Светлана Ледовская

На сопках Маньчжурии

12+
На сопках Маньчжурии

 1905 год. Маньчжурия, Мукден. Окопы 214-го пехотного Мокшанского полка.

- Тишина - то, какая! - горнист стягивает с головы фуражку, вытирает ею потное лицо и с тревогой смотрит на хмурое набрякшее небо. - Как перед грозой!

- Похоже, - соглашается капельмейстер и слегка кивает головой. – Душно сегодня.

- Не к добру это всё, - горнист пытается разговорить капельмейстера. - Десятый день в окружении. Чего дальше ждать, Ваше благородие?

- Сегодня приказ зачитали, - капельмейстер достает портсигар, медленно его открывает и берет папиросу, - на прорыв идем.

- Солдаты говорят, патронов нема! Как же так, без патронов - то? – изумляется горнист.

- В штыковой атаке патроны не нужны, - капельмейстер нервно постукивает папиросой по портсигару.

- Так япошки нас всех перестреляют, пока мы до них доберемся? - горнист ахает, а потом его взгляд останавливается на папиросе. - И курева совсем не осталось. Хлеб есть, а вот курева нема!

- Возьми, - капельмейстер протягивает папиросу горнисту и закрывает портсигар.

- Премного благодарен, Ваше благородие! - горнист улыбается, осторожно берет папиросу и внимательно её разглядывает. – Ух, ты! Офицерские «Боевыя»!

Капельмейстер молчит, горнист продолжает вертеть папиросу в руках, не зная, чтобы еще такое сказать. Оба явно тянут время, как будто этим можно избежать предначертанного им ужаса, хотя чувствуют, как часики войны неумолимо и неслышно тикают, каждому отмеряя свой срок. Разговор с неизбежностью возвращается к предстоящему бою.

- Ваше благородие, а оркестр, что будет играть? – интересуется горнист.

- Гренадерский марш, - по лицу капельмейстера пробегает улыбка.- Это мой любимый боевой марш.

- Так мы его только наполовину разучили! – удивляется горнист.

– А нам недолго играть. Приказано идти впереди, рядом со знаменем, - капельмейстеру становится немного не по себе от собственных слов.

- Ба! – восклицает горнист, - На штыки япошек с трубами?!

- Боишься? - капельмейстер искоса смотрит на горниста.

- А как же! - признается горнист. - А вы?

- Тревожно немного, - уклончиво отвечает капельмейстер.

- Жёлтые тоже наверняка в штаны наложат, - пытается пошутить горнист.

Капельмейстер слегка усмехается.

- Никак не пойму одного, - горнист озабоченно чешет затылок. - Все боятся, и все воюют!

- Судьба у нас такая.

- И у жёлтых?

- У нас с ними общая судьба. Кому она улыбнется, тот и останется жив.

- Жалко, Ваше благородие, что и не похоронят нас по-людски.

- Больше ни о чем не жалеешь?

- Жинку жалко. Погорюет, а потом другому достанется. Еще вот папироску офицерскую не успею спокойно выкурить.

Капельмейстер и горнист некоторое время молчат. Каждый думает о своем.

«Приготовиться к атаке!» - леденящим кровь шепотком проносится команда по окопам.

- Ну, Илья Алексеевич, мне пора! Не поминайте лихом! Может еще и свидимся. А если нет, хоть не забывайте нас! – говорит горнист и, пригнувшись, бежит к командному пункту полка, исчезая за первым же поворотом окопа. Навсегда...

                                                       ххх

После боёв в Маньчжурии из первоначального состава полка (почти 4000 штыков) осталось около 700 человек. Из состава оркестра (61 человек) в живых осталось только 7 музыкантов. За проявленное мужество все семеро были награждены георгиевскими крестами, Илья Алексеевич Шатров — офицерским орденом Святого Станислава 3-й степени с мечами.

После окончания русско-японской войны Мокшанский полк ещё целый год оставался в Маньчжурии, где Илья Алексеевич, однажды попав на гауптвахту, начал писать вальс «Мокшанский полк на сопках Маньчжурии», посвящённый погибшим боевым товарищам - единственный в мире вальс, посвященный павшим воинам. 

