Анна Неделина №1
ruslan2024

ruslan2024 12 дней назад

0
Репутация
1
Рейтинг
ruslan2024
  • Регистрация: 18 дней назад

Анкета

Возраст:
60 лет

О себе

После смерти супруги непроизвольно начал писать. Не берите сильно в голову значение аббревиатуры псевдонима, он был создан "случайно" 18 лет назад, соединением двух начальных букв имён. Моей "умершей" супруги (Гу....) и моего имени (Ру....).

 Нет силы выше на Земле, чем сила слов,

Тот псевдоним, что мерит жизнь этой книги,

Соединение двух имён и двух миров,

Создателей сей неземной интриги.

Портфолио писателя:

Бессмертие, Человечество, Россия – глазами умерших

https://www.litres.ru/book/guru-8794553/bessmertie...

Ключ Человечества к Золотому Веку – Россия!

https://www.litres.ru/book/guru-8794553/kluch-chel...

Сострадание – путь к Богу

https://www.litres.ru/book/guru-8794553/sostradani...

Исповедь мертвеца. Бессмертие, или Правда о Смерти

https://www.litres.ru/book/guru-8794553/ispoved-me...

Исповедь грешника: Бессмертие, или Любовь после Смерти

https://www.litres.ru/book/guru-8794553/ispoved-gr...

Любовь после Смерти. Любовная лирика

https://www.litres.ru/book/guru-8794553/lubov-posl...

Рубаи

https://www.litres.ru/book/guru-8794553/rubai-1879...

Исповедь с Вечностью

https://www.litres.ru/book/guru-8794553/ispoved-s-...

Исповедь с Вечностью – II

https://www.litres.ru/book/guru-8794553/ispoved-s-...

Исповедь с Вечностью – III

https://www.litres.ru/book/gu-ru-30816521/ispoved-...

Контакты

Звания и Награды

Звания:
Званий нет
Награды:
Наград нет
Подарки:
Подарков нет

Стена пользователя

Загрузка...
18 дней назад
#
Весь нижеразмещённый текст взят из моей книги «Исповедь с Вечностью».

www.litres.ru/book/guru-8794553/ispoved-s-vechnostu-64201158/



***

Не всё, что видим, можем знать, как и не всё, что знаем, способны разглядеть.

