Алексей Степанов — художник, пейзажист, анималист

Алексей Степанов — художник, пейзажист, анималист

Сегодня художник Алексей Степанов известен узкому кругу ценителей. Однако в своё время он приводил в восторг критиков, коллег по творческому цеху и зрителей. Его блистательная манера живописной техники в сочетании с лаконичной простотой композиции покоряла всех…

Рассказывают, что после посещения выставки Степанова его ученик, художник Павел Корин воскликнул: «Словно я Пушкина стихи прочитал. Вот так же просто, просто, а высоко… Что о нём сказать? Художник он был. Вот всё тут и сказано. И было в нём все просто, без эффектов. Душа в нём была, и это — самое главное. Но притом артистизм высокий, мастерство несравненное. Сверкающий он при великой своей простоте». Как говорится, не убавить и не прибавить. Нам всем остаётся только смотреть и восхищаться его работами, некоторые из которых, как, к примеру «Журавли летят», хранятся в Государственной Третьяковской галерее.

Более того, это именно он вместе с Исааком Левитаном и Софьей Кувшинниковой плыл по Оке и Волге, остановился в Плёсе, где пережил чудесные месяцы творческих исканий, а потом и вовсе стал у истоков такого феномена, как «пейзаж настроения».

Кроме того, Алексей Степанов искренне любил и превосходно умел писать животных. Современники сравнивали его дар анималиста с талантом Валентина Серова, который, кстати, считал, что Степанов делает это куда лучше.

Стёпочка

Об Алексее Степановиче Степанове, или как его ласково называли друзья «Стёпочке», написано очень немного. Имеются лишь беглые упоминания и несколько кратких откликов на выставки его произведений. И даже в воспоминаниях таких гигантов, как Сергей Иванов, Николай и Антон Чеховы, братья Сергей и Константин Коровин, Исаак левитан, Михаил Нестеров и др., с которыми Степанов был крепко связан работой и дружбой, он проходит обычно молчаливой тенью, и только мимоходом брошенные замечания свидетельствуют, что рядом жил большой художник, у которого есть своё место в истории русской живописи.

«Алексея Степановича Степанова, нашего «Стёпочку», мы все любили. Да и как было его не любить! Я совершенно уверен, что на всём белом свете не нашлось бы такого свирепого человеконенавистника, который ни с того ни с сего, «здорово живёшь», невзлюбил бы Алексея Степановича. Его любили равно за его чудесный нрав, как и за его прекрасное искусство, любили так, как он любил нас, как любил он своих мишек, лошадок, лосей, всех малых и больших зверушек и зверей, коих изображал. Он любил и родной наш пейзаж, любил крестьянский быт и охотничий люд. Все и всё платили ему ласковым вниманием, добрым чувством», — писал в своей книге «Давние дни: воспоминания, очерки, письма» Михаил Нестеров.

Современники считали Степанова художником, обладающим тончайшим знанием русской природы и жизни. Однако все знали, что «Стёпочка» прислушивается внимательно ко всему, что творится в изобразительном искусстве. Он овладел живописными методами и приёмами модного в то время французского импрессионизма и при этом пошёл свои путём. Русская природа на его полотнах смотрится очень реалистично. Его кисть запечатлела многие картины народной жизни. На одной из них хотелось бы остановиться поподробнее.

Алексей Степанов. «Журавли летят»

Картина «Журавли летят» датируется 1891 годом. Она является, пожалуй, самым известным творением Степанова. В 1891 году она была представлена на XIX Передвижной выставке. Художественный критик Владимир Стасов отозвался о ней как об «истинно прелестной» работе.

На картине весна. Снег уже растаял и земля начала покрываться сочной зелёной травой, которая пробивается сквозь сухостой. За деревенской околицей близ дороги расположилась группа крестьянских детей. Художник изобразил их со спины. На улице ещё не очень тепло, поэтому детвора одета довольно тепло. Мальчики в лаптях с онучами, цветастых льняных рубахах с длинными рукавами, кое у кого голова покрыта шапкой, на многих надеты зипуны. На девочках, головы которых традиционно покрывает платок, рубахи и длинные юбки. Совсем маленькие одеты в длинные белые сорочки, поверх которых также накинуты тёплые зипуны.

