Сказочка для взрослых

16+
Автор:
Лариса Ена
Сказочка для взрослых
Аннотация:
Елена Огурцова самым непостижимым образом попадает в сказку. Теперь, чтобы вернуться в свой мир, она должна найти Сказочницу. Заодно совершить переворот в Тридевятом Царстве и вместе со своими новыми друзьями, освободить Царевича из темницы.
Текст:

    Понедельник... Он придуман для того, чтобы мучить людей. Потому что этот день недели, по какой-то коварной задумке, идет сразу за воскресеньем, в которое, как правило, совершаются различные увеселительные мероприятия. О, сколько людей с самого раннего утра проклинают этот черный день их жизни... Сколько личностей в понедельник с удивлением смотрят на себя в зеркало и не узнают свои отражения. Сколько тоскливых мыслей проносится в голове людей, осознающих, что до следующих выходных еще ого-го!!!

     И только одинокие люди любят понедельники. Потому что можно снова не думать о своем одиночестве, общаться, как ни в чем не бывало в кругу коллег по работе, пить кофе в обеденный перерыв и, спрятавшись от начальства, тайком курить сигаретку под знаком «КУРИТЬ ЗАПРЕЩЕНО»

    К таким "счастливчикам" принадлежала Елена Алексеевна Огурцова. Ей было целых 30 лет, за плечами оконченный институт и работа заместителем главного бухгалтера в довольно уютном кафе "Сказка". Зарабатывала Елена Алексеевна не то, чтоб очень много, но прилично. Во всяком случае, хватало средств, чтобы спокойно ходить по магазинам и совершать головокружительные покупки приятных женскому сердцу вещичек. Как, например, эти восхитительные лаковые красные туфли на шпильке, приобретенные ею в центральном бутике города в эти выходные. Радость приобретения омрачало лишь то, что, как и все новые туфли, в магазине в них было удобно как в тапочках, а сейчас они жутко жали, причиняя дискомфорт их владелице. К тому же, её любимая юбка сегодня никак не хотела элегантно и благородно сидеть на бедрах, а стремилась вверх, в район шеи Елены, из-за чего ей приходилось каждые пять шагов стаскивать ее обратно. В общем-то, если описывать Огурцову, то девушка она была среднего роста, среднего телосложения. Ее можно было бы смело назвать среднестатистической, если б не несколько обстоятельств. 

    Во-первых - Леночка была обладательницей чуть раскосых глаз такого необыкновенного изумрудно-зеленого цвета, что некоторые прохожие даже спрашивали, где она приобрела такие «изумительные цветные линзы». 

    Во-вторых, Елена Алексеевна до сих пор не являлась счастливой обладательницей прекрасного принца в виде мужа, о чем очень горько сожалела длинными, тоскливыми вечерами и, особенно, в выходные. 

    Ну, а в-третьих, эта девушка была просто ходячим магнитом для всяческих неприятностей! Если она шла по улице, то обязательно именно к ней привязывались хулиганы, если влюблялась, то либо в негодяя, либо в поэта, который долгими часами читал ей свои странные стихи, а потом напивался вдрызг и в бреду звал какую-то Музу Сергеевну. По причине тотального невезения у Елены никогда не сходился дебет с кредитом именно тогда, когда приходила проверка, а на танцах ее всегда приглашали именно те личности, которых потом забирали строгие дяди с грозной надписью "ОМОН" на бронежилете.

    Вот и сейчас, Елена Алексеевна опаздывала на работу из-за внезапно сломанного будильника. Бежала она в муках от новых туфель, которые натерли ей ноги буквально до кровавых мозолей ровно через 158 шагов. Ну и, ко всему прочему, проклятая юбка, возомнив себя, видимо, птицей, упорно стремилась вверх. И, естественно, на битком забитом пешеходами перекрестке, именно к Елене обратилась дряхлая старушка с просьбой перевести ее на другую сторону улицы. Оглядев бабулю и поняв, что динозавры по любому присутствовали при ее рождении, Лена (справедливости ради стоит сказать, что она была очень добрым и отзывчивым человеком), подхватив бабушку под локоток, потащила ее через дорогу на зеленый сигнал светофора. Бабушка ползла так медленно, что уже загорелся красный, а они еще не дошли и до середины проезжей части. Старушку, однако, это ничуть не смущало. Блаженно улыбаясь, она, держа Елену правой рукой, левой беззаботно мотала авоськой, из которой торчала бутылка кефира и пакет с бубликами. Нетерпеливые водители, совершенно не разделяющие радостного состояния бабушки, злобно бибикали, чем приводили Елену в полнейшее смущение. Героическим усилием подавив в себе желание придать бабушке ускорения пинком ноги под ее морщинистый зад, она чуть ли не на руках протащила ее к краю проезжей части и, поставив на тротуар, хотела уже было рвануть к метрополитену, однако бабуля вцепилась в Елену не хуже энцефалитного клеща:

   - Внученька! За доброту твою отблагодарить тебя хочу! Загадывай любое желание, исполню!

   - О, Господи, на старости лет бабуля маразм словила! - ругнулась про себя Елена, однако вслух лишь поблагодарила бабушку и сказала, что ей ничего не надо.

   - Что, даже мужа не надо? Или денех!? - бабушка недоуменно смотрела на девушку чистыми детскими глазами. Причем, один глаз у нее был голубого цвета, а другой - желтого.

   Елена, мысленно представляя, что с ней сделает за опоздание директор кафе Гудбаев Станислав Михайлович, терпеливо объяснила бабушке, что денег у нее достаточно, а мужчин в природе не осталось, все вымерли.

    - Так они ж не птиродахтили, чтоб вымирать! - бабушка выговорила это научное слово с таким значением, приподняв кверху указательный пальчик, словно лично знала каждого птеродактиля по имени-отчеству.

   Осознав, что все равно безнадежно опаздывает, Елена со страдальческим видом посмотрела на свою невольную мучительницу, - Некогда мне, бабушка, опаздываю... В "Сказку" хочу скорее попасть, понимаете? Дела у меня там…

   - В сказку? Там что ль мужика себе решила искать? - ахнула старушка, – Вот молодежь смелая пошла, ничего не боится! Ну, в сказку, так в сказку! Желание твое! - с этими словами бабулька что-то забормотала, поплевала через плечо, достала из авоськи бублик, съела его и, наконец-то, отпустила руку Огурцовой.

   Очутившись на свободе, девушка рванула к дверям метрополитена, вдогонку услышав окрик старушки, -Ты, если что, меня там и найдешь! Если вернуться захочешь!

   Думать над странными словами не менее странной бабушки времени уже не оставалось. Промчавшись по эскалатору, втиснулась в вагон и, в полукоматозном состоянии от предчувствия гнева начальника, поехала. Нужно было сделать один переход на другую ветку. Этот маршрут Елена Алексеевна за последние 2 года выучила так, что могла бы проехать до работы с завязанными глазами. Вот и сейчас, не глядя на бесконечные пояснения, быстрым шагом, поскрипывая зубами от боли, причиняемой туфлями, она спешила по переходу. И, так как она была вся сосредоточена на предстоящем разговоре с начальником, то совершенно не заметила, как опустел почему-то переход... а на перроне в ожидании поезда она стояла совершенно одна. И не заметила, что поезд тоже был какой-то странный, всего в два вагона. В таком вот задумчиво-растерянном состоянии пробыла Елена Алексеевна до самого эскалатора, поднимавшего ее, единственную, наверх.

   Оглядевшись, девушка сначала испугалась, что кругом никого нет… вернее, она даже испугалась не отсутствию людей, а того, что вышла не на своей станции... Но потом, каким-то шестым чувством поняла, что ошибиться она не могла. Пожав плечами, подивившись такому стечению обстоятельств, прошла через турникеты и вышла на свежий воздух. Пройдя метров пять, она остановилась, как вкопанная. А было отчего "вкопаться". Потому что перед ней раскинулся не проспект Просвещения, расположение которого в оном месте, между прочим, было утверждено еще ого-го когда, а не много ни мало, степь широкая... В голубом небе сияло ласковое солнышко, зеленая травка едва колыхалась от легкого ветерка… Метрах в двухстах от Елены рос огромный, раскидистый дуб, почему-то местами сильно блестевший на солнышке. Елена медленно обернулась... и заорала. Потому что никакого входа-выхода из метро уже не было. Даже больше того, позади девушки вообще не было ни намека на какое-либо здание современной цивилизации… Всё та же бескрайняя степь.

  Конечно, можно понять состояние любого современного человека, при выходе из метро, увидевшего не привычный и знакомый ему пейзаж каменных джунглей мегаполиса, а очень даже деревенскую мирную картину из серии "пробежаться бы мне босиком по росе". Именно поэтому Елена Алексеевна еще какое-то время поорала, дико вращая глазами и вертя головой из стороны в сторону. Но, сказалась все-таки закалка, выработанная годами от всех происходящих в ее жизни неприятностей. Крикнув еще пару раз для приличия, Елена стала действовать как вполне разумный человек в жаркий день: сняла туфли и колготки. Заморенные в тисках туфель пальцы с благодарностью развернулись из состояния рулона, почувствовав мягкость и прохладу травки... Сунув скомканные колготки вместе с туфлями в пакет, который достала из сумочки, она пошла по направлению к дубу, здраво рассудив, что в тени дерева она присядет и уж тогда обязательно подумает, что же все-таки произошло… и как она вообще тут очутилась... Так как Елена Алексеева была еще и умной девушкой, то она не преминула проверить состояние своего мобильного телефона. Но, ее ждало разочарование: тут даже Мегафон не ловил. В голове промелькнуло – «Хм...А как я буду в объяснительной тов. Гудбаеву С.М. описывать причину своего опоздания?!»

                            ОБЪЯСНИТЕЛЬНАЯ

    « Я, Огурцова Елена Алексеевна, опоздала на работу по причине нахождения себя в поле (по виду - заброшенном), без возможности вызова такси ввиду отсутствия связи в мобильном телефоне. В воскресение, накануне рабочей недели, я выпила всего 2 рюмки коньяка (по 50 гр. каждая) и находиться в состоянии алкогольного опьянения никак не могла»

   Получалось как-то неубедительно и неграмотно. Не мог современный человек, выйдя из метро, очутиться "во чистом поле". Все это, не укладывалось ни в какие рамки ее понимания. Между тем, в раздумьях, она подошла к дубу и изумленно уставилась на дерево. Потому что ствол этого самого дуба был обвит огромной цепью желтого цвета, которая таинственно поблескивала под могучей кроной. Приблизившись, Елена почтительно потрогала пальчиком цепь...

 - Да златая она, златая! Можешь пробу не смотреть - 585. Госстандарт! - услышала Огурцова над головой. Подняв глаза вверх, девушка никого, кроме жирного черного кота не увидела.

 - Эй, кто там?! - крикнула она, силясь разглядеть в листве спрятавшегося человека.

   - Я! -  здоровый котяра важно спустился по цепи к обалдевшей Елене.

  - Здрасссссьте - только и смогла произнести она, когда кот, спустившись к ней, спрыгнул на землю и элегантно поклонился. В голове Елены Алексеевны вихрем пронеслась мысль: "Все признаки белой горячки"

   Елена ловко выудила из сумки пачку сигарет и, достав одну, нервно затянулась. Кот, все это время спокойно наблюдавший за ее действиями, заметно оживился.

   - Могу я у тебя сигаретку стрельнуть? Тут плохо с этим. Кащей, сука, такие бабосы дерет за одну пачку. Монополист хренов.

