Светлана Ледовская

Психическая атака

16+
Психическая атака
Работа №1. Тема дуэли: Обрушение небосвода
Текст:

Все в оркестре были уверенны что дальше тыловых вокзалов их не пошлют. Будут стоять на перроне и играть, провожая уходящие на фронт эшелоны. Но не было никаких вокзалов, не было «Прощание славянки», почти с ходу их бросили в бой. Официально это называлось «поддержать войска в момент психической атаки». Командование решило, что исполнение марша «Гренадер» в тот момент, когда наши полки в сомкнутом строю без единого выстрела идут на противника, подавит волю немцев и заставит их бежать без оглядки. Музыканты, доставая инструменты из чехлов, с недоумением озирались по сторонам и молча располагались на отведённых им местах. Иван видел, как строились наши полки, готовясь почти к самоубийству. Солдаты стояли небольшими группами, поглядывали на оркестр и тихонько разговаривали. В основном Ивана окружали усталые солдаты в потертых шинелях с медалями на груди и в растоптанных сапогах. Где-то слышался хриплый смех, но какой-то неправильный, надсадный. Человек явно выдавливал его из себя, стараясь прикрыть страх перед тем, что сейчас должно было произойти. Потом разнеслась команда, и все зашевелились. Бывалые солдаты с хмурыми и серьезными лицами практически незаметными, но решительными движениями запихивали в середину колон новобранцев - мальчишек с восторженными глупыми улыбками. Эти юнцы ещё не могли оценить надвигающейся опасности, и многие в ожидании геройских подвигов с гордостью и нетерпением посматривали по сторонам. Стоящий рядом щеголеватый высокий седой капитан с орденом «Святого Георгия» на груди, судорожно затягиваясь сигаретой, отдавал приказ совсем молоденькому пареньку с погонами прапорщика, о доставке в тыл пакета с депешей. Мальчишка спорил, что-то доказывал, еле сдерживая трясущиеся губы, готовый расплакаться в любой момент. Но капитан гаркнул на него и указал рукой на стоящий недалеко автомобиль. Иван видел, как паренек шел, и украдкой смахивал рукой слезы. От другой колонны приближался мертвенно-бледный и злой подпоручик, чуть постарше прапорщика, но уже с медалью на груди. Как только они сели в машину, та сразу тронулась, оставляя за собой шлейф из дорожной пыли. Наконец колоны приняли походный строй, солдаты примкнули штыки к винтовкам. Капитан, отбросив окурок, трясущимися руками вновь закурил сигарету и встал перед солдатами, держа в руке пистолет, готовый вести бойцов за собой. Военные оркестры, находящиеся на дальней линии, дружно грянули марш. И колоны нестройными рядами - кто-то пошел не с той ноги, кто-то запоздал, а кто-то, наоборот, начал движение раньше команды - при первых звуках марша двинулись навстречу противнику, по пути выравниваясь и стараясь печатать шаг. Какое-то время над будущим полем боя были слышны только звуки музыки с лидирующей партией барабанщика, отбивающего ритм для движущихся колон. Послышался свистящий, все нарастающий звук, перешедший в громкий взрыв, за ним другой, третий. Немецкая артиллерия открыла огонь. Солдаты как подкошенные с криками падали, не успев сделать ни единого выстрела. Роты после первых залпов еще пытались сомкнуть строй, переступая через погибших и раненых товарищей. Но, когда подошли поближе к окопам противника, и немцы открыл огонь из пулеметов, дрогнули и побежали. Кто-то с криками «У-р-р-а-а», кинулся на фрицев, кто-то, наоборот, бросив винтовку и перепрыгивая через препятствия как затравленный зверёк, несся в сторону своих позиций, по дороге закрывая ладонями уши, чтобы не оглохнуть от продолжающейся канонады, бестолковой стрельбы, криков раненых и умирающих. Пулеметы работали, не останавливаясь, пули летели разъярёнными осами, кося ряды пехоты, калеча и убивая людей. Атака захлебнулась. Оставшихся в живых и добежавших до окопов противника, немцы приняли в штыки. Иван не видел, что творилось впереди, разрывы снарядов кучно ложились около полковых оркестров. Артиллерия противника старалась заставить замолчать музыкантов, чтобы окончательно сорвать атаку. Грохот взрывов заглушал музыку и все уже давно играли вразнобой, но по-прежнему оставались на своих местах, оглушенные и растерянные. После очередного залпа, на том месте, где стоял капельмейстер, появилась большая воронка, а рядом стоящие музыканты замертво попадали сломанными куклами. Раздавшийся рядом взрыв Иван не услышал, только ощутил сильный толчок и он, здоровый мужик, взлетел как мячик верх, раскинув руки, словно хотел обнять небо. Наверное, это длилось мгновение. Но Ивану казалось, что он парит над землей непозволительно долго. А потом удар и наступила тишина. Странная тишина, не естественная и оттого ещё более пугающая. Она оглушила его еще сильней, чем канонада, гремевшая со всех сторон. Как будто все звуки кто-то очень сильный и могущественный одним движением выключил. Иван с трудом открыл глаза. Сначала он увидел море. Оно было какое-то неправильное: голубое в красную крапинку и почему-то падало на него. Казалось, еще немного и оно обрушится всей своей мощью, сметая все на своем пути как разбушевавшийся шторм, поднимая свои волны выше домов. Иван дернулся, стараясь увернуться от этого страшного в своем неистовстве урагана, попытался перевернуться на живот и уползти, но море крутанулось вслед за ним, и Иван понял, что это не вода, это небо, а красные пятна - это кровь, застилающая глаза. Рядом увидел Николая, все еще стоявшего на ногах и игравшего на трубе. Вот только его щеки раздувались, а из инструмента не вылетало ни одного звука, чуть дальше находился барабанщик, отбивая беззвучную дробь. За тишиной пришла темнота. Страшная, пульсирующая в голове тем самым барабанным боем, который он не мог услышать в последние моменты перед забытьем. Голова раскалывалась так, что, казалось, мозги закипают. Тело прострелила боль, во рту почувствовал вкус железа и стон вырвался сам по себе. Мелькнула мысль, если он чувствует боль, значит, живой. Но почему так тихо? Его кто-то пихнул, потом еще раз, но уже более ощутимо и, схватив за ноги, потащили. Куда его волокут? Не дай бог в братскую могилу. Ивана накрыла паника. Он напрягся изо всех сил, чтобы сказать, что он живой. Ему казалось, что он крикнул на весь мир, на всю Вселенную. Но своего голоса он тоже не услышал. «Значит, я все-таки мертв» - новая страшная мысль заставила распахнуть глаза, забиться в судорогах и безвольно сникнуть. Его резко бросили. И опять перед глазами стояло небо. Голубое до одури и такое низкое. А по нему, распустив белые паруса стройными рядами, плыли облака. И Ивану нестерпимо захотелось полететь вместе с ними подальше от этой войны и от этой тишины. Домой. Туда, где под камышовыми крышами стоят такие же белые, как облака, хатки, утопая в цветущих вишневых садах. Вдруг небо закрыло большое черное пятно, постепенно превращаясь в лицо Николая. Друг беззвучно плямкал губами, одновременно стараясь поднять Ивана. Только сейчас пришла мысль о контузии, и теперь Иван понял, почему так тихо. Он не слышит. Наконец ему удалось сфокусировать взгляд на друге. Голова с растрепанными спутавшимися русыми волосами перевязана окровавленным грязным бинтом. Он еле стоял на ногах, но все равно тянул Ивана, заставляя встать. Кто-то еще подошел, и они вдвоем практически подняли его. Иван стоял, пошатываясь, опираясь на плечо друга, и безумными глазами смотрел на окружающий мир. Солдаты в остроконечных касках, ударами приклада в спину, гнали мимо них молодого паренька в разорванном френче, на грязном лице остались дорожки от слез. Его повели к стоящей недалеко небольшой толпе.

