Ольга Силаева №1

СТОПКАРМА

СТОПКАРМА
Работа №777

Веру разбудил внезапный вопль, раздавшийся из ванной. Она вскочила с постели,задев ногой напольную лампу, отчего та нервно зашаталась.

-Что у тебя, Макс?

-Да чтоб его! – снова донеслось из ванной.

-Да что там у тебя?!

Вера, до конца не проснувшись, устремилась на раздающийся поток негодования.

- Чертов шарлатан! Посмотри. Посмотри на меня!

Вера в недоумении уставилась на мужа.

- Ты по-русски говоришь вообще? Куда смотреть-то?

- Взгляни, что с моей шеей! - Максим растерянно смотрел на супругу, наклонив голову в сторону. – Это морщина! Чертова морщина, которой быть не должно. За что я плачу этому проходимцу! За что, скажи!?

Вера давно не видела мужа столь взволнованным и напряженным. От этого ей становилось неважно.

- Успокойся, Макс. Я уверена, это легко объяснимо. Сходишь на чистку, и все придет в норму. Ты давненько не был в центре, так ведь?

Разговор прервал внезапно раздавшийся сигнал «нота +» - автоматического голосового оповещения пользователя. Максим установил в доме это приложение совсем недавно, но был вполне себе доволен его практичностью, а главное – возможностью экономии времени. В комнате зазвучал знакомый приятный голос: «Уважаемый, Максим Николаевич. Центр здоровья и биостатуса «СТОПКАРМА» обращает Ваше внимание на ошибку № (голос девушки изменился на более низкий) Б - 3.8.1. Рекомендуем обратиться к Вашему специалисту по телефону 52-5-2 (вернулся прежний приятный и томный голос оператора) … для проведения диагностики и исправления ошибки. Благодарим за внимание. Мы уверены, что все сложится наилучшим образом. С нами Ваша жизнь в безопасности!».

- Ох! И как я мог забыть! Ведь оповещение по чистке приходило еще неделю назад!

- Ты, кажется, был тогда в Таиланде, помнишь, на встрече с теми американцами из Нью-Джерси?

- Конечно, по поводу новых турбобусов! Все надо записывать! – грузно выдохнул Макс, не отлипая от зеркала. – Сегодня же отправлюсь к Виктору Михайловичу. Пусть сделает что-нибудь с этим!

Не позавтракав, Максим бегло оделся и вышел из дому.

- Даже кофе не выпьешь? – крикнула вслед Вероника.

Макс лишь отмахнулся. Его сознание всецело поглотили самые ужасающие мысли: «Неужели это последняя? Нет, да нет же! Только два года назад оставалось еще три! Ну не бывает же вот так быстро. В любом случае, всему этому есть разумное объяснение. Должно быть!». Максим выглядел довольно бодро и здорово, не считая злополучной морщины. Так что переживать, и тем более, паниковать, не стоило. Он был доволен собой, своей жизнью настолько, что даже самая явная угроза этому казалась какой-то нереальной и даже мистической. Конечно, его мир надежно защищен. В этом, пожалуй, не было сомнений.

Максим услышал, как по соседней улице пронесся «турбобус» - его последнее изобретение. Новый вид общественного транспорта, скоростной надземный монстр! Эти машины были достаточно экономны и практичны, главным образом благодаря высокой производительности энергодвигателя, питавшегося, ничем иным, как атмосферными выбросами, и прочим мусором, преобразованным в энергию – экотопливо. Между тем, турбобус мог развивать скорость в пять раз больше любого среднестатистического городского энергомобиля. Сейчас Максим использует в новой версии своей разработки автоматическую схему передвижения, дабы полностью избавиться от необходимости светофорного и знакового регулирования. Турбобус способен «предугадать» движение иных транспортных средств благодаря сверхчувствительным датчикам, и не требовал дополнительной регулировки. Получение лицензии далось непросто, да и не дешево. Конечно, новая схема не доскональная, и за последний месяц произошло два ДТП, одно даже в черте города, но Максиму все-таки удалось отбиться от надоедливых страховщиков и потерпевших горожан. Как оказалось, иностранная валюта в нужном количестве по-прежнему способна творить чудеса!