    Подхватив выпавшую из открытого рта Елены сигарету, кот с наслаждением затянулся, выпустил пару правильных колечек из пасти и снова посмотрел на девушку, которая находилась в состоянии близком к помешательству.

   - Да не парься ты... я тебе оставлю! - кот еще разок затянулся и протянул пол сигареты Елене. Машинально взяв из кошачьей лапы сигарету, Елена тоже глубоко затянулась, после чего благополучно упала в обморок.

    Елена Алексеевна стояла в кабинете тов. Гудбаева С.М. и отчитывалась за неправильно составленный квартальный отчет по учету золотых цепей. Тов. Гудбаев С.М. почему-то стоял в русском кокошнике на голове, пыхтел, ругался и грозился уволить Елену к едрене-фене за такую работу. Елена Алексеевна, дрожащая и бледная, оправдывала свой конфуз в работе тем, что учитывать златую цепь ну совершенно невозможно, потому что кот, подлец, пользуясь удаленностью дуба и цепи от кабинета Елены, потихоньку отпиливает себе на кошачьи нужды золотишко, никем не замеченный. 

    - Что за ерунда!!! Какой кот?! Что вы несете?! Очнитесь, гражданочка! Очнитесь! - почему-то орал С.М. Гудбаев превращаясь в жирного, черного кота.

   Открыв глаза, Елена увидела, что над ней стоит все тот же шерстяной и обмахивает ее лицо огромным листом лопуха. Падать в обморок второй раз смысла не было, поэтому Елена решительно из лежачего положения переместилась в сидячее.

 - Вот вы, барышни, все нежные какие стали, - недовольно пробурчал кот, - Ладно, как тебя зовут-то?

 - Меня? Лена... А теб... а Вас?

 - Кот. Просто Кот... Не люблю я всех этих отчеств и фамилий. Хотя ученая степень имеется… Какая-то там… Щас не помню!

   - А я где? - Елена все еще чувствовала легкое головокружение.

  - Как где?! В Лукоморье! А если быть точным, то в Тридевятом Царстве-Тридесятом Государстве. Тоталитарном, прошу заметить, государстве! - с этими словами Кот испуганно оглянулся по сторонам. Шерстка на загривке его встала дыбом, и он несколько раз несильно хлопнул себя лапкой по морде, наказывая самого себя за излишнюю разговорчивость.

   Увидев квадратные от удивления глаза сидящей перед ним девушки, кот искренне удивился:

   - Ты что ли не местная?!

    Елена утвердительно кивнула. Кот трагически вздохнул, ловко запрыгнул на цепь и, свесив лапки, уставился куда-то в бескрайнее небо. Пауза затянулась. Елена, немного порассуждав, пришла к выводу, что она просто сошла с ума и сейчас наверняка находится в палате для душевнобольных, а все ЭТО ей просто кажется. А если, кажется, то ничего страшного не случится, если она лучше узнает о том месте, которое ей абсолютно точно мерещится. Поэтому она, поудобнее устроившись под дубом, попросила Кота немного рассказать ей об этом государстве. И о себе.

   Кот словно только этого и ждал. Он начал жаловаться девушке, что он вот, Кот Ученый, а его заставляют, как последнего ишака ходить по этой цепи (которая, по секрету, совсем и не златая, а железная, покрашенная золотой краской) налево и направо и, между прочим, никаких у него обеденных перерывов и выходных нет. И в отпуске он не был уже пять лет, пять месяцев, пять недель, пять часов и пять минут. А у него, между прочим, хвост давно ломит и ему на курорт хочется, как всем нормальным лукоморцам съездить на Синее-синее море желательно. На Черное море он не хочет, там сейчас неспокойно, тридцать три богатыря чего-то там не поделили, что-то с дайвингом связанное. А с ними этот дядька... Черномор, блин! Сорок лет, а до сих пор в звании сержанта. Ходят в море, среди волн в своих доспехах, ржавчину разводят. А Кощей Бессмертный, по совместительству президент Тридесятого, тот ваааще обнаглел, творит, что хочет... Цены на водку и сигареты поднял до небес! Сапоги скороходы теперь стоят столько, что проще босиком ходить. Чтоб на скатерти-самобранке просто пожрать немного, надо пол зарплаты вывалить. Это у них там, в центре, в белокаменных полатях хорошо получают, а им, простым котам, приходится за копейки вкалывать.

    Елена слушала болтовню кота, наблюдая за его эмоциональным рассказом. Он то махал лапами, то дергал себя за хвост, то жестами показывал, куда он посылает всю эту сказочную империю. С одной стороны ей было немного жаль, что она в расцвете лет сошла с ума, не познав, так сказать, радость материнства, а с другой - ей было почему-то так хорошо с этим лоснящимся от жира котярой, под этим дубом, на этой травке.Не было здесь смога, пыли, толпы и суеты. Все было так спокойно и мирно, что, казалось, можно тут пролежать всю жизнь и не пожалеть об этом... От приятных раздумий ее отвлек Кот:

    - Але, гараж! Долго прохлаждаться будешь? Тебе есть хоть где ночевать-то? Тут ночью небезопасно! Лешие, Кикиморы и прочая нечисть выползает. Они все у нас крутые стали, группировками себя обозвали. В правительство некоторые пролезли.

    - А что, полиции у вас нет тут что ли? - спросила Елена и сама удивилась тому, какую глупость ляпнула. Кот снисходительно, как смотрят родители на своих несмышленых чад, посмотрел на гостью.

  - Какая полиция, девонька? Три богатыря: Илюша, Алешка и Добрыня... ну еще дядя Степа. Там по мелочи еще дружинников можно наскрести. Так их раз-два и обчёлся. Ну там некоторые оборотни на нашу сторону перешли, в погонах ходят, гордые, но от них толку, как с козла молока! А нечисти - во! - Кот широко развел лапки в стороны, - И вообще, поговаривают, что их, эту нечисть, Кащей крышует со своими приспешниками. А супротив него не попрешь!

   - Так что делать-то еще? Бороться надо, своими силами! - горячо зашептала Елена.

   - Ага...поборолся тут один, до сих пор в темнице сидит. Иван Царевич, слыхала? Вроде не Дурак. Выставлял тут свою кандидатуру в президенты, предвыборную агитацию такую хорошую провел, старожилам холодильники подарил, яблочки на тарелочке, чтоб новости смотреть. А потом его - бац! - и подставили. Короче, упек его Кощей без суда и следствия! Томится сейчас в темнице, бедный. И некому ему помочь! А мне некогда, я цепь стерегу! - с этими словами кот усиленно начал тереть лапками глаза.

   Лена утешающее погладила Кота по шерстке, почесала за ушком и прошептала:

  - Ах, котик, я бы помогла, да не знаю чем... Я ж сумасшедшая...

   Кот при этих словах сердито откинул от себя руку девушки:

  - Вот у нас всегда так, говорить и возмущаться могут все, а как дело до революции доходит, сразу все в кусты. Чего это ты сумасшедшая? Сумасшедшие в палате сидят к кроватям привязанные, а ты во чистом поле сидишь и со мной разговариваешь, а не с духторами. Спроси у Айболита, он тебе сразу подтвердит, что ты не сумасшедшая!

   - А где мне его найти?! - Лена обрадовалась возможности пообщаться с человеческим существом, коим Айболит, если верить поэту К.И. Чуковскому, и являлся.

   - Да легко! Доходишь до края Земли и направо! - благодушно ответил Кот, старательно очищая тряпочкой пыль с цепи.

   Стараясь больше ничему не удивляться, Елена вежливо поинтересовалась, в какую сторону надо идти, чтоб достигнуть этого самого края. Кот вздохнул, всем своим видом показывая, что его утомила эта совершенно не знающая про Лукоморье девушка, к тому же не умеющая ориентироваться в чистом поле. Затем, вскарабкавшись на дуб, исчез ненадолго в его кроне. Сверху послышалась возня и чей-то сердитый шепоток. Наконец, Кот снова спустился вниз и поставил перед Еленой два алых сапога на модном каблучке.

   - На вот тебе сапоги-скороходы... Как до места прибудешь, скажешь им, чтоб домой вертались

   - А вы сейчас с кем общались? - поинтересовалась Огурцова.

  -  С Русалкой. Она там на ветвях сидит. Жалко ее, приютил. Тут моря нет, плавать ей негде. Скандал мне сейчас попыталась устроить, сапогов ей жалко. И ведь сама ими никогда не воспользуется, на голову, если только себе натянет. Ну, женщины, пойми вас! — с этими философскими словами Кот ловко запрыгнул снова на цепь и, горланя песню «Владимирский централ», начал ходить по цепи кругом.

   Елена одела сапоги, после чего, громко и четко сказала:

   - Несите меня на край Земли, а потом направо!

   Сапоги клацнули каблуком о каблук и понесли Елену прочь от дуба, Кота и жадной Русалки.

   Не прошло и пяти минут, как Елена увидела, что они действительно приближаются к самому краю Земли. Пока сапоги маневрировали на повороте, Елена, вытянув шею, разглядела, что земля и правда закончилась и даже мелькнул кусочек космоса, ухо гигантского слона и хвосты трех китов. Между тем, сапоги благополучно справились с поворотом и, следуя четким указаниям «направо», принесли ее к небольшому двухэтажному коттеджу, возле которого остановились как вкопанные. От резкой остановки девушка вылетела из сапог и шлепнулась на мягкую землю. Ругаться с сапогами смысла было столько же, как взывать к совести водителей маршруток, поэтому Елена лишь грозно крикнула:     - Вертайтесь домой!

  Сапоги, однако, продолжали стоять на месте.

    - Домой! Вперед! Фу!  - Лена пыталась вспомнить все известные ей команды, но так как ранее она никогда не отправляла сапоги в самостоятельное путешествие да и, чего скрывать, с сапогами даже ни разу по душам не разговаривала, то совершенно не понимала, что надо делать.

 - Ты заплатить забыла, вот они и стоят! - услышала она у себя за спиной.

   Резко обернувшись, увидела старичка в белом халате и шапочке с красным медицинским крестом.

  - А сколько надо? - засмущалась Елена.

  - Двадцать наших! - ответил старичок.

  - А это сколько? Ну, на рубли... российские.

   Айболит, а это был именно он, закатил добрые глаза к небу и принялся высчитывать:

   - Ну по курсу ЦБ сегодня.... Так, шведские кроны... Драхмы... Ага! Рубли российские... Двести пятьдесят!

  Елена молча достала из кошелька деньги и сунула их в голенище правого сапога. Из левого прямо в лицо ей выплюнули чек, на котором было написано: "Податель сего оплатил проезд. Ездите сапогами Лукоморских автолиний".      После совершения указанной процедуры, сапоги развернулись и помчались в обратном направлении.

   - Да что же это мы на улице стоим? - всполошился Айболит. – Милости просим в мое скромное жилище!

   На первом этаже коттеджа у доктора находилось приемное отделение для животных и операционная, а на втором этаже жил он сам. Внутри оказалось очень уютно и как-то по-домашнему, располагало расслабиться. Там и накрыл Айболит стол, поставив перед проголодавшейся девушкой бутерброды с "докторской" колбасой и вазочку с вишневым вареньем. Лена уплетала угощение за обе щеки, когда в дверь постучали. Айболит пошел открывать, на ходу дожевывая бутерброд и тихонько ругаясь на поздних визитеров. Внизу, в прихожей, раздались шумные всхлипывания и причитания. Перегнувшись через перила второго этажа, Лена увидела огромную крольчиху, которая держала на руках крольчонка без задних лапок. Из ее причитаний Лена поняла только, что ее зайчик попал под трамвайчик и что она за это водителю  трамвая поотрезает  все памятные и дорогие ему места. Айболит, не слушая завываний взбешенной крольчихи, забрал у нее покалеченного зайчонка и ушел с ним в операционную. Минут через пять доктор вернулся, а перед ним целый и невредимый скакал заячий сынок. Получив от успокоившейся матери подзатыльник за свои шалости, зайчик попрыгал домой, а зайчиха, сунув доктору белый конверт, скрылась вслед за сыном.

