Надежда

Автор:
Наталья Кохановская
Надежда
Работа №250
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен

Коленями - на жесткий подоконник,

И в форточку - раскрытый, рыбий рот!

Вздохнуть... вздохнуть...

Так тянет кислород,

Из серого мешка, еще живой покойник,

И сердце в нем стучит: пора, пора!

И небо давит землю грузным сводом,

И ночь белесоватая сера,

Как серая подушка с кислородом...

Часть 1 «Скамира»

Передвижная космическая станция «Скамира» десять лет верно служила человечеству и бороздила бескрайние космические просторы. За исправной работой станции следил сорокалетний капитан космических войск и бессменный руководитель Летов Савва Александрович.

Еще пару лет назад на станции было куда веселее, когда команда трудилась в полном составе. Но штат стремительно сокращали, вскоре Летов остался один. Последние два года у него была одна задача – поддерживать станцию в рабочем состоянии, и день за днем Савва исправно выполнял работу.

Впечатляющие звезды, проносящиеся мимо кометы, летящие метеориты, невероятные смешения разноцветных газовых облаков, необъяснимые и непонятные человеку явления – Савва с восторгом наблюдал множество вещей, которые будет помнить до конца дней!

С годами работа перестала приносить радость, каждый день повторялся: проверка систем, тестовые запуски, обход станции. День за днем, замкнутый круговорот. Все чаще находила тоска, еще бы, когда на миллиарды километров нет ни одной живой души, а впереди ждал бесконечный космос, полный недосягаемых тайн и загадок.

В очередной раз Летов закончил тестирование искусственной гравитации, прослушал голос компьютера, сообщивший о том, что системы работают исправно, на этом рабочий день подходил к концу. Тогда Летов садился в капитанское кресло и включал вещательный канал, где можно посмотреть любые передачи из дома. Через несколько секунд в центре комнаты управления полетом появилась голограмма девушки в полный рост – утренние новости.

Миловидная особа с рыжими кудряшками вела прямой эфир:

- Добрый день. С вами я, Дарья Стрельцова. Мы ведем репортаж с космодрома «Восход». Сегодня было официально объявлено о сокращении космических войск, переводе военнослужащих в запас, а главное – о закрытии всех действующих космических программ…

Репортер говорила что-то еще… Но Летов не слышал дальнейших слов. Снова и снова в голове прокручивалось «закрытие космических программ». Капитан прикоснулся к сенсорному пульту и выключил девушку-голограмму в один миг. В комнате управления воцарилась привычная космическая тишина.

Савва перевел взгляд на огромный наблюдательный иллюминатор, за которым была чернота и вечно мерцавшие звезды.

- Вот и все. Подошел к концу наш полет… - в пустоту произнес Савва и глубоко вздохнул.

Капитан Летов лучше всего помнил свой первый полет. Это было фантастическое путешествие. Вся страна с трепетом наблюдала за стартом первого дальнезездного корабля, который должен был преодолеть сотни световых лет, пришвартоваться к мобильной станции «Скамира» и на ней исследовать предположительно пригодные для жизни человека планеты.

Дни на станции «Скамира» сочтены, Савва прекрасно это понимал. В конце недели пришел приказ.

«…Командиру передвижной галактической станции «Скамира», капитану космических войск Летову Савве Александровичу в срочном порядке произвести полное отключение станции и вернуться на космодром «Восход» в течение пяти рабочих дней».

Десять лет назад капитан Летов был в числе первопроходцев, которым предстояли величайшие свершения. Амбициозные ученые, энтузиасты космонавты, дружный и слаженный коллектив. Было множество планов и надежд, возлагаемых на команду.

Летов совершил последний обход станции, заглянул в каждый пустующий отсек, зная, что больше не пройтись по узким коридорам, не проверить герметичность шлюзов, не протестировать системы. Не видать чудесных звезд, не бороздить космические просторы. Придется забыть о своей ежедневной работе, которую капитан исправно выполнял много лет подряд.

Завершающим этапом стала подготовка корабля, пришвартованного к станции, к отправке на землю. Всего через пару дней на автономной станции «Скамира» было отключено питание, в каждом отсеке погас свет, и огромная машина повисла в космическом пространстве мертвым металлическим грузом. Капитан Летов отправился на дальнезвездном корабле к такой далекой и ставшей чужой – Земле.

