Данила Катков №2

Атлант расправил крылья

16+
Атлант расправил крылья
Работа №3. Тема дуэли: Берег неудач
Текст:

-1 голос за превышение объема (Администрация)

У кромки неба горел купол.

Само небо походило на титанический перевёрнутый кратер, уходящий в бездну и обнесённый, словно скалистым хребтом, мраморными облаками. И под этим кратером раскинулся город с приземистыми домишками, расчерченный кривыми линиями дорог из брусчатки и каналов с каменными берегами. В самом центре располагался храм, увенчанный куполом, в котором горели перья спящего Феникса.

Сам храм был в его честь - древнего пылающего атланта. Феникса.

Той ночью Андрэ не спал. Алые всполохи вдали, видные из его мансарды, бредили сердце. Ещё пара часов, и безумный город проснётся, чтобы...

"Толпа - это сборище кретинов!" - молча негодовал Андрэ, и его пальцы непроизвольно сжимались в кулак.

Его студия была заставлена холстами, и на каждой - люди. В лучах рассвета, плывущие против течения реки, обнимающие своих и чужих детей. И никакого Феникса.

Наверняка именно потому его работы были никому не нужны.

Купол зашевелился, и в тысячах окон как по команде зажегся свет. Первые патрули с масляными фонарями показались на улицах, первые коменданты потащили грубо сколоченные столы на пересечения дорог. Скоро загудит сирена, и город проснётся, но не забурлит, а растянется ниткой очередей. Безмолвной. Смиренной. Неживой.

Андрэ накинул на плечи серую робу, чтобы влиться в струны города. Он бы с большим удовольствием остался дома и занялся очередной картиной, но пайки выдавали только после того, как распишешься за билет. А билеты были у комендантов.

Купол храма вспыхнул, и небо просветлело.

Феникс расправил крылья.

*

Очередь растянулась на пару кварталов. Кругом - пустые лица с оттенками отрешённого счастья. Все эти люди верили в билет. Андрэ же верил в то, что сегодня он сможет поесть. Но долго находиться в гнетущем молчании было неуютно.

- А ведь какой хороший день намечается! Одно небо сегодня какое... - воскликнул Андрэ, будто бы самому себе.

- Да какое небо! Выиграть бы, - рядом стоящий прохожий смерил Андрэ высокомерным взглядом, - в это нужно верить, а не на всякую ерунду отвлекаться.

- Мне кажется, что небо - совсем не ерунда.

- А что тогда? - заговорил другой.

- Пейзаж, лазурь, бесконечная глубина и тайна... - задумчиво перечислял Андрэ, словно не замечая раздражение собеседников.

Кто-то подавил гадливый смешок, кто-то небрежно махнул рукой, и только невзрачная девушка внезапно засветилась:

- Ну как же! Небо - это ведь стихия Феникса! Разве можно не любить оплот его свободы?

Кругом одобрительно закивали, а Андрэ поймал взгляд девушки: озорной, шутливый.

Она шутила, или это всё всерьёз?

Андрэ уступил несколько шагов в очереди, чтобы оказаться к ней поближе.

- Вам не кажется, что в этой бездонной красоте можно просто-таки утонуть?

Несмотря на невзрачную робу и строго убранные волосы, её миловидность волшебным образом привлекала: выражение лица, глаза.

- Не знаю, как вы, а я топиться не собираюсь. Но у вас очень интересный взгляд на... всё.

- Но вы ведь (скажите по секрету) неискренне верите в нашего атланта?

- А во что верите вы?

- Что Феникс немного переел пылающих от самодовольства сердец, и оттого так светится.

Девушка подавилась смешком, а рядом запричитали:

- Донос бы на вас коменданту за такие слова.

Андрэ даже не обернулся.

- Лайна, - протянула она руку Андрэ. Он же представился безымянным художником.

- Надеетесь ли вы, художник, что ваш билет сегодня окажется счастливым? - кокетливо поинтересовалась Лайна.

- Не дай боже!

- Вы можете считать меня наивной, а я в свой верю. Каждый раз. И каждый раз на билет креплю бантик. Посмотрите, сколько я уже наклепала.

Лайна вытащила из-за пояса тетрадку, усеянную золотистыми бантиками на липкой ленте. Андрэ немного удивился: достать позолоченную бумагу было непросто, а уж приспособить для такой ерунды...

Но главное - её жизнелюбие развеивало угрюмые настроения, беспокоившие Андрэ.

Потом, ему впервые за долгое время было не скучно.

