Валентина Савенко

Импровизация

0+
Импровизация
Работа №3. Тема дуэли: Мы подошли из-за угла
Текст:

- А мне понравилось! Мне кажется, там были интересные работы!

- В смысле того, что все выпендривались, кто будет более пошлым, а таланта ни у кого нет? Они думают, что если выставка современного искусства, то можно что угодно претенциозно намалевать или из проволоки намотать!

- Тоже мне, знаток искусства!

Было уже около полуночи когда, выйдя из Личфилдской галлереи на Сакет стрит, мы с Сэмом почему-то решили пройтись домой пешком, а не вызвать Убер. Ночью в тихих, застроенных трёхэтажными домами из красного кирпича, улицах Парк Слоупа есть нечто романтическое. Для меня даже огромные чёрные пластиковые пакеты с мусором, наваленные где попало для утреннего сбора, не портят атмосферу. Это Нью-Йорк, это Бруклин: беспорядочное сочетание бедности и роскоши, лохмотьев и изысканности, реальности и мечты.

Мы подошли к Четвёртой Авеню и завернули за угол... плюх! Я поскользнулась и с громким «Ой!» села на кучу чего-то не твёрдого, но упругого.

- Что это? - Сэм почему-то смотрел не на меня, а на мостовую.

- Помоги мне встать, руку подай!

- Лиз, это рыба!

- Чего?

Он посветил телефоном, и я вдруг увидела, что вокруг разбросана рыба, а я сама сижу на куче разнообразных серебристо-грязных рыбёшек, которые медленно, но верно скользят подо мной в разные стороны. Скоро я окажусь на асфальте. Откуда взялась здесь вся эта рыба? Грузовик не там свалил?

Но додумать эту мысль не успела, потому что вместо твёрдости асфальта подо мной открылась пустота, и я съехала, как с горки, куда-то в темноту, только и успев крикнуть: «Помогите!».

Спуск продолжался недолго, но приземление было довольно твёрдым и липким. А потом на меня ещё сверху съехал Сэм! Мы с ним барахтались в полной темноте, громко ругаясь и тщетно пытаясь подняться на ноги, когда рядом раздался высокий мальчишеский голос:

Вы добрые?

Голос отдавался громким эхом.

- Ты где? Где мы? Включи свет!

- Сначала вы мне скажите, вы добрые? Если соврёте, я всё-равно узнаю, и это будет плохо.

Вообще-то я считаю себя доброй, но не в кромешной тьме, под Бруклином, вся вымазанная рыбьим жиром и ещё чем по-хуже, о чём даже и думать противно. Ты только свет включи, гадёныш!

- Да, мы очень добрые!

- Хорошо, я тебе верю.

Мальчик, наконец-то, щёлкнул пальцами и включил нечто вроде фонарика, в неярком желтоватом свете которого я разглядела обстановку: мы оказались в какой-то огромной пещере, высокий потолок которой терялся в сумраке. Каменный пол был покрыт пятнами зеленовато-белёсой противной плесени и грязной коричневатой жижей. Вокруг обозначались самые невероятные наслоения разноцветных сталактитов и сталагмитов, которых я и в знаменитой Карлсбадской пещерище не видела. Я нервно отёрла руки об юбку и перевела взгляд на хозяина фонарика.

Ему было всего лет десять: длинные, как у девочки, каштановые волосы, огромные зелёные глаза с пушистыми ресницами и пухлые щечки. Он был одет в нечто вроде греческой туники и похож на ангелочка-переростка.

- Кто ты такой? Где мы, не под Четвёртой Авеню, похоже?

Сэм тоже поднялся на ноги и, стоя рядом со мной, таращился на мальчика.

- Меня зовут Арик. Вы покинули Бруклин через портал, который я создал, и теперь находитесь в Валерии.

Минута ошарашенного молчания. Это уже слишком! Мне завтра на работу! У меня нет времени шляться по всяким там Валериям. Но вслух я спросила:

- Ты создал портал? В смысле в другой мир?

- Ага. Мне нужна ваша помощь. Это будет очень просто и быстро. А потом вы вернётесь обратно. Ты даже успеешь завтра на работу.

Мне стало не по себе: он что, мысли мои читает?

- Хорошо, если это всё как ты говоришь, то давай по-быстрому. Что делать-то надо? - это было как сон, а во сне спорить и ругаться бесполезно.

- Я вам сейчас покажу. Идите за мной.

