И снова о Байкале (день третий)

0+
И снова о Байкале (день третий)

День следующий на удивительном острове под названием Ольхон, что раскинулся в самой середине славного моря священного Байкала, отгородив своей гористой спиной студёные глубокие воды сурового озера от тёплых и ласковых заливов пролива Малое море. Все описываемые события происходят на северо-западном побережье острова, пологом и песчаном, вмещающим в себя сотни уютных живописных бухточек, окаймлённых разогретыми солнцем причудливыми скалами. Противоположный же берег настолько суров, что на всём своём протяжении имеет всего лишь два места, куда можно добраться по суше. Это падь Ташкиней, обращённая своим устьем прямо на восток, и труднодоступное селение Узуры в северной части Ольхона, где горы расступаются на подступах к морю красивейшей каменистой долиной, достаточно широкой для того, чтобы вольготно разместить несколько рыбацких домиков и метеостанцию со всеми своими премудрыми приспособлениями.

Кроме того, на острове огромное количество других достопримечательностей, это и странная розовая скала «Три брата», у подножья которой неслышно разбиваются далёкие пенные волны и выныривают из студёных вод любопытные мордочки нерп. Это, конечно же, самая северная точка – мыс Хобой, с которого в хорошую погоду открывается изумительный вид на Ушканьи острова и окружённые облаками скалистые вершины полуострова Святой нос. Это и древняя буддийская ступа на пустынном острове Огой, куда катают всех желающих многочисленные моторные катера.

Да что там, я могу целую книгу написать об этом чудесном и магическом месте и о своих путешествиях по здешним просторам. Вот здесь я пробил картер коробки у своей тогдашней «девяносто девятой», и дорога обратно оказалась очень долгой. Вот здесь ловил рыбу, там нырял с высокого круглого валуна, тут завяз в зыбучих песках, а неподалёку целый день бродил по таёжным дебрям, распугивая глухарей и изюбрей, в поисках таинственной горы Ижимей, самой высокой точки острова, где практически ещё не ступала нога человека, и только многочисленные козьи тропы испещрили труднопроходимые таёжные просторы вдоль и поперёк.

Но сейчас мы были далеки от этого. Нам было не до приключений. Мы просто отдыхали душой и наслаждались красотой природы и чистым воздухом.

И делали мы это снова в Хужире, на нашем полюбившемся солнечном пляже. Летом здесь интересно! Всегда что-то происходит, то театральный фестиваль, то рок-концерт, то мастер-класс по лепке изделий из глины, а то сразу несколько мероприятий одновременно. Но мы не особо интересовались культурной программой, хотя с любопытством взирали на настоящих бурятских шаманов, устроивших показательное камлание на самом магическом месте острова, конечно же, мысе Шаманка.

Большую часть дня мы провели, греясь в неге и расслаблении на нашем пляже, время от времени остужая разгорячённое тело в чуть прохладной воде. Ночью волны выбросили на берег целый ковёр из зелёных водорослей, которые мигом подсохли на жгучем солнце и яростно пахли морем и приключениями. Здесь я и прикорнул на тёплом песочке, а проснувшись, обнаружил себя наполовину красного цвета.

Когда надоело печься, словно курица гриль, мы решили облазить саму скалу Шаманку. Я знал, что когда-то внутри неё существовала сквозная пещера, и шаманы повергали в ужас простодушных бурятов, когда исчезали с одной стороны скалы, а потом неожиданно появлялись с другой. Напомню, что место это всегда считалось священным, и простым смертным вход туда был заказан. Но сейчас люди уже не боятся древних усопших духов, и мы радостно отправились на поиски этой таинственной пещеры. И нашли её! Что было вовсе не трудно, учитывая отполированную тысячами ног тропу в нагромождении каменных валунов. Сама пещера уже не так легко проходима, как раньше, но по-прежнему сквозна.

Стоя в прохладной внутренности горы, я попытался ощутить сакральный дух этого места. И тут я понял, что волшебство Малого моря не только в настоящем, но и глубоком прошлом. И когда обращаешь свой взор сквозь столетия, загадки древних народов, населявших некогда эти благодатные места, становятся ещё таинственнее.

Недаром мой земляк, иркутянин Виктор Шилов, проникшись этим духом, написал странные, но завораживающие стихи. Вот они:

Малое море

Малое море - акватория между островом Ольхон и берегом

Байкала.

По сути

широкий пролив с разноразмерными островами. На острове Угунгой

сохранились старые захоронения бурятских шаманов в виде каменных

лодок.

Словно брошены чьей-то рукой

Осколки земли.

Так уж кости легли

На этом поле.

Здесь обманчив покой,

И плывут корабли

В этой ближней дали

Под названием "Малое море".

На воду ложится туман,

И ночь настает.

Призраком бледным всплывет

Затонувшее судно.

Сипло кричит корморан*,

И колотушкою бьет

Давно истлевший шаман

В истлевшие бубны.

Черные птицы с белых скал

Падают в воду,

Белые рыбы в воде

Отражаются в небе.

Прибоя пенный оскал

Грызет породу,

И словно тысячу лет

Никто здесь не был.

Лишь кто-то там, в глубине

Ожидает свой срок,

Сквозь миражи и обман,

Сквозь времен быстротечность,

Когда каменные лодки

Повернут на восток,

И уплывут в океан

Под названием "Вечность".

*Корморан - баклан.

Если читать эти стихи, стоя на высокой скале и воочию наблюдая «прибоя пенный оскал». То становится немного не по себе, но ещё лучше, если предаёшься воспоминаниям в тишине тёмной комнаты, освещённой лишь мерцанием монитора. И тогда духи умерших древних шаманов проплывают перед внутренним взором в сторону востока на своих каменных лодках…

Но всё когда-то кончается, и шаманы, проходящие сквозь скалу, и даже четыре незабываемых дня на берегу сказочного острова Ольхон.

Тут я просто скомкаю концовку, как будто настолько грустно расставаться с островом, что слова застревают в горле. Я немного понырял в прозрачные глубины с шершавого тёплого камня прямо под входом в шаманскую пещеру, а потом мы снова вернулись на своё место, переночевали, проснулись, позавтракали и собрались в обратный путь. Вышли загодя, но на дороге нас сразу же подобрала попутка. Странно, я ничуть не удивился, как будто бы знал это. Вообще, вся цепь событий, приведшая нас на остров и благополучно вернувшая обратно, была как будто вызвана моей волей. Я ничего не знал точно, но был уверен, что всё у нас получится. И что дорога окажется без сюрпризов, и что с погодой повезёт, хотя дома в это время шёл сильный ливень, и что денег хватит аккурат на всё, что мы запланировали. Я даже знал, почему-то, что на обратном пути денег за багаж с нас не возьмут, хотя вёз тот же самый дотошный водитель и на той же машине, но с нас он даже билетов не спросил. Что это? Духи умерших шаманов?

Весь обратный путь ребёнок неотрывно смотрел в окно, но молчал и сосредоточенно думал о чём-то своём. А вечером мы уже были дома, пахнущие дымом, ветром и свободой, с красными, но довольными физиономиями.

На этом всё, извините...

+5
07:00
149
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...