– «Офицеры», – по губам Николая прочитал Иван.

Последним ударом паренька толкнули в сторону стоявших. Он неуклюже взмахнул руками и упал. Конвоиры стали бить офицеров по ногам, заставляя становиться на колени. Один из пленных плечом оттолкнул немца и выпрямился в полный рост, широко расставив ноги. В офицере Иван с трудом, но узнал того щеголеватого седого капитана, на которого обратил внимание еще перед боем. Седые волосы потеряли свой цвет и стали грязно-красными, лицо разбито, одет он был в китель без портупеи и с сорванными погонами, руки связаны за спиной, плечо бурое от крови. Иван не слышал, что крикнул капитан тем, кто ставил его на колени, не слышал звука выстрела, только вскинутая винтовка в руках немца и расцветающие на груди офицера бурые пятна. Капитан вздрогнул, прогнулся назад, сделал шаг и последним усилием завалился на бок. Даже в последний миг своей жизни, не встав на колени перед палачами. Молодой офицер распахнутыми глазами смотрел на падающего капитана, потом медленно перевел взгляд на стрелка и, подорвавшись с земли, бросился на немца. Куда делись та растерянность и пришибленность, которые сквозили во взгляде, когда его конвоировали? Он превратился в волчонка, с перекошенным в страшной гримасе лицом, который голыми руками готов был разорвать стоящих перед ним противников. За ним стали подниматься и те, кто уже встал на колени. Поступок этого почти мальчишки, как будто бы разбудил их. Сразу несколько человек вскинули винтовки и открыли огонь. Молодой офицер словно налетел на стену, вдруг резко остановился, по инерции сделав вперед еще несколько шагов, и упал как подкошенный. Оставшиеся офицеры, несмотря на связанные за спиной руки, рванули в драку, готовые принять свой последний бой. Несколько минут прошло, и все было кончено. На земле лежали тела, а немцы стояли над ними, и Иван видел, что они еще продолжают с остервенением стрелять в уже поверженного, но не сломленного противника. Солдаты затихли, наблюдая за расправой. Их окружили плотным кольцом и стали сбивать в кучу, как овец, стреляя только в тех, кто не мог встать. И вдруг Ивана пронзила страшная по своей сути мысль, наполняя душу ужасом и леденя кровь, и небо рухнуло, отключая все остальные чувства и эмоции. ПЛЕН!.

