройку секунд. Если она скажет им оглядеться, они убьют его сами. Но тут сайк пригнулся, готовясь к выстрелу. Времени не оставалось, ни секунды, ни половинки. Сайк был в середине прицельного крестика, но убивать нелегко!..

Лишь всплывшие вдруг лица Жэсс и Милли заставили ее нажать на курок. Она успела в последние доли секунды, спасая солдат от запрограммированной гибели. После этого она отвернулась от поля боя и присела, опираясь спиной на балкон. В глазах стояли слезы, руки дрожали, будто она снова проходила Первый Цикл обучения новобранцев, ползая под колючей проволокой. Она пришла в себя лишь в части, когда корнет Румус поблагодарил ее перед строем, а спасшиеся благодаря ей молодые парни предложили ей кружку пива. Она отказалась, закрепив свой статус молчаливой и сторонящейся всех девушки. Так было проще.

В следующие вылазки она больше не мучилась, видя в мушке сайков. Теперь ей достаточно было вспомнить Миллисем и Жэссеней, чтобы нажать на курок и отправить проклятые чудовища обратно на небеса. Но и легким быт снайпера не был. Убивать нелегко.

Вот и сейчас, контролируя проход между двумя домами, она видела себя словно со стороны. Неужели это ее будущее? Неужели ее молодость пройдет вот так? Да, за сестру и подругу она была готова мстить. Но как долго это будет продолжаться? Да и эта война… Бесконечное отступление, непрекращающийся поток похоронок… Краем глаза она заметила движение и переместила туда ствол винтовки, вглядываясь в оптический прицел. Двое рядовых впереди у прохода, прикрывающих правый фланг, тоже закрутили головами. Видимо, они слышали какой-то звук. Кира прислушалась, и еле уловила далекий металлический лязг. Во рту пересохло. Воспоминания хлынули ей в мозг: больница на улице Тэххо, раненая Жэсс у нее на руках и ужас, пронзающий вены холодным ядом. Изображение в прицеле вдруг поплыло, и Кира сморгнула слезу. Этот противник ей не по зубам. Здесь нужна арт-винтовка или гранатомет, а лучше все сразу.

Сайк в экзокостюме появился совсем не там, где его ждала Кира и двое бойцов. Едва плазменный взрыв проел в доме стену, он появился оттуда, овеваемый струями пара и дыма. Застрекотали автоматы солдат и тут же замолкли: плазменная пушка сделала повторный выстрел. Девушка вжалась в камни. Героем она никогда не была, и смелость давалась ей очень нелегко. Между тем сайк приближался, и скоро сможет рассмотреть ее на земле, превратив в пар с искрами. Бежать было поздно. Кира схватила винтовку и выстрелила прямо в смотровое стекло экзокостюма. Еле заметная паутинка трещин подсказала ей, что выстрел был хорош, но недостаточен. Ее рука, ведомая выработанным рефлексом, передернула затвор, и второй выстрел попал лишь слегка левее первого. Металлическое чудовище остановилось, замолчав. Кира встала, сжимая винтовку. Из смотрового стекла, заляпанного изнутри зеленой жижей, на нее остановившимся взглядом смотрела продырявленная голова сайка.

Вдалеке, словно через густой туман, она уловила еще один неприятный звук - шелест винтов трикоптера. Пульс девушки подскочил чуть ли не под левую ключицу. Экзокостюм, трикоптер… Пахнет жареным. Нужно уходить: она снайпер, а не рота штурмовиков на спецзадании. Окинув взглядом бывшую позицию солдат, она почувствовала спазмы в животе. Лишь обгорелые конечности, раскиданные вокруг, говорили об их смерти. Пригнувшись, Кира отбежала назад, к ближайшему дому. Возле развороченной плазмой стены она пролезла внутрь и принялась осматривать окрестности и небо. Пока трикоптера не было видно, но звук стал гораздо ближе. Он совсем рядом. Девушка прижала к себе винтовку, потом вспомнила что-то и отсоединила магазин. Через расцарапанное пластиковое окошко посчитала патроны: четыре. Запасной магазин она потеряла на предыдущей вылазке. Патроны есть - но чтобы снарядить магазин, понадобится время. Кира отошла назад, чтобы спрятаться от глаз врага: они прекрасно реагируют на блики прицела. Переложила патроны в карман поближе. Потом осторожно включила пуговку рации на плече и сказала шепотом:

