Ольга Силаева №1

Петровна, Фарульв и целевая аудитория

Петровна, Фарульв и целевая аудитория
Работа №3. Тема дуэли: Муза, Гамлет и сковорода
Текст:

Солнечный день заглядывал в подслеповатые окна Дома культуры. Два крайних окна третьего этажа колыхнулись синими занавесками – кто-то высунулся, посмотрел во двор и пропал из вида. Наблюдатели, не страдающие близорукостью, могли бы поклясться, что видели огромную птичью башку с загнутым клювом.

– Фарульв, будь добр, не нарушай светомаскировку, – поморщилась Людмила Петровна, высокая престарелая леди с пушком на голове, похожим на одуванчиковый пух. Она стояла за неказистой трибункой, сколоченной из ДСП и украдкой пыталась что-то дочитать с потрепанных листов распечатки.

В небольшом полутемном зале, пахнущем бумагой и плесенью, происходило очередное заседание литкружка, который составляло несколько дремлющих студентов, местный интеллигент Коленька, его великовозрастный приятель Олег Львович, Мируся, девушка с зелеными волосами и странным взглядом на жизнь, грифон Фарульв и двое кошек в переносках – приглашенные критики.

– Сегодня рассмотрим произведение… гхм, рассказ неизвестного автора «Муза, Гамлет и сковорода», – провозгласила Людмила Петровна, рассматривая первый лист распечатки, вымоченный в кофе и выглаженный утюгом. – Если вы не возражаете, я начну.

Никто не возражал.

– Итак… рассказ… в жанре… – Людмила Петровна, хмурясь, сверялась с экранчиком смартфона: – В жанре магического реализма. Были значительные сомнения, считать ли сей труд рассказом о животных, но, в конечном итоге, по всем признакам это магреализм. Сюжетная композиция не просматривается, фокус повествования скачет от персонажа к персонажу, при этом весь сюжет сводится к примитивной структуре рассказа в рассказе – о том, как кот рассуждает о своем хозяине-писателе и повествует о событиях из его жизни, а именно – обретению относительного семейного счастья с некоей дамой по имени Муза. Лексика и словоупотребление весьма спорные, хотя я и усматриваю попытку поразить читателя оригинальностью, но, милые мои, прежде, чем оригинальничать, следует научиться классическому, нормальному словоупотреблению. Неуместный символизм, бесконечные цитирования умерших людей, как будто текст от этого станет более осмысленным. Персонажи схематичны и неинтересны, диалоги кошек лишены логики и замусорены бессмысленными репликами; объем, потраченный непонятно на что, следовало бы пустить на минимальное раскрытие характеров. Итого рассказец – дрянь, мои милые.

Брезгливо закрыв распечатку, ораторша поджала губы и поверх очков осмотрела аудиторию. Аудитория сонно клевала носами и делала вид, что полностью и безоговорочно солидарна.

Грифон, шурша перьями, лег на пол, гулко вздохнул и произнес, по-птичьи чеканя слова:

– Выступать не стану. Нелепица.

– Все ему фентэзи подавай, – злобно прошипел Олег Львович, терзая засаленный блокнот с заметками; вдруг, как школьник поднял руку, потряс ею: – Уважаемые! Позвольте!

Оккупировав освобожденную трибунку, он разложил перед собой распечатку рассказа, сопя, принялся перелистывать страницы, что-то спешно дописал на полях и, наконец, поднял голову. Глаза его были серьезны, а голос – сух. Полосатый пиджак топорщился на плечах.

– Должен констатировать, что за последние года вижу редко произведения подобной глубины. Явление особого рода, это не просто рассказ, это – событие! Мы как литераторы, должны со всем тщанием рассмотреть это, понять, не допустить формального подхода.

– Милейший, конкретней, – досадливо поморщилась Людмила Петровна, потихоньку раскладывая в смартфоне пасьянс.

– Хорошо… сейчас, сейчас-сейчас, – сопя, критик принялся листать распечатку, явно недовольный тем, что его прервали, но спорить не решился, вместо этого набрал побольше воздуха и выпалил: – Несколько слоев смысла! Как вам такое? Автор виртуозно преподносит нам в диалоге обычных, казалось бы, персонажей, разговор двух кошек, затем – историю о людях, рассуждение о жизненных ценностях и, в итоге, все это написано в рассказе одного из персонажей!

