Светлана Ледовская

Сердце матери

12+
Сердце матери
Работа №1 Тема дуэли: Не то, за что можно умереть
  • Победитель
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
Текст:

Шаман начал с неторопливого расхаживания вокруг костра. Удары колотушки в бубен были нечасты и негромки. Иногда шаман подпрыгивал, разворачиваясь в воздухе, приземлялся мягко, по-кошачьи, упруго приседал, замирал, словно прислушиваясь. Водопады блестяшек из речных раковин на его одежде замолкали в этот момент, но с новым движением опять начинали шуршать и побрякивать, добавляя тревожные нотки в неторопливую музыку ритуального танца.

– Ы-ы! Ы-ы! Ы-ы! – тихонько подвывала толпа.

– Как удивительно похож ритуал на наши древние шаманские пляски! – Мириам наклонилась к уху Красовского, в глазах её бесновались огоньки костра.

– Это и есть великая загадка жизни, – зашептал в ответ Семён Викторович. – Жизнь всегда идёт проторённой дорогой. Именно поэтому настолько схожи по морфологическим признакам животные из однотипных сред обитания, даже если они относятся к разным классам. Например, акулы и дельфины. Именно поэтому аборигены…

– Ы-ы! Ы-ы! – гул толпы нарастал и в определённый момент заглушил слова руководителя группы.

Движения шамана убыстрились, колотушка взлетала уже почти не переставая, кожаные ремешки, пришитые на одежду, привязанными на концах костяными шариками чертили в воздухе жирные запятые, бубен рокотал теперь низко, волнующе, звук будто проникал сразу в сердце и заставлял его биться в непривычном тревожном ритме. Шорох ракушек слился в сплошной шум, напоминающий треск гремучей змеи.

– Ы-ы-ы! Ы-ы-ы! – аборигены взялись за руки и начали раскачиваться в такт движениям шамана.

Мириам почувствовала, как горячие мясистые пальцы обхватили её ладонь, и тут же поймала за руку Семёна Викторовича, тем самым замкнув круг зрителей. Учёный, увлечённый действием, забыл о субординации и какой-либо тактичности, порывисто сжал пальцы Мириам в ответ и влился в поток коллективного помешательства.

А шаман уже не плясал – летал вокруг костра, и воздух танцевал вместе с ним, и бубен бесновался внутри каждого зрителя, и языки огня льнули к шаману, как ручные рыжие лисицы, а он ласкал их и не обжигался.

– Ы-ы-ы-ы! Ы-ы-ы-ы! – Мириам вдруг поняла, что рот её помимо воли раскрылся и голос присоединился к воплям аборигенов.

Она скосила взгляд и увидела искривлённые в крике губы своего руководителя, и поняла, что не в силах больше противиться волне всеобщего экстаза, завопила во всю мощь, зажмурившись, и почувствовала, что взлетает. А когда открыла глаза, оторопела от нахлынувших образов. Она как будто находилась сразу везде. И здесь, возле этого костра, и возле тысяч таких же, и в небесах, и даже в космосе, и видела мир одновременно тысячами глаз, и чувствовала его, как будто сама стала этим миром. Это чувство нахлынуло внезапно, переполнило и захлестнуло, она как будто захлебнулась волной всеведения, всепонимания и всеощущения, как будто вмиг стала богом, творцом, создателем и одновременно своим же творением, каждый атом которого ощущался клеточкой собственного тела. Эта вспышка чувств так ярко резанула по нервам, что девушка потеряла сознание.

– Ы! – кто-то тормошил за плечо. – Мы-ы-ам!

Мириам открыла глаза и увидела склонённое над собой безгубое и безбровое лицо цвета беспокойства – фиолетового. За год работы миссии она уже научилась распознавать основные эмоции аборигенов.

– Ыхым, это ты? – «лицо» показалось ей знакомым. – Всё хорошо, не беспокойся.

Мириам легко поднялась и поняла, что не ошиблась – она оказалась одного роста с тем, кого назвала Ыхымом. Остальные туземцы были намного выше даже долговязого Семёна Викторовича, выше и массивнее, их фигуры представлялись этакими выкопанными из земли истуканами с острова Пасхи.

Короткая ночь уступала место такому же короткому дню. Самая большая из лун цеплялась за кроны деревьев, огромное красное солнце полыхало на полнеба с противоположной стороны мира.

Подошёл шаман, он всё ещё был в одежде для камлания. Рука его ободряюще легла на плечо девушки, лицо приобрело успокаивающий зеленоватый оттенок.