В сентябре 1906 года полк был переведён в Самару, где Шатров познакомился с педагогом и композитором О. Ф. Кнаубом. С его помощью была завершена работа над вальсом. Здесь же в Самаре в Струковском саду вальс был впервые исполнен перед публикой, духовым оркестром дирижировал сам Шатров. Поначалу публика достаточно прохладно встретила этот вальс, но уже через год граммофонные пластинки с его записями стали пользоваться большой популярностью. Впервые изданные в 1907 году, ноты вальса к 1911 году были переизданы уже 82 раза. После 1911 года название вальса сократилось, он стал называться «На сопках Маньчжурии».

В сентябре 2021 года в Струковском саду Самары была установлена скульптурная композиция, посвященная вальсу «На сопках Маньчжурии» и его автору Илье Шатрову. Перед аркой стоят две фигуры, символизирующие самого композитора и девушку, которую он приглашает на вальс.

Существует множество вариантов исполнения вальса. Приведу только два: Классический и Современный. Кто хочет послушать, могут перейти по указанным ссылкам.

« …хоть не забывайте нас!» – говорит горнист и, пригнувшись, бежит к командному пункту полка, исчезая за первым же поворотом окопа. Навсегда...

Всем здоровья и удачи!

+5
13:00
358
13:40
Ну вот, хороший пример современного расизма при описании событий произошедших более 100 лет назад)
18:32
+1
Спасибо за историю и ссылки. Эта музыка настолько красива, что в любом варианте звучит прекрасно.
Спасибо. Рады стараться!
06:19
+1
Хороший блог! Музыка очень понравилась!) Благодарю!
Спасибо. Писалось легко и с удовольствием.
08:06 (отредактировано)
+1
Когда слушаешь вальс в современном исполнении, стоит обратить внимание, какие добрые и красивые лица у музыкантов.
09:16 (отредактировано)
2005 год. Маньчжурия, Мукден. Окопы 214-го пехотного Мокшанского полка.
Быть может, ошибка в дате? Если это не альтернативная история
09:30
Ошибка. Это точно
Почему ошибка?
11:03
2005 год. Маньчжурия, Мукден. Окопы 214-го пехотного Мокшанского полка.

Почему 2005 год?
11:07 (отредактировано)
Исправил
11:10
Есть несколько точек зрения специалистов

Не совсем поняла здесь. Сомневаюсь, что есть какой-то специалист, который этот бой отнесет к 2005 году.
Чтобы не погрязнуть в анализе, я поставил 1905.

Да, так понятнее. Спасиюо за блог.
И вам спасибо за правильное замечание. Не доглядел.
09:30
Первая часть ( художественная часть) вашего блога — это ваша работа?
11:02
Очень здорово написали! Мне прямо понравилось!
11:19
Из первой, вымышленной, части выходит, что солдат жалел только о том, что похоронят его не «по-людски», что жинка к другому уйдёт, и что папироску не успеет выкурить.
11:21
Да, так и выходит. Мне эта часть напомнила «Порт — Артур» А. Степанова
11:29
Не читал. А что у Степанова тоже были удобные солдаты готовые умирать ни за что?
12:47
Роман опубликован в 1940-42
Конечно же советский солдат будет готов умирать потому что он солдат.
12:55
+1
Похоже, вы тоже не читали laugh
12:57
Я пробовал раза два. Название понравилось. Но термины и сам стиль заставили бросить, возможно я тогда был слишком мал для подобного.
13:04
Довоенный период. Тогда ещё были другие темы. Классовая вражда — вот что волновало.
Около блиндажа одной из батарей, занятых солдатами, прапорщик остановился. Его внимание привлекли громкие разговоры. Видимо, двое о чем-то спорили.

– Куда нам супротив японца воевать! У него все, а у нас голые руки, – с жаром говорил один.

– Это неверно! Есть у нас и пушки и ружья, а самое главное, есть русский солдат. Ни в коем царстве-государстве нет таких солдат, как у нас, в Расее. Не победить японцу нас никогда, – возражал другой.