Другие работы:
Конкурс завершен:
Да
+5
20:01
548
06:33 (отредактировано)
+1
Это очень сильно написано и совершенно неуместно в дуэли. ГОЛОС здесь. Мастерски написаны оба рассказа, но этот длиннее и нет опечатки, бросающийся в глаза.
22:31
+1
Спасибо за отзыв и за голос. Мне было очень важно ваше мнение.
07:08 (отредактировано)
+1
Ну вот опять… Господи, ну сколько можно врать фантазировать?! Автор, если вам лень почитать матчасть, следует логику включить.
Для чего это написано? Слезу вышибить?
Ну-ну…
Я попозже напишу подробный комментарий. А вы, автор, пока погуглите, кто такой Сергеев-Ценский. И о чем он писал, погуглите тоже.
А заодно задумайтесь над вопросом: какова разница между немецким и русским офицером времён Первой мировой войны? Хотя бы в социальном плане.
Зла не хватает на этих всех преобразователей истории в слезодавилки.
И да, слово «колонна» в любом числе пишется с двумя Н.
*ушёл точить топор* devil
08:11
+3
А тут автор вообще всех убил. Да ну нафиг… devil
22:32
+1
Нет, не всех. ГГ и его друга в плен отправила. drink
22:35
+1
Ну, тогда за милосердие drinklaugh
08:59
+3
Ну неужели нельзя разбить текст на абзацы?
Почему читатель должен мучиться?
А заодно подчистить от ляпов типа готового вести за собой пистолета и ошибок. Ну и закончить не мешало бы.
И тогда будет очень даже хорошо!
22:40
+2
Первый раз участвовала в дуэли, и первый раз сама заливала текст. Не справилась. Если решу еще когда-нибудь принимать участие, то обязательно исправлюсь. eyesЗа то что указали на неправильно построенное предложение, спасибо. Исправлю. И отдельное извинение за «колоны». Обидный ляпсус, который даже корректор не заметила. blush
22:48
Первый раз вы в дуэли участвовали? Хе, тогда вам прощаеся все! )
Участвуйте еще. Вы хорошо пишете.) Ну, немножно подкорректировать, и получится вообще прекрасно!
*я серьезно*
14:15
+1
Что сделало бы этот текст лучше? Свежесть и грамотность.
Я вообще не понимаю, зачем в победобесном ключе писать о войне в 2022 году, но может нравится человеку… Однако читатель тут ничего нового не обнаруживает, а если читатель не обнаруживает ничего нового — это плохо. С языком тоже нужно работать, ошибка на ошибке.
22:44
+1
Это рассказ, пока самостоятельное произведение, но я его хочу включить в книгу. Почему сейчас начала писать? Потому что поняла, что участников этих событий уже нет в живых, а скоро не станет и тех, кто ещё помнит их рассказы. Мой прадед прожил девяносто лет. Его жизнь просто уникальна. Он всегда много рассказывал, и мои мама и дядя, а им сейчас тоже немало лет, еще помнят эти истории. Но перед тем как их описывать, я всегда проверяю на достоверность. Могло ли быть это и ничего, не перепутали. Просто делаю художественную обработку.
Я вообще не понимаю, зачем в победобесном ключе писать о войне в 2022 году

Вы, что называете «победоносным ключем» — плен или проигранный бой?
Однако читатель тут ничего нового не обнаруживает

Ничего нового? А вы много читали об этой войне?

18:01 (отредактировано)
+1
Ну, пожалуй, начнем вот с этого.
Конвоиры стали бить офицеров по ногам, заставляя становиться на колени.

Это кого на колени ставили? Офицеров, что ли? Кто, немцы? Н-да.

Видите ли, ставить кого-либо на колени — чисто РАБСКАЯ привычка. Она свойственна тем, кто уже стоял на коленях или готов на них бахнуться при любом удобном случае.

Объясню, почему.
Тот, кто постоянно стоит на коленях (физически и духовно) прекрасно понимает весь позор своего положения и нет для него штуки, страшнее этого. Поэтому раб будет стремиться поставить на колени других. Чтобы уравнять с собой. Чтобы не одному ему обидно было. И считает это самой страшной карой для врага. То есть — заставлять других встать на колени может только духовно уродливый человек, уже давным-давно превратившийся в раба.
Это относится и к современной истории.

Теперь вспомните, к какому сословию принадлежали офицеры 1-й мировой войны. Вспомнили, уважаемый автор? Три четверти из них были дворянами, остальные разночинцами. Причем — в любой из армий (русской, немецкой, австрийской). Французскую в пример не берем, о ней нет ничего в рассказе.
Итак, дворяне дворян на колени ставить будут? Ась? Удовлетворение получать от того, о чем они понятия не имеют (см. выше по поводу удовлетворения)? Когда-нибудь кто-то из них рабом был?
Своих братцев по классу унижать? А если сам в плен к ним попадешь? А про РОДСТВЕННИКОВ по генеалогии между русским и немецким офицерством слыхали, надеюсь? Думаете, процент маленький? Не угадали. За 300 романовских лет у каждого третьего дворянина (если не у второго) в Германии родственники были! Кого блин, на колени ставить?! Вы о чем, автор?
Выше я не зря упомянул Сергеева-Ценского. Это хороший писатель. Его Горький любил, а Сталин даже 1-ю премию имени себя выдал.
Так вот этот Сергеев прошел русско-японскую войну, и участвовал в Первой мировой, будучи офицером. А потом написал эпический цикл из 12 романов как раз о времени с 1914 по 1917 год. И о войне тоже. Причем этот писатель отнюдь не сторонник царизма. И даже у него с (целью поднагадить) нет ничего о том, что фрицы русских офицеров на колени ставили. И не только у него. Я, например, много читал об этой войне, но такого в буквах не видел и не слышал. Да, солдат российских расстреливали мадьяры за отказ рыть им окопы. А пленные офицеры сидели себе спокойненько в немецком тылу в довольно приличных условиях. И так было до середины 1917 года, пока в армию не пришли комиссары. Да и то — немцы не дураки. Спокойно отделяли кадровых офицеров и обращались с ними нормально (можете за компанию «Моонзунд» Пикуля почитать, там об этом тоже есть). Ладно, перейдем к следующему вопросу по тексту.
когда наши полки в сомкнутом строю без единого выстрела идут на противника,