Часть 2 На земле

Прошел месяц с тех пор, как капитан Летов вернулся в свою однокомнатную квартиру. Здесь ничего не изменилось: серые стены, скудная мебель и унылый неменяющийся вид из окна многоэтажки.

Ему еще повезло иметь собственное жилье, которое полагалось каждому служащему в космических войсках. Миллиарды людей ютились в тесных и душных комнатках по несколько семей. Дома Савва остро ощущал, что на земле было слишком много людей, а среди звезд гораздо уютнее и спокойнее. Мир стремительно умирал, переполненная планета задыхалась. Дни тянулись гораздо дольше, чем на «Скамира», здесь капитану было совершенно нечем заняться, здесь он был ненужен.

Дома ничто не приносило радости, одна тоска, необъяснимая, бесконечная словно космос, раздирала изнутри. Было единственное желание - вернуться к звездам. Савва не сомневался, только в космосе можно найти спасение, как для него, так и для человечества, а решение закрыть все программы по освоению космоса это главная ошибка правительства.

Летов был не один с подобными мыслями. Однажды утром капитана разбудил почтовый звонок, сообщение пришло на закрытую линию для военнослужащих, поэтому Савва сразу прочел его:

«Уважаемый Савва Александрович! В понедельник состоится собрание служащих космических войск. Просим Вас принять участие.

Зорина Влада Сергеевна».

Никаких подробностей, далее указывался адрес. Возможно, Летов бы и проигнорировал подобное приглашение, но подписано оно не каким-то завлекалой-маркетологом, желающим продать очередную ненужную вещь, а самой Зориной. Первый пилот дальнезвездных экспедиций - Влада Сергеевна, настоящая знаменитость среди космонавтов! Прийти на собрание однозначно стоило.

Наступил долгожданный понедельник. Летов надел очистительную маску, в которой встроенный чип автоматически регулировал подачу кислорода, анализируя его содержание в атмосфере. Без маски лучше вообще не выходить на катастрофически загрязненные улицы, те, у кого слабое здоровье могли и не выжить.

Савва помнил чистое, голубое небо, но было это в далеком детстве, и таким осталось только в воспоминаниях. Сейчас, поднимая голову, нельзя увидеть ничего, кроме уходящих ввысь бескрайних небоскребов, которые словно штыри врезались в тугое полотно смога.

Собрание проходило в здании бывшего театра. Пришло не так много людей, как думал Савва, всего человек десять. Ожидаемый результат, такое собрание было несанкционированным и за него можно огрести больших проблем. Все пришедшие переговаривались, шептались и были явно напряжены.

На сцене стояла трибуна, вскоре к ней вышла Зорина. Разговоры разом притихли. Зориной было всего тридцать лет, Влада Сергеевна стала самой молодой жещиной-первым дальнезвездным пилотом. Первое впечатление складывалось приятное. Зорина выглядела по-деловому: аккуратный костюм, подтянутость и строгость говорили об отменной дисциплине. Черные волосы убраны в тугой хвост так, что ни один локон не смел выбиться.

- Добрый день. Меня зовут Влада Сергеевна, и я пилот дальнезвездных экспедиций. Меня, как и всех присутствующих уволили в запас. Экипажу моего корабля было приказано вернуться на Землю. Важнейшая экспедиция была прервана в самый ответственный момент. Я думаю, каждого, из нас заставили бросить свою работу, несмотря на ее важность и необходимость. Никакие уговоры и убеждения вышестоящего руководства не дали результатов.

Зорина говорила громко и отчетливо, пылко, вкладывая смысл в каждое слово, грамотно складывая каждое предложение.

- Сегодняшнее собрание это крупица надежды, которая осталась у нашего человечества.

В глазах «зрителей» не было того энтузиазма, что пылал в Зориной. Она это видела, но говорить продолжала:

- Товарищи, я обращаюсь к каждому, мы должны что-то сделать. Освоение космоса не должно прекратиться! Только там наша надежда!

С кресел присутствующие космонавты и служащие один за другим сыпали вопросы, упреки, сомнения…

- За столько десятилетий ни одной пригодной планеты для жизни так и не было найдено.

