Уроки прародителя

Уроки прародителя
Работа №82

Мальчик так никогда и не понял, что на самом деле произошло в жутком подвале. Все как-то смазалось и забылось. В памяти лишь остался долгий путь, когда усталый папА нес его на руках перед тем, как они оказались в доме на пересечении Вознесенского проспекта и переулка с таким названием. Потом длинные дни странной жизни под охраной страшных людей. Все они вроде разговаривали на русском языке, но понять, о чем говорят, было практически невозможно.

Прежде ему приходилось бывать в солдатских казармах, где его радостно встречали и относились с уважением. Здесь же даже не пытались скрыть насмешки, а когда он здоровался, как-то странно переглядывались и смачно сплевывали на пол. Как-то незаметно всегда веселые и приветливые сестры совершенно перестали улыбаться. Да и маменька стала совсем иной. Раньше она постоянно жаловалась на головную боль, требовала к себе внимания. Сейчас же вела себя тихо-тихо, горько вздыхала и каким-то странным взглядом смотрела в сторону отца. 

Ребенок, не взирая на юный возраст, осознавал - семья попала в беду. Он постоянно задавался вопросом: почему никто не пытается бежать? Несколько раз хотел заговорить на эту тему, специально использовал французский язык, чтобы охранники не догадались, о чем идёт речь. Однако маменька так зафыркала и зашипела, чисто кошка, что оставил какие-либо попытки развивать тему. Оставалось одно — перед сном представлять, как мужественно спасает своих родных. Выводит их на свободу через случайно найденный подземный переход, верные люди встречают и на большой машине отвозят в надежное место... 

На этом его фантазии заканчивались. Ибо он смутно представлял, каким это спасительное убежище должно быть. Может, глубокой пещерой, где все прекрасно будут жить. Или роскошной яхтой, точно такой, на которой отдыхали в Крыму... Ему больше нравился первый вариант — в пещере было куда интереснее! Ясное дело, мамА подобная жизнь не понравится, но, ничего, потом привыкнет... 

Что же до отца, то не сомневался — родитель принял бы его сторону. Он всегда говорил: мужчины всегда должны защищать женщин! Только вот беда, сам почему-то не спешил это делать. 

В последнее время отец сильно похудел, словно усох и стал ниже ростом. Светлые глаза потеряли блеск. Порой мальчик чувствовал себя рядом с ним большим и взрослым. 

Если бы не нога, которая постоянно болела и не давала ходить и спать, Алексей посвятил бы его в планы и предложил вместе простучать стены особняка. Как-то не верилось, что здесь нет тайного хода. Поваренок Ленька, единственный с кем делился своими мыслями, был с ним солидарен. Надо бежать, соглашался он, только как и куда тоже не знал. Так что помощи с него никакой не имелось. Опять же постоянно помогает на кухне. Людей-то вон сколько накормить требуется! 

Матушка говорила, что прежде обслуги куда больше имелось, да только все предателями оказались. Бросили своих правителей в трудный момент и не захотели разделить судьбу. Остались лишь трое да врач Боткин. Им, не уставала повторять, Бог за страдания воздаст. Впрочем, не забывала при этом жестко добавлять, тем, кто на них сейчас свою власть испытывает, тоже воздаст. 

***

В ту памятную ночь с16 на 17 июля они легли как обычно в половине одиннадцатого. Через стенку мальчик слышал, что маменька долго молилась, а потом привычно вздыхала. От этих звуков никак не мог заснуть. Едва задремал, как в дом с шумом вошли два дяденьки в кожанках. Они громко говорили и вовсе не беспокоились о том, что все давно отдыхают. 

Разбуженным членам семьи и слугам объявили, что наступают белые войска. Надо же какие слова придумали, обычно возмущалась в подобных случаях мамА. «Красные», «белые», вроде как не русские! Когда она первый раз это произнесла, мальчик увидел странную улыбку на лице одной из фрейлин. Они тогда еще со всем двором жили в Царском селе жили Ах, как давно это все было, даже вспомнить трудно... 

