НФ2022 № 465

Содержание:
Интересный рассказ. Очень неплохой стиль, богатый лексический запас.
В начале не совсем понятно, что Павел разговаривает сам с собой, но, возможно, автор так и задумывал. Опять же о том, что Павел является членом некоей группы, борющейся за права человека, сказано лишь косвенно. И создаётся впечатление некоего героя-одиночки.
Основной вопрос, возникающий при чтении рассказа, заключается в неясности идеи.
По заявлению Гофолии, человек нуждается в сверхъестественном, в мистике. Но действительно ли создание рук человеческих – машина, робот – может претендовать на эту роль? Ведь мистические – это непознанное и, возможно, непознаваемое, машина же человеком явно познана, раз им же самим и создана. В тексте нет указаний на самозародившийся разум Машины, следовательно, остаётся предположить, что имеющийся разум Машины – также набор созданных человеком программ.
Если бы Гофолия педалировала очевидные вещи, с которыми «Разум» справляется лучше людей (жизнеобеспечивающие, рабочие функции), было бы логичнее. В целом теологическая направленность разговоров Павла с машиной кажется мне нарочитой и не вполне обоснованной. И не понятно, на основании чего Павел меняет своё отношение к «Разуму» («… почувствовал, что ты – Бог»). Написано, что он капитулировал перед доводами Гоф, но перед какими? Ведь она, по сути, не говорила ничего, что сам Павел ранее не продумывал. В чём выразилась божественность Машины? Создаётся впечатление, что рассказ создавался для того, чтобы автор смог продекларировать свои взгляды на мироустройство и природу человека. Однако этим взгляды так и не стали ясны в контексте рассказа.
Кстати, упоминание о том, что Павел ненавидел людные места, а потом о том, что он был вынужден ходить в магазин, тоже странно. Неужели отсутствует автоматическая доставка продуктов?
Повествование:
Почти весь рассказ – диалоги Павла с Гофолией, и это, если честно, несколько утомляет, особенно если учесть несколько пафосно-канцелярский стиль, в котором они общаются.
Действия мало. В процессе избиения Гоф Павел вдруг осознаёт, что бьющие её – «мразь». Как и он сам. И не только потому, что она в чём-то (в чём?) убедила его, но и потому, что «ведь она – его друг, его подруга. Глубокое дремучее чувство взывало из недр души: моё, моя!». Когда она стала для него другом? За долгими разговорами как-то потерялись чувства Павла, изменение его осознания.
В общем, рассказ вызывает неоднозначные впечатления. С одной стороны, не очень понятная глубинная идея. Если принять за неё достаточно явно показанный в конце тезис «Люди создают богов, чтобы потом их убить», то к чему она ведёт, к чему призывает? С другой стороны, написано хорошо и мысли высказаны неординарные.
Текст достаточно грамотный, хотя вычитка всё же требуется – есть опечатки, присутствует неединообразие в плане тире и дефисов, кое-где пропущены знаки.
В целом – спасибо автору за рассказ. И дальнейших успехов!
0
22:27
10
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...