Той поддержки, на которую надеялась Зорина - не было. Но она не сдавалась! Первый пилот отчаянно давала отпор каждому упреку, каждому противоречащему слову:

- Это не значит, что нужно перестать искать! Вы видите, что творится с планетой… Земные ресурсы практически истощены…

- Конечно, все правильно, что вы говорите. Но есть ли у вас конкретный план действий?

- Пока нет… - и тогда голос отважной Зориной – дрогнул. Летов четко уловил этот момент, секунду, когда пилот была на грани.

Капитан Летов поднялся с кресла.

- Капитан космических войск Летов Савва Александрович.

Все присутствующие перевели на него вопросительные взгляды.

- Рада, что вы пришли на собрание, - с искренней улыбкой произнесла Зорина.

Влада также много слышала о капитане Летове и была рада увидеть его воочию, к тому же внешность была очень приятная, несмотря на то, что выглядел Савва Александрович старше, чем был на самом деле. Наверное, это из-за абсолютно седых волос и уставших серых глаз. Да и морщин немало на добродушном лице.

- Влада Сергеевна, вы правы. И я полностью вас поддерживаю! - капитан загорелся идей так же, как Зорина. Если раньше в душе его тлели последние угли, то сейчас появился шанс зажечь костер, и Летов не упустит возможности.

Один из участников собрания внезапно поднялся с кресла. Это был мужчина средних лет, Летов не знал его, но чем-то отличался взгляд темных глаз от взгляда космонавтов. Тогда капитан почувствовал неприятный холодок, пробежавший по телу, инстинкты никогда не подводили.

- Служба контроля норм поведения населения и соблюдения законов, - служащий сделал паузу и продолжил. - Предъявите документы.

«Вот и все…» - промелькнула мысль в голове капитана. Еще секунду назад пылавший огонь… погас?

Летов и Зорина достали паспортные карты и передали их сотруднику службы контроля. Тот молча вставил документы в считывающее устройство, после чего на экране высветилось подробное досье.

- Зорина Влада Сергеевна, Летов Савва Александрович, вы арестованы за антиправительственную агитацию и проведение несанкционированного собрания.

Дальше был короткий суд, где у Летова даже не было возможности выступить в свою защиту, лишение наград и званий, а также назначен огромный штраф, который придется выплачивать не один год. Жизнь на умирающей Земле была далеко не той, о которой он мечтал…

Савва Александрович шел по коридору здания суда и уже собирался надеть кислородную маску перед выходом на душащую улицу, как увидел Зорину.

- Влада Сергеевна! – Летов приветливо помахал Зориной рукой и подошел.

- Савва Александрович, добрый день. Давайте на «ты»? – Влада постаралась улыбнуться, но улыбка вышла слегка вымученной.

Складывалось впечатление, что она чувствовала себя подавленной и сильно расстроенной.

- Хорошо, Влада. Оштрафовали? – последнее слово он невольно произнес с каким-то презрением, чувствуя, как его незаслуженно запятнали.

- Да, - чуть дрогнувшим голосом произнесла Влада.

- И меня.

Тогда она перевела на него светло-карие глаза, большие блестящие звезды, и заговорила с такой страстью, как тогда, на собрании, когда и привлекла внимание капитана:

- Знаете, Савва, я на межгалактическом корабле «Надежда» пять лет отслужила. Нам столько планет удалось исследовать! И неважно, что они не пригодны для жизни, мы ведь и сотой части за эти годы не исследовали. Ведь столько открытий было впереди… А теперь… Земная жизнь совсем не та, знаете ведь, - к последнему предложению голос ее снова потух, а взгляд стал печальным.

Савва понимающе положил руку на плечо пилота, он прекрасно знал, о чем она говорит. План родился в считанные минуты. Им просто нечего было терять.

Солнечный свет едва пробивался через густое плотное облако. Весь мир погряз в черноте и серости. Миллиарды людей серостью плыли по грязным переполненным улицам единым живым потоком. Серость проросла в них самих, в их мыслях. Яркие бесконечные краски остались только в далеком, незапачканном космосе.

Перед рассветом, капитан Летов и первый пилот Зорина пробрались на космодром «Восход». Сотни раз Летов был на космодроме, проводил здесь целые недели перед стартом и на подготовках. Не хотел капитан, чтобы все шло именно так… но вариантов не осталось. Капитан и первый пилот знали все тайные ходы. В прежние годы не получилось бы так просто миновать посты охраны, сейчас расформировано все. По подземным переходам Летову и Зориной удалось добраться до стартовой площадки, где стоял он – межгалактический корабль «Надежда».