Максим сел в свой энергомобиль (более удобного городского средства передвижения, пожалуй, еще не придумали) и задал маршрут движения. Он включил музыку, откинувшись на заднем сидении. Спустя несколько минут, Максим уже был припаркован напротив офиса «СТОПКАРМЫ». Громадное высотное здание располагалось между сквером «Молодежи» и новым развлекательным центром, который возвели всего пару лет назад.

В детстве Максим часто гулял этим районом с отцом. По ту сторону улицы была детская библиотека, а, может, и сейчас есть. Хотя, это выглядело бы очень странно, в век автоматизации и компьютеризации. Но тогда, десятилетним мальчишкой, Макс любил зачитываться историями о доблестных воинах, о морских приключениях и странствиях, о прекрасных принцессах... Пыль старых страниц, будто вырвавшись из прошлого, внезапно покрыла его пальцы.

Поразительно, но Максим почти каждый день проносился мимо, даже не обращая внимания, что теперь на том самом месте? Было бы интересно узнать. Кофейня, клуб, магазин? А, может, дом и вовсе снесли, как и многие другие старой постройки?.. Зато новый торговый центр сиял. Мимо него точно нельзя было проехать мимо. Через громадный витраж первого этажа Максим увидел тех забавных роботов-продавцов, определявших параметры покупателя, едва вошедшего в торговый зал. На том же месте, в цеху выбиралась ткань, фасон, цвет и спустя несколько часов покупатель получал уже готовый продукт. Даже не тратясь на доставку. Вероника уже все уши прожужжала этим чудо-местом, так что Максу следовало бы запланировать поход на ближайшее время. А то как-то неудобно даже.

Пожалуй, в последнее время они совсем мало времени проводили вдвоем. Особенно, после смерти Давида. Он скончался спустя полгода после родов, порок сердца. Медики так и не смогли ничего сделать, хотя денег и связей было достаточно. Вероника до сих пор не оправилась. Максим тогда был уверен, что они разведутся. Но… что-то действительно связывало их, помимо ребенка и общего дома, ряда банковских счетов и скромной яхты. Любовь? Привязанность? Надежда? Да, пожалуй, надежда. Что ничего не закончилось.

И вот, Вера дала их обеим ту самую надежду. Она снова беременна. Теперь все будет хорошо.

Максим нажал кнопку вызова лифтовой капсулы. «Двенадцать», - отчетливо произнес мужчина. И лифт тотчас устремился на нужный этаж. «Когда ж меня уже перестанет тошнить от этой штуки?», - подумал Макс, приближаясь к рецепции.

Молодая приветливая помощница доктора, Анастасия, помахала ему рукой.

- Максим Евгеньевич! А я уж было забеспокоилась. Вы давно не заглядывали.

- Настюш, ты же знаешь, что я как преступник, всегда возвращаюсь на место преступления.

Девушка вызывающе ухмыльнулась.

- Виктор Михайлович у себя? – спросил Максим.

- Да, проходи. И… да, Макс, на звонки принято отвечать! На будущее. Преступник…

Максим прошел знакомым коридором, с развешенными картинами молекул, органов и человеческих гениталий. «И пришло же кому-то в голову украсить всем этим стены?! Хорошо, хоть не завтракал».

Табличка на дверях гласила «Доктор Семенов Виктор Михайлович. Персональный консультант по «СТОПКАРМЕ» и биостатусу». Максим вежливо постучал.

- Входите, - раздался спокойный хриплый голос.

- Добрый день.

- А-а-а-а, это Вы, мой друг. Получили уведомление?

- Не знал, что Вы еще и экстрасенс! – сдерзил Макс.

- Скоро человечество ждет кое-что покруче экстрасенсорики, мой друг. Вы разве в этом до сих пор не убедились?

Почему-то Максима всегда раздражало, когда доктор обращался к нему «мой друг». «И когда же мы подружились?», - думал он с негодованием.

- Я весь внимаю.

- Внимайте.

