Андрей Лакро

И снова о Байкале (день второй)

0+
И снова о Байкале (день второй)

Что же было дальше? Дальше – кожа начала облазить, но перед этим произошла ещё великая куча событий.

Мой, а точнее, теперь наш излюбленный пляжик – идеальное место для сов. То есть, не для жаворонков. Вечером песок до последнего ловит лучи закатного солнца и хранит его тепло практически до утра. Отсветы вечерней зари долго догорают в темнеющем небе, пока все до единой звёзды не займут свои веками выверенные места среди других себе подобных. Это время для задушевных бесед у костра, загадывания желаний под частые росчерки падающих звёзд и восхищённого тыканья пальцем в бездонное небо. Водка в это время не действует. Это я помню по давним-давним временам… А в этот раз мы просто тупо упали спать.

Так вот, вечер на этом пляже – для сов. А утро тоже для них же. Солнышко долго не выходит из-за лесистого склона горы, давая соням вдоволь выспаться на свежем воздухе, в тени и прохладе уютного палаточного мирка.

Но, как на зло, не спалось. И вправду, глупо спать на Байкале, ведь вокруг столько интересного! Пришлось вылезать из палатки. Вставайте граф, нас ждут великие дела!

Первым делом после завтрака мы отправились обследовать окрестности. Дальше берег снова практически лысый, обрывистый и обдуваемый всеми ветрами.

Через пару часов такие пейзажи немного поднадоели. И мы не торопясь пошли… опять в Хужир. А куда ж ещё? Там хоть люди, и что-то происходит. А ещё там магазин, а у нас хлеб кончался и печенье. И заварка.

А что б уж совсем не торопясь, пошли прямо по пляжу. Наша бухточка скоро закончилась отвесно уходящей в воду скалой, но там было не глубже метра и мы перешли вброд. То сеть, кто-то перешёл, а кто-то на ком-то переехал. Кстати, там под скалой небольшой, скрытый от посторонних глаз грот, который выходит прямо в воду.

И вот перед нами нескончаемая песчаная полоса, которая упирается прямо в скалу Шаманку. Вот мы прошли меньше половины и оглянулись назад.

А торопиться было абсолютно некуда! Поэтому мы купались на каждом шагу. Странная история! Как только подсохнут на коже капли байкальской воды, как снова хочется погрузиться в его прозрачные прохладные глубины! Не откажу себе в удовольствии похвастаться нашими самодовольными рожами!

Долго ли коротко, но мы опять добрались до нашей вчерашней бухточки и зависли там на добрых несколько часов. Погода начала портиться. Небо затянуло, но солнце всё равно жарило сквозь пелену полупрозрачных облаков. Было не жарко, но и не холодно. Было классно! И погода ничуть не мешала нам купаться и наслаждаться летом!

Как и всем остальным, включая вездесущих китайцев, умудрившихся испортить нам прекрасный кадр (который на заставке).

Наконец, и этот бесконечный кайф слегка надоел. Да и кушать захотелось. Поднявшись на косогор, чтобы двинуть в посёлок, мы обнаружили сидящего на краю обрыва и задумчиво обозревающего живописные окрестности… кого бы вы думали? Нашего знакомого словена! Рядом стоял и его мотоцикл.

Мы обрадовались друг другу, словно сто лет не виделись. Словен был без шлема и оказался молодым симпатичным светловолосым парнем.

– Красиво у нас? – начал я разговор.

– О, да! – восторг иностранца был искренним. Я важно кивнул, словно все вокруг принадлежало лично мне.

Потом мы немного поговорили о достопримечательностях. Оказывается, парень не знал о таком красивом месте и проехал мимо, но кто-то посоветовал ему вернуться. Далеко он не уехал, потому что завяз в дюнах, но и сейчас впечатлений ему хватило на долгие и захватывающие вечера рассказов дома, в своей далёкой и маленькой Словении.

– Словения – маленькая страна, – начинал свой разговор мотоциклист.

– Да-да, знаю! – тут же продолжал я, – Всего триста километров.

Парень улыбнулся. Мы сидели рядом над обрывом, любуясь пейзажем, и вели неспешную беседу, а дочь крутилась вокруг и швыряла в воду камушки.

– Рыбу-то пробовал? – спросил я.

– Да, да! Вкусно! Как называется?

– Омуль.

– Да, да! Омуль! Когда над дымом.

– Копчёный.

– Коп..?

– Коп-чё-ный!

– Коп-чё-ный. Копчёный, копчёный! Вкусно! Только дорого, сто двадцать рублей.

– Штука! – изумился я. – У нас в Ангарске дешевле.

– Почему? – изумился в ответ словен.

– Рынок. Спрос, предложение. Карл Маркс. Капитал. Читал?