Минут пятнадцать мы карабкались вверх по крутой тропинке вилявшей среди зеленовато-голубовато-фиолетово нежных окаменевших форм, непонятных, но очень красивых. Моя обувь явно не подходила для Валерии. Надо было кроссовки вместо «мэри-джейн» одевать. Выход из пещеры открылся внезапно: большая каменная площадка над пропастью.

В небе стояло салатного цвета солнце и освещало весь мир расстилавшийся перед нами мягким зеленоватым светом. Далеко внизу змеилась ярко-зеленая лента реки, обрамлённая блекло-зелёной долиной, а вдали взымались тёмно-зелёные, почти чёрные, горы.

- Нам надо туда, - махнул в сторону гор Арик. - Мааалек!

На его зов к площадке подлетело существо, которое иначе как драконом назвать было нельзя: чешуйчатая шкура, длинная шея, могучие крылья. Чешуя отливала серебристо-зелёным. Существо плавно и бесшумно опустилось рядом с нами не площадку. Арик уселся ему на шею и свесил голые ноги в несуразных Найковских кроссовках по обе стороны. Он кивком приказал нам усесться за ним, на спине Малека. Сэм прошептал мне на ухо:

- У меня такое ощущение, будто мы попали в одну из книг про драконов которые Никки так любит. А может это сон?

- Не может же у нас быть один сон на двоих? Или ты в моём сне? Я в твоём?

Мы взобрались на шершавую, тёплую, как кожа, спину Малека, ухватились мёртвой хваткой за чешую, и он взвился вверх.

- Не смотри вниз! - я знаю, как Сэм боится высоты. Маленьких, типа Сесны, самолётов тоже не выносит. Признаюсь, что и мне было страшно. Крылья Малека мерно поднимались и опускались, ловя воздушные потоки.

Полёт занял минут десять, и по дороге Арик объяснял обстановку:

- Уже двадцать пять лет Валерия погружена в междоусобную войну. Драконы воюют с людьми и драконами из других племён, люди убивают друг друга и разрушают поселения, уничтожают посевы. Все устали от постоянной бойни, несчастий и голода. Все хотят мира.

- Так пусть перестанут воевать, и всё!

- Нет, они ждут исполнения пророчества. Было предсказано, что двое придут из другого мира, из Нового Мира, и спасут Валерию своею добротой и любовью. Вы - эти двое.

- Ты, парень, что-то перепутал. Какие из нас спасители? Да и с добротой и любовью... Ругаемся мы, ссоримся, орём даже, друг на друга, на сына. Ты уверен, что не ошибся? - с сомнением проговорил Сэм.

- Я всё просчитал, и ошибка почти не возможна.

- А почему ты сразу в горе портал не сделал?

- Излучение от абиссала, местного минерала, делает создание портала там невозможным. Так что пришлось искать ближайшее удобное место.

Тем временем мы подлетели к пику горы, покрытому лимонно-зелёным холодным на ощупь порошком, напоминавшим снег. Арик поблагодарил Малека и тот остался ждать нас на склоне, вытянувшись во всю длину и устало упрятав чешуйчатую рогатую голову под крыло.

Арик начал карабкаться на самую верхушку. Вид оттуда был бесподобный - все цвета зелени, от самого нежного, почти белого, до тёмного, глубокого, как лапы елей, переплетались и сияли на солнце. Воздух тоже был прозрачно-зелёным и таким чистым, что обжигал горло. Круглая площадка на вершине была тесна для нас троих. Посередине лежал шар размером с человеческий рост. Его гладкая зеркальная поверхность отражала меня и Сэма, но почему-то не Арика.

- Ну вот, - тихо произнёс Арик, - сейчас и проверим, правильно ли я решил задачку. По пророчеству, добрые и полные любви существа должны соединиться между собой и с миром. Этот шар символизирует Валерию, и вы наполните её своей добротой и любовью.

- А потом? Нам что-то останется, или мы станем злыми?

- Не беспокойся, чем больше доброты и любви ты отдаёшь, тем больше тебе остаётся. Вы готовы?

- А как нам соединяться? - подозрительно спросил Сэм. - В библейском смысле?

- Нет, ну что вы, - покраснел Арик. - Мне и в голову такое не пришло! Просто возьмитесь за руки, а другую руку одновременно положите на шар. Давайте!

Я взяла руку Сэма в свою, чуть-чуть дрожащую от волнения, и на счёт «раз, два, три» мы оба прикоснулись к прохладной скользкой поверхности шара, которая вдруг начала быстро нагреваться. Приятное тепло разлилось по моему телу. Сэм сжал мою руку - он тоже почувствовал это тепло.