Максим присел на кушетку и расстегнул ворот рубашки.

- Полюбуйтесь. Морщина. Глубокая впалая морщина. Как же это понимать? Мой платеж снят вовремя, не так ли?

Доктор неспешно встал и подошел к мужчине. Он стал внимательно рассматривать его шею, осмотрел лицо и руки. Максима откровенно раздражала такая медлительность. Доктор проделал еще несколько манипуляций.

- Что ж, мой друг. Это то, о чем я Вас предупреждал на прошлом сеансе.

- О чем речь?

- Посмотрим Вашу карту.

И Виктор Михайлович отыскав нужный файл-накопитель, загрузил информацию на экран.

- Взгляните на Ваши показатели. Ваш биоэнергетический возраст составляет «минус 726 лет». Вот багровая отметка. Видите? Ваш кармический возраст на эту минуту составляет 45 лет. И, наконец, Ваш биологический возраст по-прежнему не превышает отметки 30-ти. Так в чем же претензии, мой друг?

- Я что, по-вашему, старею? Что все это значит? Давайте почистим все, как обычно, и дело с концом.

- Позвольте, Максим Евгеньевич. Ведь я совершенно точно дал Вам понять в ходе прошлой чистки, после Вашей очередной супружеской измены? Припоминаете? Я предупреждал, что Ваши энергоресурсы истекают. Я совершено точно призывал Вас прекратить засорение кармических структур, ведь чистка не вечная панацея… и…

- Но ведь всегда получалось! – прервал доктора Максим. - Всегда получалось «это» контролировать! Я готов платить!

- Несомненно, Вы уже достаточно заплатили,… но… мы использовали все Ваши будущие жизни, весь объем энергетического материала. Остается лишь…

- Что? Что остается?

- Только эта жизнь.

- Что это значит?

- Это значит, что в ближайшее время, год-два, Ваш физический возраст достигнет кармического, и система сама себя отрегулирует.

- Отрегулирует? То есть, я превращусь в 50-летнего мужичка? А затем умру? Это Вы называете «отрегулировать систему»??

- Помилуйте, Максим Евгеньевич, мы все рано или поздно!.. – и доктор указал руками не то ввысь, не то в сторону подсобки. - Кто-то раньше, кто-то позже. Мы обманываем Ваше тело вот уже почти 15 лет. Все как Вы и хотели: Вы молоды и красивы, Вы здоровы. Вы, в коем роде, бессметны! Да простит меня Бог!

- До этого дня, доктор! До этого дня! Я думал, что умру молодым. Ваша программа гарантировала мне смерть молодым, а не стариком. Вы говорили мне, «что мои процессы просто остановятся, и я не буду страдать, стареть, не буду доживать…».

- Все так, с учетом бережного использования потенциала. Но, простите меня, конечно, ведь это Вы просили меня снова и снова чистить Ваше поле. Вы подписывали соглашения на вмешательства…. Вы норовили использовать свои будущие воплощения в качестве источника сегодняшней жизни.

И доктор провел рукой перед лицом пациента, будто подчеркивая его истинную молодость и привлекательность. Максим безутешно мерил шагами кабинет.

- Вероника тоже?

- У нее дела обстоят лучше. Стартовый энергопотенциал был больше, да и чистилась она реже.

- Значит, я буду медленно умирать, а моя жена по-прежнему будет молода и полна сил! Как считаете, долго она еще со мной, таким, протянет?

- Все зависит от чувства?

- Хм, - фыркнул Максим. - Чувства.…Тоже мне, критерий… Доктор, Вы должны найти выход! Вы обязаны!

Максим вцепился в руки доктора так резко, что тот отпрянул, едва не свалившись со стула

- Но его нет! Даже нынешняя сверх-медицина предпочитает развиваться по своим правилам. Смерть еще никто не предотвратил. Мой друг…

- Как мог я так скоро растратить свои жизни? Неужели все? Проверьте! Сейчас же все перепроверьте!

- Успокойтесь, Максим Евгеньевич. Успокойтесь. Я, разумеется, все проверю. Пройдемте в лабораторию.

