Андрей Лакро

Неприкаянный

Неприкаянный
Работа №3. Тема дуэли: Ищи, где светло
  • Опубликовано на Дзен
Текст:

Зонт Оле-Лукойе висел на небосводе вместо Луны, а сам старичок в чулках и зелёном бархатном камзоле, расположившись в кресле качалке, вытягивал ноги к камину и думал, как здорово, что на одну ночь в году он имеет право взять выходной. Песочный человек ворчал над античным столом красного дерева, он пересыпал в мешочек пепельно-белый песок вместо обычного и смотрел на пылинки падающие мимо. Пусть никто не смежит веки и ни одна голова не коснётся подушки, тонкая и невесомая сновиденческая магия, как свет звёзд, коснётся каждого, кто поднимет голову вверх и захочет её увидеть. Баюн философски-лениво свернулся клубком на диване, приоткрыл один глаз и хитро посмотрел на людей, копошащихся в своих квартирах, как мышки в норах. Он ещё помурчит на ушко каждому, но не сейчас.

Алёша елозился на кровати и всеми силами пытался не спать. Стоило закрыть глаза, как ему чудились густой снегопад и завывание Новогоднего ветра, которые никак нельзя пропустить. Если случится волшебство, то оно может не найти за оконцем мальчика, уснувшего в маленькой спальне на самом обычном чердаке старого дома. Проверять это Алёша не собирался - Вот уж нетушки с маслом! Между тем круглое чердачное окно не пускало сквозняк, а лунный свет мог лишь чуть-чуть светить через него. Решительно скинув с себя одеяло и сунув ноги в тапочки, Алёша тайком от взрослых выбрался на крышу. Звёзды поблёскивали обычно и не прятались за снежными облаками; внизу вереницы машин ехали навстречу друг другу - желтые фары и красные огоньки сливались в рябь - Беспокойные гуппи в прозрачной воде!

Подняв хобот вверх, тапир сидел на Алёшкиной крыше и, свесив хвост-кисточку с карниза, выл, жалуясь на несправедливость. Первый раз очутившись далеко от дома малыш с по-слоновьи длинным носом и плотной пятнистой шкурой хотел кушать - ему было одиноко и непонятно, почему никто не спит, Щекочущий запах дрёмы доносился практически отовсюду - ванильное эскимо надежды, солоноватая карамель печали, горьковатый трюфель страха... арбузное ожидание чего-то замечательного от мальчишки рядом.

В плечо Алёши ткнулось большое и грустное существо. Почувствовать грусть достаточно тяжело - она мягкая и немного влажная, а её прикосновение едва ощутимо, как солнечный свет - Но как не почувствовать, если она есть?!

«Ты кто?» - сидя на краю крыши, Алёша не очень хотел пугаться странного слонёноподобного полосатика и с любопытством ждал ответа.

«Я голодный Баку, - ответил и в самом деле немного полосатый тапир и наклонил голову, – я пришёл, потому что ты позвал меня, а ты не спишь, и значит покушать мне нечего. Видишь ли, чтобы расти мне надо много кушать.»

«Я лежал в своей кровати и слушал, мне казалось, что на улице происходит что-то важное, а меня там нет, - в голове Алёши зазвучал трубный зов ветра с перезвоном ударяющихся друг о друга снежинок, - но здесь есть ты, и я этому тоже рад».

Алёша на всякий случай отодвинулся, и Баку, плюхнувшийся рядом, положил голову ему на колени. «Это был не ветер. Это я был, - Баку загудел вновь, но его прервало голодное урчание из живота и он продолжил мысль, - может быть поспишь немного, а я тебя съем?»

«Не могу... Я вышел на улицу, чтобы не уснуть, а после встречи с тобой даже глаза не закрою, - выдохнул мальчик и погладил нового друга по макушке, отчего тот тихонько заурчал и, вытянув хоботную мордочку, прижал уши. – Неужели... Ты так и останешься голодным?»

Баку ничего не ответил, но тоскливо посмотрел на Алёшу, в глазах которого вдруг заблестел лучик надежды: - «Если только сейчас не спит бабушка Марта! Она почти слепая и такая старая, что наверное, уже и не надеется встретить чудо этой ночью! Ты можешь съесть её!»

Сев верхом на тапира Алёша полетел в гости к старой бабушке Марте, которая покупала хлеб и молоко в самом дальнем магазине, потому что ей было полезно ходить, а батон стоил там на три цента дешевле. Сегодня почему-то старая Марта не спала, она сидела за столом со свежеиспечёнными булочками, чаем с молоком и смотрела альбом фотографий. Она подлезала платочком под роговую оправу очков, вытирая щёки. На страницах альбома молодые люди бегали и улыбались, размахивая руками - Ни один из них не смотрел на Марту, то есть на фотографа, место которого сейчас заняла Марта!