– Ыг-огых-щ, – начал шаман, дополняя свою речь сложными жестами и изменением цвета.

– Митрич, переводи! – нетерпеливо бросил Семён Викторович.

– Кхе-гм… – выступил вперёд щуплый старичок в старомодной шляпе, похожий на совсем пожилого Паниковского. – Значит, э-э… достопочтенный шаман говорит, что как бы мы, то есть они… благодарны людям со звёзд, то есть, хм… вам за, э-э… ну…

– Господи, Митрич! – воздел руки к небу Красовский.

– Хорошо-хорошо! – переводчик примирительно вытянул сухонькую ладонь вперёд. – Значит, за предупреждение, но, кх-м, их, так сказать, духи велели им… велели им…

– Да что велели?! – Семён Викторович изменил окраску на пунцовую, что, наверное, в любом мире означало одно и то же.

– Оставаться, так сказать, здесь.

– Что?.. – переспросила Мириам.

– Здесь… – пожал плечиком Митрич. – Определённо здесь.

– Но как же так… – девушка схватила старика за рукав. – Подождите! Но… спросите его, они правильно поняли? Спросите! Они понимают, что все они погибнут?

Митрич повернулся к шаману, изобразил руками сложную спираль, трижды поменялся в лице и продребезжал что-то вроде «Ыщ-ых-м-м». Шаман говорил в ответ долго, Митрич слушал внимательно, склонив голову набок, потом повернулся обратно, снял шляпу, вздохнул и горестно перевёл:

– Да.

* * *

– Но как же так?.. Неужели мы ничего не можем сделать?

Мириам с мольбой смотрела на Красовского, и он в очередной раз залюбовался изысканной восточной красотой девушки, как будто сама Шахерезада шагала сейчас рядом по чавкающей под ногами тропинке. Джунгли вокруг на первый взгляд не отличались от земных, но непомерно большое солнце мигом возвращало с небес на землю, а точнее, наоборот. И тогда, если присмотреться, можно было заметить, что и деревья какие-то диковинные, больше похожие на гигантские папоротники, и птицы, перепархивающие с ветки на ветку, на самом деле не имеют ни перьев, ни хвоста.

– Боюсь что так, Мириам… Мы не можем идти против воли разумных обитателей планеты. К сожалению… Это их осознанный выбор. Миссия по спасению аборигенов провалилась. Увы…

– Но как же так? – повторила девушка. – Мы не можем… Мы должны…

– Молю вас, подождите! – их догнал скрипучий голос.

Митрич изо всех сил семенил сзади. Он хромал и отставал всё больше. Рядом с ним точно такой же походкой ковылял Ыхым. Лицо его вспыхивало золотистыми крапинками озорства.

– Иннокентий, – Красовский, воспользовавшись остановкой, связался с кораблём, – каковы результаты работы других групп? Есть ли положительные?

– Все сорок восемь групп доложили, что ни одно из племён не согласилось покинуть планету, – откликнулся из рации сочный баритон. – Командор приказал готовиться к отлёту. Срок – пять местных суток.

– Всего сорок часов… – прошептала Мириам. – Так мало осталось…

Спускаемый модуль, рассчитанный на два человека, терялся среди гигантских тропических зарослей. Вывалился язык трапа, радушно пшикнул шлюз. Люди поднялись по ступенькам, последним взобрался Митрич.

– Мириам, у нас много работы, – засуетился Семён Викторович. – Нужно тщательно упаковать образцы в расчёте на стартовые перегрузки, выпустить на волю всех живых обитателей планеты – они всё равно не выдержат взлёта.

– Прошу прощения, – пророкотал Иннокентий, – но Митрич запрашивает разрешения подняться на борт.

– Митрич? – Красовский недоуменно выглянул в иллюминатор.

Старичок переминался с ноги на ногу у опоры модуля, мял в руках шляпу и просительно поглядывал наверх.

– А это тогда кто?..

Переводчик, до этого тихо стоящий у входа, вдруг затрясся, как от беззвучного смеха, в мгновение стал золотисто-жёлтым и вдруг неуловимо быстро превратился в туземца.

– Ыхым! – ахнула Мириам.

– Мы-ы-ам! – прильнул к ней тот, переливаясь жёлтым смехом и розовой нежностью.

Снова пшикнул шлюз, настоящий Митрич, укоризненно зыркнув на Ыхыма, буркнул: "Я на подзарядку», – и проковылял в подсобку.

