Юлия Владимировна №2

Узник

12+
Узник
Работа №3 Тема дуэли: Против времени
Текст:

Должность начальника тюрьмы в двадцать шестом веке была номинальной. Преступлений, за которые индивида заключали под стражу, не осталось. Нарушители законов, конечно, никуда не делись, но их либо штрафовали, либо отправляли на исправительные работы в космические колонии. Впрочем, тюремные казематы на Земле всё ещё стояли. То ли у всеобщего департамента полиции не дошли руки от них избавиться, то ли чиновники рассчитывали, что когда-нибудь к прежней системе наказаний вернутся и камеры вновь заполнят преступники.

Юстин своему назначению на должность начальника тюремного каземата «Атлантика» вовсе не радовался. Он чувствовал себя смотрителем музея, а не важным должностным лицом. Расположенная на острове посреди океана многоуровневая башня была пуста уже почти двести лет. Впрочем, даже если бы здесь оставались заключённые, с работой могли бы справиться роботы-надзиратели. Тюрьма была полностью автоматизирована.

Юстин прибыл на рабочее место несколько часов назад и уныло размышлял о бессмысленности своего пребывания здесь. Со скучающим видом он изучал электронную карту-схему вверенной ему территории, просматривал записи с камер наблюдения, листал отчёты роботов-помощников. Почему системы жизнеобеспечения всё ещё функционируют было непонятно, но отключать их Юстин не имел права.

Серые коридоры, комнаты-клетки, тёмные карцеры и залы, где когда-то собирались все заключённые. Юстин равнодушно щёлкал переключателем и вдруг замер, вернул предыдущую картинку, увеличил изображение.

В одной из камер был человек. Мужчина лет сорока, худощавый, светлокожий, в тюремном костюме. Он сидел на койке и смотрел прямо в камеру.

Юстин несколько мгновений оторопело смотрел на него, затем вызвал компьютер.

– За какой год представлены записи с камер наблюдения? – спросил он.

– Трансляция в реальном времени, – немедленно отозвался ровный голос из динамика.

Юстин растерялся, неуверенно посмотрел на человека на экране, потёр переносицу, но всё-таки задал следующий вопрос:

– В тюрьме на данный момент есть заключённые?

– Да. Камера триста сорок два. Преступник заключён под стражу в две тысячи сто тридцать четвёртом году, – ответил механический голос.

Юстин нахмурился:

– Компьютер, устранить ошибку. Мне нужны точные данные.

– Ошибки не выявлено. Камера триста сорок два. Преступник заключён под стражу в две тысячи сто тридцать четвёртом году.

– Устранить системный сбой! Ты называешь мне год строительства тюрьмы. Представь данные на преступника из камеры триста сорок два. Он не может быть в заключение четыреста с лишним лет!

Юстин понимал, что сердиться на компьютер глупо, но ничего не мог поделать со своей злостью, нелогичные ошибки выводили его из себя. Компьютер на мгновение замолчал, затем с мягким шуршанием из принтера вышла распечатка запрошенных данных, которые мгновением позже озвучил электронный голос:

– Атанас Соло. Дата заключения две тысячи сто тридцать четвёртый год. Преступление против времени.

Юстин недоверчиво перечитал данные на бумаге.

– Компьютер, подробности по составу преступления.

– Сведений недостаточно, – равнодушно оповестил электронный помощник.

Юстин, заинтригованный и забывший про недавнюю скуку, решительно направился в камеру триста сорок два. Он не исключал возможности розыгрыша. Вполне может быть, что коллеги из департамента решили таким образом поздравить его с новой должностью. Подбодрить, ведь ему прозябать на этом всеми богами забытом пятачке земли, пока не выйдет в отставку. Если, конечно, он не сойдёт с ума и не снесёт себе бластером полбашки, как сделал его предшественник.

Но Юстин любил жизнь и собирался наслаждаться каждым её мгновением даже здесь, в отдалении от цивилизации, в старой тюрьме. И неожиданному приключению обрадовался.

Шаги гулко раздавались в пустынных коридорах, видеокамеры подмигивали разноцветными глазами, следя за каждым движением человека. Рядом шагал робот-стражник, и у Юстина сложилось впечатление, что он здесь вовсе не начальник тюрьмы, а новый заключённый.

