В первый раз на Кавказ. Вперед и вверх

0+
В первый раз на Кавказ. Вперед и вверх

Второй день. Вот, где начался настоящий подъем. Без дороги и лестниц с ощущением “Черт возьми…”, дальше не могу приводить, ввиду нелитературности высказываний. Правда, это было только про себя и в самом начале. А потом стало не до того: я считала шаги – обманывала себя, выставлением микроцелей. “Раз, два, три, четыре. Я почти дошла. Раз, два, три, четыре.” А затем появились изумрудно-глазые огромные мухи. За любование их красотой они требовали плату кровью, и расценки, празнаться, были крайне завышенные. Пришлось сделать встречное предложение: танец макарена ценой в мушью жизнь. Горы – жестокая штука. А потом мы вышли на хребет и это было… охренительно, простите за мой анхлицкий. Восхитительное, бесподобное чувство восторга от победы, от вершины, от реальности гор, в которую почему-то, где-то глубоко в душе, до конца не верилось весь прошлый день, несмотря на тяжесть рюкзака за спиной. И пусть мы были на высоте всего лишь 1000?-2000? метров, а потом переходили перевалы в 2700 и 3000, но если бы меня попросили назвать самый вдохновляющий момент – не самый красивый, не самый удивительный и даже не самый запоминающийся, а самый вдохновляющий момент – то это был он.

Дальше мы поднимались вдоль хребта по натоптанной скотогонной тропе,

пока она не привела нас в долину, судя по карте, реки Ставатсу, но такой крошечной, что запомнилась даже не маленькой речушкой, а очень живописным ручейком, у которого мы сделали обеденный привал.

Компанию нам любезно составили буренки, а некоторые даже были так настойчивы в своем любопытстве, что Андрею пришлось прикрикнуть. До сих пор не перестаю удивляться, насколько красивые, сильные, здоровые и лоснящиеся животины – эти горные парнокопытные.

Кажется, они каждый день проходят, объедая горные склоны, как минимум в два раза большие расстояния, чем наш дневной переход. Исполосованность склонов – их заслуга. Спасибо вам большое, дорогие коровки! И это, кстати, без тени иронии.

А справа на фото – уже река Сакашилсу. Вот она уже – ууух! С характером.

Хорошо, что мост через нее был. Гнилой, правда, оказался… Да, да, вот эти дырки образовались под тяжестью нашего руководителя. Слава богу, что обошлось без тяжких телесных. А я в этот момент фотографировала… В общем, это был поворотный момент в решении фоткать только на привалах. Ну, почти только на привалах. Или, по крайней мере, с большей осторожностью к моменту.

Вот, кстати, и фото с нашей стоянки. 18.27. Начинает темнеть.

Вторая ночевка. Мы уверенно набрали дров для костра – ребята наломали березовых веток, я – сосновых веточек (смола же, должна бы гореть как зверь), даже можжевельник пустили в дело. Нет, ну чего там, огонь у нас горел – тончайшие веточки, хвоя, оборванная береста – под непрерывным интенсивным обдувом методом махания. Но как только «пляски с бубном» прекращались, а береста/бумага (да, да и она пошла в дело)/ таблетки твердого топлива (и их не пожалели!) сгорали, костер тух. Даже маленькие, сантиметр в диаметре, ветки так и не загорались. Виной ли тому высота и недостаток кислорода или сырость около бурной реки, а может и то и другое, сие мне не ведомо, но ужина у нас горячего в тот день не было.

Первую половину третьего дня мы шли с правой стороны от Сакашилсу, по ее орографически левому берегу. Поднимались к истоку. Эту часть пути можно описать тремя словами: вода, камни и заросли.

Ах да! Еще рододендроны. Здесь мы встретили их впервые.

Кроме звучного названия «РО-ДО-ДЕН-ДРОН», в котором есть что-то древне-греческое, само растение, виденное мной в ботаническом саду, никогда не вызывало у меня ни восхищения, ни мало-мальского интереса. А сейчас мне кажется, что в саду ему не хватает масштаба, размаха. Он должен доминировать, господствовать, царствовать, укутывать целый склон в кружева гипюра, так контрастирующие с гладким ситцем травы.

