Маленький шаг большого пути

Маленький шаг большого пути
Работа №1. Тема дуэли: Традиции цеппелина Неаполь
  • Победитель
Текст:

Рассказ «Традиции цеппелина Неаполь» по жанру представляет собой байку. Байка считается одним из наиболее древних и популярных жанров наряду с анекдотом, что неизбежно означает её простоту. То есть, как правило, байка – не тот жанр, от которого требуешь высокой художественности, психологизма характеров или проработанного мира: более того, байка изначально подразумевает определённую степень неправдоподобности (к чему мы ещё вернёмся).

Однако автор, на первый взгляд, полностью опровергает стереотипы, отходя от традиционных принципов. По порядку.

Стиль

Художественной речью автор совсем не брезгует. Повествование ведётся в настоящем времени, попадаются довольно любопытные, создающие атмосферу образы (напиток «словно соткан из тьмы», брюки капитана «сливаются с ночью»), хватает и книжной лексики. Где-то автор даже очень умно и, хочется надеяться, осмысленно хитрит.

«молодой юноша» — это плеоназм, то есть избыточное выражение, так как слово «юноша» уже означает молодого человека. Однако предыдущая реплика принадлежит «бывалому пирату». Таким образом, кажущаяся ошибка на самом деле создаёт у читателя с самого начала правильное смысловое противопоставление двух образов: бывалого пирата и молодого юноши. Да, авантюрно, но как ещё писать о пиратах?

При этом общая простота поддерживается – автор не берётся за бунинские описания, ограничиваясь простейшими прилагательными типа «сильнейший», «огромный» и т. п., а его образы отнюдь не блоковские (практически все образы – это устойчивые обороты, т. е. штампы, вроде опустившейся на палубу тишины), а значит, байка остаётся доступной для самых широких кругов читателей.

Но в то же время достаточно серьёзных ошибок, требующих не просто вычитки, но некоторого переосмысления.

Для начала бросается в глаза, что для такого короткого произведения точка зрения достаточно подвижна. Грубо говоря, «камера» регулярно переключается с Борга на юношу, что хорошо, так как усиливает их конфликт, но плохо, так как рассказ довольно короткий и переходы выходят очень неровными.

Например, мы практически ничего не узнаём о юнце. Для нас он – загадка. Всё, что мы о нём знаем, это его реплики, реплики других членов экипажа и догадки на основе его поведения и внешности. Хорошо: персонаж приобретает ареол загадочности. Если бы в самом начале эта загадочность не была нарушена:

Несмотря на возраст, загорелую кожу юнца покрывают многочисленные шрамы. Он уже успел показать свой нрав, начистив морды паре зазнавшихся бродяг.

Сильное предположение для стороннего наблюдателя. Нам сообщается информация, которую не может знать никто другой, кроме юнца или автора. Для сюжета то, получил парень шрамы в драке с зазнавшимися бродягами или ещё где-то, не играет роли: значит, это авторская ошибка. Конкретику рекомендую убрать: «Он уже успел показать свой нрав не в одной драке».

Борг не сводит глаз с юнца. Редкие седые волосы скрыты под черным платком. Огромный белесый шрам пересекает переносицу. Старый вояка готов ко всему, вплоть до внезапного нападения.

«Борг не сводит глаз с юнца» – вообще-то после такой фразы логично ожидать, что продолжит её описание юнца, однако описывается внешность старого вояки. Описание здесь вообще не нужно, потому что оно статично и несёт дополнительной смысловой нагрузки. Для сравнения: описание наподобие «Борг, не сводя глаз с юнца, убирает со лба выбившуюся из-под чёрного платка прядь редких седых волос. Пересекаемый огромным белёсым шрамом нос втягивает воздух» сообщает ту же информацию в динамике, дополняя её тем самым простейшей физиогномикой Борга.