Итак, незваные гости сообщили, что особняк может оказаться под обстрелом и в целях безопасности предложили перейти в подвальное помещение. Все послушно умылись, оделись и спустились на первый этаж. Мальчик обратил на странно бегающие глаза одного из прибывших. Он сразу заподозрил неладное, но кто бы ему поверил? Сразу бы заподозрили в паникерстве, а последнее было очень неприятно. Сестры и так над ним часто посмеивались, называли выдумщиком и фантазером. 

Всем предложили пройти в комнату рядом с кладовой и одним маленьким решетчатым окошком. Как ни странно, но сюда он за два с половиной месяца пребывания в особняке ни разу не заглядывал. Зато она ему несколько раз снилась, после чего долго прибывал в недоумении. Вчера, например, ясно видел стену и круг на ней с пентаграммой в центре. Рассказал Леньке, тот удивился — чтобы это значило?

В принципе, Ленька — мальчик хороший. Но уж очень ограниченный. Сразу видно, сын служанки. Странно как-то, мелькнуло в голове, что не видел его сегодня весь день. Отпросился у мамА, сказал, что занедужил. Врет, наверное... Наверняка сбежал, ка и все, кто служил до него…

Да ладно думать об этом мальчишке. Лучше вспомнить свой сон. Там были точно такие обычные полосатые обои, безвкусный сводчатый потолок и тусклая электролампочка под потолком. За окном стоял грузовик с работающим мотором. Стало ясно — готовится что-то очень нехорошее. Но что, никак не мог понять. Вдруг в комнату стремительно вошел комендант дома Яков Михайлович.

Мальчика всегда смешила его козлиная борода и несколько странные манеры поведения. И вообще, он считал, что воспитанные люди себя подобным образом вести не должны Как можно сплевывать на пол и без спросу заходить в комнаты сестер? Даже папенька всегда стучится, прежде, чем открыть дверь, А этот так нагло вваливается да еще и курит бесконечно. МамА всегда брезгливо морщит носик, говорит, что главный охранник еще не вошел в дом, а она уже знает, что сейчас явится. Махоркой от них несет за версту! Вот и сейчас, с трудом удержался, дабы не расчихаться... 

Ничего не понимая, они всем семейством послушно уселись на заранее приготовленные стулья. Вместе с ними вошли еще несколько человек, вооруженные до зубов. Видимо, маменька почувствовала что-то неладно, ибо стала истово креститься. 

Прозвучал приказ: 

- Попрошу всех встать. 

Батюшка легко и по-военному встал, а вот маменька сделала это с явным неудовольствием. Сестры тоже поднялись. Только он остался сидеть. Ему разрешили. У него опять невыносимо заныла нога... А дальше и вовсе началось что-то невероятное. Мальчик решил, что военные сошли с ума. Иначе к чему было говорить такие жуткие слова, адресуя их в папеньке:

- Николай Александрович! Попытки Ваших единомышленников спасти Вас не увенчались успехом! И вот, в тяжелую годину для Советской республики на нас возложена миссия покончить с домом Романовых! 

Как во сне он услышал крики сестер: «Боже мой! Ах! Ох!» Папенька беспомощно забормотал: - Господи, Боже мой! Что же это такое?!

- А вот что такое! — раздалось мрачное и мальчик увидел дуло маузера. Казалось, что оно направлено прямо ему в лицо. Комната наполнилась пороховым дымом. Несчастному ребенку стало жутко. При звуке выстрела батюшка свалился на пол будто сноп, видел подобное, когда прогуливались по Царскому селу. Упали доктор Боткин и лакей, свалился на колени повар. Все это происходило на фоне женского визга и стонов. И вдруг случилось чудо...

***

По-другому дальнейшие события назвать было никак нельзя. В тот момент, когда мальчик, как и все из Романовых, прощались с жизнью, на помощь пришел кто-то неведомый. 

Краев глаза цесаревич увидел, как над папенькой Ники появился какой-то светящийся диск. От него в разные стороны отходили семь разноцветных лучей. Именно они и закрыли папА от неминуемой беды, мягко укрыли и перенесли в безопасное место.

Маменьку Аликс укрыло какое-то, обросшее густым черным волосом с головы до ног, существо. Она поначалу решила, что старец Распутин на помощь пришел. Не секрет, что Друг, когда читал свои непонятные заговоры, своей густой черной гривой и длинной бородой в минуты экстаза походил на невиданное чудище. Но присмотревшись , сообразил, — с этим существом никогда не общался...