- Восемь, я шесть-четыре… Прошу подкрепления, прием…

- Шесть-четыре, отходите назад. Код “Жара”, повторяю, отходите назад… Прием…

- Восемь, я шесть-четыре. Принял. Отбой.

Кира глубоко вздохнула. Она в первый раз принимала код “Жара”. Он означал, что дела плохи и нужно срочно сматываться. Но ей еще не приходилось бежать без оглядки назад одной. Есть большая разница между тем, отступаешь ты один или в группе. В конце концов, чем больше отступающих, тем благосклоннее к каждому теория вероятности и статистика. Перед ней во дворе появились легкие пехотинцы сайков, а следом и пара тяжелых. Она аккуратно сосчитала их. Семь и два. Намного больше, чем она успеет убить. Хороший снайпер - живой снайпер. Эта простая истина вбивалась им в учебке не раз. Кира сняла магазин и дослала в него два патрона. Теперь у нее полный боезапас. Осторожно ступая, она прошла здание насквозь - повсюду были дыры от плазменных пушек и снарядов - и короткими перебежками помчалась назад. Над головой, чуть позади, тарахтел трикоптер, натягивая струны нервов до предела. Когда до линии обороны оставался квартал с небольшим, девушка услышала еще один источник шума. Противный звон высокого тона, раздражающий слух. Это было “летающее ведро” сайков, разведывательный дрон, похожий, что ожидаемо, на ведро. Она заметила его слишком поздно. Дрон уже обнаружил ее и вился рядом, наводя на нее трикоптер. Кира заметалась, ища укрытие, а “ведро” даже не шелохнулось, зависнув над ней на высоте в пару этажей.

Короткая звонкая очередь импульсора привела ее в чувство. Дрон задымился и упал. Напротив нее стоял солдат, судя по петлицам - капрал. Лицо у него было какое-то… женское. Ну да, это женщина. Она молча махнула ей вправо, показывая, куда скрыться, и Кира беспрекословно повиновалась ей. Это была большая удача. Теперь она снова не одна, правда, и трикоптер уже близко. Вот и он. Снайпер отшатнулась от окна, скрываясь в темноте. Эта гадское порождение сайков - самое опасное, что она когда-либо видела. Однажды она уже пыталась стрелять в трикоптер. Бесполезно, снайперская винтовка - не тот калибр. Трикоптер вдруг дернулся назад, и в небе Кира увидела густой инверсионный след от ракеты. Взрыв - и небо стало чистым и безопасным. Девушка вышла на улицу. Женщины-карала уже не было. Путь был свободен. За домами поднимался черный дым - трикоптер бесславно догорал в каком-то дворе.

… Вечером Кира позвонила матери. Впервые за последний месяц. Разговор с ней отнимал много душевных сил. Она уверяла, что у нее все отлично, и вообще война - не самое страшное. Хагмэ потеплела к ней в последнее время, но Миллисем будто стояла между Кирой и мамой. Возможно, это была чисто психологическая проблема. Кира не желала разбираться в этом. Ее душила жалость к Милли и чувство вины. Она не могла долго разговаривать и уже через несколько минут соврала, что командиры запрещают долго говорить. Повесив трубку, Кира обняла колени и, опустив голову, долго беззвучно плакала, вспоминая сестренку, отца и подругу. Хотя Милли и Айго, ее отец, числились пропавшими без вести, Кира не строила иллюзий по поводу их судеб. Они были мертвы, это просто факт. И пока идет война, она будет убивать сайков.

Хотя убивать нелегко.

+2
20:42
103
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Светлана Ледовская

Другие публикации