– Иннокентий! – нахмурил брови Красовский. – Как посторонний оказался на борту?

– Аборигенная форма жизни не представляет опасности, – несколько виновато отозвался баритон.

– Семён Викторович! – Мириам молитвенно сложила руки. – Разрешите Ыхыму остаться. На время. Он же всего лишь ребёнок.

– Аборигенная форма жизни не представляет опасности, – повторил Иннокентий.

– Ну пожалуйста! Семён Викторович! Вдруг мне ещё удастся… получится… уговорить.

Красовский посмотрел в глаза цвета тысячи и одной ночи, перевёл взгляд на доверчиво прижавшегося к девушке Ыхыма, пульсирующего голубой надеждой, и махнул рукой.

* * *

Ыхым сидел на кровати, сложив по-турецки ноги, и смотрел мультики. Мириам включила какую-то старинную сказку про джинна, где героиня как две капли воды походила на саму Мириам, поэтому мальчик-туземец смотрел не отрываясь, переливаясь всем спектром эмоций и время от времени превращаясь в кого-либо из героев. В остальном он вёл себя точно так же, как любой земной мальчишка, но сейчас было особенно заметно, что он не имел ничего общего с человеком. Бессуставчатые руки и ноги напоминали щупальца, что неудивительно, учитывая, что раса аборигенов классифицируется как моллюски и по сути представляет из себя сухопутных прямоходящих осьминогов. На всех четырёх мясистых «пальцах» на каждой «руке» у них даже остались рудиментные присоски.

– Угощайся! – девушка присела рядом и протянула поднос с печеньем.

Ыхым взял недоверчиво, повертел в руках.

– Ешь! – приободрила Мириам и сама откусила кусочек, она знала, что метаболизм людей и аборигенов схожий, пища одних вполне подходит другим.

Мальчик – а сейчас он вполне удачно мимикрировал под земного ребёнка – осторожно положил печенье в рот, зажмурился, пожевал и тут же засиял цветами удовольствия и благодарности.

За несколько часов общения Мириам узнала о туземцах больше, чем за год работы миссии. Сначала приходилось прибегать к помощи Митрича и дело шло вяло. Непонятно по какой причине, разработчики слишком буквально восприняли требование об обязательной антропоморфности роботов-переводчиков и сделали его совсем уж человечным. Митрич мялся и заикался, бекал и мекал, теребил шляпу и без конца приглаживал жидкие волосёнки. Выяснилось, что Ыхым – круглый сирота, что дети появляются в племенах очень редко, так как живут аборигены долго и естественных врагов у них в природе нет. Что случилось с родителями мальчика, он говорить не захотел, а Мириам не настаивала. Оказалось, что все племена могут общаться между собой во время шаманских ритуалов. Тогда же можно поговорить и с духами, и советы их воспринимаются как закон.

– Да нет же, послушай! – с жаром убеждала девушка. – Они ошибаются! Мы можем вас спасти, только дайте согласие на переселение!

Но юный туземец лишь с достоинством качал головой в ответ.

– Нет, гх-м, о великая женщина, э-э, со звёзд, – гнусавил Митрич, – мы, так сказать, видели, то, что как бы знаете вы, когда, э-э… ну… во время ритуала. Но…

И тут Мириам не выдержала и без церемоний выгнала старика вон. И дело пошло быстрее, потому что Ыхым уже вполне сносно понимал человеческую речь, а его ответы девушка легко считывала по жестам и цветам эмоций.

Она увлечённо рассказывала ему о Земле, читала книжки с экрана монитора, а любопытный туземец заглядывал через плечо и сосредоточенно сопел над ухом. Потом он попросил бумагу и цветные карандаши и долго что-то рисовал, вздыхал, мусолил карандаш во рту, рвал листы и начинал снова.

* * *

– Семён Викторович, миленький, ну давайте возьмём Ыхыма с собой!

– Ох, Мириам, не терзайте сердце себе и мне… Вы не хуже меня знаете, что это невозможно. Даже если бы мы и захотели… Но модуль имеет только две противоперегрузочные камеры, каждая подогнана под одного из нас. Вне этих камер перегрузки просто убьют любого, будь то человек или туземец. Вернуться ещё раз мы не сможем, потому что топлива во всех спускаемых модулях только на один цикл посадка-взлёт. На орбитальном модуле тоже нет лишнего, мы выработали всё за время работы миссии. Энергии осталось только на один гиперпространственный прыжок до Земли. Увы… Мне очень жаль, Мириам, но поймите…

– Нет, это вы поймите! Вы поймите, что он же совсем как человек. Ну совершенно! А вы… Вы убийца! Сколько ему останется?