*

Утренний туман пронизывали, словно спицами невидимой пряхи, жёлтые лучи рассвета. Воздух вспыхивал пепельно-оранжевым каждый раз, когда Феникс пролетал над какой-либо улицей. И только лицо коменданта оставалось неизменно каменным.

Андрэ даже не взглянул на свой билет, когда как Лайна на свой тут же нацепила золотистый бантик.

Прохожие разбредались кто куда: по своим делам, в храм слушать проповеди пастора и молиться на удачу, или выстраиваться в новые очереди.

Андрэ и Лайна заняли ту, где выдавали утренние пайки.

- Как ты думаешь, сегодня будут апельсины?

Андрэ поморщился. От апельсинов у него сводило живот.

На парапете площади Атлантов они устроились завтракать.

- Что рисуешь? - поинтересовалась Лайна.

- Людей.

- Но ведь это скучно! А как же восторг от величия Феникса? А великие легенды прошлого? Та же бесконечная глубина неба?

- Думаешь, это всё только атлантам? И людям небо не нужно?

- Но мы же такие маленькие...

- И можем быть не только пищей для богов. Мы строим города, можем обуздать реки, покорим и небо.

- Только бы не вышло камнем вниз, - улыбнулась Лайна.

- Да уж, - пожал плечами Андрэ.

- А я всё-таки верю в божественное благословение. Как можно без веры?

Андрэ не ответил. Подобные разговоры часто вели к перепалкам, после которых ему приходилось сбегать от патруля. Да и Лайну расстраивать не хотелось.

- Скажи, помимо веры, о чём ты мечтаешь?

Лайна задумалась.

- Конечно об удаче, - встрепенулась она, - о чём же ещё?

На её лице вдруг отчётливо проявилось то отрешённое счастье, которое так раздражало Андрэ в других.

*

- Служба! Началась служба! - зазвенели колокола глашатаев, и прохожие, побросав дела, поспешили на главную площадь у храма.

Андрэ поплёлся вслед за Лайной, которая не выпускала из рук свой билет.

Запруженная площадь послушно молчала. Ни говора, ни шёпота. Лишь верховный комендант, стоя за трибуной на каменном помосте напротив торжественных арок храма, надрывно вещал:

- Вот и новый день, мои родные. Феникс подарил нам ещё один. Но, поверьте, его милосердие воистину безгранично. Он готов избрать счастливчиков, что подведёт к небесным вратам. Да начнётся избрание!

Толпа загудела. Вверх устремились тысячи билетов, зашелестела бумага - люди замолкли, прислушались, ожидая.

Один билет вспыхнул совсем рядом с помостом. Другой вдали, у статуи древних. Третий - в двух шагах от Андрэ, в щуплых руках мальчишки лет десяти. Сердце художника вздрогнуло.

Толпа расступилась перед избранниками. Верховный комендант помог им подняться на помост, не прекращая вещать о божественной мудрости, а затем отступил, спустившись к толпе. Запели жрецы.

Избранники - две девушки и мальчишка - воздели руки к небу. Всё затихло.

Феникс спустился неспешно, будто вальяжно. Резво склевал верхнюю часть туловища одной избранницы, подмял когтями другую, убегающего мальчишку поймал на лету и заглотил целиком. Затем обрывисто гаркнул, взмыл, немного покружился над толпой и улетел к куполу храма.

Толпа заликовала, но Андре отчётливо различал разочарование в лице каждого - едь выбрали не его.

*

- Удача на заклание, - фыркнул Андрэ и повернулся к Лайне. На ней не было лица.

- Я... я каждый раз представляю, что это я поднимаюсь к Нему, тяну руки навстречу под заворожённые взгляды других, но каждый раз не сбывается.

- Лайна, очнись! Это гибель по прихоти этого пернатого чучела-переростка!

- Не смей так говорить! - Лайна гневно взглянула на Андрэ, - жертва - великое благословение, великая благодать!

- Это смерть. Причём, очень бесславная, ведь по сути мы признаём себя пищевым пайком. Не человеком.

На миг в её глазах забрезжило сомнение, но она процедила сквозь зубы:

- Отправляйся к лукавому!

И скрылась в толпе.

Андрэ тяжело вздохнул и опустил голову. К лукавому так к лукавому.

*

По-хорошему Андрэ бы запереться у себя и заняться картинами. Но этого как раз-таки не хотелось.

Он долго прогуливался по улицам города, порой вглядываясь в лица прохожих и надеясь найти в них что-то помимо едва скрываемой обиды. И сам не заметил, как вышел к каменным берегам полноводной реки Скитальцу (вокруг которой изначально и строился город).