    Поднявшись к Елене, Айболит устало потер глаза, достал из кармана халата конверт и, раскрыв его, высыпал на стол содержимое. В конверте оказались капустные листья. Шесть штук.

   - Вот скотина! - не сдержался Айболит. - Включает дурака! В прошлый раз, когда с ее зайчиком такая же оказия приключилась, я ей сказал, что получаем мы мало, поэтому пусть в конверте мне за операцию "зелени" напихает. Так она мне и напихала укропа с петрушкой. В этот раз я ей сказал, чтоб не зелени, а "капусты". Ну все ж нормальные люди бы поняли, о какой "капусте" идет речь. Нет, эта дрянь ушастая мне реальных капустных листьев напихала. И ведь не сказать же прямо, мол, денег давай, донесет ведь, а я тут единственный ветеринар на все Лукоморье. Но всем пофиг!

  Айболит загрустил и стал грызть ногти на руках. Лена, подивившись увиденному, решила, что ей все же стоит попытаться разговорить доктора на предмет наличия ближайшей гостиницы, потому что, поев, ее неодолимо стало клонить в сон. Айболит, однако, оказался достаточно сметливым старикашкой, потому что, досадливо махнув рукой каким-то своим мыслям, предложил Лене заночевать у него, а там уж утро вечера мудренее. Укладываясь на кушетке в приемной, Лена думала о случившемся с ней сегодня и почему-то была уверена, что после того, как она проснется, все это не исчезнет вместе со сном.

  Ее опасения подтвердились. Утром она проснулась от ласкового лучика солнца, который лежал у нее на груди и приятно согревал. Встав с кушетки не в своей квартире, а в доме доктора Айболита, Огурцова с удивлением обнаружила, что лучик солнца с ее груди перемещаться не собирается. Покашляв, девушка спугнула солнечного нахала, который самым невинным образом вернулся освещать положенный ему участок мебели. Оглядевшись, она увидела приколотую к кушетке записку:

    "Уехал в Африку. Заболели гиппопотамы. Как сообщил источник, там эпидемия какая-то! У них ангина, скарлатина, холерина, дифтерит, аппендицит, малярия и бронхит! Бутерброды в холодильнике. Зайди к старухе, которая живет у самого Синего моря. Она ответит на все интересующие тебя вопросы. Сапоги Скороходы не вызывай, разоришься. Айболит"

     Вчерашний день научил Елену Алексеевну, что чем проще она будет ко всему относиться, тем быстрее выздоровеет от ее умопомешательства. Нужно было просто подождать, когда сознание прояснится, и она увидит себя в палате в окружении докторов, а не ветеринаров-взяточников. И она будет послушно принимать таблетки, чтобы скорее вылечиться, так как на носу полугодовой отчет, и тов. Гудбаев С. М. не простит ее отлучки в самый ответственный момент.

   Выйдя из дома, Лена пошла куда глаза глядят, здраво рассудив, что раз она не знает куда идти искать старуху, то проще все же куда-то просто идти. Может быть, ей повезёт и она увидит того, кто ей укажет дорогу. Без сапогов-скороходов перемещение по Тридевятому Царству затянулось. В основном попадались заброшенные деревеньки в пять или семь домов. Ни одной живой души! 

    Вечерело. Уже отчаявшись хоть кого-то встретить, Лена наконец-то услышала шум моря. Пойдя на звук, она скоро вышла на берег действительно синего-синего моря. Пахло от синего моря как-то не особо свежо. Тут и там в песок были воткнуты таблички, прибитые к кривым палкам с угрожающими надписями:  «Купаться запрещено. Частный пляж», «Не купаться. Тут акулы».

  - Прям как в Турции, - успела подумать Лена, прежде чем увидела покосившуюся избенку, возле которой сидела старуха в колготках «сеточка» и чистила картошку. Подойдя ближе, Огурцова с удивлением увидела, что не картошку вовсе чистит старуха, а очищает киви от кожуры.

  - Здравствуйте бабушка! - с воодушевлением начала Огурцова, но старуха радости от появления Лены не испытала, лишь мрачно спросила:

  - Как звать?!

  - Елена, - упавшим голосом сообщила девушка.

 - Елена… Это из Премудрых или из Прекрасных? -все еще ворчливо спросила старуха.

  - Из... Не из кого... Я Огурцова... Елена Алексеевна, - и зачем-то добавила, - У меня папа и мама есть!

  Старушка усмехнулась и более внимательно посмотрела на девушку?

   - Ну ладно, раз не из этих, то присаживайся. На вот тебе, киви покушай, богат ентот фрухт витаминами!

   Удивившись такой резкой смене настроения, Елена покорно скушала богатый витаминами фрукт и рассказала об Айболите, который укатил в Африку и отправил ее, Елену, к бабушке за советом. Узнав, что Айболит уехал, бабуля заметно загрустила:

  - Кто ж мне теперь от ревматизма клизмы ставить будет?

Л   ена, конечно, медицинских институтов не заканчивала, но была совершенно уверена, что от ревматизма клизмы никак не помогают. Однако бабушка была так огорчена, что даже не расслышала замечания собеседницы. Наконец, нагоревавшись, бабулька повернулась к Лене:

 - Так чаво ты приперлась? Аль узнать что-то хочешь?

   Елена, волнуясь, поведала  все свои приключения, начиная с того самого момента, как она вышла из дома в новых туфлях и заканчивая посещением Айболита.

   Бабка все это время сосредоточенно жевала очищенные киви, насыщая под завязку организм витаминами перед долгой и голодной зимой. Выслушав девушку, она пояснила, что переводимая Леной через дорогу старушка, являлась ни кем иным, как СКАЗОЧНИЦЕЙ. И только в ЕЕ власти изменить ход событий Лукоморья. Даже Кощей Бессмертный боится ЕЁ. Короче, если Елене так приспичило вернуться домой, то ей надо найти Сказочницу.

   - А вы, простите, кто? - наконец-то осмелилась спросить Лена, хотя весь облик старушки кого-то ей смутно напоминал.

   - Я? Старуха... Так меня все кличут. Я уж и имя-то свое забыла настоящее. Так что, вот... Жила с дедом, пенсии хватало, он еще рыбалкой тут промышлял. Нам же старикам и фосфор нужен, а его в рыбе много. Тут на беду мою, вытащил он Золотую, мать ее, рыбку. И зачесалось видимо у деда моего в одном месте, потому что я его, видите ли с морщинами не устраиваю. Заказал у этой золотой селедки виллу на Канарах, бабу с сиськами силиконовыми и... фьюить! Ток его и видали! Ну да ничего, закончатся у него денежки, посмотрю я, как его молодуха терпеть будет. Пусть только тогда ко мне притащится, ужо я ему покажу.

  - Подождите! - Лена непонимающе уставилась на Старуху, – Так вы ж его сами довели. Я ж помню, сначала корыто просили, потом дворянкой стать хотели, потом... этой... владычицей морской!

   - И что теперь, бросать меня из-за этого? Нормальные женские желания. Я ж не просила у него годовой пропуск в салон красоты!? Этого даже б Рыбка не осилила. Так, по-мелочи. А на счет владычицы морской это он приврал. Надо ж свой свинский поступок оправдать. Да все мужики - козлы!!! - Старуха при этих словах смачно плюнула и выдала такой трехэтажный, что Лена покраснела.

   Между тем бабка, забывшись, начала причитать: 

    - Я ж ему всю молодость свою отдала. Стройная была, как березка! Все мужики в деревне за мной бегали, а я его, подлеца, выбрала! И что теперь? Сижу, блин, у этого разбитого корыта. Жизнь дала трещину!

  С этими словами бабка проворно вскочила и убежала в избу. Вернувшись через несколько минут, она поставила на песок литруху мутного самогона, а рядом на салфетке разложила хлеб, вареную картошку, чеснок и сало. Вручив обалдевшей Лене стакан, Старуха плеснула себе и ей на удивление приятно пахнущей жидкости.

   - Ну, за нас с вами и за хрен с ними! - с этими словами бабка опрокинула стакан с самогонкой в беззубый рот, крякнула, пукнула и зажевала салом с чесночком. 

   Лена, которую тронул рассказ Старухи о безвременно погубленной девичьей красе в угоду коварному старику, безропотно выпила самогон, тоже крякнула, но пукать не стала, постеснявшись пожилого человека.

   Через пару часов, размазывая тушь по щекам, пьяная Елена Алексеевна рассказывала бодрой старушке о своей никчемной жизни, о поэте Виталике, о негодяе Сереже и о прочих особях мужского пола, когда-либо встречавшихся на ее жизненном пути. Бабулька, хлебавшая самогон, словно березовый сок, сочувствующе гладила "внученьку" по голове и давала разные жизненные советы, основная масса которых заключалась в том, чтоб вовремя делать клизму. 

   Когда Лена окосела настолько, что даже говорить не могла, а только икала, Старуха отвела ее в избу и, укрыв двумя стеганными одеялами, сказала, что разговор они продолжат завтра, а сейчас пора почивать.Лена тут же провалилась в сон.

  Утро для Елены началось с головной боли. Жуткой, тошнотворной боли. Она лежала под двумя одеялами и понимала, что именно в данный момент ей очень хочется, чтоб эта голова на ее плечах отсутствовала даже ценой собственной жизни. Почему-то пришла острая зависть к Всаднику без головы, у него-то точно ничего и никогда не болело. Старуха, которая встала ни свет ни заря, выглядела как огурчик и давно уже занималась по хозяйству. Увидев состояние девушки, бабка хохотнула и, налив полстакана мутноватой жидкости, протянула страдалице.

   - Я не похмеляюсь! - с этими словами Огурцова одним глотком осушила стакан самогона и легла в кровать в ожидании смерти. Однако смерть решила повременить с приходом к столь юному созданию. С каждой минутой Елена чувствовала себя все лучше. Зеленоватый отлив лица начал смещаться в сторону розового. Бабка, между тем, наколола дров, замесила тесто, прибралась в комнате, постирала белье, подкрасила окно, пересадила двадцать восемь цветов в более просторные горшки, из поднявшегося теста налепила пирогов с капустой, накрыла на стол, разлила чай по чашкам и смирно стала ждать Елену, которая, покачиваясь, никак не могла попасть ногой в колготки. Кстати, надо заметить, что от вчерашнего пьянства, вся одежда Елены Алексеевны желала бы себе лучшего вида. Далеко не первой свежести рубашка, мятая юбка. Бабка, глядевшая на все это безобразие и поковыряв бородавку на носу, ушла в подпол. Вернувшись, выложила перед Еленой чистый сатиновый сарафанчик в веселую ромашку и пару лаптей.

  - На вот, переоденься. Последний писк от этого, как его... Деда Мороза. Есть тут один модельер знаменитый.

  - Дед Мороз? Модельер? Погодите, вы ничего не путаете? Он же подарки выдает детям и только!

