Архип Куинджи: «Берёзовая роща»

Архип Куинджи: «Берёзовая роща»

Пейзаж «Берёзовая роща» вместе с двумя другими картинами художника («После дождя» и «Север») был представлен на VII выставке Товарищества передвижных художественных выставок. Её открытие было задержано из-за неготовности пейзажей Куинджи. В письме к Василию Поленову от 18 февраля Крамской сообщал: «Куинджи задерживает, а у него вещи слишком значительные, чтобы не обратить внимания».

Неудивительно, что эта задержка вызвала раздражение у организаторов московской части передвижной выставки. К примеру, художник Илья Репин даже не пытался скрывать своих чувств и довольно резко писал: «Куинджи не готов? Семеро одного не ждут; да и его очень легко было присовокупить после открытия».

Так оно и оказалась. Свои три полотна Куинджи выставил через два дня после открытия. Кстати, с учётом того, что художник, как сказали бы сейчас, был мастером пиара, вполне возможно, что вся история была просто хорошим рекламным ходом. Все с нетерпением ждали его картины и вот оно! Чудо свершилось!

Как потом сказал его коллега по творческому цеху Иван Крамской, публика восторженно приветствовала произведения Куинджи. Однако особенного внимания было удостоена «Берёзовая роща». Все посетители выставки единодушно отметили её отмечали «необычайность». Неудивительно, что прямо с выставки все три картины были приобретены Павлом Третьяковым за 6500 рублей и украсили экспозицию Государственной Третьяковской галереи.

«Берёзовая роща» глазами критиков

Сюжет картины удивительно прост: на полотне изображены берёзы, растущие на залитой солнцем лесной поляне. Художник путём необычной комбинации света и цвета, резких контрастов света и тени сумел создать эффектное впечатление очень яркого солнечного дня. Причём, верхняя часть берёз не показана. Зритель видит только стволы и небольшие ветки, которые выделяются светло-зелёным цветом на фоне тёмно-зелёного леса. По центру рощи, деля композицию надвое, протекает ручей.

Как подчеркнул художественный критик Владимир Стасов, к мнению которого все прислушивались, «Берёзовая роща» — картина «с чудесно освещёнными деревьями и травой», и в этом произведении Куинджи «берёт ноты сильного эффектного освещения, никем ещё не пробованные».

А вот искусствовед Фаина Мальцева и вовсе считает, что «Берёзовая роща» является «новаторским произведением», которое относится к лучшим образцам реалистических пейзажей 1870-х годов. Ей вторит искусствовед Виталий Манин, «не было ещё картины в русской пейзажной живописи, где бы столь радостно и просветлённо запечатлелся яркий солнечный день, где бы так полно выразилось умиротворённое ощущение художника, где бы светлое чувство покоя, приподнятое настроение получили такое совершенное воплощение».

Лично мне больше всего нравится фраза Ивана Шишкина, который, как известно, сам являлся непревзойденным мастером пейзажа. Он сказал следующее: «Это не картина, а с неё картину можно писать…». А Владимир Орловский и вовсе признавал: «Я никогда не думал, не воображал, чтобы можно было довести картину до такого рельефа. Это — не картина, а натура».

Слухи

В письме к Павлу Третьякову от 1 марта 1879 года Иван Крамской писал о реакции, вызванной появлением на выставке картин Куинджи: «Публика приветствует их восторженно, художники же (то есть пейзажисты) в первый момент оторопели, они не приготовились, долго были с раскрытыми челюстями и только теперь начинают собираться с духом и то яростно, то исподтишка пускают разные слухи и мнения; многие доходят до высокого комизма в отрицании его картин; ну что ж, на здоровье!»

Вполне понятно, что у мастера было много завистников, которые выдумывали невесть знает что. Некоторые, как и в случае с его знаменитой «Лунной ночью на Днепре», вновь стали подозревать Куинджи в фокусничестве и верили распространившимся слухам о том, что «картина написана на стекле и освещается сзади лампой».

Но чтобы тогда не придумывали и не говорили, все вынуждены были согласиться: пейзаж и верно великолепен, как, впрочем, и все работы Куинджи.