Теперь сравним два фрагмента:

Борг не верит глазам. Пусть часть напитка проливается на грязную рубаху парня, но остальное куда девается? Содержимое бочонка просто физически не может поместиться в хлипком теле. (1)

Бродяги молчат и тупят взор в палубу, но Борг будто чувствует обвиняющий взгляд. Бывалый бродяга вовсе не боится кары капитана, хотя за потерю бойца с него три шкуры сдерут. Борг чувствует вес той души, что отправил на тот свет. (2)

В первом фрагменте точка зрения Борга раскрывается через несобственно-прямую речь, во втором – через косвенную. Это попросту разностильность, полифония на грани какофонии, которой в таком коротком тексте быть не должно: он должен звучать как единая мелодия.

Есть в тексте также опечатки: «Слово бывалого пирата достигают цели», «Бродяга с жадность осушает тару и протяжно рыгает», проблемы с запятыми: «Раздается глухой стук и пустой бочонок катится по камбузу» (нужна: сложное предложение), «Слышится звук раскрываемой молнии, и вздох облегчения» (не нужна: простое), и повторы, например, жидкость названа тёмной дважды, да и само сравнение именно «тёмной» жидкости с «тьмой» бессмысленно – всё это говорит о спешке и недостатке вычитки. Но если такие вещи исправить легко, простоту и штампы здесь править необязательно, поскольку это позволяет жанр, – то над точкой зрения автору нужно работать весьма основательно.

Герои и сюжет

В центре внимания оказывается столкновение Борга и безымянного пока юнца. Здесь автор блестяще и уверенно добавляет в байку несвойственный для неё мотив:

Ну давай селедка, я же знаю что струхнешь. Я таких, как ты, сотнями на завтрак съедал. Ну давай же, хлюпик, заплачь и беги к мамочке. А потом, как наплачешься, начнем из тебя настоящего мужчину делать. А то ишь молодежь... стоит лишь подняться на борт цеппелина и каждый — бесстрашный вояка

Борг испытывает презрение к юнцу, считая его поведение бравадой. Угадывается между строк и другой слой противостояния: отношение «небесных бродяг» к «морским селёдкам» (к нему мы ещё вернёмся). Можно найти здесь и конфликт поколений, но он держится в русле «дедов и духов» и как раз для байки вполне нормален.

Как мы уже заметили, юнец предстаёт загадочной фигурой. Он кажется напуганным, настороженным, бравирующим, чтобы потом залпом выпить бочку крепкого эля (жизненной правдоподобностью здесь и не пахнет, но жанр это, напомню, позволяет). Получается хороший эффект неожиданности, который подогревается, когда мы узнаём из уст зевак, что «на Экзюпери он вел себя так же безбашенно» и парня протащили под килем (уже байка в байке). Становится интересно: чем же разрешится дело на этот раз, что он ещё выкинет?

И что примечательно, выкидывает парень технически тот же трюк, что и на море, только в воздухе, с другим риском для жизни. Реакция читателя здесь может оказаться и не такой позитивной, потому что повторённый, а тем более объяснённый, трюк не так хорош. И всё же думается, что такая авантюра опять-таки оправдана: во-первых, в первый раз нам трюк рассказал не совсем надёжный персонаж, во-вторых, показан трюк не полностью, что оставляет некоторую загадочность – как он всё-таки удержался на киле цеппелина с помощью ножа? Как вообще исхитрился вытащить его в падении и успеть воткнуть в борт?

Единственным инородным эпизодом в сюжете выглядит явление капитана. Он вообще не нужен для сюжета: капитаном мог смело быть и Борг. Это появление носит лишь техническую функцию, немного разряжая обстановку и заполняя паузу, пока юнец огибает цеппелин. Технический персонаж в коротком тексте, где, по идее, не должно быть ничего лишнего – сомнительное решение.

Мир

Мир стоит назвать особенным достоинством текста. Если его язык прост, герои шаблонны и их характеры как-либо значительно не меняются (за исключением, безусловно, важного уважения к Килю), сюжет занимателен, но безыдеен, то мир поднимает рассказ на ступеньку вверх.

Лежащий в основе фантдоп – это предположение, что существуют некие небесные пираты, которые более уважаемы (или считают себя такими), чем морские. Это создаёт конфликт, это даёт возможность освежить пиратскую тематику антуражем, а главное – предоставляет автору широкий простор для фантазии на тему, как такой мир будет отличаться от нашего в мелочах. И как раз одну такую мелочь, традицию цеппелина «Неаполь», автор и нашёл через эту байку.