– Ну, по прогнозам, от полугода до трёх земных лет до взрыва сверхновой… Но они же сами отказались. Сами! И поэтому мы вернули на Землю транспорт для переселения.

– Да мне плевать на них всех! Но я не могу допустить, чтобы мой мальчик сгорел в адском огне!

– Так, ну всё! – Красовский схватил девушку за плечи и сильно встряхнул. – Прекратите истерику! Вы исследователь. Учёный. А не тряпка половая.

– Полчаса до старта, – пророкотало под потолком. – Экипажу занять места в противоперегрузочных камерах.

– Всё, прощайтесь, Мириам! Через пять минут чтобы лежали в своей камере. Проверю.

Через иллюминатор Красовский видел, как согбенная фигурка туземца в подаренной Мириам куртке с накинутым капюшоном не оборачиваясь растворилась в предутреннем тумане. Сама девушка утопала в надувных перинах. Лицо её выглядело спокойным, глаза были закрыты.

«Вот и славно, – подумал Семён Викторович и отправился укладываться сам. – Но чёрт, что же так гадко на душе?..»

* * *

Модуль пристыковался к орбитальному одним из последних. Огромный дымчато-зелёный бок планеты закрывал полкосмоса. Красовский отправился проведать Мириам. Она всё ещё лежала в коконе, только рука выбилась наружу. Рука с четырьмя толстыми пальцами, на которых чётко виднелись присоски.

– Гы-мым! – золотистый от счастья Ыхым, растопырив щупальца, задорно выпрыгнул из камеры.

Потом он огляделся, словно кого-то искал, потускнел до серого, достал откуда-то смятый листок бумаги и, тыча в него пальцем, вопросительно замычал:

– Мы-ма?

На картинке, нарисованной цветными карандашами, очень красивая и удивительно похожая на себя Мириам стояла рядом с туземцем одного с ней роста на фоне неба с тремя лунами. «Ыхым», – жёлтыми буквами было написано рядом с туземцем. «Мама», – старательно выведено розовым под фигурой Мириам.

– Иннокентий! – Семён Викторович опустошённо опустился на стул. – Почему посторонние на борту?

– Ой… – смущённо пророкотало из динамиков.

Конкурс завершен:
Да
+17
00:00
755
03:12
+3
Добрая, хоть и полностью предсказуемая в плане сюжета сказка. Довольно быстро становится понятно, что Мириам станет спасать Ыхыма и таки спасёт. И даже как именно спасёт, тоже читается почти сразу. Но это сказочные законы нарратива, они так работают.

Не совсем ясно, какой смысл имеет сцена с видениями в начале рассказа. Никто не обсуждает произошедшее, никто не строит гипотез, не предполагает отравления галлюциногенами, выделяющимися, например, из тех же рудиментарных присосок на «пальцах» местных жителей. Самое главное — не происходит никакой борьбы с категорическим «духи сказали». Учёные молча утираются и уходят. Тут уже слегка не сказочный канон: герой должен быть активным протагонистом, а не пассивным наблюдателем, принимающим не устраивающие его явления as is.

Но в целом мило. Немножко нестройно, но мило.
08:30
Моё личное мнение рассказ имеет прямо обратную тему заданной — тут написано «именно, за что можно умереть» а надо «Не то,».
Теперь о заклёпках: Главное как головоногие освоили сушу? В тексте есть вполне поддерживаемый наукой тезис о сходстве видов выросших в общих условиях.
И тут же такое грубое попрание этого принципа. Если автор его принимает то аборигены должны быть местной вариацией приматов. Ну на худой конец динозавры не вымерли и стали со временем разумными.
Но головоногие… шествующие по суше да ещё не ползком. Трудно без скелета и без лёгких.
12:23
Не-не-не, с конвергентной эволюцией тут всё хорошо. Акулы, ихтиозавры, дельфины — очень далёкие друг от друга семейства, но они обитают в одинаковой среде, а значит, будут вырабатывать одинаковые способы адаптации к ней. В прямоходящих моллюсков я верю: мало ли, чем их природа одарила для выживания на суше. В конце концов, если улитки формируют экзоскелет-раковину, а кальмары — твердые челюсти-клюв, то что мешает инопланетным моллюскам отрастить костные структуры?
10:01
ГОЛОС этому рассказу: понравился лёгкий слог, живые герои и диалоги, а также светлая атмосфера рассказа. Спасибо автору за рассказ!
10:25
Хороший рассказ. И то, что финал читается — это тоже очень хорошо. И финал написан как надо. Без излишнего пафоса и нагнетания. И юмора в рассказе столько, сколько нужен.
Не великий текст, но уверенный.
12:45
А пусть мой ГОЛОС здесь полежит. Из-за общей читабельности рассказа, его внутренней непротиворечивости и минимума претензий к фантдопу.
13:08 (отредактировано)
+3
Ах какая сцена камлания в начале! И это смешной ученый отлично вышел. Спасибо, автор!
И даже не страшно, что она почти не связана с сюжетом.