Алёша с сомнением почесал Баку по мягкому боку, представив как у того пусто в животе и как малыш должен страдать. Алёша хоть и был ребёнком, но целых девяти лет и поужинавшим сырокопчёным бутербродом.

«Если только сейчас не спит пьяница Арно, - Алёша подскочил от возбуждения. - от него неприятно пахнет, и он часто спит на скамейке в парке, хотя у него есть дом. Наверное, он и сегодня спит, потому что это его любимейшее занятие!»

Но пьяница Арно не спал. С мокрыми волосами, будто только из душа он в носках и трусах гладил смешную полосатую рубашку и тревожно посматривал на коробку шоколадных конфет "Ассорти" рядом. Алёша обнял Баку и задумчиво закусил губу. Если пьяница Арно всю ночь будет занят коробкой конфет, то Баку ничегошеньки не съест.

«Если только сейчас не спит господин Тризель, он всегда скучный и молчаливый, только ходит с портфелем из которого торчат бумаги и на ходу ест леденцы, которыми и ни с кем не делится, наверное, он слишком серьёзный, чтобы знать о том, что можно не спать ночью»

Но серьёзный господин Тризель не спал, он в халате и фартуке разделывался с луком, который, по всей вероятности, позже добавит в куриный бульон, уже перебегавший за край кастрюли. В соседней комнате что-то пищало.

Баку и сидящий на нем Алёша прижались к окну в соседнюю комнату. Там горел ночник и на маленькой кровати у стены лежала маленькая розовоодетая девочка с красными щеками, её глаза мокрые от слёз были закрыты, а сама она тихонько скулила - Можно ли было принять этот звук за писк?

«На вид ей... - Алёша не успел подумать "мало", как Баку коротким хоботом-присоской открыл наружу форточку и кувыркнулся внутрь комнаты. Алёша последовал его примеру, но не остановился, а подошёл потрогать малышке лоб, как это делала его мама, и тут же нахмурился. Взять чужого ребёнка на руки он не мог, но... - Баку, господин Тризель не знает о ней, наверное, иначе бы он не варился на кухне, а был здесь.»

Тапир вытянул хобот, звучно причмокнув и начал чавкать под мерное сопение девчоночьего носика и небольшое удивление Алёши.

«Баку, ты сделал чудо,» - Алёша посмотрел на своего друга удивлённо и смущённо. Малышка не просто не съелась, но улыбнулась и, на одну секунду открыв глаза, протянула ладошку в сторону Баку. Алёша погладил девочку по спутанным волосикам, радуясь непонятно чему - Может быть тому что девочка сразу продолжила спать спокойно? 

«Ничего чудесного, - фыркнул Баку. - Ей даже ничего не снится, одна темнота. Всё равно, что тебя заставить кушать салат из брокколи вместо обеда».

Между тем дверь комнаты заскрипела. Господин Тризель едва не заметил Алёшу и Баку, но те вовремя выпрыгнули в окно. Алёша сидел на спине слонообразного друга и продолжал быть счастливым.

"Баку, я обязательно усну! И мне будут сниться очень хорошие и интересные сны для тебя! только не уходи"

+7
23:03
553
00:05
+1
Какие имена тепло-сказочные, какой сон после прочтения меня теперь ждёт — очень хороший и интересный!
01:13
+1
Такие вкусные и неожиданные сравнения. Прямо сказочные.
Но почему некоторые предложения с середины начинаются с заглавной буквы? К примеру, «тихонько скулила — Можно ли было...», «никто не спит, Щекочущий запах дрёмы...». Нельзя разве разделить на два отдельных?
Сказочность истории скомкали странные словосочетания: «розовоодетая девочка», «сырокопчёным бутербродом» и пр.
Кстати, не жалко было Алеше свою бабушку отдать на съедение странному «слонёноподобному полосатику»? Мальчик же не мог знать, что это происходит не взаправду.
07:46 (отредактировано)
+1
У тапира есть хобот? Милый зверёныш, едва ли не лучше капибары)
«Тапир навек повесил нос, Грустит он об одном: Он собирался стать слоном. Да так и не дорос...» Б. Заходер. С тех самых пор, как я знаю это стихотворение, знаю, что тапир со слоном не родственники. Поэтому полагала, что его хобот, если не «нос», то какое-то вот прям его, тапировское название,
Согласна с Соджар, автор хоть и поругался с точками, а выгнать из текста заглавные буквы не смог.
17:02
Мило. Воющий тапир в сочетании с Алёшей, бабушкой Мартой, бегающими на фотографии людьми, котом Баюном, коробкой ассорти и Оле Лукойе вызывают у меня подозрение, что у мальчика температура и бред. А, собственно, где светло-то? В обещанном тапиру сне, наверное?
09:01
И тапир, и готовность Алёши дать Баку сожрать бабушку Марту мне нравится, хорошо передана детская непосредственность, мне кажется. Оле-Лукойе я в начале не поняла, зачем он, если дальше про чудесного персонажа, питающегося хорошими интересными снами)
14:56
Надо подстраиваться под городского жителя, а не ныть, что все поздно ложатся. )
15:46 (отредактировано)
Алёша елозился на кровати и всеми силами пытался не спать.