Ветер разметал разбросанные тут и там несчастливые билеты (из-за чего набережную прозвали Берегом Неудач), течение уносило вдаль, ласково покачивая на волнах, тела утопленников.

- Кретины! - выругался про себя Андрэ, - сборище кретинов.

Рядом завывал пастор. В остальном набережная была пуста, если не считать последних отчаявшихся, выковыривающих камни с крутого откоса.

Порой Андрэ признавался себе, что и сам бы канул с петлёй на шее, привязанной к отколупленному с берега камню. Но кому бы тогда остались его картины? Его чувства, мысли?

Отчего-то думалось о Лайне. Такая яркая, живая. Андрэ смог бы её переубедить. Когда-нибудь.

Среди серой груды билетов показалось что-то золотистое. Бантик, аккуратно прицепленный сверху замызганной бумаги. А на обороте неровно исписано:

"Нет!

Не бывает бесславных смертей!

Не верю!

Нет!

Нет..."

У Андрэ подкосились ноги.

Он не заметил, как сгустились сумерки, как его обступил патруль.

- Ну что, понял? - насмешливо бросил старший из них.

- Понял, - промямлил Андрэ, - что всё бессмысленно. Что даже если попытаться переубедить, будет только хуже.

- Вот и молодец. Значит, завтра заступаешь на службу.

Старший бросил рядом с Андрэ форму коменданта.

*

Наутро Андрэ тащил на пересечение дорог грубо сколоченный стол. 

Конкурс завершен:
Да
+5
22:03
462
09:52 (отредактировано)
Отсылка к Айн Рэнд сразу настраивает против текста :((
Но судя по началу, язык хорош, обещаю дочитать smile
12:29
Ну толсто так, что скучно. Язык неплохой, и от этого Андрэ противный (кстати, а от чего он не такой как все — это непонятно) и читать про него, конечно, неприятно.
15:26 (отредактировано)
+1
При прочтении текста, было стойкое ощущение, что нечто подобное читала. Тот момент сюжета, когда толпа стоит и ждет результатов выигрыша билетов, встречала. Вспомнила НФ23 — «Корабль в Империю Агол». По моему мнению, сюжетная линия очень напоминает. Там лотерея, здесь билеты. И там, и тут обезличенная толпа. И там и тут у меня по сюжету остались вопросы. Почему Атлант расправил крылья, когда в тексте Феникс? Сцена расправы с избранниками, не доработана. Мне кажется надо было показать, как сами избранники реагируют на происходящее. Я так поняла, что это ежедневная процедура. На глазах целого города убивают людей, и все ликуют? Все стремятся попасть в ряды избранных? Не убедительно выведена линия. Если есть неординарные личности, значит рано или поздно все задумаются о происходящем. И роль Феникса туманна. Подарил еще один день — как?
в это нужно верить, а не на всякую ерунду отвлекаться.

Во что «это»?! Над оценкой подумаю.
17:21
«Сам храм был в его честь — древнего пылающего атланта. Феникса.» нет ощущения, что это не связанные вещи? «Фе́никс— мифологическая птица, возрождающаяся после гибели.» «Атла́нт — в древнегреческой мифологии могучий титан, держащий на плечах небесный свод. »
19:38
+1
«бредили сердце» — бЕредили.
«едь выбрали не его.» — Ведь.
Почему Феникс избрал этот город? Почему ему обязательно нужны жертвы? Почему Андрэ не такой, как все? Почему убийства преподносятся, как нечто совершенное, угодное божеству?
В общем, у меня сплошные вопросы, на которые не увидела ответов.
09:58
+1
Написано хорошо, практически грамотно, художественно.
Но зачем?
Ничего принципиально нового. Очередная серая антиутопия. Очередное осознание навязшей в зубах идеи.
И как же это скучно…
11:23 (отредактировано)
+1
Алые всполохи вдали, видные из его мансарды, бредили сердце.

Может, бередили?