Работа на картиной

По некоторым сведениям, Куинджи начал работать над этюдами с изображением берёз, начиная с 1876 года, то есть задолго до того, как написал свой знаменитый пейзаж. Исследователи творчества художника полагают, что одним из первых этюдов, непосредственно связанных с замыслом картины «Берёзовая роща», мог быть пейзаж 1878 года «Сосновый лес с речкой», который хранится в Государственной Русском музее.

Доподлинно известно, что в процессе работы над будущей «Берёзовой рощей» Куинджи написал ряд эскизов, большинство которых датируются 1879 годом. Искусствоведы знают о существовании по крайней мере пяти живописных эскизов: три из них хранятся в Государственном Русском музее, и по одному — в Государственной Третьяковской галерее и Нижегородском государственном художественном музее.

Выход из общества передвижников

22 апреля 1879 года состоялось открытие московской части VII-й передвижной выставки. Куинджи не сомневался в своём успехе. Но вместо этого в газете «Молва» (№ 112, 25 апреля 1879 года) появилась статья «Беглые заметки (по поводу рецензий художественных выставок и по поводу картин г. Куинджи)». Подписана она была псевдонимом «Любитель». Автор негативно отзывался о творчестве Куинджи и резко критиковал его картины, экспонировавшиеся на выставке. Цитирую: «Кто сколько-нибудь наблюдал в природе те отношения тонов, которые даёт солнечный свет, кто сколько-нибудь изучал законы переходов одного тона в другой при различных световых эффектах, тот согласится, что световые эффекты в картинах Куинджи утрированы и совершенно неверны». Про «Берёзовую рощу» же было написано, что деревья в ней не растут, а «растыканы», они «точно вырезаны из картона, накрашены каким-то грязно-зелёным колером и поставлены как декорация».

История умалчивает, как удалось выяснить имя автора… Им оказался один из членов-учредителей организации художников-передвижников Михаил Клодт. Напомню, Клодт — русский художник-пейзажист второй половины XIX века, племянник известного русского скульптора и педагога Петра Карловича Клодта, двоюродный брат художника Михаила Петровича Клодта. Он одним из первых русских художников объединил жанровую картину с эпическим пейзажем. К сожалению, его творческая судьба сложилась очень неудачно. Михаил Клодт умер в нищете, долгах и безвестности… Но это случится гораздо позже… А в апреле 1879-го он напечатал разгромную статью о творчестве Архипа Куинджи.

Разгневанный поступком, который он назвал подлым, Куинджи принимает решение о выходе из Товарищества, который был окончательно оформлен в начале 1880 года. Таким образом, выставка 1879 года, на которой была представлена «Берёзовая роща», оказалась последней передвижной выставкой с его участием.

Судьба картины

Впоследствии картина «Берёзовая роща» экспонировалась на ряде выставок, в том числе на проходившей в Третьяковской галерее, посвящённой 25-летию со дня смерти Павла Михайловича Третьякова в 1923 году, и на выставке русского искусства XVIII-XX веков в Пекине, которая состоялась в 1957 году.

В 1971-1972 годах полотно принимало участие в выставке «Пейзажная живопись передвижников» (Киев, Ленинград, Минск, Москва). В 1983-1984 годах — в выставке Академии художеств СССР (Москва), а в 1992 году — в выставке, посвящённой 150-летию со дня рождения Куинджи.

Оно стало и одним из экспонатов выставки работ Архипа Куинджи, проходившей в октябре 2018 — феврале 2019 года в Инженерном корпусе Третьяковской галереи.

+4
13:35
465
15:42
Обожаю Куинджи! А к этой картине у меня особое отношение — одно из моих любимейших полотен. В детстве увидела его в каком-то журнале и что называется «зависла». Меня словно тянуло в эту рощу. И я осмелилась написать копию blushДети отличаются невероятной смелостью, захотела — сделала. Мама до сих пор хранит этот мой «шедевр» маслом на дощечке. С тех пор я стала рисовать. Конечно, за копирование великих уже не берусь inlove
15:50
+1
я тоже люблю этого художникаю Особенно его «Лунную ночь». Впрочем, у него все полотна прекрасны
Загрузка...