 — Так, а ты за один рабочий день в год много ли получаешь? Вот и Дед Мороз подрабатывает, — с этими словами бабка хитро подмигнула девушке. — Одевайся давай быстрее, чай стынет, а тебе еще путь-дорога предстоит!

  - А куда мне идти? - Лена растеряно вертелась перед большим зеркалом, пытаясь понять, хорошо ли ей в этом сарафане.

  - Ну ты совсем уже! - снова хохотнула Старуха, – Тебе надо идти к Ивану Царевичу, в темницу. Там свиданку выпишут, потрындишь с ним, спросишь, как Сказочницу найти. А уж Сказочница тебя домой и отправит!

   - Спасибо. Я как-то уже забыла, - Лена наконец пришла к выводу, что в просторном сарафане ей куда комфортнее, чем в узкой юбке и синтетической блузке. Напившись чаю с плюшками, Лена благодарно обняла Старуху, - Ладно, бабушка, спасибо тебе за хлеб-соль... И самогон... И сарафан.... Я пошла!

   - На вот тебе клубочек. Куда он покатиться, туда и ты иди. Он тебе путь укажет! - Старуха кинула на дощатый пол клубок ярко-зеленых ниток.

   Клубок тут же нетерпеливо начал скакать у двери. Уже отойдя от избы метров на пятьдесят, Лена услышала, как вслед ей Старуха крикнула:

  - А увидишь этого хрыча старого… Рыбака моего, скажи, пусть возвращается! Прощу ему все!

   Идти вдоль моря было тяжеловато, ноги вязли в песке, клубок тоже еле катился вперед и был грязен неимоверно. Но море внезапно, вместе с прибрежным песком, кончилось, и Лена вступила в небольшой городок, весь украшенный разноцветными флагами. Строения преимущественно были каменные, хотя, тут и там проглядывали ветхие избенки, как у Старухи на Синем море. Вытряхнув из лаптей остатки песчинок, отряхнув клубок и засунув его в пакет (авось пригодится), Елена Алексеевна решила идти в ту сторону, куда шло больше всего народу. А народ, как оказалось, шел на центральную площадь, где стояли наспех сколоченные подмостки для какого-то представления. За ширмой слышалась возня и ругань. Время шло, однако представление по каким-то сказочным причинам задерживалось. В толпе все отчетливей разносился ропот недовольства. Наконец, не дождавшись ничего, люди стали расходиться по своим делам. Лена решила все-таки остаться. Когда площадь опустела, на сцену вышел какой-то толстый мужчина в клетчатых штанах размера ХХХХ и с бородой до самого пола. Толстяк подошел к краю сцены и уселся, свесив кривоватые ноги вниз. Он был необыкновенно печален. Елена была уже стрелянным воробьем, поэтому сразу догадалась, что это Карабас-Барабас.

  - Товарищ Карабас - Барабас? - официально начала она. - А где Мальвина или Буратино?

   Девушка отлично помнила эту сказку и ей хотелось пообщаться либо с умненькой Мальвиной, которая, возможно, знает, как найти Ивана Царевича, либо с добряком Буратино.

   - Там, в подсобке, - устало ответил мужчина и вдруг огромные слезы покатились по его лицу.

   Лена настолько была поражена плачущим мужчиной да еще, если верить сказке, жутким тираном-садюгой, что остановилась перед ним как вкопанная.

   - Так чего вы плачете? Добрее надо быть и тогда все куклы бы вас слушались и выступали. Что, Буратино сбежал, да? - Лена участливо заглянула в лицо толстяка.

   - Добрее?!!! - взвизгнул Карабас и вскочил так стремительно, что чуть не упал со сцены. - Да куда уж добрее! Они творят что хотят! Получают бешенные гонорары... А я?! Я - режиссер! Мне нужно всего лишь, чтобы шло действие! Чтобы народ видел, какими глазами я смотрю на то или иное произведение! Я хочу признания, понимаете?! Я хочу Гамлета в оригинале поставить!

    Тут Карабас-Барабас ловко схватил Огурцову за руку и поднял на сцену:

  - Пойдемте!!! Пойдемте, и вы увидите своих кумиров воочию.

   Лена послушно заглянула за кулисы, которые перед ней распахнул бородач. На полу, в обнимку с бутылкой пива, лежал Буратино. Полосатая его шапочка съехала ему на одно ухо, курточка была расстегнута, впрочем, как и ширинка на бумажных шортиках. Рядом сидел Пьеро и читал для Мальвины рэп. Мальвина, не слушая своего вечного почитателя, курила "Беломор" и красила ногти алым лаком.

   - Вот, полюбуйтесь! - жаловался Карабас-Барабас, тыча пальцем в свою горе-труппу. – И это артисты? Буратино так нажрался, еще неделю назад, а древесина плохо сохнет, тут климат сырой. Короче он не просыхает. Мальвина без него отказывается на сцену вылезать. Ну, а Пьеро, жук еще тот, ему стихи велено читать, Пушкина там, Цветаеву. А он.... А он... Вы послушайте только!

  Лена послушала. Пьеро, раскачиваясь из стороны в сторону и периодически наминая то место, где у брюк находится молния, монотонно бубнил:

Еще тобой пахнет постель,

Еще дымится кофе, сваренный тебе с утра,

И это в первый раз… без запаха, без вкуса,

И давят серой массой дни, 

И корабли оставят свои гавани, 

И что-то дальше пусть происходит где-то…

Я измеряю время в сигаретах.

   После речитатива, Пьеро подбежал к Карабасу и уткнулся ему головой в живот, требуя похвалы.

   - Вот молодец. Только не понимаю я твоего творчества. Но, талантище! – Барабас ласково погладил поэта по голове, одетой в рэперскую шапочку.

   - Постойте, это не он сочинил! - возмутилась Лена. – Это группа «Т-9». Я знаю эту песню!

  Карабас-Барабас вопросительно посмотрел на Пьеро. Кукла не выдержала его укоряющего взгляда и, разрыдавшись, бросилась к Мальвине за утешением, споткнувшись по дороге о лежащего Буратино. От толчка Буратино очнулся, обвел всех мутным взглядом и произнес:

   -Ту бии, ор нот ту биии... Вот из зе квещенс? - после чего воткнулся своим длинным носом в землю и захрапел.

   Лена сидела рядом с Карабасом-Барабасом на краешке сцены и пила чай с мятой. Чай им с Карабасом заварила Мальвина, после чего, заявив, что у нее давно кончилась краска для волос, куда-то усвистала. Пьеро остался с Буратино, на случай, если тот очнется.

   Настроения у Лены совершенно не было, так же как и перспектив выбраться отсюда. Карабас-Барабас признался, что они - бродячая труппа и он совершенно далек от политики данного государства, как впрочем, и всего остального. Он ездил от деревни к деревне, из города в город с выступлениями строптивых актеров-кукол, тем и жили. Где находится Кощей, Иван Царевич и, тем более, Сказочница, он не знал. Он просто хотел стать великим режиссером, а из-за недоразумений в виде алкаша Буратино, стервы Мальвины и плагиатора Пьеро, все идет прахом. Лена в задумчивости ковыряла краешек чашки ногтем, как вдруг радостно хлопнула себя по лбу:

   - Карабасик! Я знаю, что надо сделать!

   На этот раз толпа на площади собралась еще больше. Все стояли в предвкушении представления. Наконец раздался свисток и импровизированные кулисы разъехались в разные стороны. На сцене был изображен старинный зал, посреди которого стоял Буратино. К рукам и ногам его были привязаны веревочки, уходящие куда-то к потолку. Рот его был залеплен скотчем и на нем нарисована улыбка. Голосом Карабаса-Барабаса Буратино вещал трагедию Шекспира. При этом сам Буратино дико вращал глазами и мотал головой. Мальвина, Пьеро и прочие куклы так же появлялись на сцене с веревочками на конечностях и заклеенными ртами. Мальвина "пищала" голосом Огурцовой…

   Спектакль прошел на ура! Зрители долго рукоплескали и кричали "Браво!". Когда все разошлись, Карабас и Лена отлепили от лиц кукол пластыри, развязали веревки. Начался невообразимый гвалт. Мальвина материлась, Пьеро вообще залил всю сцену слезами, а Буратино, впервые протрезвев, смотрел на все происходящее с искренним недоумением. Карабас-Барабас, между тем, старательно что-то писал на бумаге, не обращая внимания на орущих кукол. Наконец, дописав, он встал и громовым голосом зачитал написанное. Текст в сокращенном варианте содержал информацию о том, что ввиду систематических нарушений дисциплины, пьянства, непослушания, срывов концертов, вся труппа актеров уволена из театра, а сам театр перестает существовать. Наступила тишина. И вдруг все куклы бросились к Карабасу, стали его обнимать, плакать и проситься обратно. Оказалось, они все вдруг поняли, что жизнь вне театра не имеет никакого смысла, что Карабас - лучший режиссер, гений и вообще им как папа родной. Карабас с плохо сдерживаемым ликованием позволял куклам целовать носки своих ботинок.

   Лена покинула их в тот момент, когда Буратино самолично выливал в землю водку из бутылки, Мальвина смывала свой кричащий макияж, а Пьеро что-то старательно сочинял на листе бумаге. Карабас-Барабас сидел на стуле с таким счастливым видом, словно только что выиграл деньги в игре "Кто хочет стать миллионером". Лена помахала счастливому Карабасу на прощание рукой и вновь отправилась в путь дорогу.

    Огурцова смотрела в сторону леса, который начинался сразу за городом. И хоть в лес идти совершенно не хотелось, так как она имела свойство теряться даже в городском парке в три сосны и четыре березы, однако клубочек, который Елена предварительно достала из сумочки, настойчиво катился именно в ту сторону. Вздохнув, девушка отправилась вслед за настырным клубком. Лес, как ни странно, был совсем не сказочный, а очень даже обыкновенный, больше елово-сосновый. Там и сям торчали хилые березки, пытающиеся глотнуть света среди многочисленных колючих и пушистых веток. Темный был лес, мрачный. Как назло, клубок, прокатившись несколько метров, наглухо застрял в кустиках брусники. Вздохнув, Елена пихнула свой допотопный навигатор в сумку и пошла прямо. Чтоб не было так скучно, она решила запеть песню. Однако ничего, кроме "Не плачь"  Булановой, на ум не приходило. Так, напевая во все горло, Лена двигалась в неизвестном ей направлении, как вдруг услышала над головой:

   - Ну и чего разоралась - то?

   Лена ойкнула от испуга и стала крутиться на месте, пытаясь обнаружить говорившего. Вокруг никого не было.

   - Наверное, мне послышалось, - решила наша путешественница и снова запела, правда, уже без былого задора и громкости.

   - Я говорю, чего орешь-то? - снова раздалось за правым ухом Огурцовой.

   - Кто тут? Кто со мной разговаривает? - девушка испуганно вглядывалась в чащу, пытаясь хоть кого-то увидеть.

  - Как это кто?! Я -Леший. Это ты кто?

  - Елена… Не из премудрых и не из прекрасных, - представилась Огурцова.

   - Хе-хе. Нашла чем гордиться. То есть, ты тупая и страшная?

  - Как вам не стыдно так с женщинами разговаривать? И совсем я не страшная. И не дура, - обиделась Лена.

 - Полно тебе дуться, я пошутил, - миролюбиво заметил Леший и вышел к Елене.

    Это было существо маленького роста, все тело его покрывал зеленый мох, один глаз был подбит, отчего приобрел форму узенькой щелки с шикарным синяком под ним. Здоровый глаз смотрел на Елену с хитрецой.

