Поминая былое (часть 1)

18+
Автор:
А.А. Вознин
Поминая былое (часть 1)
Аннотация:
Воспоминания судебно-медицинского эксперта с элементами мистики, юмора и прочей инфернальной потусторонщины...

Книга написана в соавторстве с К. Сапрыкиным.
Текст:

Abyssus Abyssum invocat.

(лат. Бездна Бездну призывает.)
______
Глава 1
Спящая красавица
_____

Кабинет начальника областного Бюро судебно-медицинской экспертизы отнюдь не поражал роскошью обстановки, которая, к слову, бережно сохраняла следы не так давно канувшего в небытие социализма — два окна во внутренний двор с положенными тяжёлыми портьерами, потолок и стены в панелях тёмного дерева, висящие по стенам напротив друг друга портреты мало знакомых личностей. Из мебели — по углам два большущих книжных шкафа, забитых под завязку толстенными томами да огромными медицинскими атласами. И значительную часть кожаных переплётов украшали изрядно истёршиеся теснения на иностранных языках, включая арабскую вязь и восточные иероглифы. И как мне показалось, некоторые из спокойно стоявших здесь экземпляров одним своим видом могли вызвать обильное слюноотделение у алчных охотников до старинных манускриптов.
Хозяин кабинета профессор Арсений Германович Пестов, очень неопределённого возраста крепкий мужик — по странной прихоти освещения порой выглядевший глубоким стариком лет за сто, а порой мужчиной в полном расцвете сил, приходящихся на лета чуть более сорока, — восседал за монументальным дубовым столом зелёного сукна, более похожим на огромный гроб. Перпендикулярно хозяйскому был приставлен окружаемый обычными стульями длинный стол для участников совещаний. За которым в настоящее время я и сидел.
В общем, мрачно, функционально, и ничего для кабинета Бюро судебно-медицинской экспертизы лишнего, кроме разве что клетки с птичкой-кенарем да странной коллекции непонятных предметов на специально выделенной полке в одном из шкафов. Я бы даже решил, что это символические ключи городов, если бы только ни необычность форм, что, возможно, объяснялось их замшелой древностью.
На чём ещё порой останавливался мой любопытствующий взгляд, так это низкие широкие подоконники, по странной прихоти хозяина кабинета заставленные мало подходящими обычным подоконникам предметами — стеклянными ёмкостями, в которых в фиксирующей жидкости сохранялись внутренние органы с пугающими непривычных к подобному патологиями вроде поликистозной почки или «волосатого сердца». Тут же присутствовало несколько новорождённых младенцев с редкими уродствами, несовместимыми с жизнью. Одного такого я помнил по картинке из учебника — это был ацефал. Несчастный уродец с по жабьи выпуклыми глазёнками, как и полагается полностью безмозглому существу, восторженно-наивно пялился через стекло на неведомый ему окружающий Мир.
Единственным соответствующим предназначению подоконников предметом была красивая ваза с невзрачным цветочком.
Бегло перелистывая мои документы, профессор Пестов непрерывно постукивал торцом остро заточенного карандаша по толстенной книге. Как ни странно — Библии. А жёлтый кенарь, запертый в подозрительно отливающую золотом клетку, на каждый стук карандаша отзывался коротким чириканьем. И это чириканье совершенно странным образом и у меня отзывалось внутри... Видимо, подобно глупому кенарю, я так реагировал на строгий стук по Ветхому завету. И даже большая ваза перед профессором, ни по сезону полная крупной черешни, не радовала взгляд. Хотя черешню я тоже люблю.
— Сударь, назовите причину, по которой вы решили перейти на сторону тьмы? Суровый взгляд поверх очков в роговой оправе, похоже, не сулил ни райских кущ, ни в достаточном количестве девственниц, чтобы скрашивать пребывание в Вечности.
— Почему на тёмную? — Даже слегка растерялся таким неожиданным поворотом собеседования. Какая, к чёрту, тьма? О чём это он?
— Ну как же, как же. Вы поступали в медицинский институт, собираясь освоить непростые науки, как нести добро людям — бороться со страшными болезнями. Иногда рисуя в светлых мечтах картины ужасных эпидемий, где вы, облачённый в защитный костюм, мужественно шныряете среди стонущих в исподнем людей. И вдруг такой разворот на исследование уже мёртвых тел...
Я покраснел — вот же проныра, не зря среди студентов его втихаря называли Люциусом, с толстым намёком на известный мифологический персонаж. В нашем Меде Арсений Германович руководил кафедрой судебной медицины да иногда по какой-то странной прихоти принимал экзамены по нормальной анатомии. И его приверженность изначальному дуализму не признавала иных оценок в зачётке, кроме как неуд и удовлетворительно. Порою, отчитывая очередного студента, неспособного отличить os scaphoideum от os lunatum, профессор иронично заявлял:
— Какие проблемы выучить анатомию? От вас всего-то требуется запомнить: у обычного человека только две руки, две ноги и голова, чаще всего, конечно, пустая. И на всё это «богатство» банальная пара сотен костей…
Понятно, что неуды студенты хватали не за ошибки в натужном пересчёте количества рук-ног, а за нечёткие познания в массе латинских наименований человеческого костяка и прочей требухе.
