Марк Антокольский: скульптор и творец

Марк Антокольский: скульптор и творец

Марк Антокольский по праву считается одним из величайших скульпторов. Он сумел вывести скульптуру из-под опеки живописи и придать ей самостоятельную ценность. По крайней мере так утверждают искусствоведы…

Ну а мы, простые зрители, при посещении Третьяковской галереи смотрим и восхищаемся его творениями. В фондах галереи хранится 26 его работ, из которых лишь 3 демонстрируются в постоянной экспозиции. Больше творений мастера можно посмотреть только на выставках, которые проводит ГТГ.

А работы Антокольского великолепны. Посмотрите насколько реальным смотрится Иван Грозный, сидящий на троне с книгой на коленях. А знаменитый посох просто прислонён к трону. И наряд впечатляет — исполнен с исторической точностью. Скульптура словно живой привет из прошлого.

Признание

С первого взгляда на скульптуру вы узнаете изображённую личность, настолько точно художник передал образ царя Ивана Грозного. К слову, мы могли никогда и не увидеть эту прекрасную работу. Профессора Академии художеств, где учился Антокольский, охарактеризовали её как вещь «далёкую от общепринятых канонов» и отказались рассматривать в качестве экзаменационной.

Однако молодому творцу повезло. Работа произвела огромное впечатление на великую княгиню Марию Николаевну, которая обо всем рассказала брату — императору Александру II. Ему она тоже понравилась и он приобрёл скульптуру для Эрмитажа за огромную сумму в 8 000 рублей. Работу в гипсе купил Кенсингтонский музей. К слову, эта скульптура стала первой, приобретённой европейцами в России. Понятно, что Академия не могла закрыть глаза на эти события. И в итоге присудила студенту Марку Антокольскому за «Ивана Грозного» высшую награду — звание академика.

Павел Третьяков тоже обратил на неё внимание и заказал копию для своей галереи. Скульптуру в мраморе приобрели в 1876 году.

Художественный критик, историк искусств Владимир Стасов так писал об этом творении молодого мастера: «Первый живой человек и первое живое чувство».

Марк Антокольский

По существу, Марк Антокольский совершил прорыв в реалистическое искусство. Он стал единственным, кто в последней трети XIX века поддерживал в русском обществе интерес к скульптуре. Мастерство скульптора он сумел поднять до самого высокого уровня.

Мне бы очень хотелось сравнить его с древнегреческими мастерами — Лиссипом, Праксителем и поставить с ними в один ряд. Да только до нас дошли лишь римские копии греческих мастеров… Зато Антокольского мы видим в подлинниках.

Марк Антокольский родился в городе Вильно, в районе Антоколь, название которого позже он превратил в свою фамилию. Происходил из сильно нуждавшейся семьи многодетного еврея-трактирщика. Судя по всему, жили они настолько плохо, что гораздо позже, когда уже известный мастер решил написать свою биографию, он исключил из неё детские годы, начав с поступления в Академию художеств. Он сказал: «Детство мое слишком мрачно, да так мрачно, что я с содроганием вспоминаю, а писать мне о нём тяжело. Я был нелюбимым ребёнком, и мне доставалось от всех…»

Отец мечтал сделать из Марка трактирщика или пристроить его к какому-либо прибыльному делу, а художественные склонности сына считал «опасным бредом». Более того, первый опыт творчества, выразившийся в росписи свежепобеленной отцовской печи, закончился жестокими побоями.

Вскоре отец определил сына в мастерскую позументщика постигать науку изготовления золотой и серебряной тесьмы. Только юный Марк оттуда сбежал и продолжил образование в мастерской резчика по дереву Тасселькраута, который стал его первым серьёзным наставником. Через год он уже делал рамы у другого мастера-резчика — Джимадра. Неизвестно, чем бы всё закончилось, если бы не удивительный случай. Юный резчик, увидев однажды репродукцию знаменитой картины Ван Дейка «Христос и Богоматерь», вырезал её в дереве. Работу увидела жена виленского генерал-губернатора А.А. Назимова. Она ей настолько понравилась, что женщина дала молодому человеку рекомендательное письмо к петербургской приятельнице баронессе Эдитт Федоровне Раден — фрейлине великой княгини Елены Павловны.

Учёба в академии

4 ноября 1862 года Марка зачислили в Академию художеств в качестве вольнослушателя. Рисовал он на тот момент довольно плохо, но зато был очень трудолюбив и все навыки компенсировал напряжённой работой. Сначала постигал ремесло под руководством профессора класса скульптуры Николая Пименова. После его внезапной смерти у Ивана Реймерса. На отчётной выставке 1864-1865 годов появились его «Портной» (1864) и «Скупой» (1865). Обе работы были удостоены серебряной медали, а за «Скупого» ему назначили стипендию в размере 29 рублей.

В Академии художеств Марк Антокольский пробыл семь лет. Там он подружился с Иваном Крамским и Ильёй Репиным. Успехи в учёбе окрыляли скульптора, но без денег жить было очень сложно. В первые годы пребывания в Петербурге он получал десять рублей стипендии из кассы «вспомоществования нуждающимся евреям», учреждённой банкиром Иосифом Гинцбургом. Чтобы не умереть с голоду, Антокольский работал в токарной мастерской, вырезая номера на бильярдных шарах из кости за несколько копеек, и лепил из глины амуров в стиле Пуссена.