– Чо? – Поморгала Мируся, накручивая на палец прядку волос цвета бриллиантовой зелени.

– Наверное, там все же рассказ в рассказе в рассказе, – небрежно пояснил грифон, оперся локтем об пол и принялся рассматривать когти. – Петровна до конца не дочитала.

– А вы? Вы дочитали? – Возбужденно спросил Олег Львович, подавшись вперед так, что галстук перевесился за трибуну.

– Дочитал. Нелепица.

По опыту Фарульв знал, что Олег Львович, неплохой, в общем, малый, встречая чем-то приглянувшиеся ему работы, готов их обсуждать часами. При этом доводы против слышать не желал, обижался. Лучшей тактикой было пересидеть молча.

– Но… как же… – неожиданно растерялся критик, расстроенно поник, обводя взглядом небольшой зальчик.

– Олежек, кофейку, может? С коньячком? – ласково спросила Людмила Петровна и, не дожидаясь кивка, отправилась к офисному шкафу, приспособленному под буфет.

– Эх, вы… – вздохнул Олег Львович, собирая так и не пригодившиеся листки.

– А мне понравилось. Про кошек всегда хорошо, а тут кошки даже разговаривают, и герой прячется от жены в кота. – вдруг заявила Мируся; выбравшись из кресла, она встала за трибунку, глупо хихикнула: – Если бы мои кошки сочиняли рассказы, они и про меня бы что-то такое написали. Вообще рассказ неглупый, вот серьезно. Там такие вещи обсуждают, такие темы подняты… например, это, сейчас…

Достав из кармана телефон, девушка быстро что-то отыскала, начала читать:

Периодически Муза требовала от него ответ на вопрос: — Ты меня любишь?— он согласно кивал, но при этом вспоминал слова Ландау: «Когда собака привыкает к человеку, говорят что она его любит».

– Ну просто бомба. Слышите, насколько лаконично и точно автор описывает взаимоотношения своих персонажей?

Потом неизбежно наступает запой — расплата мыслителей за избыточные знания… Мир материален и наказывает идеалистов.

– И вот здесь еще:

— На конкурс рассказ? — грозно спросила Муза.
А
нтон был в шоке. Он ничего не писал. Но решил согласиться.
— Да.
— Отправляй, сойдет. Только вставь эпиграф:
«Человек культурен настолько, насколько он способен понять кошку».
Антон покорно напечатал, приписав в скобках — «Муза Аполлоновна» — и увидел удивленные глаза Гамлета. Подумал и заменил «кошку» на «кота».
Сзади раздался гомерический смех:
— Это Бернард Шоу, идиот!

– Олег Львович правильно сказал – многослойность. Вот эта вся кутерьма сводится к тому, что все это оказывается конкурсным рассказом, присланным нам! Прикольно же! Фарчик, ты вот дочитал, ну скажи!

Фарульв повернул голову. Ледяной взгляд желтых орлиных глаз был непреклонен. Впрочем, с точно таким же непреклонным взглядом грифон ел блинчики с клубникой или копался в заброшенной детской песочнице во дворе Дома Культуры.

– Почему автор ломает четвертую стену, сказать? – уточнил он после паузы.

– Ну… например.

– Потому что может. Конструкция бессмысленна, потому что не содержит цельного посыла и идеи.

– Ну как же нет идеи… Олег Львович, а в чем идея-то? – Мируся стрельнула глазами в сторону союзника, дегустирующего порцию растворимого кофе с привкусом дешевого коньяка.

– А идея, Мируся, тут для каждого своя, – отмахнулся он. – Ну не видит он идеи, что поделать. Великие произведения опережают свое время, а он и вовсе из Средневековья. Отстал на триста лет.

Грифон лениво щелкнул клювом на критика. Тот подпрыгнул на месте, крепче хватаясь за чашечку с нарисованной клубникой.

– Коленька, ты один остался, – Людмила Петровна погрозила грифону и уселась на свое место. – Читал музу эту?