Камера триста сорок два располагалась внизу, на третьем уровне. Юстин, игнорируя лифт, спустился по ступеням. Прежде чем набрать код для открытия двери, он на несколько секунд заколебался, нервно облизнул губы. Разозлился на себя и ударил по панели сильнее, чем того требовалось.

Дверь камеры отъехала в сторону. Заключённый поднялся ему навстречу и приветливо улыбнулся.

– Новый начальник тюрьмы, я полагаю? – он скользнул взглядом по нашивке на форменном кителе. – Приятно познакомиться, господин Юстин.

Человек был Юстину незнаком, и вероятность розыгрыша исключалась, потому что, судя по данным на двери, последний раз эту камеру открывали сорок лет назад.

– Вы заключённый? – спросил Юстин и смутился своего глупого вопроса, робости, которая звучала в голосе и заискивающего тона.

– Именно так, – усмехнулся обитатель камеры триста сорок два.

– Кто вы такой? – Юстин старался, чтобы голос его звучал сурово, но вопрос вновь получился, скорее, жалким.

– Заключённый номер один. Но вы можете называть меня Атанас. Впрочем, можете никак не называть, а просто позволить мне уйти.

Заключённый нахально улыбался, глядя ему в глаза. Юстину было не по себе, этот Атанас его пугал. И слишком уж много вопросов вызвало его пребывание здесь. Странных, нелогичных вопросов.

– В ваших данных указано, что вы совершили преступление против времени, что вы сделали?

– Ничего, – пожал плечами Атанас. – Совершенно ничего преступного.

– Так говорят все преступники! – Юстин почувствовал себя немного увереннее. – Но тем не менее вы в тюрьме. Сколько лет, кстати? Кажется, произошёл системный сбой и датчики показывают, что сорок лет…

– Я не считал года и дни, но я здесь с момента основания этого каземата, – перебил его Атанас. – Можно сказать, его построили для меня.

Юстин растерялся, заключённый был безумен. Наверное, не стоило заходить к нему в камеру.

– Сорок лет назад у меня был последний посетитель. Предыдущий начальник тюрьмы. Нервный юноша. Мы с ним не поладили. Но он был добрее своего предшественника и не пытался применять ко мне пытки.

Юстин размышлял, как ему поступить. Вызвать врачей? Спросить, что делать с заключённым у начальства? Но странная формулировка преступления не давала ему покоя. Человек может сойти с ума, но компьютерные данные не врут.

Планшет, на котором Юстин ещё раз прочёл данные об Атанасе Соло тоже уверял, что это заключённый номер один. Но ведь это же невозможно! С момента основания тюрьмы прошло почти пятьсот лет!

Юстин почувствовал себя беспомощным и растерянным. Он не любил загадок и сложностей, а этот человек, только из них и состоял.

– Сколько вам лет? – строго спросил он.

Несмотря на прогресс в медицине, дольше ста двадцати никто не жил, тем более в тюрьме. Да и не выглядел этот тип стариком.

– Я не считаю, цифры это совершенная глупость. Мне они не нужны. Но я видел расцвет человеческой расы и уверен, что увижу её закат.

– Вы хотите сказать, что вы не человек? – Юстин чувствовала, как у него начинает болеть голова.

– Этого я не знаю, – Атанас повёл плечами и вновь улыбнулся. – Может быть, человек. А может быть, другой биологический вид. Но люди не любят меня. Видите, даже вы. Мы только познакомились, но, готов биться об заклад, что вы меня ненавидите.

Юстин не стал спорить, раздражение, которое он испытывал пару минут назад, действительно, сменилось ненавистью.

– В чём вас всё-таки обвиняют? Что это за преступление такое «против времени»?

Атанас снисходительно улыбнулся:

– Многие считают преступлением то, что я живу вечно, людей это раздражает.

– Это невозможно! – выпалил Юстин.

– Муха тоже считает, что жить дольше, чем пару дней – невозможно.