И колоны нестройными рядами
отбивающего ритм для движущихся колон

В каком сомкнутом строю психическая атака производится? Чем, колоннами? Автор, вы часом Первую мировую с наполеоновскими войнами не спутали? Разницу между колонной и шеренгой знаете?
Теперь по поводу «строящихся полков». Вы представляете, что такое полк? Объясняю.
Перед летним наступлением 1916 года (Брусиловский прорыв), все части Западного и Юго-Западного фронтов были удвоены личным составом. Роты из ста человек стали состоять из двухсот. В каждом батальоне добавлена четвертая рота. В каждом полку добавлен четвертый батальон. В каждой дивизии добавлен четвертый полк. Знаете, какова численность дивизии была тогда? Минимум — 17 тысяч человек. Каждый полк — 3500 — 4000 штыков.
У вас в рассказе полки строятся рядом с оркестром. И ГГ, прям как Кутузов на холме, все это видит. Вы представляете себе длину по фронту, которую займут хотя бы два полка (8000 человек)? А знаете, кому в чистом поле, где нет зданий (и акустики, соответственно), будет слышен оркестр? Максимум — одному-двум батальонам. Вы, автор, гигантоманией не страдайте. Она к хорошему не приводит.
А теперь еще один факт, превращающий ваш рассказ в сказочку, созданную только для выделения у читателей слез и соплей.
Еще с 1914 года и австрийские и немецкие войска при отрытии окопа (любого, хоть временного на парочку дней) тут же цепляли перед ним заграждение из колючей проволоки. Не знали? Ну так — ноу-хау тогда было! А при долгосрочных окопах (которые уже тогда именно германским войскам тракторы рыли) рядов колючки было несколько. Поэтому придуманная вами психическая атака не имела никакого смысла изначально. Кого пугать-то? Колючку? Так она не боится. Ее нужно либо взрывать крупкокалиберной артиллерией (а снаряды для нее — дефицит, не позволялось их на проволочные заграждения тратить, мелкокалиберная полковая артиллерия не рвала проволоку, не получалось), либо ножницами резать (всего по двое-трое на роту выдавалось, ну, как обычно у нас) или шинелькой накрывать и осторожно через проволоку перелезать. А еще лучше — если убитый солдат-братец в ней застрял. По трупу вскарабкался и перепрыгнул…
Ну и как это делать строевым шагом под оркестр? А?
Фух… Короче, хватит. Матчасть надо сначала изучить, а потом слезодавилки фантастические сочинять.
Всего хорошего.

P. S. Автору совет.
Почитайте Ценского. У него всё на этой войне завязано. Иной раз из худ. литературы можно почерпнуть больше, чем из предлагаемой нынче истории. Все-таки от участника событий информация естественней. Каким бы цветом она ни была окрашена.
Да, академик АН СССР плохо писать не может: ни по определению, ни в натуре.) А Ценский академиком был.))
01:42
+2
Великолепно! Прочла с большим интересом, чем рассказ! rose
22:55 (отредактировано)
+2
На каждый топор найдется своя секира. Обвинения во вранье – это серьезно и непрофессионально. Теперь по очереди ответ на ваш комментарий. Я, конечно поражена вашей эрудицией, но иногда она вас подводит. Как можно давать комментарии, не вчитавшись в рассказ.
1. На счет колен. Ставить на колени – это не только рабская привычка. Такая поза перед врагом делает человека беззащитным. Находясь на коленях и подняв руки, человек не только унижен, но и лишён мобильности. Он не может быстро среагировать и для сопротивления ему нужно сделать еще дополнительные движения, которые он не всегда способен выполнить в силу своего физического состояния.
2. Вы где в тексте видите НЕМЕЦКИХ ОФИЦЕРОВ? Слова про них нет. Есть конвоиры, противники, палачи. Но что расстрел вели именно НЕМЕЦКИЕ ОФИЦЕРЫ, такого нет. Свои домыслы оставьте при себе не надо озвучивать. А каком благородстве вы говорите во время войны? Немцы благородные – объясните это тем офицерам, которых наравне с солдатами травили газом, и над кем издевались в плену. Отставим патетику в сторону. Приведем факты «гнусный характер этих злодеяний во многих случаях усугублялся тем, что, как сообщали представители русского МИДа, раненым наносились страшные увечья. «16 сентября 1914 года неподалеку от Фридланда обнаружили тела двух офицеров — кирасир Ее Величества Императрицы — с выколотыми штыком глазами. …16 октября у селения Маркевкен было обнаружены тела офицера Архипова и двух солдат с выколотыми глазами, отрезанными носами и переломанными конечностями». Надо упоминать, что кирасиры Её Величества Императрицы, это четвертый по своему статусу кирасирский полк?! Надо говорить, офицеры каких русских фамилий в нем служили?! Высокие родственные отношения!
3. В начале текста говорится, что солдаты стояли в поношенных шинелях, капитан с орденом Св. Георгия, и даже у поручика была медаль. Значит – это не первый год войны. В первые недели войны еще бывали случаи «джентльменского» отношения к пленному врагу с любой стороны, но потом это отношение давно поменялось. Об этом пишут даже в протоколах Чрезвычайной следственной комиссии. Она, например, в июне 1915 года опубликовала отчет, подготовленный на основе показаний русских солдат и офицеров, сумевших бежать из немецкого или австрийского плена. Самым же опасным моментом для попадающего в плен был именно момент захвата. Немецкий командир 33-го эрзац-батальона 21 августа 1914 года писал супруге: «Мои люди были настолько озлоблены, что не давали пощады, ибо русские нередко показывают вид, что сдаются, поднимают руки кверху, а если приблизишься к ним, они опять поднимают ружья и стреляют, а в результате — большие потери».
4.
4. Выше я не зря упомянул Сергеева-Ценского. Это хороший писатель. Его Горький любил.
Так вот этот Сергеев прошел русско-японскую войну, и участвовал в Первой мировой, будучи офицером. А потом написал эпический цикл из 12 романов как раз о времени с 2014 по 2017 годы. И о войне тоже. Причем этот писатель отнюдь не сторонник царизма. И даже у него с (целью поднагадить) нет ничего о том, что фрицы русских офицеров на колени ставили.