Среди этой толпы на переднем плане особенно выделяется один смельчак. Он, закатав портки, пробует босой ногой воду в луже. В руках у него хворостина, видимо, подобрал, когда шёл. Остальные дети заворожено смотрят на горизонт. Там, над сизой полоской лесов, над свежевспаханным полем, над соломенной крышей гумна летит журавлиный клин… Птицы возвращаются домой…

Начало пути

Алексей Степанович Степанов родился в Симферополе, в семье потомственного дворянина, офицера, участника Крымской войны. Осиротевшего в раннем возрасте мальчика сослуживец его отца, ставший опекуном, увозит в Москву и устраивает в малолетнее отделение Института обер-офицерских сирот, располагавшееся в бывшей усадьбе графа Разумовского. По его настоянию юноша окончил Межевой институт в Москве и приобрёл профессию землемера.

Однако работать по этой специальности не стал. Директор межевого института Александр Апухтин сразу рассмотрел в юноше талант и познакомил Степанова с Львом Жемчужниковым, который в то время был секретарем Московского Училища живописи, ваяния и зодчества. Жемчужников предложил молодому человеку поступить туда. Степанов смог сам оплатить учёбу — опекун сохранил для него небольшое наследство, завещанное отцом.

Будущий художник занимался в классе Иллариона Прянишникова, который научил его работать с композицией и цветом, объяснял, как более точно отображать на картинах действительность. Рисунку обучал Егор Сорокин. Кстати, за рисунок и эскизы в 1883 году Степанова наградили малой серебряной медалью училища.

Первый успех

А уже в следующем году, 1884-м, за представленную выпускную работу «Отец и сын, или Военная беседа», работать над которой ему помогает педагог Прянишников, молодой художник получает большую серебряную медаль и звание классного художника. А вскоре меценат Павел Третьяков купил «Отца и сына» для своей галереи. К сожалению, эта картина утрачена, сохранилась только её чёрно-белая фотография.

Примерно в это же время Степанов начинает сотрудничать с журналом русского зоолога Леонида Сабанеева «Природа и Охота», в котором опубликовал более ста иллюстраций. Он с точностью изображал птиц и зверей, рисовал для издания сценки — «Охота на глухаря», «С гончими на волков», «Казацкая охота на дроф» и другие.

Серьёзный успех к нему пришёл в 1888 году, когда картина «Гоп! Гоп!» была принята к показу на XVI Передвижной выставке. Через год, на XVII выставке, Павел Третьяков приобрёл его полотно «Лоси едят сено зимой».

Ещё больший успех в 1891 году Степанову приносит картина «Журавли летят», выставленная на XIX выставке Товарищества, после чего его принимают в полноправные члены Товарищества передвижных художественных выставок. Ещё при жизни живописца его картины выставляли в Третьяковской галерее, Институте Карнеги в Нью-Йорке, на Всемирной выставке в Париже.

Анималист и иллюстратор

Алексей Степанов рисовал иллюстрации к произведениям Антона Чехова и Дмитрия Мамина-Сибиряка, для книги которого «Алунышкины сказы» создал серию акварельных рисунков.

Именно его кисти принадлежат первые иллюстрации к рассказу Антона Чехова «Каштанка». Сам писатель был в восторге от этой работы и написал своему другу, издателю и журналисту Алексею Суворину:

«Обложка у меня будет белая, и на ней пятном сядет собака. Будет просто, но хорошо. Рисовал художник Степанов, ярый охотник, изучивший собак до тонкостей. Изобразить помесь таксы и дворняжки задача нелёгкая, но Степанов, как видите, решил её блестяще. Поглядите на ноги и на грудь. Придать лисьей морде добродушно-собачье выражение тоже нелегко, но и это сделано».

Но спустя годы Степанов вместе с Исааком Левитаном и Софьей Кувшинниковой стали прототипами героев рассказа Антона Чехова «Попрыгунья» — доктора Коростелёва, художника Рябовского и самой Попрыгуньи. После публикации рассказа живописец поссорился с писателем.

Поездка в Европу

В 1894 вместе с семьей купца и коллекционера Николая Медынцева Алексей Степанов отправился в Европу. Он побывал в Италии, Германии и Франции, где познакомился с работами импрессионистов — Клода Моне, Камиля Писсарро и других. Это поездка помогла Степанову развить свой собственный стиль, в котором он сочетал реалистические методы с импрессионистскими приёмами — короткими мазками, обилием светлых тонов.