К одиннадцати часам утра мы вышли в довольно широкую долину Сакашилсу.

Вот там впереди, уже виден наш первый перевал – Сакашиль нижний, 3081 метр над уровнем моря. Но он еще далеко, до него два-три часа хода. А мы пока в самом низу, окруженные со всех сторон горами. День чудесный. Сквозь облака бросало жаркие лучи солнце, отгоняя холод высоты; сверкало отблесками и искрилось в потоках воды. И ему было, где разгуляться! Река дробилась на две-три-пять водяных лент, которые то сплетались вместе, то разбегались в разные стороны, огибая земляные и каменные преграды. Время от времени, совсем тонюсенькие ручейки стекали с боков, питая Сакашилсу; а иногда «пробирались», укромно прячась под поросшими травой камнями, и только внимательно присмотревшись можно было заметить текущую в расщелинах между валунов воду.

Коров здесь нам не встретилось, зато непуганые мыши удивленно смотрели из своих норок глазками-бусинками: «Вы кто такие и чего здесь шляетесь?» За неимением веской для грызунов причины нашего присутствия, пришлось просто игнорировать вопрос.

Исток Сакашилсу – вот он, скалы и льды пика 14-ого съезда ВЛКСМ,

а мы повернули налево, и, перейдя реку, траверсом стали подниматься на перевал. Но что-то я сегодня опять забегаю вперед, а ведь это был мой первый переход горной реки!

‒ Переходим здесь!

‒ Наверное, надо снять ботинки… ‒ мы с Андреей еще предпочитали плавать без обуви.

‒ Какое снять?! Можно поранить ногу или поскользнуться. Идем так.

‒ Ну, ладно… ‒ я была полна сомнений. Андрей, надеясь найти более выгодное место переправы, прошел пару метров вперед.

Но результат был один.

Эх, знала бы я, сидя на камне и выливая воду из ботинок, что на следующий день на такую мелочь, как мокрые ноги я даже внимания не буду обращать!

В самом начале восхождения на перевал мы встретили единственную за весь поход группу туристов.

Шесть человек как раз спустились с Сакашиля. Хорошо шли: дружно, гуськом, не растягиваясь. Наверное, матерые туристы. (Возможно, они подумали то же самое про нас, когда мы вежливо раскланивались друг с другом в приветствии. Хочется верить.) Самое удивительное для меня, что все они шли с лыжными палками. Обалдеть! Две недели в горах, прошли, с их слов, по какому-то ущелью, и все это – с лыжными палками! Не-не, я, после одного похода, идти без ледоруба – да-ни-за-что.

Сакашиль – каменисто-травянистый, достаточно пологий. Просто идешь вверх. Идешь, идешь, идешь. Останавливаешься отдыхать, когда энергия заканчивается. И снова в путь.

Пока не оказываешься на вершине мира. С головой в облаках.

+10
06:18
479
09:31
+3
Многие говорят, и я лишний раз убедился, (пусть не лично), что ихний Кавказ чрезвычайно похож на наши Саяны. Разве что подобные ландшафты начинаются у нас на тысячу метров ниже. Климат суровее.
Про путешествия люблю, про горы тоже.
Очень интересно! И красиво.
09:33
+2
А мне очень ваш рассказ про чай понравился и фото просто супер! Особенно реки. Сразу Стасу написала, что хочу на Саяны)
09:55
+5

Вот я молодой, радостный и дурацкий, с самодельным ледорубом и в самодельных кошках (одну потерял) на горе Мунку-Сардык.
Минутка счастья.
09:58
+2
Супер!
10:06
+2
Кавказ (и за-, и пред-, и посредине) очень люблю. Спасибо)
10:32
+2
Путешествую с вами вместе. Хотя б так. )
Загрузка...