Максим вошел в знакомый светлый кабинет. По накатанной, он разделся до нога, и зашел в капсулу полевой регуляции. Капсула закрылась, издав характерный звук.

Виктор Михайлович задал необходимую формулу, и фигура пациента озарилась светло-серой дымкой, равномерно растекшейся вокруг его плеч, ног, бедер, живота. Всего тела. В районе темечка дымка устремлялась ввысь.

Максим увидел свое изображение напротив. «В прошлый раз дымка была ступенчатой, как мелкие морские волны, и более подвижной. И, кажется, она была светлей. Или нет? » - думал Максим. Он присмотрелся получше, и увидел тонкую серебряную ниточку, напомнившую ему люрекс, которая обвивала его силуэт.

- Ну вот, - послышался голос Виктора Михайловича. – Видите, остался лишь один поверхностный шар биополя. Ваш теперешний жизненный запас. А эта нить, поглядите…

- Что это? – спросил Максим.

- Это зарождение новой энергомасы. Это потомство, мой друг. Вполне вероятно, что Ваша супруга в положении. Поле еще недостаточно четкое и крепкое, но оно есть. Наверняка, ранние сроки.

- Вероника беременна…, - тихо молвил Максим.

- О-о-о, тогда все ясно, - довольно прокомментировал доктор.

Свет капсулы погас и дверь открылась. Максим оделся и присел рядом с доктором, вносившим данные в его электронную карту.

- К сожалению, Максим, я должен подтвердить свои опасения.

Максим присел в кресло и запрокинул голову назад.

«Да, растратил», - думал он. - « Но ведь жизнь одна. Сейчас она одна. Что будет потом, я и не вспомню никогда. Так чего жалеть? Нет, я не сожалею. И, уверен, Вера не жалеет».

- Доктор, - вдруг заговорил Максим, – А что, если не все потеряно. Ведь поле ребенка окрепнет…

Доктор несколько секунд безучастно смотрел на своего пациента. Толи не желая понимать сказанное, толи, адаптируя к нему свое сознание.

- Вы хотите использовать биополе ребенка?

- А это возможно?

В глазах доктора мелькнул ужас. Он встал с кресла и стал расхаживать вдоль широкого окна. Солнце достигло вершины неба, и озаряло собой всю улицу. Доктор, зажмурив лицо, отвернулся.

- Подобные вещи практикуются в экспериментальном режиме, - сухо ответил он. – Последствия, ровно, как и вероятность положительно исхода, современной науке не известны. Поле слишком слабое, его не хватит на формирование будущей жизни…

- Но хватит на эту! Ведь так? Мне нужно получить согласие Веры на эксперимент? – оживился Макс.

- В этом случае нет. Мы ведь будем работать исключительно с Вашим биоматериалом.

- А что она?

- В таком случае ребенок не выживет. А она… слишком много факторов замешано, чтобы что-то Вам прогнозировать.

Максим вышел от доктора в дурном расположении духа. Он последовал мимо энергомобиля, торгового центра и вошел на территорию парка. Тропинки только-только покрылись первой желтой листвой.

Максим прошел в конец аллеи. Вот он! Вот этот дом! Прежней вывески уже не было, да и здание больше походило на брошенное. От прежней живой библиотеки не осталось и следа. «Аренда» - гласил широкий баннер. Всему суждено прийти и всему суждено кануть в небытие.

После смерти Давида они с Верой решили, что подобного больше не должно случиться. Они просто не имеют права. Тогда Максиму в руки попала брошюра с описанием начала работы нового медицинского гиганта – центра бесконтактной корректировки кармы. В то время это казалось сказкой. Но любопытство превзошло скептицизм. Тогда он и познакомился с Виктором Михайловичем. Зрелым статным мужчиной, доктором медицинских наук, специалистом по биоэнергетике. Сейчас он здорово сдал, и превратился в старика. Тогда, под руководством доктора Семенова, Максим и прошел свой первый сеанс. Спустя год он перестал болеть, не переносил даже простуду. Мог позволить себе злоупотреблять сигаретами, алкоголем… Девушки, разного рода развлечения... Все эти будущие жизни казались такими далекими и ненужными. Следовало жить здесь и сейчас! Затем, он втянул в это и Веру. Вседозволенность стала нормой. Она возбуждала и убеждала во всесилии. До сегодняшнего дня.