Неграмотный творец

Впрочем, безденежье можно было пережить. Куда сложнее было с неграмотностью и этот факт сильно затруднял его общение с людьми. Дело в том, что он не только писал с многочисленными ошибками в русском языке, но и говорил не слишком правильно. В одном из писем он жаловался Владимиру Стасову: «Наша интеллигенция третирует меня как пешку. А почему? Право не знаю. Думаю, однако, потому, что я неправильно пишу (других грехов за мной не водится, кажется), точно будто уже доказано, что кто правильно пишет, тот правильно и думает». Известно, что, прежде чем отправить письмо, Антокольский давал его кому-нибудь проверить.

Ещё одним обстоятельством, серьёзно омрачавшим его жизнь, было российское законоположение, согласно которому еврейские общества имели право ловить всех беспаспортных евреев, принадлежащих к другому обществу, даже губернии, и отдавать их в солдаты в зачёт своей рекрутской повинности. Эти самые рекрутские наборы на долгие годы стали одним из кошмаров скульптора.

Так что спешный отъезд из Петербурга в Берлин летом 1868 года, прежде всего, объяснялся тем, что он боялся неизбежного провала на общеобразовательных экзаменах в Академии и отчисления. В этом случае молодой скульптор лишался законного основания для пребывания в столице и мог оказаться в солдатах.

Долой академизм!

В годы учёбы Марк Антокольский обратился к новой для скульптуры теме — быту городских низов. Именно тогда он создал жанровую композицию «Мальчик, крадущий яблоки».

В 1867-м скульптор работал над композицией «Инквизиция», местонахождение которой неизвестно. Зато известно, что молодой творец старался резко порвать с академической традицией построения формы. Впоследствии он возвращался к этому сюжету. На выставке в Академии, например, он представил гипсовый горельеф «Нападение инквизиции на евреев в Испании во время празднования ими Пасхи».

Обращался он и к русской истории. Подтверждением является статуя «Царь Иоанн Грозный». Именно с неё в жизни художника начался новый этап творчества.

Жизнь в Европе

Из-за слабого здоровья Марку Матвеевичу Антокольскому было рекомендовано сменить климат, и в 1871 году он переехал в Европу. В Россию приезжал лишь наездами.

Однако он не изменил идеалам и в своём творчестве продолжал развивать тему мучеников за веру и убеждения. Скульптора волновали их судьбы, гуманизм их учений и трагическая невозможность достижения цели.

Экспонировавшаяся на Парижской Всемирной выставке 1878 года скульптура «Христос перед народом» (1876) стала подлинным триумфом мастера. Он был удостоен Большой золотой медали и ордена Почётного легиона. Вскоре его избрали почётным членом многих западноевропейских академий: Берлинской, Венской, Лондонской и других.

Исполненная по заказу Павла Третьякова статуя «Христианская мученица. Не от мира сего» стала последней среди образов «мучеников за веру». В 1889 году скульптор создал «Нестора-летописца». В 1891 году он завершил ещё две работы: майолику «Ярослав Мудрый» и бронзовую статую «Ермак».

Взлёты и падения

Творчество сочеталось у Антокольского с общественной работой. Переехав в 1877 году в Париж, скульптор оказался вовлечён в благотворительную деятельность созданного там «Художественного общества». Он всячески помогал приезжавшим туда русским художникам, находил для них мастерские, договаривался о продаже картин и, если мог, ссужал деньгами…

Кроме того, Мрак Матвеевич много писал. Известны его статьи по вопросам искусства в «Санкт-Петербургских ведомостях», «Неделе», журнале «Искусство и художественная промышленность». В «Вестнике Европы» в 1887 году была опубликована его «Автобиография». Незадолго до смерти он написал роман «Бен-Изак» — хронику из еврейской жизни.

В конце жизни с ним произошло то, чего он боялся всю жизнь. В 1901 году скульптор вынужден был распродать на аукционе в Париже свою коллекцию антикварных вещей и некоторые собственные произведения.

Марк Антокольский прожил 59 лет, изведал взлёты и падения, неудачи и триумфы, нападки недоброжелателей и поддержку друзей. Живя на чужбине, он работал для России, не приняв ни одного заграничного заказа, и мечтал вернуться. Его желание исполнилось лишь после смерти.

Скончался Антокольский вечером 26 июня (9 июля) 1902 года во Франкфурте-на-Майне (по другим источникам — в городе Бад-Хомбург) от болезни желудка. Был похоронен в Санкт-Петербурге на Преображенском еврейском кладбище. Его могилу и надгробие можно найти недалеко от въездных ворот. Он был человеком верующим и до конца своих дней соблюдал традиции иудаизма. На надгробном памятнике изображены менора, свиток Торы и Звезда Давида. Также установлен бронзовый бюст Антокольского работы его ученика И. Я. Гинцбурга.

марк антокольскиймарк антокольский

+5
12:35
147
16:17
Очень интересно, всегда восхищалась его работами! rose
20:23
работы у него и верно прекрасные!
20:30
Спасибо большое!
21:00
благодарю за внимание
Загрузка...