Никогда не слышала такого выражения. Мне всегда казалось, что правильно «елозил» на кровати. Но может я и не права.
Рассказ милый, теплый.
Правда, тапир мордочкой мне больше кажется похожим не на слона, а на сайгака.)
Рассказ рождественский, прямо захотелось зимы поскорее))
Милая сказка!
01:07
Правы.
Еще меня заинтересовало, как в тапочках и пижаме можно сидеть на крыше в мороз, а потом летать на тапире? Если только во сне.
21:50
Это чет слишком детское. Местами неуместная экзальтация… аж сырокопченый бутер! Ого! Не шутки вам! Ну, и в таком ключе.
Тоже, мимо. Хотя, думаю, своего читателя, точно найдет
09:46
Оно нашло своего автора — более, чем достаточно
09:53
+1
тоже вариант!
непись
22:23
+1
Глава первая, в которой главный герой выбирает, что ему искать этой ночью.
***
— Джонни, аmigo, я люблю деньги, — Уил икнул и одним глотком допил виски. — Женщины нужны чтобы стирать портки и жарить отбивную, но их глаза не сравнятся с блеском золотой монеты, а кожа с мягкостью.
С видом абсолютного пропойцы Уил вплотную придвинулся к собеседнику, показывая грязный ноготь большого пальца.
— Я надавливаю на гладкую поверхнось, а там остаётся след этого ногтя. Только представь себе… Несколько слитков…
Джонни смотрел на идеально вписавшегося в завсегдатаи скромного салуна Уила — давно уже не скромного испанца, приехавшего на прииски. Когда-то Уильям Харт именно с подачи американского друга взял новое имя, забыл старое и всё меньше вспоминал родную речь. А самое главное не был убит, когда пытался впарить золото дураков не тем людям. Умение сидеть на лошади и стрелять из шестизарядного револьвера прилагалось.
— Они неплохо греют постель долгими ночами, — Джонни смотрел на свой бокал не торопясь допивать янтарную дрянь, плескавшуюся в нём.
Уил вопросительно поднял бровь.
— No comprende! — пустой бокал не только громко ударился о стол, но сопровождаемый едва заметным движением кисти, отлетел в сторону. — Любая ночь, после которой проснулся живым — прекрасна! Если есть кусок мяса, жеребец и верное дело, какой, к чертям, может быть интерес до того, что хранится между бедер mujer.
Разговор дошёл до необходимой точки. Джонни выдохнул слова так тихо, что Уил засомневался, правильно ли услышал,
— Птичка на хвосте принесла, что один богатый испанец приехал со своей сестрой именно в наш городок.
— Рajarito, говоришь. Ну-ну…
Уил улыбнулся и откинулся на спинку стула. Намечалось дело. Джонни — не тот, кто станет болтать впустую, а чего бы Уил не говорил о mistress, святым отцом он не был.
— Посмотрим, кого занесло на континент на этот раз.
22:47
ээээ… я на мордобой рассчитывал!
23:10
А что это?
23:00
Мне не понятно это нагромождение персонажей. Смешались в кучу тапиры люди. И сказочные хранители снов, и друг, который грозится съесть, бабушки, пьяницы… если Марты и Арно, почему ребёнок Алёша? Что значат эти люди в истории, которой нет? Если речь о снах ребёнка, то они поинтереснее старушек и пьяниц. В недоумении.
23:09 (отредактировано)
А тема? Вот если б тапир «осветлял» темные сны людей… я все равно не могу никак сопоставить набор персонажей с мальчиком. История же должна быть про главного героя. Наверное, я тупая и просто не могу понять замысел.
Зато условия соблюдены
09:23 (отредактировано)
Милая сказка, но странная.
В комнате на чердаке? Чердак — нежилое помещение. Алёша и центы, Оле Лукойе и кот Баюн. Тапир то размером с собаку (положил голову на колени), то такой, что на него можно сесть верхом. Хотел съесть кого-нибудь, и добрый мальчик радостно начал советовать съесть своих знакомых. Розовоодетая девочка — хорошо, но она так и спала в одежде?
Не очень грамотно, не хватает запятых и дефисов.
Можно предположить, что это сон, но у Оле Лукойе же выходной.
23:22
Рассказ спасает уютная сказочная атмосфера. Очень милая и нежная фантасмагория, приятно было читать, спасибо автору!
Загрузка...