***

Я хотел бы рассказать вам об одном случае, который произошёл со мной 9 лет назад. Этот случай перевернул мою судьбу, точнее, переместил её с небесного плана в земной. Основная доля книг, написанных мной, увидела свет до этого события.
Дело было зимой, заканчивался 2011 год, год кота или кролика по восточному календарю (это был мой год по гороскопу). То, что со мной произошло, говорит о том, что, скорее всего, это был год кота. Я шёл домой. Зашёл в подъезд и подошёл к железной двери, которая огораживает общий с моими соседями тамбур. Так вот, собираясь открывать дверь, я обратил внимание на чёрный комок, лежащий под дверью. Сначала я его принял за варежку, потерянную кем-то. Моя левая нога приподнялась, чтобы отшвырнуть эту варежку в сторону и..., как будто по чьему-то приказу — замерла в воздухе. Глаза пригляделись и заметили что-то необычное. Сейчас я уже в годах, но и тогда мне было не мало, 48 лет. Зрение уже начинало «садиться». Я пригнулся, чтобы рассмотреть этот комочек и замер от удивления. Комочком оказался..., недавно родившийся чёрный котёнок. Он был настолько мал, что у меня не было сомнений, родился он сегодня, вчера, позавчера, не раньше. Глаза закрытые, пищать ему, скорее всего не давал холод, который сковывал его в таком предсмертном поцелуе, в каком замерзают люди на морозе, засыпая и умирая.
Честно признаюсь, я не знал, что мне делать. У меня нет такой особой любви к животным, и мне никогда в жизни не приходилось держать их дома. Машинально я положил его на пол, у входа в лифт. Сам же, прикрыв железную дверь настолько, чтобы мне был виден обзор лифта и котёнка, стал наблюдать, в ожидании того, что, быть может, кто-нибудь пожалеет и заберёт это милое существо с собой. Прошло определённое время, люди входили, выходили, но, кому какое дело до чёрного комочка, который и в глаза то бросается не сразу. Но вот к лифту подошла бабушка с внучкой, приблизительно пяти, шести лет от роду. «Ой, бабушка, какой красивый котёнок, давай заберём его с собой» — с удивлённой радостью произнесла девочка. «Нет, он грязный, заразный, пойдём быстрее» — оттянула бабушка внучку. Я понял, это приговор маленькому созданию, если уж такое не помогло. Да и ждать более было рискованно, котёнок замерзал на глазах. Это сейчас наш подъезд довели до ума. Сделали ремонт, поставили железную дверь с домофоном, провели отопление, а в те годы температура в подъезде была чуть выше температуры на улице, потому что деревянная дверь у входа в подъезд, из-за наледи, не всегда закрывалась до конца. Делать было нечего, я взял коробку в тамбуре, положил туда котёнка, занёс домой и пристроил эту коробку к батарее, чтобы котёнок согрелся.
Прошло не так уж много времени, и мне надо было выйти из дома по делам. Но открыв железную дверь, я обомлел. Передо мной стояла взрослая чёрная кошка, а рядом на полу лежали три маленьких чёрных котёнка, видать, она родила их в подвале и принесла сюда. Я смотрел на эту кошку определённое время, она своим взглядом, будто гипнотизировала меня. Такой умный и в то же время, душераздирающий, умоляющий взгляд в её глазах, будто перед ней стоял Бог, от которого зависит вся её жизнь. У меня не было выбора, я зашёл домой, взял коробку с котёнком у батареи, и, положив остальных котят в коробку, сказал кошке: «Ну, делать нечего, пошли». Приставил коробку к батарее, кошка расположилась рядом.
«Чем же накормить тебя» — глядя на это милое чёрное создание, думал я. Принёс ей сваренные рожки. Это было время, когда я, особо не задумывался о еде. Толкал в желудок что попало, лишь бы он работал. Кошка принюхалась и отвернулась. Я понял, она это не ест. Сходил в магазин, купил солёную селёдку. Признаться, в то время я себе не мог позволить подобного деликатеса, дочь у меня училась в ВУЗе на платной основе, и экономил я на себе так жёстко, что до сих пор не верится, что это было со мной. Я мог прожить на 300 рублей в неделю, тогда как прожиточный минимум составлял 2 500 — 3000 рублей в месяц. С тех пор у меня это осталось в крови, жёсткая экономия на себе. И как перебороть это, не знаю до сих пор. Но вернёмся к моим гостям. «Ну, если ты это не ешь, тогда я не знаю, чем тебя кормить» — с этими словами я подозвал её к двери и продолжил: «Иди и ищи еду себе сама». Она вышла, я закрыл за ней дверь. На вид, это была ухоженная кошка, похожая на домашнюю. Может, кому надоело плодить её потомство в своём доме, может иные обстоятельства, не важно. Главное я знал, идти ей с котятами было больше некуда.