- Должно было уже произойти... - бормотал Арик. - Неужели я ошибся в расчётах?

В этот момент столб света вырвался из шара и поднялся в воздух. Над всей Валерией стояла красно-оранжевая переливавшаяся, как Северное Сияние, радуга.

- Ура! - закричал Арик у нас за спиной. - Сработало! Все в Валерии увидят эту радугу, поймут, что знамение свершилось, и перестанут воевать друг с другом! По пророчеству должен наступить столетний мир!

- Нам бы на Земле такую радугу! - проворчал Сэм, но он был явно впечатлён.

Малек доставил нас обратно в пещеру, и по дороге я крепко прижималась к Сэму - видать наша любовь, которая растворилась в повседневности, ещё существовала где-то под слоем размолвок и глупых обид. Может быть мы всё-таки сможем вернуть её.

Прежде чем Арик создал обратный портал в Бруклин, я выкрикнула последний вопрос:

- Арик, а откуда на Четвёртой Авеню взялась куча свежей рыбы?

- Ну, вы подошли из-за угла прежде, чем показали мои расчёты, - смутился Арик, - и мне пришлось импровизировать...

Конкурс завершен:
Да
Другие работы:
+2
22:03
507
22:56 (отредактировано)
+2
Арик плохой импровизатор. Куча рыбы зачем?
Хватило бы связки гнилых бананов…
Простенький наивный рассказик. Есть немного ошибок. Но!
Хватает неуклюже составленных предложений. Нет, не безграмотных, а именно неуклюжих. Порой возникает ощущение, что рассказ — перевод с другого языка.
А в целом — нормально.
Поскольку два остальных рассказа написаны в неинтересном для меня ключе, ГОЛОС оставлю здесь. Тут нет безграмотности и блатных разборок.
00:00
Спасибо! Бананы банально. А ещё мой сын — любитель рыбных дождей и драконов. А какие предложения неуклюжие? Интересно.
11:45
+1
Кажется, это не Нарния.
00:00
Это Валерия))’
13:15
+2
Простенько, но я за шар и радугу. И любовь, которая ещё осталась… другие работы пошла читать
13:33
+1
Добрый детский такой рассказ. Ровный, как доска.
Пусть рыба, пусть радуга, пусть наивность и простота. Этот рассказ более грамотен и менее драматичен. Ещё любовь есть. Не самый сильный рассказ, но в данной дуэли для меня он наиболее выигрышен. ГОЛОС.
00:00
+1
Спасибо!
00:48 (отредактировано)
+2
Я как-то уже читал эссе про Н.-Йорк, где подземка, статуя Свободы и проч. Тогда эссе мало отличалось от беллетризованного путеводителя. И в этом рассказе описание Бруклина выглядит примерно так же. Единственная интересная деталь — это пластиковые мешки с мусором на улицах (все черные, мусор не сортируют?). А в остальном — знакомая песня про «город контрастов», что не очень интересно после тысяч похожих описаний и показов в кино. «Черезпортальный» мир тоже лишен интересных деталей.
Не уверен, что так хорошо:
Минута ошарашенного молчания.
00:02
Ну вот, вы меня узнали, даже с драконами!
Не, у меня было всего лишь подозрение. Но теперь-то я вижу: да, это вы ))
12:57
Миленько и простенько.
Ну очень уж простенько. И по языку, и по сюжету, и по морали, которой, кстати, нет.
Написано неуклюже. Не то чтобы с кучей ошибок или каких-либо стилистических ляпов, но именно неуклюже.
00:03
Мораль — опасайтесь дождя из рыбы.
19:45
Вроде всё мило и радужно, но вот отклика не вызывает.
16:18
коллега)) благодарю за Дуэль))))
вот можно в меня кидать тапками и утюгами, но в моём мире, где фиолетовые пони и летающие единорожЫки, в беспросветной глупейшей наивности, вот за это
чем больше доброты и любви ты отдаёшь, тем больше тебе остаётся

вас бы окунули в какой-нибудь фонтан клубничного компота (с бортиками из пряников и заварного теста))). Вот уже только за это я вам сердечно благодарю. Пусть это сказочно. Пусть наивно. нас бы сто таких миру доверчивых дурочек собрать — мы бы точно портал в чудесатые счастья открыли!
благодарю очень angel
17:03
Большое вам спасибо! Хочется в это верить, в любом мире! rose
Загрузка...
Илона Левина