– Сколько раз просил – называйте меня Ник, – буркнул молодой человек, пробираясь между рядами пустых кресел. – Читал. Сюжет в основном построен на переходе от фантазий и образов к абстракциям. На противостоянии теорий. Сперва они обсуждают только этнологию, затем – литературу. Предельно абстрактно. А потом, когда проецируют на литературу собственные умственные процессы, от сталкивающихся идей происходит новая абстрактность, еще более универсальная. Интеллектуалы. Символисты. Философы. Мне нравится читать довольно обычную прозу, где один текст может быть живым описанием другого, но здесь эту силу они оттеняют, объединяя все в один кластер. Довольно выразительно, правда? Короче, какая-то бессмыслица... Но, несмотря на эти расплывчатые смыслы, текст интересен, и в чем-то он более глубокий, чем все предыдущие.

– Спасибо, Ник. – Кивнула Людмила Петровна и сверилась с часами. – Так рассказ тебе понравился или нет?

– Не знаю, – стушевался он. – Сложно было читать – слишком много завитушек. Цитирование, как бы это сказать… В стиле Рильке или Эрнста Юнгера. Не хватает простоты и ясности.

– Хорошо, – склонила седую голову престарелая литераторша. – Приглашенные критики Бася и Муркет, желаете высказаться?

– Не желают, – заглянул в переноски Ник. – Давайте уже чай пить? Я тортик принес.

Конкурс завершен:
Да
+9
09:03
2018
14:45 (отредактировано)
+2
Занимательный формат, который, к слову, я сам и собирался реализовать, но как-то не сложилась моя запланированная дуэль по ряду обстоятельств. Очень годная задумка, сложная, и оттого интересная.
Рецензия больше похожа на самостоятельный рассказ, но автор так запрятал в нее непосредственно оценку текста, что, признаться, я запутался, в чем она заключена.
08:15
Там пять оценок текста и каждая — непосредственная.
09:12
А-а-а, вот оно что )) Не, это слишком интеллектуально. Я в эти ваши интернеты деградировать прихожу, мне бы чего попроще, типа «кг/ам» laugh
07:51
+1
Ни рыба, ни мясо. С одной стороны — рассказ плохой. С другой — хороший. А где же гурт? Если монету поставить на ребро… Пойду дальше читать.
08:15
+1
Потому что у каждого свое мнение.
18:12
+2
Гамлет возмущен. Почему лишили слова приглашенных критиков Бася и Муркет?
09:02 (отредактировано)
+2
В одну телегу впрячь не можно,
Коня и трепетную лань...

Но автору как-то удалось! С одной стороны: В небольшом полутемном зале, пахнущем бумагой и плесенью,… Людмила Петровна, высокая престарелая леди с пушком на голове, похожим на одуванчиковый пух… за неказистой трибункой, сколоченной из ДСП и украдкой пыталась что-то дочитать с потрепанных листов распечатки… (т.е. упадок, пыль и плесень)
С другой: Людмила Петровна, хмурясь, сверялась с экранчиком смартфона...(но упадок не чуждый современным технологиям) bravo
Мне кажется, что обилие в кино, литературе на ТВ фэнтези, магии, чародейства и прочего волшебства совсем оторвали народ от жизни. АУ! Люди, вернитесь назад! Здесь тоже бывает интересно!!!
08:14
Рад, что понравилась атмосфера. Хотя лично мне больше всего нравится грифон посреди вей этой обстановки, он ее оживляет.
09:48
+2
Грифон самый чёткий! laugh
22:58
+3
О! Тут было очень интересно!
Собрание критиков.

Можно я сразу проору автору «браво!»? Браво, автор! bravo
Потому что вы написали крутейший шарж на вот это вот собрание)) Виды критиков и среда их обитания, ага)

Одно «но» – какой же из всех представленных отзывов автору рассказа считать мммм… вашим?
Понятно, что острополитическая сатира так и прёт (а учитывая свежевыложенные отзывы проф.жюри на НФ, так нарисованная картина и вовсе становится чуть ли не пародией). И всё же давайте вспомним, чего ради все мы здесь сегодня собрались.
*пропевает последние слова, откладывает гитару, снимает свитер, и на всякий случай проверяет не выросла ли на лице борода*