А вот здесь вы меня просто поразили в самое сердце. Сергеев-Ценский в Первой Мировой войне был в ополченской дружине Севастополя (Севастополь не был театром боевых действий, за исключением рейда германо-турецкого флота к его берегам и обстрела немецким крейсером «Гебен»), потом переведен в запасной Хортицкий полк и уволен в запас в 1915 году. Как можно ссылаться на работы автора, который писал свои истории по газетным статьям и давал собственные комментарии. Все его произведения, посвящённые Первой Мировой войне, опубликованы с 1934 по 1944 год. Даже те, что написаны ранее этих дат, были редактированы в более поздние сроки. Вы думаете, что автор, бывший офицер, награжденный Сталинской премией и писавший в период наиболее жестоких репрессий про классового врага Советской власти, правдиво опишет происходящее в те годы? Ведь русский офицер, стоящий на коленях и расстрелянный НЕМЦАМИ, вызовет сочувствие со стороны читателя. Даже если он служил в царской армии. Как можно судить о чем-либо, ссылаясь на художественное произведение? И заметьте, Сергеев-Ценский был, по официально версии принятой в СССР, участником русско-японской войны. Но у него нет ни одного, по крайне мере, опубликованного произведения, о той войне в которой он участвовал. Не странно?! Писатель пишет о двух войнах, «Севастопольские рассказы» и «Преображение России», где не был свидетелем, но о той войне в которой участвовал, ни слова. Новиков-Прибой в одном из комментариев к своему роману «Цусима» (а он реальный участник этого похода) писал, что его книга «максимально приближена» к тому, что происходило тогда». Ведь его роман тоже считается «просоветским» и написан примерно в это же время, что и «Преображение России», и там тоже надо было показать офицеров не с совсем красивой стороны. Даже он, имеющий пролетарское происхождение, не рискнул показать офицеров, такими какими они есть. Даже Шолохов, уходит от детального описания русских офицеров, и у него в романе они показаны только с отрицательной стороны. Пикуля очень интересно читать, но это тоже художественная литература. Я его книгами в свое время зачитывалась. И у него отхождение от исторических фактов, в угоду художественности, бывает очень сильное.

elib.shpl.ru/ru/nodes/17828-t-1-s-29-aprelya-1915-g-po-1-yanvarya-1916-g-1916

Это протокол Чрезвычайной следственной комиссии. Настоящий документ, а не ваши предположения и выдумки. Можете почитать. Там много интересного для себя найдете. В том числе и о «спокойно жизни» русских офицеров в плену.
5.
5. «В каком сомкнутом строю психическая атака производится? Чем, колоннами? Автор, вы часом Первую мировую с наполеоновскими войнами не спутали?»

Это ваши личные домыслы, а есть официальная версия, которую сделали более профессиональные люди.
«Психическая атака — атака, рассчитанная на устрашение, подавление воли, психики обороняющегося. Такое определение даёт советская военная энциклопедия под общей ред. маршала А. А. Гречко. Атака проводится в сомкнутом строю, без выстрелов, с развёрнутыми знамёнами и под барабанный бой[1]. (Коллектив авторов. Психическая атака // «Гражданская война и военная интервенция в СССР»: энциклопедия / Под редакцией С. С. Хромова. — М.: Советская энциклопедия, 1983. — С. 483.)
wiki2.org/ru/Психическая_атака#cite_note-:0-1
6. Какой «Брусиловский прорыв»? Господин Казус, вы где это взяли в рассказе? Я разве указывала, какой бой шел? Или вы думаете, что театр боевых действий на Восточном фронте, только Брусиловским прорывом ознаменован. К вашему сведению, он был летом. А в моем рассказе, люди в шинелях идут. Или вы считает, что летом в районе Буковины в шинелях комфортно? И Брусиловский прорыв, это крупнейшее наступление, где было задействовано много живой силы. Кто будет во время такой крупномасштабной спецоперации проводить психическую атаку?!
7.
7. У вас в рассказе полки строятся рядом с оркестром. И ГГ, прям как Кутузов на холме, все это видит.

Фото к рассказу не хотите рассмотреть внимательно?! У меня в рассказе, оркестр остается за спинами уходящих солдат. «Иван не видел, что творилось впереди», но, как от разрывов снарядов падают люди и куда они бегут, в сторону немецких окопов, или обратно, на свои позиции, увидеть-то возможно даже если он смотрит им в спину.
8. Что касается немецких окопов, они действительно делались на совесть. Но то что все имели несколько рядов колючей проволоки, в обязательном порядке, я нигде не нашла. А вот будущий маршал Василевский так говорил об оборонительных позициях врага: «Были оборудованы гораздо лучше — добротные блиндажи, окопы укреплены матами из хвороста, на некоторых участках укрытия от непогоды. Российские солдаты, к сожалению, таких условий не имели».
Учите мат.часть господин Казус по документам, и не ссылайтесь на свои личные выдумки, вкупе с сомнительными авторами (даже если о них хорошо отзывался товарищ Горький). И когда критикуете рассказ, потрудитесь его внимательно прочитать и сделать замечания, по существу.
Зла не хватает на этих всех преобразователей истории в слезодавилки.


А у меня зла не хватает, на тех, кто выдумывает, то чего нет, и стараясь показать свою эрудицию, с таким уверенным видом пишет не относящиеся к тексту, непроверенные данные и делает выводы на основании других художественных произведений. Тем самым вводя в заблуждение остальных читателей. За сим позвольте откланяться, дальнейшие дебаты с вами считаю не целесообразными.
23:07
+1
Да это Дуэль внутри Дуэли!!!
bravo

ваш комментарий просто сверкает клинком!!!
23:13
+1
Спасибо большое. Очень рада, что вам понравилось.
23:40 (отредактировано)
+1
Я, конечно поражена вашей эрудицией, но иногда она вас подводит.

Естественно, ведь эрудиция, по мнению одного известного англичанина «лишь прекрасно меблированный чердак», поэтому здесь речь об эрудиции не идет. Про Первую мировую войну я знаю системно.
Ставить на колени – это не только рабская привычка. Такая поза перед врагом делает человека беззащитным. Находясь на коленях и подняв руки, человек не только унижен, но и лишён мобильности.