«Мы несколько лет ждали ребенка. Так хотели ощутить прелесть быть родителями. Разве не ради этого все игры с кармой? Все игры с молодостью и здоровьем? А теперь, мой ребенок будет расти, а я… вскоре состарюсь и умру. Возможно, он меня даже помнить не будет. Или, напротив, если все получится, я смогу продолжить жить вместе с Верой. Может, у нас еще будут дети. Но, смогу ли я смотреть ей в глаза? Как перенесет она новую утрату, не уйдет ли от меня? Не возненавидит меня!?».

Максим присел на скамью. «Слишком многим уже пожертвовано, чтобы просто ждать смерти!».

Считал ли себя Максим ничтожным в этот момент – да! Считал ли он себя дьяволом – несомненно! Но нет! Нет же! Он любил Веру, конечно любил. Но любил ее рядом с собой.

Максим, закурив, бодро зашагал обратно, к парковым воротам. Он направлялся в сторону клиники. Решение было принято. И доктор не вправе его судить. Никто не вправе. В раздумьях, Максим вдруг остановился посреди дороги. Он, словно оцепеневший, в упор смотрел на летящий в него турбобус, не в силах сойти с места. Он увидел, как машина, придуманная им, безжалостно вкатывает его тело в серый, остывший от осени асфальт. Безжизненное никчемное тело, преданное праху в ту же секунду. Увидел Веру, не то плачущую по нему, не то смеющуюся над ним. Виктора Михайловича, передающего его картотеку в архив, осуждающе покачивая головой, холодные стены врачебного офиса. Максим судорожно отпрянул в сторону, едва ни подыграв судьбе.

Обессиленный, он свалился на обочину. Сколько довелось лежать так, Макс не помнил. Да и разницы не было. Он вдруг ощутил, как по руке, щекоча, пробежал муравей. «Даже этот организм куда-то устремлено движется. И для него придумана своя задача, свое предназначение, - подумал Максим. - Хотя бы, пробежать по моей руке, сегодня пополудни …». Муравей показался ему весьма забавным, и даже родным. Соучастником всего, что произошло с ним за этот день. Стало немного легче.

Макс неспешно поднялся с земли и направился вдоль улицы. Минуя яркий витраж торгового комплекса, вдоволь набитую стоянку «СТОПКАРМЫ», привычный шумный перекресток…. Каждый новый шаг отдавал болью и страхом. И только в конце оставался легкий привкус самозабвения. Максиму казалось, что солнце еще никогда не светило так ярко, словно напоминая, что жизнь следовало сберечь. Любой ценой.

0
17:10
583
10:00 (отредактировано)
Вот и первый рассказ с Великой Истиной.
Да простит меня классик, но чем-то напомнило ранние работы Филиппа К. Дика.<br /
Но тут весь сюжет как декорация к основной, финальной мысли. И продуманный лор, который мало чем влияет на события — например эти чудные автобусы, который придумал герой и которым уделено два большущих абзаца(зачем?).
Текст не очень хорошо вычитан. Пропущены буквы в словах, опечатки. Очень смутило «умер через полгода после родов» — после рождения еще ладно, а так — жуть. Ну и не могу не спросить: Вера или Вероника все-таки?
В целом такой не плохой, но проходной рассказец. На мой вкус, если бы закончилось все тем, что герой пожертвовал жизнью ребенка ради своей — было бы сочнее. И герой ярче — экий мерзавец, и эмоций больше.
10:41
Сильный рассказ. Сегодня тоже многие прожигают свою жизнь не заботясь ни о чем, плевать на детей, на тех, кто рядом. Прожигать можно множеством способов, но час расплаты в любом случае придет, и от него никуда не деться…

Автор поднял сложную тему, за что ему спасибо.
Загрузка...
54 по шкале магометра