Будет ли автору рассказа полезен такой отзыв? Несомненно!
Как минимум он поймет, что к любой критике надо относиться филосовски и чуточку наплевательски. Потому что фиг его знает, кому верить, куда бежать и в какой печке сжигать свои рукописи после такого вот букета мнений)
08:12
+1
Одно «но» – какой же из всех представленных отзывов автору рассказа считать мммм… вашим?
Последняя строчка.
Расказ скучный и слабый, я бы лучше чай с тортиком попил.
18:39 (отредактировано)
+1
ГОЛОС. За стилистику, экспериментальность — напоминает чем-то беллетрический фельетон, за выбор необычной литературной формы. И за то, что перекликается с названием -«Муза, Гамлет и сковорода» — «Петровна, Фарульв и ЦА».
08:06
+1
О господи, голос от Марго. Я даже не знаю, бежать, писать заявление или пойти, помыться и погрузиться в депрессию.
10:33
Не надо в депрессию, и упаси бог — мыться, потопчитесь ещё по мне — полегчает.
10:35
Как мало надо коню...))
19:20 (отредактировано)
+2
ГОЛОС
За самое умное прочтение рассказа, вкус и стиль.
Для меня ценна любая новизна во всем и читать эту рецензию было очень интересно.
Кроме этого, в такой трактовке рецензии был дан целый спектор мнений и уместное цитирование текста.
Претензия одна: почему лишили слова приглашенных критиков Бася и Муркет?
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
06:09 (отредактировано)
Во, замаскировался… Ржунимагу! rofl
Конь цвета хаки… rofl
08:11
А ты думал. Я умею, я такой.
08:45 (отредактировано)
Эх, жаль рисовать не умею. Каска, бинокль и зубы зелёные… laugh
Как представлю — головой об стол бьюсь.
09:08
Да ладно…
По-моему, сразу видно, кто написал.
И что имел в виду.
08:15
+2
Вот так придешь голосовать за текст, а потом автор всплывет и польет дерьмом на почве личной неприязни…
08:20
Когда я не знаю контекста (а, как правило, в случае личных неприязней, так и бывает), то я предпочитаю не высказываться.

Не сильно давно я был пренебрежительно назначен Марго на должность «всякого там голосовавшего», когда отдал голос за ее работу. Кому-то показалось, что я не заметил или забыл, но у коней хорошая память.
08:22
+2
а… плевки изо рта в рот… а я-то думала…
08:35
+1
Я был бы счастлив, если бы персонально вы думали обо мне поменьше. Я крайне огорчен тем, что, по ходу дела, все еще терзаю вас в сновидениях и преследую наяву.
08:40 (отредактировано)
+1
Хорошо и приятно так думать и жить в плену иллюзий, но дело в следующем, я лишь грущу, что своей феноменальной памятью писающих анекдотических мальчиков, вы мне всех читателей на дуэлях распугаете. Не все в курсе благородного дела вендетты, на которую решено жизнь и разум положить
08:45
+1
Хорошо, напишите Марго и скажите ей, что я скорблю обо всем.
08:59
Я всего лишь секундант, а не патр Лоренцо. Сами, сами… а ещё есть лички, курилки для фантазий и мечт
11:11
+1
Ну значит, и нечего было приставать изначально. Счастья и тепла.
11:19
Не все так просто как мечтается
11:09
А почему кошек двое? Нет, я прочитала в конце, что они разнополые, но мне всё равно кажется двое — котов, а кошек — две. Может, убрать числительное? Хороший рассказ, мне понравился.
11:44
Я не знаю, кошка более соответствует дефолтному обозначению этого животного: домашняя кошка. Вроде бы, но это не точно.
12:08 (отредактировано)
+1
«Двое кошек» — увы, нельзя. Собирательные числительные (двое, трое, четверо и т.д.) сочетаются только с существительными, обозначающими лиц мужского пола (двое парней), с существительными, не имеющими ед.числа (двое суток) и с существительными, обозначающими детенышей (двое котят). Ни с неодушевленными, ни с существительными, обозначающими взрослых животных, ни с существительными, обозначающими лиц женского пола, не сочетаются.
21:17
+1
Не сочетаются с женским полом? Прикольно, не знал. Век живи — век учись, что называется.
И где феминистки, когда они так нужны…
21:53
Неплохой сатирический рассказ про критиков.

Рассказ автору явно не понравился.
21:18
Неа, не понравился. Мне его даже разбирать влом, да автору оно и не поможет, автор в своем мире обитает.
Загрузка...
54 по шкале магометра