– Русский солдат – не плохой солдат! Но офицеры, и особливо генералы, один другого дурнее. Одни говорит одно, другой приказывает другое, а третий только всех за все матерно ругает. Тут тебе и вся команда! Почему так происходит? Раскинь умом: тебе и мне эта китайская земля совсем даже ни к чему, а генералу, как война кончится, большую прирезку сделают, по тыще десятин, а то и поболе дадут… Выходит, есть генералу за что воевать. А нашему брату, крестьянину, кроме трех аршин да деревянного креста, ничего не причитается. А цел домой вернешься, с чем был, при том и останешься, ежели за налоги да долги помещику не заберут последнюю скотину и избу не опишут. За что же, спрашивается, солдату воевать? – продолжал первый голос.

– Неужто солдатам так ничего здесь и не дадут? – вмешался еще голос.

– Чтобы тебе дать, надо отнять у китайца, а их здесь, сам видел, – тьма-тьмущая. Ему самому тесно, а ты еще собираешься здесь поселиться. А за что ж китайца сгонять с земли? Он вроде наших мужиков; горб гнет, а доли не знает. Не тут солдату надо искать земли, а дома, у соседа помещика. У нас в деревне три сотни крестьян имеют пять сотен десятин земли, а один помещик – пять тысяч. У кого много, а у кого и ничего нет! Чем за тридевять земель отбирать пашню у китайца, проще по соседству забрать у помещика, – продолжал первый солдат.

– Смотри, как бы за такие слова тебе крепко не попало! – предостерег его кто-то.

– Все равно солдат до этого додумается. Не сейчас, так потом. Помещицкую землю крестьяне должны делить между собой, а не завоевывать своей кровью землю генералам да полковникам. Так-то, браток! – закончил первый солдат.

– Пора и спать, а то завтра чуть свет подымут, ежели только японец даст спокойно поспать, – отозвался второй солдат, и разговоры смолкли.

«Просыпается сознание народа, даром для него эта война не пройдет», – подумал Звонарев.
13:05
+1
Мне понравился роман. Все прочла быстро.
13:03 (отредактировано)
+1
Ну можно подумать, что русский солдат, воюя с Турцией или Фридрихом не готов был умирать и требовал отчет о том за что он умирает.
Было множество войн, которые не являлись оборонительными для страны. И для солдат с не вполне ясными целями. Я не думаю, что крестьяне, ставшие рекрутами и служившие 25 лет все воевали только, если понимали пользу от этой войны.
13:40
+1
Конечно-же мужчина который плохо представляет себе Турцию, Францию, Японию, и т.п. желает умереть за пролив, перевал, поле, чтобы царь владел еще большим количеством земель и подданых.
15:08
+1
Нет, не желал и нельзя так подумать, но это мало, что меняло в жизни рекрута.
13:09
+1
Удобные солдаты — это некрасиво вы сказали.
Можно подумать, что у обычного солдата было куча и еще маленько альтернатив. Нет, конечно, в армии были бунты, что в некой стпени подготовило первую революцию. Но были такие войны и до 1905 года, войны, когда Россия была инициатором и воевала на чужой территории. Тогда тоже солдаты были «удобными», а как же иначе вести внешнюю политику?
13:28
+2
это некрасиво вы сказали
Это к Автору претензии. Он показал солдата, как безропотного раба не ценящего свою жизнь.
15:09
Да, как раба. Так и есть.
15:11
Раб не желает умереть, иначе зачем ему жить)
15:12
ну тут никто и не говорил о желании умереть
15:14
Говорили о безропотных солдатах)
15:15
вот именно
08:02
+2
Спасибо всем, кто заглянул в мой блог.
Легкая дискуссия окончена, каждый из участников остался при своем мнении. По другому в реальной жизни почти никогда не бывает.
Теперь о Шатрове, и только о вальсе «На сопках Маньчжурии». Еще раз убеждаюсь, что великие творения, неважно в каком виде искусства, чаще всего рождаются в условиях глубоких потрясений и мучительных переживаний автора. Спокойная и размеренная жизнь убаюкивает и не очень способствует созданию произведений, перед которыми потомки снимают шляпу.
Всем здоровья и удачи!
Загрузка...
Ольга Силаева