Когда ей надо было попасть в моё жилище, она мяукала перед железной дверью. Через две двери, я, каким-то чувством слышал её мяуканье. Иногда, даже не слышал, просто чувствовал, что она пришла и стоит там, в ожидании того, что я открою ей дверь. Частенько уходила по ночам и приходила под утро. Вид у неё не был измученным, где-то она находила еду, кто-то её кормил. Когда я открывал ей дверь, она шла прямиком к коробке и прыгала к своим котятам. Интересно было наблюдать за ней. Я никогда в жизни не видел, как кошки вылизывают своих котят. То есть видел, но не обращал особого внимания на то, как она их облизывает. В коробке не было следов испражнений котят, она вылизывала, мыла их своим языком. Это действие тронуло меня до глубины души. Может, где я и видел по телевизору подобное, но вживую, в первый раз. Сама же она, по этим делам ходила на улицу. Вставала у двери и мяукала. Каким-то чувством я чувствовал, куда ей надо, надолго ли.
Я сидел в зале на диване, передо мной стоял журнальный столик, на котором я писал очередную книгу. Был включен телевизор, который смотрела в основном кошка. Телевизор в то время я толком не смотрел, просто он работал, чтобы в доме присутствовала живая атмосфера. Признаться, чуть больше года я вообще жил без телевизора. Продал его (в купе с другими вещами из дома), чтобы оплатить учёбу дочери. Как-то в разговоре с тёщей затронул эту тему, и она отдала мне, пылившийся у неё в веранде старый телевизор советского образца «Таурас» (громоздкий, диагональ 66 см.). Притащил его на санках к себе домой. Но вернёмся к нашей «телезрительнице». Она смотрела телевизор, лежа рядом с коробкой в позе сфинкса. Я поглядывал, то в тетрадь со своей писаниной, то на неё. В какой-то момент, глядя на неё, я пожалел, что я не кот. Столько было необыкновенной красоты, грациозности в её, сидящей в позе сфинкса фигуре, что я не мог налюбоваться. «Господи — подумал я — ведь они намного счастливее нас, людей». Что-то было в образе этой кошки мне родным, хоть я и не понимал, что именно. Родным до такой степени, что дай мне выбор, я не променял бы это прекрасное создание, не только на некоторых своих знакомых, но, и даже на некоторых своих родственников. Было в ней что-то своё, родное, чего я просто не видел зрением, но чувствовал сердцем и душой.
Спал с моими «квартирантами» я в одной комнате, на том же диване, на котором и сидел, работая с книгами. Но комнату эту я закрывал всегда. Дочь, не слишком приветствовала мою затею, у неё аллергия не на самих животных, а на их шерсть, пух. Иногда кошка вставала у двери комнаты и мяукала. Я понимал, что ей надо выйти, но открыв дверь, видел, что она шла не в сторону входной двери, а, напротив, в остальные комнаты. Я шёл следом за ней и наблюдал, как она изучает дом. Всё норовила попасть в комнату моей дочери, которая тоже была закрыта. Побродив с ней некоторое время, я звал её назад, в комнату с её детьми. Не очень охотно, она шла обратно, иногда приходилось брать её в руки и относить к котятам, которые взрослели на глазах. Через несколько дней у них открылись глаза, спустя ещё некоторое время я выпускал их ненадолго, порезвиться в комнате. Особое, душевное удовольствие мне приносило взаимоотношение кошки с котятами, их игры друг с другом, иногда с матерью, которая относилась к этому спокойно, без особого раздражения, понимая, что это дети, и игра для них, это особый промежуток их жизни, который они должны пройти. «Боже мой, много ли для счастья надо?» — думал я, глядя на это счастливое семейство. Предложи мне в это время, поменяться жизнями с кем-нибудь из этих котят, я не раздумывал бы ни секунды. А лучше, конечно, превратиться в кота, в чёрного кота и быть избранником этой необыкновенной богини. В то время, я видел мир их глазами. Мы жалеем их, считая их естество и жизнь скудными, неразумными, в какой-то мере обделёнными. То же самое они чувствуют и в отношении нас, иногда не понимая, зачем мы делаем то, что нам не нужно.