Атанас был совершенно спокоен и уверен в своей правоте. Уверен настолько, что Юстин тоже ему поверил. На мгновение предположил, что перед ним человек, который способен жить вечно и понял, что так оно и есть. Иначе откуда у заключённого такой надменный, всезнающий взгляд, от которого у Юстина холодеет всё внутри?

– Каково это? – спросил он неожиданно для самого себя. – Вам, наверное, одиноко. Вы ведь не раз теряли друзей, родных, возможно, детей...

Атанас пожал плечами.

– Я всегда один и привык к этому. Насколько вас расстроит гибель хомяка или аквариумной рыбки? Иногда печально, но не стоит переживать долго.

– Люди – не хомяки! – воскликнул Юстин.

– Для меня всё едино, – улыбнулся Атанас. – Жёны, дети, друзья – их было столько, что эта игра мне наскучила.

Юстин не знал, что ещё сказать, как стереть снисходительную усмешку с лица заключенного. Он представил, что тюремная башня однажды рухнет, проржавеют и выйдут из строя роботы, он умрёт, а его кости истлеют в земле. А этот человек останется и продолжит невозмутимо улыбаться.

– Это неправильно! – крикнул Юстин, но тут же умоляюще спросил: – Вы можете это сделать для меня?

– Увы, такое не в моей власти, – развёл руками Атанас.

– Я могу заблокировать подачу питания и кислорода в эту камеру! – сказал Юстин и понял, что, действительно, готов это сделать, презрев гуманность и угрозу наказания.

– Это доставит мне неудобства, но не убьёт. Начальник тюрьмы, что был за три поколения до вас, уже пробовал.

Юстин тяжело дышал, сердце колотилось у него в горле.

– Смертная казнь на планете отменена, но я найду способ, – угрожающе проговорил он.

– Меня нельзя убить ни одним известным людям способом, – с улыбкой продолжил Атанас. – Поэтому меня упрятали сюда. Чтобы я не раздражал своим существованием других. Так насколько ваше общество изменилось? Вы выпустите меня, Юстин? Знаете, хотелось бы поскорее увидеть солнце, прогуляться босиком по траве, съесть мороженое... Мороженое ведь ещё осталось в мире?

Юстин молчал с ненавистью глядя на этого типа. Мысль, что он – Юстин потратит свои лучшие годы, охраняя этого человека, а потом состарится и умрёт, а заключённый Атанас по-прежнему будут улыбаться и мечтать о мороженом была невыносима.

– Нет! Ты проведёшь здесь ещё пятьсот лет! Ты будешь гнить в камере, пока эта тюрьма не развалится! – крикнул он.

– Что ж, подожду, – спокойно ответил Атанас и лёг на кровать, заложив руки за голову.

– Тебя это не пугает? – Юстин был разочарован почти до слёз.

– Ничуть. У меня другие отношения со временем. Я его не боюсь.

– Это невозможно! Это противоречит всему! – Юстин подскочил к человеку. Он хотел ударить заключённого, стереть самодовольную ухмылку, попробовать придушить собственными руками и доказать, что Атанас точно такой же смертный и слабый, как и все. Но не решился к нему прикоснуться. Юстин был человеком цивилизованного мира и меры физического воздействия были ему чужды. Или он боялся, что Атанас, действительно, не умрёт?

Атанас смотрел на него с лёгким прищуром, как будто бы видел все его сомнения, читал каждую мысль.

– Всё подвластно времени, – прошептал Юстин. – Всё!

Атанас лишь улыбнулся и закрыл глаза.

– Когда-нибудь от этих стен ничего не останется и я вновь выйду к солнцу. Пройдусь по песку, окунусь в воду. Я буду свободен, хотя подождать придётся, чуть дольше, чем я рассчитывал. Возможно, в тот счастливый день уже не останется людей. Вы ведь так боитесь времени, что всегда позволяете ему побеждать.

– Ты будешь сидеть здесь вечно! Вечно! – крикнул Юстин, его переполняли отчаянье и ненависть.

– Нет. Здесь вечности не существует, – спокойно ответил Атанас. – Ты так же глуп и труслив, как и те, кто заперли меня в этой камере. Вы считаете, что я выступаю против времени, но ведь это смешно! Время мне совершенно безразлично. Я его не ощущаю, а время не замечает меня. Так мы и существуем.