   - Кто это вас так? - посочувствовала девушка Лешему.

   Последний вяло махнул рукой и почесал подбородок:

   - Да так, со Старичком-Лесовичком поругались. Так ты че, типа, заблудилась тут? Клубком-то че не пользуешься?

   - Ну не то, чтоб заблудилась. Мне нужно найти Ивана Царевича или Сказочницу. А клубок сломался.

  - Эко ты забралась. Ивана Царевича долго искать не надо, он у Кощея в темнице сидит. А вот на счет Сказочницы. Шут ее знает, эту бабку. Где хочет, там и появляется. Она ж тут не прописана, вот и живет, где придется. От миграционной службы скрывается. Ладно, к Кощею путь-дорожку покажу, а вот на счет Сказочницы, звиняйте. - с этими словами Леший начал что-то нашептывать, попутно вырывая из своего тела кусочки мха, которые он тщательно растирал в пальцах.

 После непродолжительной процедуры чаща леса просто-напросто раздвинулась-расступилась, открыв Елене чудную заасфальтированную дорожку. Леший, однако, предупредил, что асфальт клали гастарбайтеры, поэтому идти надо осторожнее. Махнув Лене рукой в сторону тропинки, Леший сгинул. Повторного намека не понадобилось, поэтому Огурцова рванула вперед, перепрыгивая через трещины и ямы.

   Лес закончился так же неожиданно, как и начался. Впереди снова было бескрайнее поле, а вдали виднелась большая гора. Вот к ней-то Лена и пошла, логично предположив, что в таком густонаселенном сказочными существами месте, она обязательно кого-то повстречает. Вот только кого?

    Шлепая лаптями по редким лужам, Лена с удивлением констатировала, что принимает происходящее с ней со странным спокойствием. То ли насыщенная жизнь ее уже ко всему приучила, то ли до сих пор в организме действовал самогон бабки-рыбачки. Огурцова справедливо полагала, что теперь уже ничему в этом мире не удивится. И даже если ее уволят с работы за такой длительный прогул. Да и тьфу на них, найдет она себе работу. Если что, Золотую рыбку поймает и попросит о помощи…

  - Осторожнее! Смотри, куда прешь!

    От неожиданности Лена дернулась и шлепнулась на землю тем самым местом, которое очень часто напрашивается на приключения. Прямо перед ней раскачивалась, словно маятник, змея. Вернее, маленький ужик с тремя головами, если быть совсем уж точным.

 - Господи, а ты-то кто?! - с вызовом спросила очнувшаяся от испуга девушка (надо заметить, что в детстве она часто этих самых ужей у бабушки в деревне ловила, поэтому совершенно не боялась данной гадины).

   Ужик перестал раскачиваться и укоризненно посмотрел на Огурцову:

   - Что, не признаешь? Даааа, времена настали. Былины и сказания канули в лету. Змей Горюнич я.

   И тут Лена стала хохотать. Сказалась и усталость, и моральное напряжение. Даже слово "хохотать" в данном случае было слабо сказано. Лена ржала, как тыгдымский конь, хватаясь за живот и размазывая текущие из глаз слезы по щекам.

  Данное проявление эмоций Змей Горюнич выдержал достойно. Холодные змеиные глаза двух голов, с сочувствием смотрели на бившуюся в истерическом хохоте девушку, третья же голова со скучающим видом разглядывала парящего в небе ястреба. Похохотав минут двадцать, Лена, наконец, успокоилась:

   - Извините, меня, пожалуйста. Просто мне представлялись вы несколько иным. Более мммм… огромным, что ли, и страшным. И с вами на битву богатыри выходили и целые толпы дружинников. А тут… 

   - Понятно. Я понял о ком ты говоришь. Это мой папа - Змей Горыныч. А я его сын незаконнорожденный. Поэтому и Горюнич. Папка меня не признает, алиментов не платит. Люди смеются. Мамке стыдно в глаза людям смотреть, - при этих словах из глаз одной головы трехголового ужа выкатилась крупная слеза и со звоном упала в траву.

   Огурцова почувствовала нестерпимую жалость к этому существу:

    - Не обращай на папашку внимания. Все мужики - козлы! Это мне одна старуха сказала. И Змеи Горынычи - тоже! Ты такой хороший и очень … Очень похож на папу. Он потом поймет, что был жутко не прав.

   Змей Горюнич благодарно взглянул на девушку:

  - Спасибо на добром слове, красна-девица. Меня редко кто жалеет, больше издеваются. А ты куда идешь-то?

   Огурцова вздохнула и в который уже раз рассказала свою удивительную историю. Все три головы ужика время от времени между собой переглядывались и о чем то перешептывались.

   - Да уж, занесло тебя. А к Ивану Царевичу теперь не пускают. Тут крепость Кощея, где Царевич сидел, штурмом пытались взять. Кощей испугался, что так недолго и вызволить пленника, поэтому и усилил охрану и свиданки отменил.

   Лена глубоко вздохнула. Почему-то она уже не удивлялась, что Судьба постоянно преподносила ей трудности и неприятные сюрпризы.

  - А кто посмел противостоять Кощею? - полюбопытствовала она.

  - Мальчик -с-пальчик, - коротко ответил Горюнич.  - Он как с Тибета вернулся, овладел там боевыми искусствами. Вообще с ним сладу нет. Всех мочит!

  Затем они немного помолчали. Трехголовый ужик нежился на коленях Лены, головы поочередно рассказывали анекдоты и предлагали «сообразить на четверых». Вскоре солнышко, еще недавно нещадно палившее оголенные плечи Огурцовой, устало начало падать за гору. Ужик посоветовал Лене поторопиться и заночевать в деревеньке, что находилась недалеко и была видна невооруженным глазом.

   Лена шла к деревне со странным чувством. За те пару дней, что она провела в этом сказочном мире, она настолько привыкла к событиям, происходившими с ней, что просто не представляла теперь, как будет жить без всего этого, когда выберется отсюда в обычный мир. Все ее теперешние похождения напоминали ей какую-то компьютерную бродилку, где она проходила различные уровни и, в итоге, должна сразиться с самым главным Злодеем (то, что ей придется бороться с Кощеем, подсказывала ее пятая точка, которая безошибочно чувствовала неприятности). Что или кто ее ждет впереди? Насколько все увиденное ею будет отличаться от общепринятого и понятного? И, если ранее, Лена просто мечтала избавиться от наваждения и поскорее очутиться у себя в родном городе, то теперь она жутко боялась проснуться и увидеть вокруг обыденный мир, серые, замученные работой и проблемами лица, туман в глазах и на улицах. Безысходность, с мелкими вкраплениями радости от долгожданных покупок и пьянок с друзьями. 

   Она так задумалась, что не заметила огромную репку, которая росла посреди дороги. Налетев на овощ, Лена вскрикнула от неожиданности и боли. Расшибленный нос болел ужасно, репка же от удара даже не покачнулась. Обойдя со всех сторон мутанта, Огурцова стала оглядываться в поисках хозяина репы. Чутье ее не подвело. Метрах в десяти на земле сидел дед и, глядя на первые звезды, появляющиеся на небе, задумчиво ковырял в носу.

  - Бабушку с внучкой ждете? Жучку и кошку, и мышку? - блеснула познаниями русских народных сказок Елена, обращаясь к дедушке.

   - Ну, если старый мешок с костями, тинэйджер и парочка животных смогут сдвинуть хоть на сантиметр этого монстра, то да. А вообще, трактор я жду, - недовольно ответил Дед, оторвавшись от созерцания содержимого своего носа.

  - Не подскажете, где в вашей деревне переночевать можно? - продолжала любезничать Елена.

   - Ну, коли бабло имеешь, можешь в гостинице остановиться. А так, приходи в любой дом, в сарае у всех сено имеется, там и заночуешь.

  - Спасибо, а как это у вас такая репка выросла? Просто необыкновенно большая. Теперь вам точно на год хватит.

  - "Фантой" поливал. Вырасти-то она выросла, только ее жрать невозможно, гадкая, со вкусом этой "Фанты". А убрать с дороги Кощей приказал, а то не сносить мне головы.

   Так как юный мичуринец вновь стал демонстративно ковыряться в носу, Лена сочла благоразумным не доставать его, а пойти по тропинке в деревню, пока окончательно не стемнело. Зайдя на территорию деревеньки, она постучалась в первый же дом и, о чудо, ей не только постелили в сенях, но еще и дали крынку парного молока и краюшку хлеба. Сытая и усталая Огурцова уснула мертвым сном, даже не заметив, как к ней в темноте пробралось какое-то существо и, осторожно прокравшись по одеялу, залезло к ней в ухо, с усилием отодвинув прядь волос.

   Проснулась Лена от мощного и довольно болезненного удара в пятку. С испугом вскочив, она протерла заспанные глаза и увидела рядом с собой огромного петуха, который, подбоченясь, косил на нее своим круглым глазом и кудахтал какие-то ругательства.

   - Ну ты и Петух! – с обидой произнесла Огурцова, вложив в это слово все свое презрение.

   Петух по-человечьи не понимал, но презрение в словах оценил, потому что начал готовиться к бою, подпрыгивая на месте и разминая затекшие крылья. «Заклюет насмерть» - пронеслось у нее в мозгу, как вдруг услышала в своем ухе голос: 

   -  Ты давай там,не тупи! Беги!

   Девушка достаточно уже пожила в этом удивительном мире, чтоб перестать удивляться. Так как совет был довольно благоразумным, то она, скатившись кубарем с сеновала, помчалась вон от петуха-убийцы. Пробежав где-то с километр, она остановилась отдышаться.

   - Чё-то не спортивная ты какая-то,- вновь услышала Огурцова.

  - Кто со мной разговаривает? - крикнула она в ответ, озираясь. В ухе невыносимо зачесалось, и на свет появился малюсенький человечек. Спустившись по прядям волос девушки, он ловко перебрался к ней на ладонь.

   - Ой какой ты хорошенький! - умилилась Огурцова.

    В ответ человечек нахмурил брови, и сложив малюсенькие ручки на малюсенькой груди, яростно зашипел:

   – Я тя постарше буду, так что ты тут не фамильярничай. Я те не кошара, чтоб меня за ушами гладить и муси-пусить со мной.

   - Но ты же Мальчик-с-пальчик, - возмутилась Лена на такую агрессию.

  - Я мальчиком был, когда тя еще родители и не планировали, так что еще можно поспорить кто из нас тут мальчик, - продолжал сердиться человечек.

   - Ну знаете. Я вас не просила мне в ухо залезать! Оно мое, между прочим!

   - И что? Жалко что ли? У тя их все равно два. Можешь одно в аренду сдавать.

   - Спасибо, я уж как-нибудь без подселения обойдусь.

    Разговор не клеился. Наконец, Мальчик-с-пальчик, перестал дуться и представился:

   – Анатолий Венедиктович.

   Лена придержала свободной рукой отпадающую челюсть, после чего, представившись, рассказала о своей нелегкой миссии. Анатолий Венедиктович лишь усмехнулся, пояснив, что о ее цели знает всё Тридесятое государство и скорее всего ее уже ищут слуги Кощея, чтоб казнить.

   - Как казнить? За что казнить? - обалдела Лена.

   - А ни за что. Для профилактики, - пожал крохотными плечиками Мальчик Анатолий. 