Прошло недели три, котята взрослели на глазах, быстро. Комнаты уже явно не хватало для их игр. Чтобы не раздражать дочь, я переместил их в тамбур, в котором, в отличие от подъезда было тепло настолько, что даже клубни хранившегося там картофеля быстро прорастали. Температура в тамбуре была немного ниже, чем в доме, но намного выше, чем в подъезде. Так что им там было даже раздольнее и вольнее. От недовольства дочери я огородился, на смену чему пришло недовольство соседей. Тамбур у нас большой, около 10 квадратных метров. Вещей в тамбуре хватает, в основном, это вещи соседей. Вот и объясни потом потрёпанные тапки или ещё что-либо порванное. Ведь котятам не объяснишь, что нельзя трогать чужие вещи. Приходя иногда с работы, улыбался, глядя на этих безобразников. То один из-под шкафа выглянет своей милой мордашкой, то другой высунет голову из чьей-нибудь обуви. Благо, соседи у меня нормальные, культурные. Сильно не доставали претензиями, но и длится, это долго не могло. Но, выстави я своих чёрных квартирантов за дверь, не выживут, шёл февраль месяц, был бы хотя бы март, апрель. И тут, навстречу моим переживаниям, пришло решение проблемы. Соседка сказала, что у них на работе, есть и кошки и собаки, и сотрудники их там подкармливают. И, если я не буду возражать, кошку с котятами можно забрать туда, где они точно не пропадут. Я согласился и отдал своих «квартирантов» в добрые руки, одновременно, успокоившись за них, и в то же время, испытывая чувство обездоленности, какое чувствуют те люди, от которых, по независящим от них причинам, съезжают родные, близкие люди. Так и закончилась моя «одиссея» с чёрными котами, после которой во мне полностью переменилось мнение, относительно их «коварного» появления на пути. Когда мне переходит дорогу чёрная кошка, я не останавливаясь, машинально, инстинктивно, плюю через левое плечо и понимаю, что мне дают знак «будь внимательным, впереди может быть опасность».
Через пару месяцев у меня появился первый в моей жизни компьютер. В материальном плане я стал жить лучше, поправился. Немного, не сильно, но всё же изменилось моё отношение к еде. Помню, до этого случая, дочь как-то случайно увидела меня полуобнажённым, без рубашки. Без сострадания смотреть было невозможно, одни рёбра торчали. Дочь слегка прослезилась. После этого случая, я начал чувствовать связь с земным. Будто меня переместили с небесного плана на земной. Привычки мои стали меняться. Будто до этого моё сознание жило жизнью какого-то священника, который тянул весь уклад моей жизни только в свою сторону. Теперь его, будто немного потеснили, объяснив, что нельзя жить полноценно жизнью, которой ещё нет. Всему своё время! И самое главное, я понял, осознал, что не всё моё счастье ушло за границу смерти. Пятьдесят процентов этого счастья осталось со мной на Земле, в виде моей дочери.
Признаться, до встречи с моими чёрными временными квартирантами я жил, душой, отшельником. Во мне до сих пор живёт это чувство, но после того случая, как в мою жизнь ворвалась таинственная гостья со своим потомством, это чувство немного поубавилось. В таком «отшельничестве» я принял странную сторону творческой стези. А именно, как многих людей мучает жажда славы, меня мучает обратное чувство. Не то, чтобы отвращение к славе, не то, чтобы боязнь, а неприязнь излишнего внимания к себе. Что-то вроде антиславы (хотя, признаться, в самом начале «моего» творчества было всё наоборот). Потому меня и устраивали безмолвные комментарии к отрывкам из «моих» книг, которые я выкладывал в интернет. Но одно дело, когда ничего не пишут, другое, когда пишут гадости. Обычно, меня этим не заденешь. Защиту предоставляет тот, кто помогает мне писать. Ответив на очередной укус читателя в интернете, я вышел на улицу, подышать свежим воздухом. Мимо проходил пожилой человек с маленькой девочкой, лет шести, семи, наверное, это была его внучка. Они проходили