Про сам рассказ уже все сказали — простой, добрый, читается хорошо.

Я еще добавлю, что мне кажется, здесь можно увеличить объем раза в два. Добавить еще пару сцен с шаманами объяснения, почему аборигены не хотят улетать и как именно они общаются с духами. Ну и отношения между Мириам и шефом получше прописать.
13:10
ГОЛОС.
05:40
А почему учёный смешной?
13:30
+1
– Это и есть великая загадка жизни, – зашептал в ответ Семён Викторович. – Жизнь всегда идёт проторённой дорогой. Именно поэтому настолько схожи по морфологическим признакам животные из однотипных сред обитания, даже если они относятся к разным классам. Например, акулы и дельфины. Именно поэтому аборигены…

– Ы-ы! Ы-ы! – гул толпы нарастал и в определённый момент заглушил слова руководителя группы.


ну я вот здесь улыбнулась.
возможно, это профдеформация)
15:07
+2
Хороший рассказ, в котором к бесхребетным аборигенам совсем не хочется придираться.
И теме соответствует, хотя вряд ли моё виденье совпадает с авторским. Ибо последний поступок героини — то, за что не стоит умирать. Да, она спасла «сынучку-корзиночку», но какова его судьба в дальнейшем? Последний из своего рода, обречённый на одиночество и угасание, интересный лишь как диковинка. Такая вот жесткая любовь псевдоматери.
15:16 (отредактировано)
Учитывая аборигенскую абилку «камлания» — то есть, некоей плоходокументированной способности к распределённой телепатии, — вангую, что они с «мамой» будут регулярно выходить на связь. А так-то да, решение такое себе.
15:25
Ну пускай местные осьминоги сливаются с Силой после смерти. А люди — тупые технари, им дорога в рай заказана. Посмели небесную твердь кораблями дырявить.
15:30
А вот сцена в начале рассказа показывает, что не заказана)
21:13 (отредактировано)
+1
По логике рассказа: сначала готовится операция по спасению целого народа, этот народ уговаривают, а потом вдруг оказывается нет места для спасения даже одного существа. Я не поняла — так готовилась эвакуация или нет? Причём за 48 часов. Такие моменты надо продумывать более тщательно. Ибо жертва видится неоправданной, когда где-то рядом возможно стоит флотилия, которая готова подобрать население континента за двое суток. Если флотилия рядом не стоит — то какой смысл в уговорах эвакуироваться?
23:46
+3
вдруг оказывается нет места для спасения даже одного существа
На этом моменте я тоже напрягся, но позже один из героев пояснил:
мы вернули на Землю транспорт для переселения
То есть, были подготовлены некие «ковчеги», но они отосланы, потому что аборигены отказались. И обратно уже не успевают. А в спускаемом модуле всего два противоперегрузочных ложемента. Это звучит обоснованно.
08:08
Ну а пару дней эти ковчеги подождать не могли? В чём спешка? Эвакуировать если не народ, то хотя бы команду? Этот момент просто не продуман.
08:22
+1
А зачем команду эвакуировать? Она и сама умеет летать.
Скорее всего, описана последняя попытка уговорить аборигенов. Говорится же, что миссия длилась год. Год ждали и были готовы. Но после последнего отказа не осталось смысла ждать дальше. Да и опасно. Вдруг звезда взорвётся раньше. Вроде всё логично показано.
11:03 (отредактировано)
Главное, видимо, что аборигены не захотели эвакуироваться. У нас даже из зоны затопления без добровольного согласия не вывозят. Человек вполне осознаёт риск и принимает решение остаться.
Поэтому не «не смогли», а «сами не захотели».
Единственный туземец был вывезен, очевидно, обманом.
И вот здесь мне видится провал в логике. Сначала чётко объясняется, что люди не стали вывозить аборигенов насильно. Но потом героиня упрашивает начальника «забрать» мальчика. Он что, вещь? Как против его воли? Может быть, героиня его уговорила? Но тогда другой случай — абориген не против, чтобы его вывезли. Тогда оставлять его — преступление. Люди должны были найти способ. И без всяких жертв.
Выходит, всё же обманула. Но тогда, по логике, его увезли против воли. И должны вернуть.
В общем, не складывается у меня.
12:22
он не вещь, но наивный ребенок типа, своей воли как бы не имеет, а она действовала как заботливая мать — прониклась же материнским чувством. Могла и схитрить, и уговорить — какая разница. Для «найти другой способ» же не было времени там. Что не складывается?
16:25
КАКОЙ смысл уговаривать, если флот уже улетел? Я просто говорю, что этот момент не додуман.
17:42
Ничё не понял.
Когда улетел, уже никто не уговаривал. Потому что какой смысл.
10:39
+2
Начало — шикарное. Описанию ритуала можно аплодировать стоя (но я не буду — боюсь, что начальство меня неправильно поймёт). Плюс ритуал, кроме литературной красоты, обоснован сюжетно — героям (и нам) нужно понимать, что удалось спросить всех обитателей планеты. Да, как фантдоп, это несколько шатко (или, как минимум, не объяснено), но вписано очень органично. Так что при оценке рассказа в целом, много плюсов именно на начало.