Для меня, например — абсолютно алогичное произведение. Если здесь есть каки-то отсылки к произведениям других людей — они не работают, потому что в мире написано много, но не все всё читали и читают.
Сам храм был в его честь — древнего пылающего атланта. Феникса

Феникс — периодически горящее чучело пернатое недоразумение.
Атлант — сын титанов Япета и Климены, старший брат Прометея. Атланты — потомки понятно кого. С руками и ногами. Без перьев.
Это на каждом заборе написано и всякие грамотные земляне знают об этом эдак 3000 лет с большим хвостиком.
А то, что придумал какой-то писатель — знают единицы. И здесь информации никакой нет, потому рассказ выглядит бредом. Впрочем, также выглядит бредом мазохизм персонажей рассказа. Нет объяснения этому махохизму.
У кого-то из великих фантастов (не помню точно) был рассказ о контакте землян с аборигенами одной из планет, у которых был принят культ смерти. Типа: умереть — высшее счастье.
Но там все было логично. С необходимой прорисовкой проблемы.
Здесь же — полнейшая ерунда. Ну не хватит дуэльных знаков для разворота такой темы! И превышение объема никак не спасет. И не спасло. Почему я должен читать какого-то Рэнда, чтобы понять сеттинг этого рассказа?
Написано неплохо (стиль, грамотность). Но написано плохо композиционно. Весь мир рассказа упирается в одну единственную фразу — не верю. И эта фраза определяющая.
Даже вот по этому отрывку:
Резво склевал верхнюю часть туловища одной избранницы, подмял когтями другую, убегающего мальчишку поймал на лету и заглотил целиком.

И все это в тишине, без воплей пожираемых кусками, шума толпы, прочих эмоций? Простите, автор, но в отчетах экспертов-криминалистов больше жизни и художественности, чем в ваших фразах.
11:51
+1
Хорошо, что я ничего подобного не читала, поэтому мне понравилось.
Пока плюс.
09:55
+2
ГОЛОС
Мне понравилось мироустройство. Вроде бы ничего нового, но написано красиво. Мрачно.
Лайна убила себя, когда её вера пошатнулась? Гг испугался последствий своего бунта, смирился. Изменения в персонаже произошли в негативную сторону — он стал частью системы. Герой оказался совсем не воином, а в очередной раз подтвердил силу общественного устройства над единицами, давление устоявшегося порядка.
Почему именно у Андре произошел сбой установок?
Ответ на вопрос «почему» может быть только один — «потому».

Отключённый звук и быстрота кадра в момент трапезы Феникса, когда, казалось бы, можно увеличить громкость и детализировать, для меня играли на атмосферу. Толпа пребывала в трансе. Никто из толпы не обратил внимание на предсмертные крики и ужас пролившийся крови, так и автор поместил нас в тело одного из наблюдателей, чтобы мы ужаснулись от несоответствия действительности, как её понимаем мы, и восприятия персонажей истории. Работающий момент. Подобно ему в фильмах о глухих не пишут звук, в фильмах о слепых убирают картинку.

Феникс является атлантом, настоящий феникс является метафорическим атлантом. У меня не вызвало противоречий, но, если я захочу вытворить подобное, то надо раскрыть суть почему один персонаж оказался в двух лицах.
12:57
+2
Люди получают ровно того бога, которого заслуживают, да?
Автор создал атмосферу и героев, которым я поверила (даже при некотором суровом пафосе), жестокий финал как один вариантов, которого я не ожидала, оставил горькое послевкусие.
отмечу, что у меня превышение по знакам не ощущалось, написано достаточно легко и при этом объёмно на пользу атмосферы.
Не за Феникса, а за людей отдам в этот раз

ГОЛОС
12:58
а где берег неудач?
где Неудачи с большой буквы?
а не просто втиснутое в текст название географического места.

художник, рисующий людей, «влюбившийся» в необычную девушку,
посланный ею — это не неудачник.
это размазня, способный только произносить еретические для этого мира слова.

и название не соответствует тексту — никто плечи не расправлял pardon

в общем, нет зерна, изюминки, движухи
13:02 (отредактировано)
а где берег неудач?

а вот же:
вышел к каменным берегам полноводной реки Скитальцу (вокруг которой изначально и строился город).

Ветер разметал разбросанные тут и там несчастливые билеты (из-за чего набережную прозвали Берегом Неудач), течение уносило вдаль, ласково покачивая на волнах, тела утопленников.
13:10
очень это притянуто, как заплата из другого материала
13:15
+1
Идея нравится. Читать ничего такого не читала, но смотреть — да, было, вот это радостное ожидание облапошенных жителей системы, когда их выберут на заклание — они надеются на счастье и не догадываются, что это обычное убийство. И поди, расскажи это по-своему. Так об этом уже много писано?
Феникс-атлант. На первый взгляд, вообще несовместимо. Но, блин, хорошо же. На этом «атланте» держится мир. «Небо — это ведь стихия Феникса». Остается дождаться перерождения, что ли. А значит, есть надежда, несмотря на.
Загрузка...
Светлана Ледовская