мимо, но вдруг девочка свернула в мою сторону. Она подошла и встала рядом со мной. Только тогда я заметил, что девочка больна. Это не физическая болезнь. Скорее, это состояние души. Это ангелы Божьи в человеческой плоти. Поверьте, я осознаю свои слова, потому как немало в своей жизни видел таких детей. У старика был доброе и виноватое лицо. Девочка, то переводила взгляд на меня, то тыкала пальцем в стену. Я чувствую, когда мне подают знаки. Незадолго до появления моих чёрных квартирантов у меня был знак. Когда я выносил мусор, возле мусоросборника лежала собака. Вид у неё был до такой степени жалкий и убогий, что я, невольно выпустил слезу из глаз. Может я и видел когда что-либо подобное, скорее всего, видел, но не обращал внимания. Пёс, будто лежал в ожидании смерти. Точнее не скажешь. Я сходил в магазин и купил ливерную колбасу, которую, как бы стыдно не было признаться, в то время я не мог позволить, даже себе. Вернувшись к псу, я поднёс эту колбасу к его носу. Он обнюхал её и опустил голову. Я раздавил колбасу своей обувью так, чтобы она приобрела вид, вроде паштета и дал вновь попробовать бедолаге, ощутить запах еды. На этот раз, пёс начал слабо, но жадно есть. Я смотрел на того пса и удивлялся, насколько благосклонна, оказывается, жизнь относится ко мне. На следующий день я снова купил ливерную колбасу и подошёл к тому месту, где лежал пёс. Его, уже там не было. Конечно не сразу, но я осознал, что это была не простая собака, а знак, через который судьба меня проверяла на милосердие.
Но вернёмся к нашей девочке. Она стояла и не уходила, то, глядя на меня, то тыкая пальцем в кирпичную стену. Мне хотелось им что-то сказать, но я боялся причинить боль лишним словом. У меня не было ничего с собой, даже денег. Но деньги, скорее всего, обидели бы старика, который просто прогуливался со своей внучкой. Иногда, излишнее внимание может обидеть и напомнить о горе. Скорее всего, и в интернете, люди из вежливости и сострадания, стараются лишний раз не тревожить меня комментариями к «моим» книгам, в которых они (как и я, в случае с этой девочкой) не знали бы, какие слова найти.
Долго так стоять, уже и я не мог. Открыв ключом домофона железную дверь, которую установили после истории с моими чёрными квартирантами, я вошёл в подъезд. Не успел подойти к своей двери (живу на первом этаже), как услышал бесперебойный, не сильный, но слегка интенсивный стук в железную дверь. Я вернулся и открыв дверь подъезда, увидел лицо девочки, которая смотрела на меня счастливым взглядом. Она улыбалась. Не знаю, зачем она стучала в дверь, это была она, там больше никого не было. Её дедушка стоял у дороги, в метрах пяти от нас. Стоял и улыбался, глядя на свою внучку. Улыбнувшись ей в ответ и кивнув головой её дедушке, я закрыл дверь и пошёл домой, где не сразу понял, — что же это было.
Через детей, особенно через больных, нам подают знаки. Через животных, у которых особенно развита структура экстрасенсорики. Я понял, что меня, через эту девочку, хотели поддержать. «Ты не один» — чувствовал я голос души. «Всю свою жизнь ты увидел через людей и дальше в людях зри силу, которая будет тебе помогать, бороться со злом. Потому как не только через тебя говорит истина, но и через других людей, которые тоже служат добру. Зло может причинить вам боль, если вы не защищены добрыми людьми».
Меня всегда и мучает и успокаивает одна мысль. Что было бы, если бы первым умер я, а не моя супруга? Мучает, не приведи Господь, — что бы ей пришлось испытать? Одновременно и успокаиваюсь, — Слава Богу, что первой ушла она. Пожелать, пройти такое женщине… Я не смогу подобрать слова, чтоб объяснить это. Это всё равно, что похоронить своего ребёнка. Смерть любимых тем и сложна, что «уходя», они забирают половину нашей души, оставляя свою половину в нас. В этом и причина того, что горе утраты не забывается. Время не лечит. Оно всего лишь уводит скорбящего всё дальше и дальше от эпицентра «ядерного взрыва», где действие «радиации» (боли) уже не так сильно. Но с тем «облучением» (с той болью), что успел схватить человек, ему уже жить… до конца земной жизни.

Достойные внимания