В остальном — просто и довольно предсказуемо, но я бы не назвал это негативной оценкой. Кто-то в комментариях упомянул слово «сказка». Не думаю, что это строгое определение, но некая лёгкость сюжета и повествования действительно сказочна.

Ещё бросается в глаза, как меняется язык рассказа после окончания ритуала. Я бы сказал — разительно. Опять же это не негатив — автор мастерски отработал оба стиля. Но как факт — интересно. Оправданно ли? Наверное, да.

Хорошие герои. В смысле — прописанные. Впрочем, они и сами по себе хорошие. Все. Тут нет антагонистов, если не считать таковым Семёна Викторовича, отказавшегося взять на борт Ыхыма. Но его отказ был более чем обоснован.

Я бы не назвал рассказ шедевром. Его простота — не только плюс, но и минус. Впрочем, она же — и следствие ограничения объёма тоже. Тут нет однозначной оценки. Рассказ симпатичный, без выраженных композиционных и языковых ошибок, со своими плюсами, но и без особых откровений. Тем не менее, плюсую без сомнений.
13:57 (отредактировано)
Добрая, хорошая, космическая сказка. Спасибо, автор. Жаль только, что Ыхым теперь совсем один остался, что его ждёт…
18:48
+2
А может, туземцы не полетели, потому что знают что-то, чего не знают земляне и во второй серии прилетят сами. Маму Ыхымову на землю закинут, а сами дальше полетят на огромной улитке-наутилусе.
14:20 (отредактировано)
Да. Хорошо написано. Да и за ГГ можно еще раз слетать. Чтобы атата ей сделать.
Только что-то человеки на себя не похожи. Они всегда стремятся дать другим демократию что-то хорошее. Пусть даже силой.
Согнали бы всех аборигенов, запихнули в корабли и увезли осваивать Марс на другую планету. Типа — вы неграмотные, не ведаете, что творите, для вас же лучше будет, потом «спасибо» скажете. Такой вариант событий был бы более правдоподобным.
Но это же фантастика… Понимаю.
ЗЫ: Автор зря не засунул в зубы землянам и аборигенам трубки с дурью. crazy
14:25
+2
Крылатая демократия требует доминирующей военной мощи, а Семёну Викторовичу придали бабу и глючного андроида)
14:33
У меня создалось впечатление, что автор, освещая нам мир будущего, через героев показывает, какими они стали толерантными. То есть прислушиваются ко мнению других и не лезут в их дела даже несмотря на то, что им грозит опасность.
А если эти будущие герои прилетят на планету, где террористы каждый день после обеда головы режут? Интересно, они тоже вмешиваться не будут? laugh
14:40
+3
Там на планете просто нефти нет и кремния с ураном laugh
14:41
Хоспади! Точно! А до меня не дошло сразу… rofl
13:20
+2
Ну Первая Директива, все такое)))
16:47
Описание обряда — супер, тут уже все писали)
Место с трансом: переход из обычного в измененное состояние сознания показался скореньким и слишком “мощным”, хотя по ощущениями этого не требовалось.
И да, с середины уже понятно чем все кончится, но рассказ так легко и умело написан, что несмотря на основной мотив — жалость, было приятно читать.