   Лена поняла, что впервые после того как она очутилась в Сказке, она испытывает дикий страх. Перспектива быть казненной без суда и следствия ей вовсе не улыбалась. Увидев, как настроение девушки портится, Мальчик-с-пальчик решил ее утешить:

  - Не бойся, там голову быстро рубят, ничего не почувствуешь!

   Скоро ли сказка сказывается, да не скоро дело делается. Анатолий Венедиктович оказался вполне приятным собеседником. Сидя в ухе у Огурцовой, он довольно интересно рассказывал о Тибете, о том, как монахи учили его боевому искусству и медитации. Девушке было немного щекотно от сидящего в ухе мальчика-с-пальчик, но зато она не чувствовала себя одинокой и потерянной в этом странном сказочном месте. Так же Анатолий рассказал, как к власти пришел Кощей. И что поначалу его правление было вполне приемлемым, пока он окончательно не забрал все в свои костлявые руки. Потом объявился Иван-Царевич и попытался сам занять трон, так как в его жилах текла царская кровь. Однако Бессмертный заупрямился и стал вести предвыборную борьбу очень нечестными способами. В итоге, когда Царевич пришел к нему и вызвал на честный бой, Кощей просто подослал к нему Крошечку-Хаврошечку и та сперла у него Меч Кладенец. А без меча Иванушка был «не аллё»

      Когда Елена робко вспомнила, что Кощей вроде должен умереть от сломанной иголки, спрятанной в различных утках-зайках, Анатолий Венедиктович психанул и успокаивал нервишки путем медитации. Около часа в ухе Огурцовой раздавалось лишь монотонное «Оооооооооооомммммммммм», от которого она сама чуть не сошла с ума. После пытки звуками Мальчик-с-пальчик просветленным голосом разъяснил, что это всё фигня и никаких иголок и яиц-убийц на самом деле не существует. В ответ Елена Алексеевна пригрозила парню, что если еще раз услышит его медитации в своем ухе, то он будет отправлен в самостоятельное путешествие посредством волшебного пенделя. На том и порешили.

    Между тем, они все ближе подходили к высокой горе, местами поросшей какими-то кривыми кустиками и обгаженной горными орлами. Анатолий Венедиктович предупредил Огурцову, что там живет Хозяйка Медной горы, баба стервозная, но вполне адекватная. Елена так же выслушала целую нотацию по поводу того, что о нахождении в ее ухе Мальчика-с–пальчик лучше не распространяться, так, на всякий случай.

   Вход в пещеру Хозяйки был богато украшен рубинами, сапфирами и горным хрусталем. В лучах заходящего солнца камни играли причудливыми красками, бросая разноцветные блики на несколько метров. В некоторых местах камни отсутствовали, что наводило на мысль о том, что некоторые жители сказочной страны предпочли видеть эти камушки в своем кармане. В самой пещере было на удивление светло, кругом висели люстры с непонятными узорами, каменные тумбы, газовая плита с заляпанной кастрюлей от убежавшей каши. И посреди этого каменного разнообразия стояла дородная женщина в шикарной короне, иссиня-черной косой до пояса и закатанным сарафаном, обнажавшим веселенькие панталончики. У Хозяйки Медной Горы (а это была именно она) в руках была швабра, которой она старательно елозила по каменному полу. Увидев Елену, хозяйка отшвырнула швабру и, уперев руки в боки, зычным и властным голосом произнесла:

   – Что надо? Уборка же идет! Посещение музея с 13.00 до 17.00. Вывеска для кого висит? Задолбали уже, никакой личной жизни!

   Откашлявшись, Елена пояснила, что она не в музей, а на личную аудиенцию к Хозяйке. Услышав, что девушка не интересуется посещением музея, Хозяйка протянула ей руку и представилась:

  – Маша!

   За чашкой горячего травяного чая, Елена в который уже раз рассказала свою историю. Маша слушала молча, лишь кивая головой. Закончив, Огурцова выдохнула и спросила, что ей теперь делать и к кому обратиться за помощью.

   - Делать нужно что-то, это да, но вот что именно, кто ж тебе подскажет. Сказочница, конечно, прикольнулась, отправив тебя сюда. Ты прям попала в самую жо… Ой, прости за такие слова. У нас сейчас неспокойно, все эти Царевичи в заключении, Кощеи зажравшиеся. Что ты сможешь сделать? Да ничего. Мы то чего, люди маленькие, живем себе, как придется. Да, налогов сделали до хрена, бешенные цены, безработица процветает. Но, а что мы сделаем? Переть против армии Кощея? Так он нас изрубит всех на жульен. Он то бессмертный, а нам дана лишь одна жизнь.

   - Так если так думать все будут, оно так и останется без изменений. Вы объединиться не пробовали? Ведь сказочный народ это такая сила!!! - Лена всплеснула руками.

   - А тебя на работе все устраивает? – вдруг спросила Хозяйка Медной Горы.

  - Нет, конечно, а что? – удивилась Огурцова, не чувствуя подвоха

   - Ну раз что-то не устраивает, почему ты не объединяешься с коллективом и не устраиваешь взбучку руководству?

  - Эммм… Нууу…. Так ведь... – Елена замялась, не зная, что сказать.

  - Вот ты и ответила на свой вопрос, почему жители сказочного мира не дергаются, – Маша тоскливо посмотрела куда-то вдаль и стала стирать со стола несуществующую пылинку. – Лучше худой мир, чем хорошая война!

  - А на счет Сказочницы. Вы тоже не в курсе, где ее найти?- Огурцова с надеждой заглянула в бездонные глаза Марии.

  - По последним данным, Сказочница сейчас в гостях у Кощея.

  - Как у Кощея? Он же узурпатор! Он же ее может в темницу посадить! – забеспокоилась девушка

 - Кого? Сказочницу? Посадить? — Маша рассмеялась. — Сказочница неприкосновенна. Она как Швейцария. Она как Архитектор в «Матрице». Она не вмешивается в происходящее здесь, но по одному ее щелчку пальцев Кощей рассыплется, как горох из стручка. Это же она нас всех создала.

   Лена сидела молча, переваривая информацию. Вроде и указала ей путь к Сказочнице Хозяйка Медной горы, но перспектива ломиться в замок к Кощею для аудиенции со Сказочницей, ее не прельщала.

   В этот момент в ухе девушке зашевелился мальчик-с-пальчик:

   - Так, ты информацию получила? Получила. Чего сидишь? Кого ждешь? Пошли уже в замок к Кощею. Ты главное туда зайди, а там я сам все решу. Ваньку-то выручать нужно.

  Спорить с Анатолием Лена не стала, поэтому, скоренько попрощавшись с Хозяйкой, девушка отправилась в сторону царства Кощея.

   За время, проведенное в этом странном мире, Елена изменилась до неузнаваемости. Появилась в ее лице какая-то решимость и бесстрашие. Да и внешне она выглядела теперь не как зеленый замызганный кабачок, а от свежего воздуха и натуральных продуктов превратилась в сказочной красоты девушку с румяными щечками и косой до пояса (да, волосы в сказке отрастали с неимоверной быстротой, даже ноги приходилось брить два раза на день). На пути в Кощеево царство встретила она Крошечку-Хаврошечку и дала ей леща увесистого за то, что меч-кладенец у Ивана Царевича умыкнула. Мальчику-с-Пальчик такие изменения в Огурцовой приносили неимоверную радость. Они вообще очень сильно подружились, и девушка всерьез задумывалась над тем, чтобы сдать ему в аренду одно ухо.

   По пути к узурпатору особых препятствий Огурцова не встречала, но идти было трудно из-за неизвестности. Как пройдет встреча? Внемлет ли ее просьбам Кощей об освобождении Царевича или снесет голову без суда и следствия? Но больше всего Лена переживала за Сказочницу. Удастся ли ее застать? Вернет ли ее бабка обратно в реальный мир? И, самый страшный вопрос, на который девушка боялась ответить самой себе: хочет ли она возвращаться? Да, конечно, там были мама и папа, друзья, работа. Квартира в конце-то концов. А тут?! А тут были новые друзья, свобода, чистый воздух, умиротворенность и… нужность. Она была нужна этим сказочным персонажам. Сорока-белобока принесла ей на хвосте весточку, что народ начал буянить в ответ на репрессии Кощея. Поднималось недовольство, начались погромы. Тридцать три богатыря вылезли наконец из моря и тоже направились к Кощею, под предводительством Черномора. Семь гномиков тоже, передав Белоснежку с ее аппаратом искусственного дыхания Айболиту, отправились чинить беспредел и отстаивать свои права.

  За Огурцовой, можно так сказать, шла армия. Сказочная армия. Ей, конечно, не улыбалось быть зачинщиком, но Мальчик-с-Пальчик ее всячески подбадривал и успокаивал.

  Осталось пройти небольшой лесок, за которым, по прогнозам, находился замок Кощея. За одной из веселеньких березок, перед девушкой открылась полянка с домиком на курьих ножках. Можно даже сказать на бройлерных ножках. Лене всегда было интересно, как работает мантра «повернись-ко-мне-передом», поэтому, набрав побольше воздуха в грудь, она прокричала сказочное заклинание. Избушка стояла как вкопанная и не думала шевелиться.

  - Везде обман! - вслух сказала Огурцова и подошла ближе.

   Двери избушки тут же отворились и вниз была сброшена веревочная лестница. Поднявшись наверх и пройдя в избушку, Елена увидела светлую комнату с евроремонтом, что-то типа квартиры-студии. У плиты хозяйничала симпатичная девушка, создавая на маленьком столике шедевр японской кухни под названием суши.

  - О! Какие люди! – воскликнула хозяйка избушки и жестом пригласила присаживаться за стол.

 - Вы чё, Баба Яга?! – обомлела Огурцова.

 - Что?! Я?!  Нет, я ее внучка. Моя древняя родственница померла давно. Мне вот домик завещала. Теперь я тут живу.

  Елена Алексеевна отчаянно хлопала глазами, пытаясь собрать в кучу мысли:

   - А разве баба Яга не вечная?!

   Внучка Яги, вытерев руки подолом фартука, укоризненно посмотрела на девушку:

   - Сколько ж ей небо-то коптить можно было? Пожила и хватит. Молодым везде у нас дорога. Суши будешь?

   Кушая вкуснейшие суши и запивая все это чаем, девушки представились. Внучка Яги назвалась Айседорой Ягой и старательно подкладывала Лене все новые кусочки лакомства. Болтали о погоде и о проблемах с жильем в современном Лукоморье. Через полчаса Огурцова вдруг почувствовала нестерпимую тягу ко сну. Ойкнув, она рухнула лицом прямо в тарелку с остатками риса и захрапела.

   Очнулась Лена от того, что никак не могла пошевелиться. Повертев головой, она обнаружила себя накрепко привязанной к стулу. Одна из перегородок избушки съехала в сторону, обнажив огромную печь. Возле этой печи орудовала Яга младшая, подкладывая дров и что-то тихонько напевая. Обернувшись, она увидела, что Огурцова очнулась и, не переставая подкладывать дров, произнесла:

   - Вот ничему Вас жизнь не учит. Ну сколько уже говорят о генетике. Что яблочко от яблоньки не далеко падает. Нет, все равно в мои хоромы лезут. Я ж, рыбка моя, тоже деток кушаю и добрых молодцев. Но ты тоже сойдешь, не переживай!

   С этими словами Айседора открыла дверцу шкафчика и достала целый набор ножей для разделки мяса.

   - Э-э-э! - заверещала пленница,- Меня есть нельзя! Я токсичная! Насквозь пропитанная ГМО и гамбургерами! Вы что, отравиться хотите?!