- Мы смогли! – Влада стояла рядом, улыбалась и не могла оторвать восхищенного взгляда от ее «родного» корабля.

Корабль и вправду был прекрасен. Точно сошел с глянцевого журнала и величественно приземлился на земной космодром. Огромная машина была до блеска вычищена, ни единой испорченной или покрытой копотью детали. В конструкции поразительной машины воплотились самые смелые фантазии и разработки инженеров и ученых. Страшно подумать, что величайшее изобретение человечества осталось последним и его должны вот-вот уничтожить!

- Кто здесь?! – внезапно раздалось за спиной.

Летов узнал знакомый голос. Это был начальник охранного пункта Мирский. Савва глубоко вздохнул, достал из кобуры пистолет и навел его на бывшего товарища.

- Славик, - Летов чуть кивнул в знак некоего приветствия, но пистолет не опускал.

Мирский тоже узнал капитана Летова, с которым работал не один год и был удивлен.

Сейчас перед Мирским стоял не его бывший товарищ, а отчаявшийся человек, дошедший до крайности.

- Савва? – изумленный охранник в неприметной гражданской одежде вскинул руки и переводил непонимающий взгляд с капитана на первого пилота. - Вы что делаете?

- То, что должны, - без сомнений ответила Зорина.

Мирский едва двинулся вперед, но Летов напомнил, что оружие здесь только у него.

- Назад. Назад.

Летов готов был выстрелить, несмотря на то, что делать этого совершенно не хотелось, и Мирский это понимал.

- Да что ж вы делаете?! – едва ли ни выкрикнул Славик. - С ума сошли оба?!

- Не надо, Славик, не надо.

Зорина быстро поднялась по металлической лестнице, набрала персональный код на панели, прошла сканирование сетчатки глаза, и только после этого дверь шлюза открылась, добродушно впуская первого пилота.

Капитан Летов, не отрывая взгляда от Мирского и не опуская пистолет, перешагнул порог корабля и врубил экстренную кнопку закрытия шлюза, после чего спасительная дверь стремительно закрылась, навсегда отделив прошлое от будущего.

Мирский мог только смотреть им вслед.

- Удачи, ребята… - искренне произнес Славик, ведь правы они были, правы. И пошел прочь, все же нужно нажать тревожную кнопку и вызвать наряд охраны, только дать капитану время.

- Корабль заправлен, - сообщила главное первый пилот.

Не было времени пройти полную проверку, оставалось только надеяться, что все в порядке.

- Поехали! – произнес капитан Летов, и загорелась панель управления кораблем.

Часть 3 К звездам!

Заревели двигатели экспедиционного корабля «Надежда», сжигая тонны топлива. Все системы работали исправно. Мощный «зверь» только и ждал своего часа. И дождался! Огромная сила в считанные секунды оторвала корабль от земли. «Надежда» взмыла в небо с чудовищной скоростью.

На борту было два человека, первый пилот Зорина и капитан корабля Летов. Привязные ремни крепко держали людей на своих местах в креслах. Капитан Летов приучил себя считать на старте каждый раз.

«Десять…» - произнес внутренний голос, зная, что ожидало впереди.

Давление вмиг стало нереальным, каждая клеточка в организме работала за пределами возможностей, казалось еще немного и организм человека просто не выдержит, сломается. Корабль стремглав набирал высоту.

«Девять». Но человеческое тело сопротивлялось, отчаянно, изо всех сил сопротивлялось! Обзорное стекло иллюминатора, изготовленное из особых сплавов в десятки слоев, способно было выдержать практические любые нагрузки, за ним открывался фантастический пейзаж: все краски и цвета слились в невероятном хороводе, за секунды рождались невообразимые картины, мазки, штрихи, силуэты.

«Восемь». Казалось, еще мгновение и голова разорвется в клочья. Невозможно было даже шелохнуться. Огромнейшая сила заставляла сидеть неподвижно и беспрекословно ей повиноваться.

«Семь… шесть…» Сюрреалистический напряженный, давящий хоровод был на пике своей ужасающей силы.