ГОЛОСую сюда
За грамотный и хорошо составленный рассказ.
18:44
Ну вот( про хромую собачку, как я люблю. И с открытым финалом, как я люблю. Но я за другой рассказ проголосовала, хотя в этом тоже говорится о любви. Но тема-то здесь провокационно раскрыта. Противоположно предложенной. То, за что стоит умереть. я думала, выяснится, что он врун и обманщик, маму съел и папу съел, а он хороший мальчик, а его и названной мамы лишили, несправедливость какая. Автор, всё плохо, пиши продолжение.
19:43
+1
Как сказка мне очень понравилось! Анимация вышла бы шикарно — особенно все эти шаманские пляски в начале — прекрасная визуализация, огромный плюс вам автор!
05:17 (отредактировано)
Хорошо, художественно и вроде даже без ошибок.
Конечно, это не то, за что можно умереть. Но героиня, как видим, считает иначе. Её поступок нелогичен и даже глуп, но женщины иногда думают сердцем.
Мне концовка не показалась предсказуемой. Хотя не удивила. Как будто так и должно быть. Ведь всё сходится, даже странно предположить, что могло быть иначе. Это тот случай, когда читаешь и не догадываешься, но в конце восклицаешь: «Я знал!»
Не совсем понятно, как героине удалось уговорить туземца, ведь он до этого категорически отказывался. Наверное, она его обманула. Ай-ай-ай.
Рассказ добрый и милый, поэтому односторонний и поэтому кажется эмоционально ровным. Да, здесь есть конфликт, есть за кого переживать, но эмоции в основном вызваны инопланетной хромой собачкой — мальчиком-сиротой, обречённым на мучительную смерть. Ещё и самопожертвование героини. Стандартный набор клише. Здесь не хватает антагониста. Или внезапного поворота сюжета. Например, если бы милые аборигены вдруг оказались кровожадными захватчиками.
Но что будет дальше? После титров.
Думаю, героиню спасут. Ну все добрые же. Найдут способ. И будет мальчик рисовать картинки на фоне неба с одной луной. Но сама героиня не могла доподлинно знать будущее. Поэтому её поступок, конечно, глупый героический.
Добавлю, что мне лично картины светлого будущего гораздо более приятны, чем всякого рода постапокалипсисы и антиутопии. Хочется верить, что всё у нас будет хорошо. Как в книгах Кира Булычёва и Стругацких.
09:45
Мне очень понравилось как написано. Аборигены осьминоги, общающиеся эмоциями — класс. ГОЛОС
10:38 (отредактировано)
Очень трудно выбирать. Все рассказы по своему симпатичны, считаю, раскрывают тему, написаны хорошим языком, интересны. Спасибо авторам!

ГОЛОС здесь.