Юстин выскочил из камеры заключённого номер один, закрыл дверь и невольно бросил взгляд на свои часы. Цифры на экране браслета насмешливо ему подмигивали, отсчитывая минуты жизни. Его время видело, и Юстин не мог спрятаться от безжалостных минут, не мог выступить против времени, не мог осознать, что такое вечность. 

Он не мог жить вечно и хотел бы не знать, что кто-то другой – может. Никто бы не хотел этого знать.  

Конкурс завершен:
Да
+8
00:02
749
Iry
08:52
Очень понравилось безразличное отношение заключённого ко времени, к смерти окружающих, к попыткам героя его задеть.
Правда, очень уж резкий переход у Юстина от любопытства к ненависти, я бы растянула его на несколько встреч, может, с перерывом в несколько лет.
Но идея и так подана очень хорошо и тема раскрыта полностью.
09:48
Идея забавная, столкновение смертного с бессмертным — действительно, против времени. Только имя бессмертной сущности слишком зашифровано)
Главная придирка — столько рассуждений о свободе, но ради неё неуязвимое существо только и делает, что уговаривает смотрителей. А ведь за пятьсот лет можно было огромную дыру в стене продолбить да по дну океана пройтись. Получается, люди схватили не воплощение коварства, а лени.
Ну и маленькая деталь: на фоне роботов да планшетов принтер с распечатками выглядит лишним.
Спасибо за рассказ.
10:53 (отредактировано)
Плюс автору. Неплохой рассказ, даже очень. Идея интересная, подано довольно вкусно. Тема, опять же, раскрыта хорошо. Одно не понятно, заключённый, всё же, имеет мистические корни, или фантастические? Впрочем, фантастика присутствует. ГОЛОС оставлю здесь.
12:46
Так вот всё написано правильно: и стиль, и мысль, и насмешка эта над временем, и эмоции надзирателя. Хорошо, но академично и от этого безвкусно.
12:54
Очень интересный рассказ. Есть о чем подумать.
22:45
Да уж. Кого только не понабирают в тюремщики… Без психологов и профотбора. Одни из бластеров стреляются, другие сразу же ненавидят заключенных. Ага. Единственный заключенный на планете — и начальнику тюрьмы неизвестно это. А где он учился на начальника тюрьмы? На сочинском пляже?
Ну да ладно. А что это за бессмертный такой? Вечный Жид? Нет. Последний рождение человечества не видел. Бессмертным он не так давно стал… И почему его нельзя убить? Если он есть не будет, белый свет его накормит?
А если ему голову ножовкой отпилить и сжечь ее в печке? Ну или бластером дырку в животе проделать?..
Ой, что-то много вопросов. Ах, но это же фантастика! Вот пусть читатель и фантазирует. Додумывает сам…
Рассказ написан грамотно и умело. В остальном — черт меня дернул поставить ему плюс.
Сожалею.
22:49
Так заключенный напрямую говорит, кто он. Надо лишь… переставить последнюю букву имени в начало и поаплодировать то ли автору, то ли бравому человечеству.
22:56 (отредактировано)
Ну нет… Плохая задумка. Ну вот больше нечего сатане делать, как в тюрьме сидеть. И почему только пятьсот лет? А кто его поймал? А как его поймали? А почему это удалось? А зачем он такой инфантильный?
Вот опять вопрос на вопросе. И снова фантазирует кто? Читатель.
Автор тогда зачем? Подать идею? Так у читателя своих — пруд пруди.
Короче — этот рассказ из категории тех, где автор в коротком объеме не может уместить достаточный объем информации для того, чтобы произведение стало стройным и понятным.
23:00
А кто говорит про хорошую задумку? Чилит сатана пятьсот лет, ленивенько искушает начальников тюрьмы и даже не пытается самостоятельно выбраться. Идеальное попадание в образ!
23:04 (отредактировано)
Да ну?! laughСамые интересные и желанные пациенты для него?
А другие людишки? Прелюбодеи и прелюбодейки закончились, пока он сидит?
Вон, даже в космос полетели. Сколько преступников отправлено пахать колониальные планеты? Сам автор пишет об этом. Как же они там обойдутся без ГГ этого рассказа?
Не-не, не вяжется. Эх.
23:10
Нефантастическое допущение: люди настолько хорошо стали делать за него работу, что сатана обиделсо и ушел в добровольное изгнание, пока людишки упоённо несут лучи зла и разврата во вселенную. И только доблестному начальнику тюрьмы дозволено искупить вину человечества перед Владыкой, но гордыня одолевает нашего героя.
Эх, сколько ереси можно напридумывать на ровном месте.
23:13
Во! Мы с вами опытные читатели. Додумыватели… crazy
20:10
А… А я думала, почему он Атанас… А у меня не возникла эта ассоциация. Мне показалось, украинское имя, а я очень люблю Панкееву, а у неё есть бессмертный маг Козак, и у меня нормально так ассоциации сложились.
20:12
Атанас — обычное болгарское имя. От греческого — Афанасий.
11:55
+1
Ну нет, это не НФ, а магический реализм или даже притча. А так рассказ понравился, особенно конец эффектный получился.
07:34
Хотелось, чтобы рассказ чем-то закончился, но отсутствие концовки здесь как раз и служит концовкой. Потому что у этой истории нет конца.
И поэтому она больше притчевая, чем фантастическая.
Но мысль хороша и исполнение тоже. Даже не знаю, чем можно улучшить рассказ и надо ли. Нет, он вовсе не выглядит совершенным, но вот надо ли пытаться переделать текст в нечто стандартное?
11:31
+1
Главный косяк этого рассказа:
Впрочем, тюремные казематы на Земле всё ещё стояли