Это понятно. А вы как конвоировать пленных будете? Гуськом на коленях? Они же все равно должны на ноги встать. Так зачем их на колени ставить? Немцы же прагматики. Чего лишние движения делать?
Так вот почитайте литературу. Никто раньше никого на колени не ставил. Ни в Первую мировую, ни во Вторую. Попробуй поставить на колени тысячу- другую. Это сейчас сдаются десятками. Но это другое дело…
Вы где в тексте видите НЕМЕЦКИХ ОФИЦЕРОВ? Слова про них нет. Есть конвоиры, противники, палачи.

Ну вот опять-двадцать пять.
А ГДЕ ВЫ ВИДЕЛИ ГЕРМАНСКУЮ АРМИЮ БЕЗ НЕМЕЦКИХ ОФИЦЕРОВ?!!!
Каждый солдат немецкой армии, каждый фельдфебель (унтер-офицер) всегда находился под жестким контролем ОФИЦЕРОВ и ни единого шага не предпринимал без их команды. Любое действие — через офицера!
Свои домыслы оставьте при себе не надо озвучивать.

Ну, это зря. Ведь не домыслы же ж. Просто уставы германской армии. Почитайте на досуге.
А там за нарушение устава — мамма мия!) Исполнялось всегда, кстати.
Немцы благородные – объясните это тем офицерам, которых наравне с солдатами травили газом, и над кем издевались в плену.

Вы путаете Первую мировую со Второй. Это раз.
Я про благородство немцев не писал ни разу — это два. По поводу газов — аргумент утонувшего в болоте спорщика. А над какими российскими офицерами издевались в плену? Над теми, которым предлагали закурить, пока солдат трамбуют? Приведите примеры, пожалуйста. Только из времен Первой мировой. Очень бы хотелось почитать. Ей-богу. Особенно массовые.
Уроды были всегда и везде, и единичные случаи издевательств случались на любой войне. Поэтому с вашей стороны это не аргумент.
Атака проводится в сомкнутом строю, без выстрелов, с развёрнутыми знамёнами и под барабанный бой

Ну? И как она проводится? Колоннами? Вы о чем? Еще раз почитайте, в чем разница между колоннами и шеренгами.
Кстати о Ценском. Он писал свои романы, опираясь на сведения, полученные от свидетелей этой войны, которых тогда было навалом, а также на свои личные наблюдения.
А в моем рассказе, люди в шинелях идут.

Отлично. Пусть это будет до Брусилова. Численность полка — 2500 человек.
Два полка по фрону при построении шеренгами (для психической атаки же) 5000 человек.
Слышимость оркестра та же — один-два батальона. Целесообразность? Ноль.
Царские генералы — полнейшие дураки. Понятное дело.
Учите мат.часть господин Казус по документам, и не ссылайтесь на свои личные выдумки, вкупе с сомнительными авторами (даже если о них хорошо отзывался товарищ Горький). И когда критикуете рассказ, потрудитесь его внимательно прочитать и сделать замечания, по существу.

И вот теперь по существу — рассказ фантастический и сказочный. Автор не имеет никакого понятия о структуре армий противника, о вооружении обеих армий, о взаимоотношении чинов противоборствующих армий, а также — о принципах ведения войны в первой четверти 20-го века.
Благодарю за прочтение этого комментария. Может, он вам поможет когда-либо.

П.С
А возмутила меня именно эта постановка на колени пленных. Не нужно путать времена. Не нужно смешивать рабское скотство хоть с какими-то законами ведения войны, которые были раньше.
23:53
Мне понравился комментарий Казуса, но ваш рассказ написан хорошо. У меня, как и у Казуса, возникли вопросы насчёт расстрела офицеров. Если вы писали с какой-то конкретной ситуации, хотелось бы ссылочку. А то как в «О бедном гусаре замолвите слово» «Ты видел, кого он нёс?». rose
00:08 (отредактировано)
+1
Этот расстрел мой прадед видел своими глазами. Но это не единичный случай. Такое шло повсеместно. В ответе Казусу, я сбросила ссылку.

elib.shpl.ru/ru/nodes/17828-t-1-s-29-aprelya-1915-g-po-1-yanvarya-1916-g-1916

Это протокол Чрезвычайной следственной комиссии. Настоящий документ, а не предположения и выдумки. Можете почитать. Весь его я не осилила. Там два тома. Больше тысячи печатных страниц о зверствах немцев в Первой мировой войне. С апреля 1915 года по июль 1916 года. Конечно, не до такой степени, как фашисты они лютовали. Но над военнопленными поиздевались. Да и в своем ответе, я приводила выдержки из этого протокола.
00:17 (отредактировано)
Ну как бы следствие происходящее во время войны о той самой войне — мда, не знаю. Это как-то не убедительно. Кто польских офицеров под Катынью расстрелял сколько выясняли? Верю, что ваш прадед это видел гораздо больше. Хотя ничего не слышал. Но так же знаю о евреях, которые отказались эвакуироваться в 1941, потому что в Первую Мировую немцы никого не трогали и никаких зверств не было. Погибли, конечно.
00:25
+1
А я про гражданское население ни слова не сказала. Я эту тему даже не изучала. Речь шла только о военнопленных.
06:07
+2
Матчасть надо сначала изучить, а потом слезодавилки фантастические сочинять.

Недавно мне «посчастливилось» оказаться в эпицентре исторических событий. И многое, что я видел своими глазами, сильно отличалось от того, что потом рассказывали в новостях. Уверен, что со временем эти события обрастут новыми подробностями и в учебниках будет совсем не то, что было на самом деле.
Вы забываете, что эти самые матчасти писали люди, а им свойственно врать. Историей, как наукой, все вертят как хотят. Так почему вы в этом отказываете автору?