Принимая же экзамены по своему непосредственному профилю — судебной медицине, кому доставалась, казалось бы, простая тема о роли судебной медицины в системе Советского здравоохранения, профессор обычно не преминул ставить в неловкое положение вопросом:
— И что вы, сударь, изволите рассказать по теме билета, кроме того, что судебная медицина имеет огромное и очень важное значение в системе Советского здравоохранения?
Чем моментально лишал бедолагу не только эффектного вступления, но и восьмидесяти, а то и всех ста процентов подготовленного в муках ответа.
В общем, среди студенческой братии Люциус слыл персонажем ироничным и очень коварным.
Оттирая нежданно выступивший на лбу пот, я промямлил в ответ:
— Некоторым образом...
— Вот и объясните, почему вы решили боле не утруждать себя выбором из всего многообразия способов излечения человеческого стада, а ограничиться личным общением с Morta? Так сказать, Tête-à-tête.
И действительно, почему? Не скажешь же, что позвал институтский кореш, пообещав высокую зарплату и бесплатное молоко. Слишком кощунственно это прозвучит в этом освящённом храме Танатоса. Впоследствии, правда, ни молока, ни высоких зарплат так и не довелось лицезреть. Да и мой восторженно-наивный взгляд на Мир претерпел существенную корректировку, но это как бы иная история...
— Кхм, так у вас же на кафедре висит надпись «Hic locus est ubi mors gaudet succurrere vitae». Вот, решил, поискать своё место на стыке кармических проявлений законов Вселенной, — как показалось, очень даже удачно ввернул я.
— Это место, где ликует смерть, чтобы помочь жизни... — задумчиво перевёл Люциус. И затем, глядя на меня с иронией, повторил мой пассаж, — Кармические проявления законов, говоришь...
Чем меня несказанно насторожил. Видимо, не всё так просто с этой проклятой кармой.
— Опять же... Зарплата... Молоко... К-коровье... — слегка заикаясь, я дозировано выдавал самые тайные помыслы, которые, судя по всему, и так не являлись великой загадкой для слишком проницательного профессора. Проклятые очки! Усиленный толстыми линзами взгляд буквально прожигал со всеми моими тайнами насквозь.
— Ясно. Как с анатомией?
— Прекрасно...
— Я не про вашу. — Собеседник с усмешкой окинул взором с мускулистых ног атлета до светлой головы мыслителя. — А про оценку в дипломе.
— Удовлетворительно. — Чёртов собеседник умело вгонял в краску смущения.
— На чём «плавали»?
— Ходил. На подводной лодке...
— Ха-ха! Так ты, служивый, морячок?
— Да. После окончания второго курса мединститута был коварно ввергнут во временной провал, установленный Постановлением Совета Министров СССР о призыве студентов ВУЗов в СА и морфлот. Три года коту под хвост...
Профессор ещё раз прожёг оценивающим взглядом, словно пытаясь узреть все мои пока ещё непроявленные совершенства, и кивнул на дверь:
— Ну, чтобы так больше не думал, иди, сдавай свою макулатуру в кадры.
Ура! Не попрощавшись, я вскочил и кинулся на первый этаж, покуда опомнившийся Люциус не передал по телеграфу — «Стоп, машина», «Задний ход»...
...
Я сидел перед стойкой и быстро заполнял анкету. Изучавшая документы пожилая кадровичка общей костлявостью и страшной бледностью лица невольно наводила на крамольные мысли, что кадровая работа в Бюро судебно-медицинской экспертизы не более чем некий душевный факультатив, а основной финансовый доход она получает, своим видом рекламируя гробы находящегося неподалеку похоронного бюро "Нимфа". Этакий product placement.
Вкладыш в дипломе неожиданно вызвал острую аллергическую реакцию — ходячая реклама несколько раз презрительно чихнула, словно обиженный кот перед миской с недоваренной РБУ. Наверное, тоже обратила внимание на итоговую оценку по анатомии... Или гистологии... Или органической химии... Или на какую ещё из двадцати четырёх предметов, кроме, конечно, физкультуры и научного атеизма с историей КПСС, по коим я имел твёрдые познания на отлично. В Бюро меня брали явно не из-за оценок. В который уже раз с удовлетворением отметил своё неотразимое природное обоняние.
...
Как выяснилось позднее, приняли меня с испытательным сроком, длительность которого никто толком не пояснял. И только я начинал заводить унылую шарманку по этому поводу, все странно замолкали и старались побыстрее покинуть общество нудной личинки на должность судебно-медицинского эксперта. Словно прокажённого фарисея. Оставалось только ждать второе пришествие, которое научный атеизм, помнится, настойчиво отрицал...
В первый трудовой день я получил место в кабинете за старым письменным столом, познавшим лучшие времена в самом начале правления героя анекдотов Леонида; косоногий стул, судя по печальному звучанию, изготовленный той же фабрикой музыкальных инструментов, что и стол; и одно из первых персональных детищ большого синего гиганта со стёртой клавиатурой и монструозного вида монитором.
Набираться уму-разуму меня передали в твёрдые руки неординарной личности, живой легенде судебной экспертизы — Самаэль Самаэльевичу Тиксову. По слухам, он начинал путь эксперта ещё при легендарных сталинских порядках, когда небрежность в экспертизе вполне могла привести на нары или прямиком на стол родного Бюро с аккуратным огнестрельным ранением в os occipitale. Те жестокие времена выработали в Самаэль Самаэльевиче скрупулёзное знание дела и патологическую требовательность к другим. К сожалению, в настоящее время этих других единственным числом представлял только я. А так как отныне кабинет мы делили на пару, приходилось раз за разом переписывать протоколы вскрытий из-за банальных грамматических и синтаксических ошибок. Словно заштатному корректору в типографии.