   Яга с сомнением посмотрела на девушку, а потом, беспечно махнув рукой, произнесла:

   - Да лан, я тебя в марганцовке вымочу.

  Взяв самый большой нож, Айседора, насвистывая «чижик-пыжик», двинулась по направлению к девушке. И тут случилось странное. Как только кровопийца приблизилась, она как-то неестественно дернулась, после чего ее стало мотылять из стороны в сторону. Пытаясь удержаться на ногах, Яга выронила нож и стала орать от испуга, как ненормальная.

   Связанная Лена очумело смотрела на эти демонические движения, силясь понять, что происходит. Между тем, словно невидимая рука колошматила Ягу об стенки и пол до тех пор, пока она не вырубилась. Глядя на распростертое тело среди разрушенной мебели, Лена прошептала:

   - Анатолий Венедиктович… Это Вы сделали?!

 - Конечно я! Ты тут еще кого-то ждешь?! - Мальчик-с-пальчик проворно взобрался по ноге девушки и развязал веревки.

   Высвободившись, Огурцова пулей вылетела с избушки и помчалась не оглядываясь из страшного места

    Наконец, впереди показался замок Кощея. Был он украшен флагами, на окнах болтались веселые занавесочки с принтом «сердечко». Ворота были распахнуты настежь и никакой стражи.

   - Это что ? Где охрана? Почему меня никто не вылавливает, чтоб казнить? – искренне недоумевала Елена. 

  Анатолий Венедиктович, сидя в ухе у девушки, только хмурил брови и даже не язвил. Пройдя внутрь замка, девушка снова никого не обнаружила. Она уж было обрадовалась, что Кощей сбежал, как навстречу ей попался какой-то человек во фраке. Слегка кивнув Огурцовой, он велел ей следовать за ним. Послушно пройдя через несколько залов, она зашла в небольшую комнату. Вокруг были разбросаны толстые ковры, в камине ярко горел огонь, а посередине комнаты стоял трон с сидящим на нем Кощеем, укутанным по самые уши в теплое одеяло. Хоть Лена и слегка подозревала, что в Лукоморье все сказки шиворот-навыворот, но Кощей оказался и впрямь Кощеем. Был он худ неимоверно, лицо, изможденное, серого цвета, покоилось на тонкой шее, а на ногах были валенки. На немой вопрос Огурцовой, Кощей только махнул рукой:

   - С сосудами проблема. Мерзну все время.

  Помолчав и поплотнее укутавшись в одеялко, он продолжил:

  - Так это ты, та самая Елена, которая не из Премудрых и не из Прекрасных, смуту наводишь? Какого хрена приперлась в мое царство и чинишь тут беспорядки? Жили все тут, не тужили… ХОБА! Появилась, не запылилась. Теперь тебе голову с плеч сносить придется. А я этого так не люблю! Ну, что скажешь, негодяйка?

   И тут Огурцову прорвало. Она высказала Кощею все, что думала о его правлении, о заточении Ивана Царевича, об отсутствии отпуска у ученого кота и всеобщем безобразии среди сказочных персонажей. Говорила она горячо и от всего сердца, размахивая руками и сверкая глазами, не хуже лампочки Ильича.

    Кощей слушал ее речи, подперев свой обтянутый кожей череп и откровенно скучал. Когда Елена выдохлась, Кощей со вздохом поправил массивную корону и сказал:

  - Бред вы, девушка, несете! Царевича закатал в темницу, но не убил же! Сидит в темнице на полном обеспечении. На налоги граждан Лукоморья, между прочим. Он уже поправился килограмм на двадцать! Жрет да спит! Кот про отпуск врет. Два раза к нему с отдела кадров приезжали в такую даль, предлагали отдохнуть. Так он сам не пошел! Потому что у него работа – это и есть отпуск по сути! Сиди себе на дереве да с русалкой болтай! Про безобразия лукоморцев слыхом не слыхивал! Надо будет у министров спросить, что на местах творится. Так что ты тут не особо перья-то распускай! Добрый я сегодня, отпускаю. Иди отседова подобру-поздорову!

   Огурцова оторопело уставилась на Кощея. Она была готова к драке, к спорам и даже к заключению в темнице, но никак не к благодушно настроенному узурпатору, который разъяснил ей необоснованность претензий. Моргая глазами, она нерешительно топталась на месте, как вдруг в ухе у нее зашевелился Мальчик-с-пальчик.

   - Пусть он покажет тебе Ивана царевича! Убедись, что все в порядке с ним! – горячо зашептал он.

  - Кощей! Я благодарна Вам за разъяснения, – официальным тоном начала Елена. - Но не соблаговолите ли Вы показать мне Ивана? Хочу убедиться, что с ним все пучком и ему ничего не грозит!

 - Да без проблем, – Кощей пожал плечами, встал с кресла и пошел прочь из тронного зала, поманив за собой Огурцову.

    Кряхтя и поскрипывая всеми частями тела, он спустился по узкой винтовой лестнице в подвал, подошел к массивной двери и, открыв ее, махнул девушке приглашающим жестом. Как только Огурцова зашла в комнату-темницу, Кощей быстро закрыл дверь с другой стороны на засов.

  Поняв свою оплошность, Елена начала стучать кулаками и ногами по двери:

   - Выпустите меня немедленно! Так переговоры не ведутся! Это обман!

   - Конечно обман! – захихикал за дверью Кощей. - Ты совсем что ли наивная?! Кто ж Кощею верит-то? Я узурпатор! Я есмь царь! Я зло костлявое! Я квинтэссенция тьмы!

   - Учти, беспредельщик! За мной идет армия!!! Тебя лукоморцы изрубят на окрошку! Понял?! - девушка еще раз ударила по двери, но ответом была тишина, Кащей уже ушел в свои палаты.

   Поняв, что ругаться с дверью бесполезно, Огурцова огляделась. Темница представляла собой небольшую комнату с узенькой кроваткой и небольшим письменным столом, за которым восседал симпатичный юноша и что-то старательно писал на листе бумаги, то и дело окуная перо в чернильницу. Закончив, молодой человек поднял глаза:

   - Так, призыв к революции я написал. Сейчас с почтовым голубем отправлю и будем ждать реакции народа!

  - Я так понимаю, вы Иван Царевич? - Елена была немного смущена таким спокойствием узника.

  - Он самый. А ты и есть та самая Елена, которая всю эту бучу подняла? Вот скажи, тебе оно надо?

   - Что???? – девушка аж опешила от таких заявлений, -То есть тебя тут все устраивает? Сидеть в заточении для тебя это счастье?!

  - Здесь безопасно, – Иван Царевич пожал плечами. - Мне ж главное руководить! Манифесты писать, подначивать народ. Я Царевич, а не дурак! Вдруг на поле боя мне голову снесут? Кто тогда руководить будет?

  Елена Алексеевна сидела на полу темницы и шепталась с Мальчиком-с-пальчик. С Царевичем она больше не разговаривала, потому что кроме как презрения из-за его трусости, она к нему больше ничего не испытывала. Анатолий Венедиктович, между тем, предлагал довольно оригинальный план побега: пролезть сквозь замочную скважину и поискать меч-кладенец. План был простой, но осложнялся тем, что Елена в замочную скважину пролезать отказывалась.

  - Я ж не Алиса из Страны Чудес, - яростно шептала Лена. - Это она грибы да пирожки жрала и размерами менялась! Я-то так не могу!

 - Хорошо, – Анатолий Венедиктович вздохнул. - Тогда план такой: я сбегаю, ищу меч-кладенец, возвращаюсь за тобой, мечом рублю дверь в щепки и потом идем мочить костлявого!

  - Давай сначала ты найдешь меч, а там по ходу пьесы разберемся, - Огурцова, как могла, оттягивала побоище. И не потому что она была трусихой. Она просто никогда в жизни не дралась. А уж с мечом супротив бессмертного и подавно. Она себе даже представить не могла, как это делать.

   Когда Мальчик-с-пальчик, проскользнув в замочную скважину, убежал, Елена задумалась. Какая-то нестыковка выходила. Она точно помнила, что Кощеев во всех сказках убивали при помощи сломанной иглы из яйца (из утки, из зайца, из ларца), а тут меч. При чем тут меч? Покосившись на Ивана Царевича, обнаружила, что тот сидит на кровати и, беззаботно болтая ногами, лузгает семечки и разглядывает свое отражение в маленьком зеркальце.

  - Почему Кощея не пытались убить с помощью иглы? - задала она вопрос вслух скорее даже себе, чем Царевичу. Но Ивану было, видимо, скучно, потому что он перестал есть семечки и, развернувшись к Елене, досадливо произнес:

  - Да кому ж интересно искать годами этот сундук, полный животных? Учитывая, сколько столетий прошло, они все сдохли и кости их истлели! Да и не знает никто, где он находится. Сказочница не говорит. А может эта старая кочерыжка и сама не помнит, где оно все находится. Хорошо хоть меч-кладенец произвела. Был он у меня вот в этих красивых и сильных руках. Но одна маленькая негодяйка его сперла, а без него даже не стоит и пытаться с Кощеем справиться.

  Елена усмехнулась:

  - Я этой ворюге надавала по шее, чтоб знала впредь, как воровать и пакостничать.

   Иван с уважением посмотрел на девушку, потом, прищурившись, произнес:

   - Сдается мне, что на тебя напраслину возвели, оклеветали, так сказать.

   - В смысле?- Огурцова непонимающе уставилась на юношу.

    - Да мне буквально на днях голубица весточку принесла от какого-то тайного персонажа. В записочке той меня предупредили, что б я с тобой не общался, что Кощей тебя склонил на свою сторону и подошлет тебя ко мне шпионить да планы революционные выведывать. А я за тобой понаблюдал да и вижу, что не такая ты! Да и Мальчик-с-пальчик, настоящий мужик, поможет нам!

  - Так значит ты притворялся трусом? - радостно вскричала Елена.

 - Тихо! Чего разоралась! Тут кругом уши! - Царевич предостерегающе приложил палец к губам. - Значит так! Я тебе сейчас помогу сбежать, но тебе срочно нужно найти моего Серого Волка. Без него, уж прости, Кощея мне не одолеть.

   - Через замочную скважину сбегать? - кисло заметила Огурцова.

  - Нет, мне семь гномов ход тайный прорыли на всякий случай. Сам сбежать не могу, Кощей сейчас расслаблен, пока я тут нахожусь. А если сбегу, он всю нечисть соберет для охраны. Нам нужно внезапно напасть, да и меч сначала достать.

   С этими словами Иван Царевич откинул шконку и показал изумленной девушке лаз на свободу:

   - Как выйдешь, иди в лес, там мой Серенький в тоске живет да меня ждет. Вместе с ним ждите меня возле кощеева дворца. А я Анатолия Венедиктовича с мечом дождусь. Пока весточки отправлю Лукоморцам, чтоб готовились к битве славной!

   Перед тем, как полезть в зияющую пустоту, Елена Алексеевна сердечно обнялась с Иваном и сгинула в проеме.

   Гномы, конечно, постарались на славу. Проход, выдолбленный ими был просторный и светлый. Если честно, Елена боялась, что придется как в рассказе «Побег из Шоушенка», ползти через нечистоты и в грязи. К счастью, обошлось. Выбравшись на волю, девушка прямиком помчалась к темному лесу, что находился неподалеку. Она больше ничего не боялась. Окрыленная тем, что близится развязка всему этому кощееву произволу, Огурцова влетела в лес, как пущенная из лука стрела. Пробежав еще километров пять, она вылетела на опушку на которой сидел Волк… Серый… С бабочкой-галстуком на шее.