Это хорошо тем, что, во-первых, представленное произведение может быть большим, чем просто байка об удачливом юнге. Его можно продолжить – и персонажи для этого прописаны достаточно объёмно, чтобы делать их характеры ещё сложнее, как того потребует, допустим, роман: по крайней мере, есть, от чего отталкиваться.

Во-вторых, саму эту байку можно использовать в романе, даже если не целиком. Само существование подобных историй делает вымышленный мир правдоподобным: просто обычный цеппелин (пусть даже на обычном цеппелине не найти открытой палубы) в читательском восприятии будет менее осязаем, чем цеппелин, у которого есть традиция, история. Наличие подобных мелочей очень выигрышно, грубо говоря – это ценная наработка. Можно её и не использовать, но если она понадобится, то будет полезна, так как, повторю, усиливает правдоподобие, даже будучи байкой.

Итог

У автора получилась замечательная байка, которая может положить начало произведению в крупной форме. По гамбургскому счёту от автора требуется только разобраться с техникой – очевидно, что для романа не будет годиться такой простой, а тем более такой неровный стиль повествования.

Если же говорить не о возможных перспективах, а о насущном конкретном тексте, то это цельная, продуманная история с хорошей интригой, которую выделяет необычный мир. Такие тексты запоминаются читателям. Единственным слабым местом я могу назвать лишь безыдейность. Если рассказ задумывается как часть крупной формы, это простительно, но для самостоятельного произведения здесь практически нет глубины: получается, что целью автора было лишь описать авантюру Киля, на которую многие другие авторы ответят своими, более изощрёнными и хитроумными авантюрами.

+5
15:01
824
16:41
ГОЛОС. Наиболее информативная и подробная рецензия из всех, хотя каждая по-своему интересна. Во-многом совпадает с моей оценкой текста, но ещё плюс знание предмета, которого у меня нет. Потому было вдвойне интересно читать.
15:22
«Борг не сводит глаз с юнца» – вообще-то после такой фразы логично ожидать, что продолжит её описание юнца,
что я сбственно и сделала, представив «молодого юношу» седым и со шрамом. ГОЛОС за дважды сломанную картинку.
16:25
Вот!
Вот оно! Учиться, учиться и учиться надо у автора этой рецензии.
Он не только разобрал рассказ на удачное и не очень, но и копнул идею, всковырнул суть рассказа. И, признаюсь, после прочтения этой рецензии мне даже почти захотелось прочитать рассказ.
Очень тщательный «разбор по косточками». Мне понравилось про несобственно-прямую и косвенную речь, хотя косвенной здесь я не увидел. Может, плохо смотрел. Тем не менее, суть замечания понятна. Увидеть такие нюансы — большое мастерство!
Очевидно, что эта рецензия наиболее профессиональная из всех и будет полезной автору при внимательном её изучении. Кроме того, эту рецензию интересно читать саму по себе. Разве что, мне лично немного не хватило эмоций (как в рецензии номер три), но кто сказал, что рецензия должна быть эмоциональной?
ГОЛОС.
22:57 (отредактировано)
Ну, что сказать. Отличная литературоведческая работа, профессионально и творчески одновременно, приятно почитать.
Мне даже подумалось, что тут, действительно, работает мифологическая глубина противопоставления образов рыб и птиц, которые в фольклоре соединяются. Так и в рассказе контраст, обостренный до конфликта, приводит к примирению, принятию и воссоединению. Не знаю, хотел ли это сказать автор, но у него получилось. Критику браво!
11:46 (отредактировано)
ГОЛОС!
Все разложено по полочкам, начиная с определения жанра произведения до итога. Написано, я бы сказала, очень обстоятельно.
Присутствует и критика, и позитивные моменты. Грамматические прорехи не обойдены стороной.
Автор, а Вы случайно не литературовед?
18:53
+1
Очень хорошо, старательно, подробно, но длинновато и нудновато, наверное, потому что рассказ не мой и, кажется, не очень интересный.
10:58
Хорошая рецензия, подробная и основательная. okХотя с несобственно-прямой речью я тоже не очень понял. Пробелы в образовании… unknown
Загрузка...