— Самаэль Самаэльевич, а кто меня проведёт по Бюро? — Быстро освоившись в кабинете, я решил прошвырнуться и по самому трёхэтажному зданию.
Сказалась флотская привычка, когда каждого новобранца в обязательном порядке прогоняли по плавсредству, особо акцентируя внимание на местах, куда в силу ограниченности ума или недостатка сообразительности вход в одиночку с этого момента строго-настрого запрещался.
Сосед по кабинету на миг отвлёкся от монитора и недовольно буркнул:
— Мне больше делать нечего, как проводить бесплатные экскурсии по памятным местам? Ноги в руки и шагай сам, осваивайся.
Получив добро на самостоятельный анабасис, я заглянул к своему давнему товарищу ещё по первым двум курсам мединститута Терёхе. Жизненные пути наши разделились в военкомате, где меня записали в плавсостав, а он поразил членов военной комиссии демонстрацией идеальной параллельности стоп с холодным кафелем пола в кабинете хирурга. И вот сама Судьба свела нас вместе снова. Это Терёха позвал на работу в судмедэксперты, под пиво красочно расписывая плюсы в виде заоблачных зарплат и дармового молока в пирамидальных пакетиках...
— Ну что, веди меня, Вергилий, по местным адовым кругам, — очень поэтично обратился я к корешу.
Довольная физиономия Терёхи, получившего возможность увильнуть от работы на святых основаниях — провести новичка по отделам и лабораториям Бюро, — никак не соответствовала довольно-таки мрачной цитате из Данте.
Бесплатная экскурсия начиналась с отдела освидетельствования живых лиц. Как его назвал мой циничный спутник — отдел экспертизы недобитых и недотраханных.
И стоило только перешагнуть порог заботливо распахнутой товарищем двери, как невольная дрожь пробежала по чреслам: узкий коридор был буквально забит невыразительными скрюченными фигурами, которые совершенно синхронно повернулись к нам... Проклятье! В тусклом свете одинокой лампочки их лица казались неестественно блеклыми на фоне серых стен и взгромождённых на опухшие носы чёрных очков. Столь неподходящий для полутёмного помещения аксессуар делал присутствующих похожими на огромных стрекоз. На целый рой этих самых чёртовых стрекоз. Я, честно говоря, опешил. Бр-р-р… Жуть-то какая... Значительное большинство жавшихся у стенок мрачного коридора по странной прихоти нелёгкой их судьбы составляли женщины. Опытный в таких делах спутник схватил меня за охолодевшую руку и потащил за собой. Мы быстренько миновали молчаливый строй, съедаемые внимательной чернотой многочисленных парных стекол, и скрылись в кабинете экспертов по ещё живым.
— А чего они все... — Я покрутил указательным пальцем вокруг своих напуганных глаз. — Такие… Кхм-м... Модные?
— Ха-ха! — Терёха не терял присутствия природного оптимизма и в более неприятных ситуациях. — Кто прячет синяки после кулаков муженьков, кто глаза, пытаясь остаться неопознанным. Зависит от конкретной истории. Тут все-таки не ЗАГСа, куда приходят за штемпелем в паспорт.
Странная аналогия товарища неожиданно позволила прочувствовать трагизм ситуации, куда кто вольно, кто невольно вляпались ожидавшие в коридоре жертвы домашнего и уличного насилия.
— Арист Платонович, знакомьтесь, наш новый кандидат в эксперты по трупам.
Эксперт по живым Арист Платонович Стагиров, сидевший за столом, оказался мощным мужиком с квадратным точёным лицом, почти полностью сокрытым густой кудрявой бородой. А белый халат смотрелся этакой классической греческой тогой. Холодные блеклые глаза под выпуклым лбом на кажущемся мраморным лице осмотрели меня с ног до головы, не скрывая профессионального интереса.
— Славься, Люциус, идущие на работу приветствуют тебя... — криво усмехнулся специалист по побоям и изнасилованиям, — Будем знакомы. У нас тут царит вечная суета с живыми объектами. Проводим освидетельствования после побоев, фиксирование несогласованного coitus, ну и ещё всякого помаленьку. Ты сам-то заходи, если что... В жизни всякое случается, обслужим вне очереди.
Я поперхнулся. Какое ещё — если что? Чур-чур меня...
...
— Теперь забежим в отдел запретной любви. — Терёха бодро шагал по петляющим коридорам, свободно ориентируясь в довольно замороченной архитектуре сталинской постройки.
Геномное отделение занималось определением родственных связей, взимая при этом наличную плату и далеко не в виде одного затёртого обола. Завсегдатаями здесь оказывались носящиеся подобно маленьким ураганам и не ведающие покуда забот дети и задумчивые молчаливые мужчины, вечно терзаемые сакральным вопросом: А папа ли я?
Заведующего этим слабым отблеском безумных страстей либо отрыжкой разгульных новогодних корпоративов официально величали Павлом Малотестовым, но за глаза называли запросто — доктор Франкенштейн. Церемониально раскланявшись с местным властителем непростых человеческих судеб, мы двинулись дальше.
+1
08:30
163
отметил своё неотразимое природное обоняние

