Йемен - Часть 2

0+
Йемен - Часть 2

Как-то, мы заблудились в старом городе Саны и спросили проходившего мимо парня, не говорит ли он по-английски. Нам невероятно повезло - он хорошо знал английский язык и был заинтересован в том, чтобы пообщаться. Оказалось, что его отец был послом Йемена в нескольких странах, а сам Хайфем - так звали нашего нового приятеля - родился в Швейцарии. Он познакомил нас со своей сестрой, женщиной для Йемена совершенно необычной: она получила университетское образование в Европе, но не могла работать; а ещё она была в разводе, кажется, из-за того, что муж её избивал, и жила с дочерью. Развод стал возможен из-за должности её отца, после чего ей надо было съехаться либо с родителями, либо с одним из братьев - женщина не могла жить одна. Она носила чёрную абайю (верхнюю накидку), но не закрывала лицо. Это было настолько революционно, что на улице все неодобрительно пялились. Чувствовалось, что ей было тяжело чувствовать себя «чужой» в обществе, где у женщин очень мало свобод.

Хайфем пытался объяснить нам, как молодые люди стараются обойти жёсткие и иногда жестокие правила общения парней и девушек. Они умудряются знакомиться, сидя группками в разных машинах, переписываться и даже тайком встречаться, но это очень опасно и может закончиться смертью.  Нам очень нравилось общаться с братом и сестрой, и хотелось закрепить знакомство, но на следующий день Хайфем был гораздо сдержаннее, и нам показалось, что либо семья, либо «соответствующие органы», сделали ему предупреждение насчёт нас. Интересно, что несмотря на своё «западное» образование и воспитание, ребята так же очень гордились своей страной, её историей и обычаями.

На следующий вечер нам повезло увидеть Йеменскую свадьбу. Она была огромной - человек двести-триста. На берегу сухого вади в центре старого города разбили шатёр и развесили огни. Внутри, мужчины и женщины были отдельно. Женщин мы не видели, но нам объяснили, что во время свадьбы девушки не закутываются в черное а, наоборот, наряжаются в яркие платья и красятся. Задача - обратить на себя внимание матерей потенциальных женихов. Потом мать говорит сыну о понравившейся ей девушке, семьи договариваются, и тогда уже организуют свадьбу. Часто жених и невеста видят друг друга до свадьбы всего несколько раз.

Свадьбы, из-за того, что надо пригласить всех родственников, а то будет кровная обида, очень дороги, и часто женятся сразу несколько пар. Мы стали свидетелями свадьбы, где женились два брата. Они были разодеты в торжественные национальные наряды и с саблями. Остальные гости мужского пола танцевали - из мегафона, подвешенного на каменной стене, играла традиционная музыка. Мужчины двигались по кругу, поднимая и опуская кинжалы. Я отметила что те, что постарше, танцевали лучше, чем молодёжь. Это было странное зрелище: древний город, сабли, кинжалы, музыка, и в то же время американская съёмочная группа и мобильники и видеокамеры у гостей. Каким-то образом, старинное и современное сочеталось и не мешало друг другу.

Рано утром, мы сели на автобус в Шибам, который расположен на востоке страны, близко от границы с Оманом. Остальные пассажиры косились на нас, но были довольно доброжелательны. На первом же военном посту (они попадались с угнетающей регулярностью, и проверка документов у всех пассажиров занимала кучу времени) у нас взяли разрешение туристской полиции, долго с удивлением его рассматривали, куда-то звонили, и наконец приставили к нам молодого солдатика с автоматом Калашникова. Парень отнёсся к дело серьёзно, и на первой остановке не хотел выпускать нас из автобуса. По-английски он не понимал не слова. По понятным причинам, нам нужно было выйти, так что пришлось его бесцеремонно отодвинуть. После этого он обиделся, и остаток дороги дремал на заднем сиденьи.

Мимо нас проносились поля чего-то, кажется, ката, на которых работали женщины в странных конусообразных шляпах. Дома скорее напоминали укреплённые сооружения, где первый этаж высоко от земли и залезать надо по лестнице, а окна узкие, как бойницы. Справедливости ради, я вижу такого рода сооружения и в Европе, но в них давно не живут.

Мы проехали Ма’арив, с его храмом солнцу, но выйти нам было нельзя. Город не входил в список дозволенных мест. Изредка автобус останавливался рядом с ранками, и пассажиры затоваривались свежим (и особенно вкусным) катом. По дороге меня поразила одна сцена: несколько подростков избивали палками верблюда. В Йемене верблюдов используют как рабочее животное, и не особенно с ними церемонятся (не то, что в Дубае), но я не могла понять причины такого обращения. Это оставило неприятное чувство, мне казалось, что нужно было вмешаться, но с другой стороны, со своим уставом в чужой монастырь лезть не стоило.

Продолжение следует…
Другие блоги автора:
+5
14:39
249
19:52
+1
Ух, здорово! Вы написали продолжение! И снова очень интересно, но по порядку: сестре Хайфема, мне кажется, очень повезло ещё, что смогла в этой стране с таким мужем развестись. Если бы не отец, могла бы всю жизнь страдать, живя с абьюзером. Хотя что уж там, от этого женщина может пострадать в любой стране(( А вот про свадьбы — интересный обычай, конечно, )) в первую очередь надо понравиться матери, а уже потом сыну)) А вот верблюда очень жалко(((, он же вряд ли чем-то может им ответить, кроме плевка, конечно
20:31
Спасибо! roseК сожалению, думаю, что домашнее насилие там довольно распространено. По «общим» правилам ислама, развестись может только мужчина, но часто более образованные и состоятельные женщины вписывают в брачный договор право подать на развод. И суд эти договоры приводит в исполнение. У меня была подруга из Пакистана, она так развелась (тоже из богатой и влиятельной семьи).
А свадьба да, очень интересно и красиво. Нам повезло. Свадьбы, в основном, организованы семьями, но молодые как-то это обходят. Нам сказали, что влюблённые даже находят способы быть вместе (хотя их за это могут убить родственники). Всё очень непросто, но и на западе так было не давно.
Загрузка...