Закивал в ответ, образованный, видать. Так и шла наша беседа, короткими односложными фразами, жестами, улыбками. Дочь висла на руке, ей наши разговоры были вообще до фени. Что бы ещё спросить?

– А в Словении как? – начал я старую песню.

– Словения – маленькая страна, – интересно, какой раз я это слышу? – И бедная.

О! Уже новая информация!

– Зато Югославия была большая и богатая, – возражаю я. Кивает в ответ. Я продолжаю наступление, – Зачем Югославию развалили?

– Я родился в восемьдесят пятом году, – словен стал серьёзным, – Мне было пять-шесть лет, когда всё случилось. Я не знаю, зачем…

Тема разговора ненадолго перешла на политику. В общем-то, мы быстро сошлись во мнении, что зря это всё, и мир во всём мире – это хорошо. Так и сидели рядышком, как братья-славяне, словен и я, а чайки носились над нашими головами, и где-то далеко под ногами слабо шелестели волны по неровным валунам.

– Ты себе сам готовишь или в кафе питаешься? – я сменил тему.

– У меня готовильник есть, – парень произнёс это слово с украинским «г».

– Готовильник? На газу?

– Что? Нет. Бензин. Здесь можно поставить палатку?

– Можно. Только обычно все идут немного дальше.

– Нет, там не нравится. Песок.

Оказывается, мотоцикл тяжёлый. Вместе со снаряжением весит триста килограмм. По песку идёт очень плохо.

– А у нас тоже есть готовильник! – как мне понравилось это слово! В русском нет аналога. Полевая кухня? Бензиновая горелка? – Берём котелок, разводим костёр – вот тебе и готовильник! Как неандертальцы.

Дочь засмеялась, парень не понял шутки. Не буду больше утомлять подробностями. Я даже не спросил, как зовут словена. Думал, если судьба ещё сведёт, познакомимся и обменяемся адресами. Но не судьба… Мы ещё виделись два раза, на другой день и перед отъездом. Он попадался навстречу на мотоцикле и радостно махал рукой. Но больше мы не разговаривали. Сейчас ты, надеюсь, дома. Ты есть у меня на фото, но слишком далеко. Видите внизу синяя палатка и человек над обрывом? А мотоцикл спрятался за палаткой.

Дорога домой была длинна. Через магазин, по дороге, по «короткой дороге». Я же знаю здесь каждый куст! Только кусты за десять лет стали деревьями.

Зато, тем вкуснее остатки борща и чай с настоящим байкальским чабрецом! Волна тем временем усиливалась и превратилась в небольшой веселящий шторм.

Закат в этот день угасал втихомолку, спрятавшись за покровом из рваных облаков. Интересно, что ветра не было.

– Знаешь, откуда берутся волны? – спросил я ребёнка.

– От ветра! – это теперь знает каждый ребёнок.

– А сейчас ветра нет, откуда тогда волны?

О! Об этом в школе не рассказывают! Пришлось проявить ум и сообразительность, открыв дитю страшную тайну про волны, ветер, солнце и воду, и вообще про нашу удивительную и замечательную планету. Закончил я философией.

– Видишь вон там еле заметный огонёк на том берегу? Это кто-то точно так же сидит у воды, смотрит на прибой и думает – интересно, а откуда волны берутся? Там волны, и здесь волны. Значит, они родятся где-то посередине. Там, где родятся волны – месторождение волн!

Я ещё немного попудрил мозги ребёнку – пусть учится абстрактно мыслить. Потом рассказал предание про омулёвую бочку, про ветер Сарму. Чёрт, иногда я могу быть чертовски интересным собеседником!

В итоге мы так и не дождались первой звезды. Был такой длинный день! Усталость от отдыха одновременно загнала нас в палатку. А ведь это был ещё не последний день на волшебном острове Ольхон…

+7
07:02
154
10:48
+2
ЗдОрово! Все знакомые места! У нас родственники в Иркутске и Ангарске — бываем иногда на Ольхоне — редко из-за очередей на паромы, но мне больше нравились Золотые пески недалеко от деревни Хадахан: огромный пляж с белым песком, очень тёплая вода и долгий заход. Родственники сказали, что их смыло, а там пляж просто Ипанема был!
15:52
+1
Во как!
Мир тесен.
Сейчас три парома, поэтому очереди намного меньше. Часа за три всяко-разно можно переехать. А я обычно выезжаю в пять утра и успеваю чуть ли не на первый паром. Там иногда сразу получается заехать.
Про Золотые пески слышал, хвалят. Но сам не бывал. Как-то Байкал больше привлекает чем Братское море.
18:49
+1
"То сеть То есть, кто-то перешёл, а кто-то на ком-то переехал".
«Чёрт, иногда я могу быть чертовски интересным собеседником!»
Практически всегда . thumbsup
Загрузка...
Владимир Чернявский