Вы точно имели в виду обоняние? А что такое РБУ?
15:59
Приветствую.
ГГ конечно же имел в виду — обаяние, но у него с терминами так себе.))
РБУ — ракетно-бомбовая установка, этакая шестиствольная штука типа Града, для борьбы с подводными лодками. Так на флоте ещё прозвали перловку, за крупный калибр.))
А, перловка. Никогда бы не догадалась. А вот еще:
Несчастный уродец… восторженно-наивно пялился

мой восторженно-наивный взгляд на Мир


Они оба были восторженно-наивны?
16:26 (отредактировано)
Какой вы дотошный читатель. )))

Это вообще-то СКРЫТАЯ отсылка на то, что в Бюро наш ГГ пришел, как бы пустоголовым юношей, ничего не смыслящим в окружающем его Мире. По ходу повествования его взгляды довольно основательно изменятся. Все-таки это более мистический роман, но ни без детектива.
Все описанные убийства и прочие случаи смертей имеют реальную основу из рабочего опыта моего соавтора. А вот сопутствующая мистика и потусторонщина, литературная обработка.))) Имена героев, конечно же, изменены, и имеют собирательный образ, без конкретной привязки к личностям.
Все, затыкаюсь)
16:32
Да. Прочитал ваше «о себе». Сей роман вам должен понравится.)) Только здесь будут опубликованы 2 главы и начало третей. Так, сказать, для ознакомления. А так, весь он выложен на платных ресурсах. Планируется продолжение, но там, судя по всему, будет сплошная мистика и чертовщина, но ни без детектива с реальной подосновой.
Платные ресурсы меня не привлекают) Ну давайте хотя бы две.
17:40
Для этого и выкладываю, что б понятно было, стоит платить или нет))
Загрузка...
Анна Неделина №2

Другие публикации