Он рушит всю атмосферу таинственности. Идеально — написать, что все тюрьмы были закрыты. Кроме одной. И только в одну до сих пор назначают начальника тюрьмы.
Вообще это прикольная задумка для экзистенциальной повести о природе времени и человека, наполненной длинными диалогами между Атанасом и Юстином, отношение которого меняется, очень медленно, от любопытства… к чему? Может, к ненависти, может — наоборот.
И имя зашифровать посильнее бы, в таком виде слишком очевидно. Хотя… для рассказа норм.

В общем — это было бы круто в более крупной форме (не романа, впрочем — небольшая повесть), созерцательной, фактически бессюжетной. Понравится не всем, но будет годно. В виде короткого рассказа — скомкано и неполно. И уж это точно никак не НФ.
15:09
Считаю, что этот рассказ лучший в группе, но его сложно признать научфантом, в общем-то, по одной единственной причине: Атанас-сатана все равно представляется некой сущностью, а не пришельцем. Если бы автор явно указан на инопланетное/иноВселенское происхождение наверное, вопросов бы не возникло. Прокатывало же такое раньше. Другой вопрос, насколько бы это изменило атмосферу рассказа? Сюжет ведь от этого бы не поменялся. Идея бы, вроде как, не изменилась. Ведь мысль-то простая: достаточно обладать бессметрием и высокомерием (а может быть достаточно только первого), чтобы люди повесили на такого героя все беды этого мира. Не, если Вельзевул, прости Господи, существует в традиционной форме, он, вероятно, весело смеется и потирает ручки, читая рассказ о таком переосмыслении его сущности. Но ввиду, скажем так, его эфемерности, фантазию автора ничто не ограничивает, а логика, на мой взгляд, не нарушена. Но вот повлияло бы введение «инопланетности» на восприятие читателя? Это вопрос. Ведь такое изменение еще больше увело бы образ Атанаса от образа Сатаны, а чтобы идея «играла» эти образы должны быть достаточно близки.
Очень классно показано, что Атанас ничего и не делал, а на самые ужасные поступки человека толкает его собственная природа и его собственные желания.
Короче, несмотря на неоднозначность жанра, ГОЛОС оставляю здесь.
15:21
Вот смотрю на комментарии и смеюсь, как Атанас кто угодно.
Всё почему-то посчитали ГГ сатаной.
А с чего вдруг?
Я когда читал, воспринимал имя обычно. Потому что это обычное болгарское имя. Произошедшее, кажется, от греческого Афанасий, что переводится как «Бессмертный».
Вот и всё. Почему в этом имени нашли сатану? Да кто ж его в тюрягу сможет засунуть?! У Бога и то до конца не получилось, раз он змеем ползал и гадил Еве.
Хоспади… Ну автор ничего не пояснил. Его косяк, не спорю. Но принимать ГГ за сатану — совсем убого. Вот ей-богу… unknown
15:35
+1
это обычное болгарское имя
Фамилия только не особо)