«Пять… четыре…» Так было каждый раз, когда корабль проходил слои атмосферы. К этим ощущениям просто невозможно привыкнуть.

«Три». Вскоре все закончилась, разом прекратилась безумная тряска, не стало чудовищного, сводящего с ума давления. «Надежда» вышла в открытый космос!

«Два». Сердце, колотившееся с бешеной скоростью и отдававшее гулом в висках еще минуту назад, постепенно успокаивалось и приходило в норму.

- Один! – победно вслух произнес капитан Летов, не заметив, как начал улыбаться.

Впереди ждали звезды и неоткрытые, никем не познанные миры. Капитан Летов был счастлив, впервые в жизни по-настоящему счастлив. Теперь ему было с кем разделить прекрасный и бесконечный космос. Было, кому подарить бесчисленные звезды.

Рыжая кудрявая девушка-репортер уверено держала микрофон и приветливо улыбнулась на камеру и миллионам телезрителей, смотревшим прямой эфир:

- Добрый день. Мы находимся на космодроме «Восход». В день, когда последний корабль «Надежда» должны были утилизировать, в предрассветный час двое бывших служащих космических войск капитан Летов и первый пилот Зорина тайно проникли на космодром, где совершили неслыханное преступление и угнали боевую машину.

Репортер на секунду прервалась и продолжила:

- Как только что сообщили - единственный оставшийся экспедиционный межгалактический корабль «Надежда» покинул орбиту Земли. За беглецами уже никто не сможет броситься в погоню.

Ведутся споры по поводу дерзкого поступка: одни считают, что угонщики пошли на вопиющие нарушение законодательства и должны понести наказание, другие, что у миллионов людей на умирающей Земле появилась надежда.

На этом у меня все. Репортаж вела Дарья Стрельцова.

А где-нибудь на западе, в Париже,

В Турине, Гамбурге - не все ль равно? -

Вот так же высунувшись в душное окно,

Дыша такой же ядовитой жижей

И силясь из последних сил вздохнуть, -

Стоит, и думает, и плачет кто-нибудь -

Не белый, и не красный, и не черный,

Не гражданин, а просто человек,

Как я, быть может, слишком непроворно

И грустно доживающий свой век.


Парнок София Яковлевна «В форточку», Февраль 1928

0
20:10
510
20:43
+1
Сначала раздаю плюсы: за стихотворный эпиграф и эпилог, за оптимизм и ламповость, за «обратный отсчет», атмосферное описание мрачного будущего, за милую наивность.

Теперь минусы: за угадываемый с первых абзацев сюжет, за корявость некоторых предложений вроде
С кресел присутствующие космонавты и служащие один за другим сыпали вопросы, упреки, сомнения…

, за прыгающие времена, за некоторую шаблонность героев и школьную сочинительскую непосредственность, которая иногда зашкаливает )))

И бонусы: местами — хорошо, местами — «работать и работать». В целом — хороший старт и надежда на будущее.

Горячей плазмы вам, автор! wink
20:21
+1
ередвижная космическая станция «Скамира» десять лет верно служила человечеству и бороздила бескрайние космические просторы. За исправной работой станции следил сорокалетний капитан космических войск космическая / космические / космических
дальнезВездного
Не видаЕть чудесных звезд
Придется забыть о своей ежедневной работе, которую капитан исправно выполнял много лет подряд.
к отправке на землю Землю
что на земле Земле
ненужен раздельно
первым дальнезвездным пилотом. Первое впечатление первым / первое
которая осталась у нашего человечества там были разные человечества? если нет, то что за «нашего»?
Вы видите, что творится с планетой… Земные ресурсы практически истощены… проклятыми олимпиадами и мундиблями!
Савва глубоко вздохнул, достал из кобуры пистолет и навел его на бывшего товарища. откуда у него пистолет?
то у миллионов людей на умирающей Земле появилась надежда. какая надежда?
нелепый нелогичный рассказ, но раскрывающий эгоизм т.н. «исследователей космоса», не умеющих работать на Земле. «Элита», вырванная из своей виртуальности, всегда оказывается беспомощной перед реальностью. Даже говнозасор сами не в состоянии исправить, космонавты!
«Таких не берут в космонавты!» © music
текст откровенно скучен

Загрузка...