09:39
Есть фантазия, а есть здравый смысл. Не следует современные реалии вставлять в прошлое в, заметьте, нефантастическом произведении. Это всё равно, что написать, будто Нерон отдал приказ поджечь Рим по рации.
09:53
Не следует современные реалии вставлять в прошлое в, заметьте, нефантастическом произведении.
Вы запрещаете? laugh
10:13
-1
Нет. Советую. Чтоб автор дураком не выглядел.
10:19
+1
Хамство вас не красит. Оно больше говорит о вас, чем об авторе.

В произведении нет ни одного упоминания реальной местности, события, времени или исторической личности (в отличии от приведённого вами примера с рацией). Но вы всё равно с завидным упорством что-то требуете от автора.
10:23
+1
Бесполезно что-либо доказывать человеку, начитавшемуся художественных книжек и решившого, что только это правда. Ему даже документальные свидетельства не указ. Не спорте. Это бессмысленно. no
10:49 (отредактировано)
Где вы нашли хамство? У себя в голове? Я писал не о каком-либо конкретном авторе.
Это раз. От автора, под рассказом которого мы находимся я ничего не требую и не требовал. Это два.
В произведении нет ни одного упоминания реальной местности, события

Но чётко обрисована эпоха.
Так вот в эту эпоху никто офицеров на колени не ставил. Впрочем, и солдат тоже. Это современная рабская мулька. Выше я написал, почему.
Ещё вопросы есть?
09:21
+3
Я вообще не понимаю о какой войне речь. Смешали в кучу
09:46 (отредактировано)
+1
О первой. Там на касках немцев шишаки автор обозначил. Плюс звания офицерские.
09:47
+2
Но были ли офицеры с пистолетами?
09:54 (отредактировано)
Да, звучит неудобно. Но по сути револьвер тоже пистолет. Кстати, полуавтоматические браунинги тогда уже были. Из такого в Сараеве эрцгерцога пристрелили. Но на фронте ими не вооружались. Ненадёжные.
11:27
Вот меня тоже пистолеты эти… мне кажется у автора картинки войн слиплись
23:02
Пистоле́т — ручное короткоствольное стрелковое оружие, предназначенное для поражения целей на дальности до 25-50 метров. В конце XIX века предпринимаются многочисленные попытки создать такой пистолет. К началу XX века были разработаны модели Luger P08 и Mauser C96. Штатным стрелковым оружием русского офицера был револьвер системы Наган образца 1895 года. Но еще в русско-японскую войну стало ясно, что это оружие имеет как неоспоримые плюсы, так и пусть один, но весьма существенный минус. Надежный, легкий, удобный 7-зарядный наган в условиях ближнего боя можно было смело назвать оружием одноразовым. Так как быстро перезарядить его было попросту невозможно. Эта претензия многих офицеров и послужила поводом к тому, чтобы в 1907 году появился приказ, разрешающий вне строя носить внештатное покупное личное оружие других образцов. Приемлемыми образцами стали бельгийский браунинг, немецкие маузер, люггер и парабеллум, американский севэдж, позже кольт. Особой популярностью среди офицеров пользовался Маузер. Причина проста: в считанные секунды пистолет превращался в полукарабин, и дальность прицельной стрельбы увеличивалась до полукилометра. А эффективность – до 300 метров. Сравним со штатным наганом, который надежно поражал цель только на расстоянии до 50 метров. Дело кончилось тем, что вышел приказ, разрешавший офицерам носить внештатный маузер даже в строю. А кроме того, 9 мм браунинг и парабеллум Люгера образца 1908 года.
Так что нет большой ошибки, если у офицера в руках пистолет. Можно было конечно сказать маузер. Не принципиально. Но исправлю.
23:04 (отредактировано)
+1
Я вообще не понимаю о какой войне речь. Смешали в кучу
Не мешала. Во время ВОВ не было «психических атак». Оружие уже было не то, чтобы так рисковать. Также в Красной армии не было звания поручик. Остроконечные каски, были только в обмундировании Кайзеровской Германии, у фашистов таких не было.Я понимаю, что после фееричного выступления господина Казуса, невольно появляются вопросы в компетентности автора. И текс становится подозрительным. Но уверяю вас, я не мешала две войны. Я четко представляю отличия между Первой и Второй войнами. ГГ – это мой прадед. И рассказ написан по его воспоминаниям. Это был единственный бой, в котором он участвовал. Потом три года плена. Мы всегда шутили, что по его рассказам можно писать книгу. Настолько его жизнь была не просто интересная, а уникальная. А самое главное он пережил, несколько страниц русской-советской истории, которые не были отражены в литературе. Я стала записывать, записывала, со слов матери и бабушки, но думала это байки. Пока не побывала в Порт-Артуре, и не увидела подтверждение его рассказов. Он прожил всю жизнь в деревне, и умер в 1978 году. В газетах об этих событиях не писали, интернета тогда не было. И вот в Китае я поняла, что все что он рассказывал не вымысел старого человека. Начала искать информацию в интернете, чтобы удостовериться в правдоподобности событий. И, как клубок Ариадны, раскручивала каждый его рассказ, ища документальные подтверждения. Плюс наблюдение самого прадеда. Это из его рассказов, фрагмент, когда старые солдаты запихивали в центр колонны, новобранцев, чтобы уберечь от пулеметных очередей. Это он видел, как опытные офицеры отсылали молодых. Только в одном моменте я ушла от правды тех событий, посчитав этот факт не сильно принципиальным. Но теперь поняла, что даже этого делать не надо, хоть его никто и не заметил.
Я уже выше ответила, что это не принципиально. Но спасибо, что вы обратили внимание на этот момент. Я для того и выставила рассказ на дуэль, чтобы увидеть его глазами других авторов. А в дуэли всегда самое большое число комментариев. И если читателя этот момент путает и ассоциируется с ВОВ, то однозначно исправлю.
23:18
+1
Понимаете, дело даже не в деталях, фиг с ним с пистолетом. Тон у текста не соответсвует духу времени. И ничего с этим не поделать. Не будучи экспертом это, наверное, вообще передать невозможно. Как и фильмы смотришь, где пытаются сейчас в историзм, ну просто куча ряженых. И как бы даже лица не те, современные. Тут видимо надо очень грамотно стилизовать. Или не надо вовсе. Исключительно мое мнение.
23:37
Здесь я с вами согласна полностью. Хоть и старалась, сдерживать современные обороты. Но не получилось. А с другой стороны. Читать то будет современный читатель. И ему очень сложно даётся старинное изложение. Сейчас же ходит анекдот про «Капитанскую дочку». Как гей, оказался добрым человеком и показал дорогу. У меня у дочки в классе все дружно рассмеялись, а когда учитель спросила, почему они смеются, ответили, что геи не могут быть добрыми. Я сейчас каждую строчку в книгах ей разжевываю. Гоголь, Пушкин, Толстой.
23:39
+1
Ну, простите, для этого учителя литературы и нужны, чтоб ценность классики доносить. Это, на мой взгляд, нормально. Зря вы не доверяете читателям, всем мил не будешь, но популярность скажем, Акунина, именно на стилизации.
23:46
+1
Спорить не буду. Есть над чем подумать. Это очень важный момент и хороший совет. bravoСпасибо. rose
23:47
+1
удачи в творчестве
05:12
+1
У меня вообще никаких сомнений не было.
Однозначно Первая мировая. По всем признакам.
09:38
Спасибо!
13:18
+1
проголосую за этот рассказ и пойду раздавать рыбов за День защиты котов. чтоб хоть как-то прийти в нормальное состояние.