Вообще про имя я не знал, потому воспринял игру слов так же, как и остальные. Зря или не зря — тут только автор скажет. Впрочем, как по мне, тут нужен пусть и завуалированный, но образ именно Сатаны. Это создает атмосферу — пусть грубо, но это реально так. И отвечая на вопрос Элизы — сделай автор героя чистым и незамутненным инопланетянином, атмосфера рухнула бы сразу.
Впрочем, допускаю что я предвзят, и во мне говорит моя любовь к «сатанинской» тематике.
16:40
Я тоже люблю эту тематику.
Эх, если бы автор добавил бы ГГ обычных сатанинских возможностей, типа появления в комнате начальника тюрьмы и полоскание ему мозгов там, было бы намного интересней.
Или объяснил, как это ГГ удалось выловить и засадить? laugh
Да, чего-то не хватило в сюжете…
16:55
+1
было бы намного интересней
Да как раз-таки нет. Рассказ превратился бы в банальное фэнтези. В том-то и дело, что тут от Сатаны нужно именно мировосприятие, и всё.
18:41
принимать ГГ за сатану — совсем убого. 

Почему?
18:45 (отредактировано)
У Ивана Бездомного надо спросить. laugh
Он пытался изловить.
Да и многие пытались кроме него… crazy
Это я по простецки.
Бог до сих пор ловит.
18:53
eyesи? Можно еще проще, я что-то не улавливаю смысла в ваших слова…
18:58
+1
сделай автор героя чистым и незамутненным инопланетянином, атмосфера рухнула бы сразу

Впрочем, как по мне, тут нужен пусть и завуалированный, но образ именно Сатаны. 

Вот я тоже склоняюсь именно к этому drink
19:03
Помните добряка Зевса?
Он загнал своего папашу Кроноса в Тартар. Запечатал и забыл. Может, до сих пор ещё сидит.
Всемогущий Бог Яхве загнал Люцифера в Ад. Погрузил его в море расплавленной лавы и т. д.
И что?
Да по фигу ему. То змеем Еве мозги полоскает, то души скупает, шляясь где угодно. То Антихристов рождает, совокупляясь с человеческими женщинами.
И всемогущий и всеблагой Бог НИЧЕГО с ним поделать не может.
А тут, значит, какие-то людишки в тюрягу засадили?
Это что, мультяшная сказочка?!
Картонная фэнтезятинка?
У меня поэтому даже мысли о сатане не возникло в связи с этим рассказом.
Ну реально детские представления о Люцифере.
19:22
Если вы верите в то, что «Всемогущий Бог Яхве загнал Люцифера в Ад» есть реальное событие, которое не подвергается сомнению, то продолжать разговор бессмысленно.
А если предположить (да, сказка, фентези, фантастика), что была некая сущность, о которой мы ничего не знаем, но которую молва окружила сплетнями. В эти сплетни сложно поверить ввиду их нереальности. И почему бы не пофантазировать о том, какой минимум надо, чтобы вызвать столь резкую людскую нелюбовь и желание сбросить все свои плохие поступки на эту сущность. Я воспринимаю этот рассказ именно так. И не вижу в этом ничего убогого.
Вожможно автор этого действительно не закладывал, но, на мой взгляд, значит ему повезло.
19:30
+1
И всемогущий и всеблагой Бог НИЧЕГО с ним поделать не может.
Ну это, простите, зависит от интерпретации и даже книги. Изначально (в апокрифах типа Книги Юбилеев) Мастема вполне себе выполняет поручения Бога. То же самое касается уже непосредственно образа Сатаны в Книге Иова. Сатана же, являющийся противником Бога — более поздняя история.
19:30 (отредактировано)
А вот здесь как раз вопрос соответствия жанру. Об этом много писали здесь во время НФ.
Сочиняя рассказ о православном водяном, вы не обзовете его Джоном, не приделаете ему крылья дракона, не пришьёте ему три головы и пропеллер в зад не вставите в придачу.
Почему?
Потому что этот сказочный персонаж складывался веками и образ его утвердился в фольклоре.
То же самое происходит со скандинавскими викингами и богами их пантеона. Прежде чем о них писать, нужно матчасть изучить. Не находите? А то ведь на смех поднимут…
И со всякими эльфами-гоблинами-троллями так же.
А чем сатана хуже?
Прежде чем писать — почитай. Потом пиши…
19:59 (отредактировано)
Да. Как только его не представляли. И в дуализм конкретный впадали, и слугой божьим представляли, и даже неким необходимым катализатором для познавания человечеством, что такое зло и чем оно от добра отличается.
Но в любом случае — это богатый персонаж, со сложившимися представлениями о нем и его способностях. И помещать его безвылазно в тюрягу, не прописав, как это получилось и вообще — зачем это сделано, значит — оставить огромную кучу незаданных вопросов. И эти вопросы все равно возникнут у читателя. И уже возникли, кстати. Не только у меня.
Но мне больше обидно другое: о скандинавских богах пишут, изучив сначала матчасть, а о таком интересном господине — шиш… unknown
20:45
И помещать его безвылазно в тюрягу, не прописав, как это получилось и вообще — зачем это сделано, значит — оставить огромную кучу незаданных вопросов.