  - Добрейший вечерочек! - Волк улыбнулся (ну, если оскал можно назвать улыбкой) – И куда же направляется такое милое создание? К бабушке? А где корзиночка с пирожками?

   Елена сначала опешила от такого начала разговора, а потом рассмеялась:

    - Вы меня с Красной Шапочкой перепутали! А я Елена Огурцова. Без всяких там шапочек и пирожков.

   Волк сразу перестал улыбаться и медленно начал подкрадываться к девушке со словами:

   - Что ж, без шапочек даже лучше переварится, а то у меня язва.

   Елена начала лихорадочно оглядываться в поисках какого-нибудь завалявшегося пистолета или, на худой конец, палки "по-башке-стучалке". Как назло, на земле росла только мяконькая трава и грибы. Елена не помнила ни одного случая, чтоб от нападения волка можно было отмахаться грибами. И вот, как только она уже потеряла надежду на спасение и перед глазами начали мелькать картинки из жизни, раздался жуткий рев и на поляну выскочил еще один волчара.

    О, вот это был волк. Волчище! Огромный, как конь. Ну ладно, со страху показалось, конечно, что такой большой, но все равно очень крупный. Серый Волк царевича (а это был именно он), угрожающе оскалил клыки и, встав перед противником, загородил собой трясущуюся девушку.

  Волк в галстуке-бабочке тут же смиренно сел на задние лапы и примиряюще снова улыбнулся:

   - Воу-воу, палехче, братюня! Ну ошибочка вышла, с кем не бывает! Рад, что вы тут все дружите и все такое. Короче, это, я пошел.

    С этими словами пожиратель шапочек медленно попятился и исчез в чаще.

Серый Волк повернулся к девушке:

   - Ты чего одна в лесу бродишь? Если не волк, так какой другой зверь сожрет!

   - А я, собственно, Вас искала. Вам привет от Иван Царевича.

   Услышав про царевича, Волк издал торжествующий вопль:

    - Жив шельмец, не забыл своего лохматого друга.

   - И не забыл, помнит и очень огорчен, что вас рядом нет, - горячо убеждала Елена зверюгу. - Он просил передать, чтоб мы с вами ждали его сигнала. Как мальчик-с-пальчик ему меч-кладенец добудет, мы с подоспевшей армией лукоморцев в бой пойдем!

  - Наконец-то, - Серый Волк так страшно клацнул зубами, что Лена ойкнула.

 - Не думаю, что Венедиктович так скоро найдет меч, тебе нужно заночевать где-то. Пошли к трем поросятам.

  Лена залезла на волка и, обняв его за шею, поскакала  в гости.

   А у поросят было весело. Они устроили вечеринку и там присутствовали в качестве гостей: курочка Ряба, Малыш и Карлсон, Чебурашка и крокодил Гена, а также, в качестве почетного гостя - Спящая Царевна. Малыш с поросятами пил молоко, Карлсон настойку из забродившего варенья, а остальные угощались изысканным винмо из высокогорных виноградников, кроме Царевны. Она просто лежала нарядная в хрустальном гробу и мирно посапывала в ожидании пробуждающего поцелуя. Огурцову приняли с распростертыми объятиями. Попросили рассказать последние новости и предупредить, к чему им готовиться. Карлсон нарезал круги под потолком и ликующе орал:

   - Давайте пошалим!

   Крокодил Гена прятал в меха гармошки кинжалы, готовясь к предстоящему бою. Курочка Ряба усиленно неслась, чтобы было чем закидывать неприятеля. Волк же остался ночевать на крыльце, потому что ему было жарко в доме, да и нужно было успеть пометить новую территорию.

   Утро Лукоморцев ожидало хмурое. Дождя не было, но на небе иссиня-черные тучи угрожающе собирались в кучку. Где-то были слышны раскаты грома. Крокодил Гена, дружески потрепав Лену по плечу, произнес:

   - Гармошкой чую, сегодня будет битва!

   Около полудня к  хате поросят стали подтягиваться сказочные герои. Весть о предстоящей битве облетело все Лукоморье. Каждый посчитал своим долгом поддержать Огурцову. Богатыри привезли девушке кольчугу и учили владеть палицей. Куклы Карабаса-Барабаса (с его слов, они тоже решили поучаствовать в этом шоу) обговаривали, что пойдут самыми первыми на случай, если противник будет обстреливать их армию из лука. Куклам-то пофиг, если в них стрела попадет. Мальвина и Золушка организовывали полевую кухню. Карлсон собирал в авоську яйца Курочки Рябы и смазывал пропеллер. Все были при деле, сосредоточены и настроены на победу. Вскоре прилетела голубица с вестью от Царевича. Мальчик-с-пальчик достал таки меч-кладенец и теперь они с Иваном, благополучно сбежав через тайный ход, ожидают их у кромки леса.

    И вот армия Лукоморцев двинулась к замку Кощея. Впереди, на Сером Волке, с мечом наперевес, мчался Иван Царевич. Следом, на ослике Иа, скакала Огурцова, а следом бежали  все остальные. Возле замка их уже ожидали приспешники Кощея. Бессмертный, прознав про побег Ивана, в спешном порядке подтянул своих злобных воинов. Кикиморы, оборотни, вурдалаки стояли нестройными рядами злобно вращая глазами и выкрикивая ругательства.

   И началась Великая Битва! Иван Царевич с Кощеем, пользуясь правами предводителей, скрещивали мечи друг с другом, а вокруг них развернулось побоище между остальными жителями сказочной страны. Над сражением кружились, словно два ястреба Карлсон и Айседора Яга в ступе. Карлсончик пулял в Ягу яйцами, а она пыталась прихлопнуть его метлой. Мальчик-с-пальчик, пользуясь своим малым ростом, подкрадывался к неприятелям и раскидывал их во все стороны, используя приемы шаолиня.

    Битва была в самом разгаре, как вдруг раздался громоподобный голос:

   - А ну отставить! Прекратить это безобразие!!!!

    Все стали оглядываться и вдруг увидели старушку с глазами разного цвета. Огурцова вмиг узнала Сказочницу, из-за которой и начались ее приключения. Между тем, бабулька приблизилась к Кощею и Ивану. Глаза ее сверкали, словно светофор в ночи. Подойдя к дерущимся предводителям, она отвесила подзатыльники обоим, после чего произнесла:

   - Как дети малые! Ей богу, оставила на пять минут, сходила за хлебушком, называется! Это что у вас тут происходит? Кто зачинщик?

   Кощей, вытирая слезы обиды, показал дрожащей рукой на Огурцову:

   - Она! Все она тут замесила!

 Иван Царевич, прошептав «Ябеда!», пребольно пнул Кощея ногой под зад.

  Сказочница посмотрела на Огурцову:

- Мать честная! Ты?! Я тебя зачем в Сказку отправила? Чтоб отдохнула, воздухом подышала, а не устраивала тут эту вакханалию!

   Елена, убрав со лба прилипшую челку, гневно произнесла:

   - Да не могу я спокойно смотреть на произвол Кощеевский! Знала бы ты, что тут творится!

    - Я знаю, что тут творится, - оборвала Сказочница девушку, - Так всегда было и будет! Всегда есть Добро и всегда есть Зло! Это как черное и белое… Как Инь и Янь. Так было со времен возникновения жизни на земле. Это закон противостояний. Не было бы зла, то и добра бы не было… И наоборот. Добро тем сильнее, чем зла больше… Приди Иван Царевич к власти, думаешь остался бы таким же милым и добрым? Неа! Власть еще никого хорошим не оставляла… Система бы под себя прогнула. И однажды лукоморцы бы увидели, что Иванушка-то стал зажравшимся политиканом, позабывшим про народ. А так все в порядке: Кощей – это средоточие Зла, Иван – Добра. И это и есть равновесие! Не позволю в своей Сказке гибнуть никому. Вы посмотрите, что натворили!! А ну-ка, марш по своим сказочным участкам!

   Все стали смущенно переглядываться и, краснея со стыда, расходиться… Кащей, показав на прощание Царевичу язык, спешно ретировался в замок.

    Сказочница подошла к Огурцовой и, предложив ей жестом присесть на травку, продолжила:

   - Не понять тебе, девонька, сказку эту. Да и засиделась ты тут, домой тебе пора возвращаться, в свой мир. Попрощайся тут и я тебя обратно отправлю.

   Елена со слезами на глазах обняла Ивана, потрепала по шерстке Серого волка, помахала рукой всем Лукоморцам, кто еще не успел уйти. Последним, с кем она прощалась, был Мальчик-с-пальчик. За время, проведенное в Сказке, Лена так прониклась к этому воинствующему и находчивому другу, что расставание с ним далось ей тяжелее всего. Анатолий Венедиктович на прощание залез к девушке в ухо, нашептал ей всякой нежности и со вздохом отправился в лес, за остальными.

   Бабулька вновь достала из авоськи бублик, пожевала его, прошептала свои сказочные слова и….

    Елена Огурцова спешила на работу. С неба накрапывал дождик, но было тепло. Она немного опаздывала, потому что новые туфли натерли ей ноги и идти было очень некомфортно. Всю дорогу она лихорадочно соображала, была ли она в Сказке или это был всего лишь сон. На перекрестке даже несколько раз оглянулась, ища взглядом странную старушку. Но, все было как обычно, серо, буднично, многолюдно.

    Забежав в офис, с удивлением обнаружила, как коллеги стоят кучкой и что-то горячо обсуждают. Увидев Огурцову, поделились новостями. Оказывается, их директора-деспота, товарища Гудбаева сняли с должности и вместо него прислали нового, должен прибыть с минуты на минуту. Кто он и кем поставлен на должность, непонятно. 

      Внезапно входная дверь распахнулась и на пороге возник мужчина. Был он высок и статен. Костюмчик сидел, как влитой. И вообще, судя по тому, как женская часть коллектива в восторге стала закатывать глаза, мужчина он сказочно брутален! Елена Алексеевна смотрела на вошедшего со странным чувством. Он казался ей очень знакомым, словно она его уже где-то видела. Между тем, мужчина представился:

  - Добрый день! Я ваш новый директор. Зовут меня Пальчиков Анатолий Венедиктович.

    Огурцова ахнула и присела на стульчик. Все пазлы сложились. Это был Мальчик-с-пальчик из сказки. Только в этом мире он был под два метра ростом. Так значит это был не сон?!

    Потом все по очереди заходили в кабинет нового директора, знакомились, рассказывали о своей работе. А когда зашла Огурцова, директор после очень теплой беседы с ней, предложил вечером прогуляться.

    - У меня такое чувство, что я вас, Елена Алексеевна, очень давно знаю, вот только не могу вспомнить откуда! - признался новый директор и покраснел. Огурцова тоже засмущалась и согласилась прогуляться после работы.

 

Эпилог

     Два очень счастливых человека шли по парку, держась за руки. Она смотрела на него своими прекрасными изумрудными глазами, а он, с высоты своего двухметрового роста с нежностью ловил ее взгляд. Никого они вокруг не замечали, потому что были слишком поглощены друг другом. И не обратили внимания на забавную старушку, сидящую на скамеечке с авоськой. Бабулька грызла бублик и по-доброму улыбалась, глядя на влюбленную пару. Доев, бабушка встала, поплевала через плечо и, обернувшись голубкой, улетела ввысь…         

                                    КОНЕЦ

+2
08:44
113
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Alisabet Argent

Другие публикации