За доброту.
11:41
+1
Хорошо отвечает теме: возможно, дальнейшая судьба мальчика совсем не то, ради чего стоило обрекать себя на смерть. Но вообще-то мы не знаем – а может, аборигены всякого рода давно прекрасно социализируются в том земном мире, из которого эти люди прилетают со своей спасательной (по их мнению) миссией. Нам, кстати, почему-то не рассказали, куда планируется переселение.
Здесь самый развернутый и нормально прописанный человеческий аспект, без которого мне, увы, фантастический антураж сам по себе мало интересен. И если в соседнем рассказе в центре внимания — планета с удивительными деталями её устройства, а история героев выглядит скорее не слишком убедительным приложением к н-ф фасаду, то здесь рассказ именно о героях, о развитии их эмоций, психологических и душевных нюансах… Причем научно-фантастическая нить вплетена в это все органично, не выпирают никакие логические нестыковки.
Эпизод камлания замечательный и по исполнению, и по смыслу. И кто, действительно, сказал, что земляне знают, что там для какой цивилизации лучше с т.зр. развития Вселенной? Интересный вопрос. Спасибо за него. Тоже ведь «великая загадка жизни». Возможно, автор о другом, но нечаянно и об этом.
Всё сделано умными штрихами, постепенно раскрывающими важные детали. Например, толстые «пальцы» осьминогов. Сначала они обращают на себя внимание только потому, что незаметно противопоставлены человеческой руке («почувствовала, как горячие мясистые пальцы обхватили её ладонь, и тут же поймала за руку Семёна Викторовича»), но разве придет на том этапе в голову, что речь о щупальцах? Так мелкими мазками постепенно разворачивается вся картина. И это классно. Сюжет не просто схематично перечислен по пунктам – он увлекательно складывается в нужный узор из продуманных элементов мозаики.
Митрич – прелесть. Яркий, комичный, в сюжете органичен. Как и все остальные персонажи, впрочем. Мальчик-осьминог запоминается. Если бы автору пришло в голову прорисовать историю этого героя, запомнился бы больше… но это чревато пущим эффектом хромоногости, так что правильно, что не рассказал.
Особенное внимание привлекло воплощение одной симпатичной фан-идейки, которая мне когда-то обидно не удалась (потому и радуюсь тут): цвет эмоций. Автор сделал просто и красиво: ненавязчивым вторым планом, эхом, однако, по сути, важнейшим сопровождением всего происходящего: фиолетовое беспокойство, успокаивающий зеленоватый оттенок, «изменил окраску на пунцовую, что, наверное, в любом мире означало одно и то же», «вспыхивало золотистыми крапинками озорства», «пульсирующего голубой надеждой», «засиял цветами удовольствия и благодарности», «потускнел до серого»… Ну хорошо же.
История одновременно и горькая, и с юмором. Герои живые, понятные, симпатичные. Язык художественный, нескучный, грамотный. На мой взгляд, самый удачный рассказ в тройке.
ГОЛОС.
16:06
+1
Я бы сказала, что в истории много лишнего — сцены и детали, которые совершенно не работают ни на сюжет, ни на атмосферу. Или связи между ними настолько надуманные, что они выглядят максимально неестественно. Возможно, именно поэтому сюжет вышел слабым.
Наркотический транс шамана-инопланетянина, диснеевские мультики, заикающийся переводчик — к чему эта мешанина должна меня, как читателя, привести? Я, вообще, должна была пропитываться симпатией к Ыхыму, понять поступок Мириам? Потом что судя по тексту мне вообще хотели рассказать другую историю (про секс, наркотики и великое единение народов), и только на середине почему-то кто-то (автор) задумался и решил, что историю могут ещё читать дети дошкольного возраста, поэтому быстро всё свёл к слитой замыленной концовке, которая никак не согласуется с началом истории.
Заключение: слабый криво выстроенный сюжет.
18:35 (отредактировано)
Автору благодарю — мне очень понравилось! Сразу купили вы меня сценой ритуала, всё так постепенной развернулось, закрутилось и распереживалось! Хорошая на мой вкус работа! Странно, что в финале никогошеньки не жалко)))
Еще момент [совершенно личного восприятия]: аборигены отказываются покинуть планету, потому что им Духи велели остаться. Так вот в моём понимании тут может быть просто «инопланетная мудрость»: Духам БЫЛО НАДО, чтоб всё население вымерло, потому что ему (населению) готовили другой мир)))) а люди, меряя своими шаблонами, переживали. вот мне как-то так сразу понялось)))
Щепотка перца в мои похвалы: ощущение, что автору не хватило времени. Пару бы еще деньков на «отлёжку», читку у «нулевого» и- не было бы логических запиначек, о которых выше упомянули и которые уже после завершения Турнира вполне можно поправить.
Спускаемый модуль, рассчитанный на два человека,

на двух человек))
Работа уверенная, написано легко, картинка разворачивается моментально)) события разворачиваются увлекательно.

все работы прочла. прошу засчитать сюда
ГОЛОС
за самый для меня эмоциональный, фантастический и добротно написанный рассказ!
16:12
Так вот где все сказки спрятались: на турнире научной фантастики! Спасибо, приятно было почитать. Действительно, все сказочные ходы на месте: великая беда, о которой сообщают вестники из «волшебного» мира; символическое путешествие в «царство мёртвых»; героиня, которая спасает сына (пусть и «приёмного» — и, кстати, канонно действуя не силой, но женской хитростью). И обязательно счастливая концовка. Пусть и немного печальная.

ГОЛОС отдам этой истории. Понравилось.
17:02
Очень тёплое послевкусие от этой истории. Находка с цветными эмоциями меня прямо зацепила! Хорошая работа! Сижу улыбаюсь и не хочу ни к чему придираться. Эта история состоялась!
17:18
+1
Не буду повторяться. Присоединюсь к замечаниям сделанным выше. Что касается личного восприятия, то оно скорее нейтральное. Рассказ не плохой, но особо ничем и не привлекает( Мое отношение ближе всего к оценке Ежа.
Загрузка...
Светлана Ледовская №2