«Начинавший с реалистического пленэра, Степанов развил его до импрессионизма. Он создал особый тип картины — небольшие по размерам полотна с мотивами деревенской жизни, где свежо и непосредственно представлены домики, лошадки, фигуры людей и лошадки», — писал искусствовед Вячеслав Филиппов.

В 1895 году Алексей Степанов женился на сестре Медынцева — Людмиле. Вместе супруги часто выезжали в Тверскую губернию, к озеру Удомля, где он вдохновлялся живописными пейзажами окрестных сёл и деревень.

Академик

В 1897 году на на XXV выставке передвижников Степанов представил картину «Утренний привет», на которой изобразил небольшую усадьбу и её владельца — старика-помещика, моделью послужил его тесть Николай Медынцев. Публицист Владислав Артёмов писал: «Картина написана со свойственной Степанову мягкостью и теплотой, в ней есть та задушевная интонация, по которой можно отличить Степанова от всякого другого художника. <…> Точность в изображении деталей и мелочей здесь тоже почти фотографическая, как и во всех произведениях Степанова». Академия художеств выкупила полотно и отправила в 1900-м году на Всемирную выставку в Париж.

Спустя несколько лет, в 1905 году, за «Утренний привет» Степанов получил звание академика и начал преподавать в Училище живописи, ваяния и зодчества. Ученики просто обожали своего педагога, который при помощи простых приёмов учил их создавать сложные образы. Степанов брал воспитанников на этюды, учил их работать быстро и аккуратно, прорабатывать детали и композицию набросков. Во время прогулок по городу художник просил учеников запоминать всё, что они видят и воссоздавать в студии.

Уход из Товарищества передвижников

В 1901 году Алексей Степанов вступил в объединение «36 художников», члены которого выступали за свободное участие в выставках всех художников — без голосования, как это было в Товариществе передвижных выставок.

В итоге был создан Союз русских художников и Алексей Степанов стал одним из его учредителей. А вот из Товарищества передвижников ему пришлось выйти и всё потому, что, как Степанов писал своей жене «товарищество разбивается на несколько кружков», все избегают откровенных бесед, много спорят.

В 1910-х Алексей Степанов подолгу жил в имении Гарусово в Тверской губернии, писал сцены деревенской жизни, портреты друзей и дочери. Среди его произведений этого периода много набросков и зарисовок, лёгкой пейзажной живописи, в том числе картины «Зимний пейзаж», «На водопой», «Ранняя весна». В гости к Степановым приходили другие художники, которые жили неподалеку, — Станислав Жуковский и Николай Богданов-Бельский.

Последние годы жизни

В последние годы жизни художник тяжело болел. В это время его очень заинтересовали работы Эдгара Дега. Видимо под влиянием этого художника и его школы из-под его кисти в 1920 году выходит картина «Grand Opera». А через три год Алексей Степанов напишет свою последнюю картину — «Качели». Её вместе с другими полотнами популярных в те годы художников советское правительство отправило на Всемирную выставку в Нью-Йорк. Там «Качели» приобрёл Институт Карнеги.

Умер Алексей Степанов 5 октября 1923 года. Похоронили художника на Ваганьковском кладбище Москвы.

На Волге
Лоси
Осень
По волку с гончими
У лесной сторожки
+5
12:00
101
16:25
+1
Очень хороший художник. Интересно. Спасибо за блог.
16:36
+1
благодарю
18:25
+1
Спасибо вам за такие блоги!
19:07
+1
первое время их немного странно принимали. такие жуткие комментарии были, что даже страшно за людей становилось. Потом успокоились
19:16
+1
Нет-нет, продолжайте, пожалуйста.
Но у меня вопрос: вы только о русских художниках пишете?
А если по очереди: русский — иностранный?
Ведь искусство не знает национальности.
Я просто недавно читаю ваши блоги и потому не понял, почему такая узкая направленность?
19:20 (отредактировано)
+1
да. Только о русских и только из собрания Третьяковской галереи. там очень много интересных историй. За каждым полотном — история. Считайте, что это мой скромный вклад в историю русской живописи
Загрузка...