В этом рассказе раскрытие темы дуэли видится мне более ёмким, написано так, что дрожало сердце, оставлю за кадром моральные и исторические нюансы, без удовольствия — потому что какое тут удовольствие от чтения?! слёзы заливают монитор — но с уважением мастерству автора, который за первый абзац перетряс мою душу, прошу засчитать сюда
ГОЛОС
23:10 (отредактировано)
+1
Спасибо большое за отзыв и за голос. После всего вышенаписанного, как бальзам на roseroseсердце.
17:18 (отредактировано)
+6
Не хочу про войны, не хочу про суициды… sorry/мысли вслух/ Хочу про небо, влетающее в океан, хочу про звёзды, качающиеся на волнах. Чтобы краски дня и ночи перемешались, чтобы небо падало только вверх. Перевернулся, взлетел и кажется, что небо летит к тебе… Хочу про глаза цвета небесного поля и ромашки, зовущие солнце в свой хоровод. А ещё про ангельские крылья, держащие небосвод над счастливой Землёй, а ещё…
Автор, Вы мастерски написали! Дело во мне, что-то я устала плакать, наверное… и сама в страшно-грустно скатываюсь.../снова мысли вслух/ надо вернуться к цветам и улыбкам, надо.
23:19
+1
Очень жаль, что вы так расстроились. Но «Обрушение небосвода» не может быть легким и безболезненным. То, о чем вы мечтаете, лучше всего описать в теме – «Я падаю в небо»!
18:37 (отредактировано)
+1
Вы классно написали, это я что-то расклеилась в последнее время. Хочется глаза зажмурить, головой помотать, открыть — и всё хорошо, красиво, празднично, а не вот это вот всё.
В последнее время чувствую себя, как оранжерея под нашествием ветров и гусениц, а садовник в подсобке напился и вместо порядка/красоты — вилами воду носит, стёкла продал, гусениц за взятку прописал. ))) Скоро вообще только на сказки перейду. И пусть Василиса всю сказку вышивает, Кощей не прилетел, потому, что погода не та и Горыныч нашёл себя в акварелях, у Ивана тренинг по мужественности, а Яга в маникюрши подалась. ))))))
09:11 (отредактировано)
+2
Я почему-то решила, что это Великая Отечественная, наверное, не очень хорошо знаю историю. Поэтому явных ляпов не заметила. Рассказ мне понравился и показался правдоподобным, ну как в кино: снаряды рвутся, оркестр играет, зритель в гуще событий. Прониклась, сопереживала.
ГОЛОС здесь.
09:13 (отредактировано)
+2
Это Первая мировая, миледи. Немцы — в шлемах с пиками.
Тогда и полегли все последние офицеры, кстати.
09:32
+1
Охо-хох, пойду учебник истории почитаю. А то сплошные пробелы. pardon
09:38
В учебнике по вопросам, которые поднял автор, вы ответа не найдете.
09:20
+1
Ну тогда это вообще невероятная история…
23:22
Спасибо за голос и за теплый отзыв. Я рада, что вам понравилось. Мне это было очень важно, именно на этом этапе. roserose
17:37
ГОЛОС здесь. Пусть это исторически неправдоподобно, но вполне правдоподобно с точки зрения часто нелепых приказов на войне. И вообще бессмысленности жертв. И мне показалось, здесь больше рассказа, чем у соседа.
23:55 (отредактировано)
+1
Спасибо за голос. Знаете, когда я читаю историческую художественную литературу, о том периоде, который не знаю, я просто оцениваю художественный стиль, язык. А когда, знаю о событиях, и вижу расхождения, но написано талантливо, я просто закрываю глаза на несоответствия и наслаждаюсь чтением. Это же художественный вымысел, и автор имеет право на свою интерпретацию и некую вольность. А плохую книгу, просто убираю в сторону, не дочитав. roserose
Загрузка...
Андрей Лакро