А я это вижу ровно противоположным образом.
Но — сразу отмечу, что речь не про НФ и турнир уже, а про самостоятельное произведение.
Так вот думается, что любые обоснуи тут будут не только лишними, но и вредными. Потому что будут отвлекать от отношений героев самих по себе. Плевать на предысторию. Есть Сатана. Он в тюрьме. Это факт, как в магреализме, причины уже не важны. Лично я вообще для сея решил, что он там вполне добровольно — то есть он позволил себя поймать и позволяет себя удерживать. Потому что ему в общем-то пофиг, где быть Сатаной — он целен и самодостаточен, как на условном адском троне, так и в людской тюрьме. И даже пытки — просто игра. И всё это тоже строило бы его, как героя произведения.
Но это уже абстрактные рассуждения о том, как писал бы я. А так как я очень не люблю, когда подобные рассуждения возникают под моим рассказом, то я лучше умолкну. Простите, автор :)
21:37
Почитай-пиши, это конечно правильно. Но никто не обязывает автора четко придерживать устоявшихся верований. Сейчас вообще популярно героев выворачивать наизнанку. Вспомнить хотя бы Ведьму Громыео, у которой вампиры и кровь не пьют, и света не боятся, и вообще не мертвые. Иногда такие авторские полеты фантазии нравятся и кажутся органичными, иногда нет, но это уже дело вкуса.
17:15
Если это сатана, то это плохо для этого рассказа.
Потому что уводит в сторону. В ту сторону, куда не надо идти, потому что там этому рассказу делать нечего.
Поэтому хотелось бы думать, что это обознатушки.
20:07 (отредактировано)
Да уж. Сильный рассказ. Жаль, что не объяснено, за что наказали беднягу бессмертие. Напоминает эпизод с тюрьмой из «Доктора кто». Прочитала на одном дыхании.
20:47
Это в каком сезоне?
20:50 (отредактировано)
Четвертый, что ли. Его баба сдала и хранители времени его посадили навечно в тюрьму. И он вечность рассказывал историю про птичку, которая клювик о гору точила и сточила гору, как не фиг делать, ибо была бессмертна. А потом его отпустили, и девушка его не вспомнила. Уже не Роза, по-моему.
20:54
А… Припоминаю.
22:19
Ещё одна история, сведённая к диалогу. Две позиции, которые просто обозначают своё существование: одна остаётся непоколебимой, другая пересматривает саму себя. Вроде бы в истории есть какое-то развитие: Юстину грозит ОКР и нервозность до конца жизни. Но суть сюжетных столкновений обычно в том, чтобы поменялись обе стороны. А Атанас никаких изменений не претерпел.
Диалог и вовсе ничем не примечателен.
Заключение: скучно настолько, что даже не депрессивно.
Загрузка...
Илона Левина