Потом, когда им довелось встретиться, мамА рассказала, что совершенно не заметила, как осталась одна в незнакомом месте. Это был лабиринт со сложными и запутанными переходами. Наряду с проходами имелось много тупиков, куда она постоянно упиралась во время блужданий. 

Большая часть лабиринта была покрыта мраком, но маменька упорно продолжала идти. Ей обязательно требовалось отыскать своих кровиночек. Откуда силы брались, не ведала. Но без устали открывала двери, которые постоянно возникали на ее пути и распахивались с жутким грохотом. 

Казалось, этому никогда не будет конца. Все новые и новые стены и коридоры вырастали из-под земли, образовали запутанные переходы, сложные системы комнат, залов... Никогда нельзя было определить, где окажется в следующий раз и куда откроет дверь.

МамА не сомневалась — дети где-то рядом. Упрямо шла вперед, периодически звала по имени. В какой-то момент показалось, что вдали мелькнула Анастасия, однако в зале, куда вбежала, никого не оказалось. Она огляделась и обратила внимание на изображенную на стене руну в виде дерева. Этот рисунок ей показался знаком. Ну, конечно, проходила уже тут и не раз... 

Несчастной стало ясно, что заблудилась. Женщина горько зарыдала, упав на колени. В таком состоянии ее нашел ПапА, которого вывел к ней все тот же солнечный диск, вернее, синий луч, который от него исходил. Они обнялись и заплакали от счастья. Не чаяли, что когда-нибудь встретятся. Когда успокоились, принялись вдвоем искать детей... 

*** 

Старшей сестре Ольге, близкие называли ее Отма, выбраться помогла незнакомая опрятная старушка. Долгое время сестренка никак не могла отделаться от чувства, что где-то ее видела. Потом вспомнила. Она возвращалась с благотворительной ярмарки, где только что продала свою вышивку. Гордилась жутко — еще бы, впервые своим трудом заработала деньги! Дала себе слова хранить полученные двадцать копеек на счастье и удачу.

Но судьба распорядилась заработком иначе. На паперти у церкви увидела нищенку с красными воспаленными глазами, из которых сочился гной. Проступал он и через грязные лохмотья, которыми были обмотаны ступни. Видимо, женщина была очень больна и нуждалась в медицинской помощи. Из-за войны беженцев было очень много, странно, конечно, что они оказались в охраняемом Царском селе.

Бабка что-то бессвязно мычала и протягивала скрюченную руку с грязными ногтями за подаянием. Девушка положила в грязную ладонь монетку, подчиняясь какому-то внутреннему порыву, погладила нищенку по грязной голове и прошептала: 

- Быть может вам другая помощь требуется? Давайте, вас в богадельню отправим? Там вас подлечат!

Незнакомка с благодарностью приняла монету и прошептала, низко кланяясь: 

- Спасибо, девица, спасибо, милая! Мне уже ничем не помочь, а вот я тебе когда-нибудь пригожусь. 

Они потом с сестрами долго сей случай посмеивались: чем Великой княжне может помочь оборванка? А вот женщина зря от помощи отказалась. По крайней мере, последние дни своей жизни провела бы в тепле, окруженная заботой. Оказалось, зря шутили. Кто же мог подумать, что те заработанные копеечки, и впрямь окажутся счастливыми... 

Рядом с сестрой Татьяной распахнулись врата, на них были изображены целующие голуби. Со стороны смотрелось как сплошная безвкусица. Но из-за них неслось такое удивительное пение птиц, что, забыв обо всем на свете, не удержалась и поспешила войти во внутрь. Едва вошла во внутрь, как створки сразу захлопнулись. 

Она оглянулась, желая узнать, последовал ли за ней кто из родных, и огорчилась, поняв, что осталась одна. От этого жуткого чувства на душе стало очень тоскливо и если бы не дивное пение, то совсем пала бы духом. Пернатых видно не было, но они выводили такие трели и рулады, что душа воспрянула. К слову, Татьяна оказалась первой, кого отыскали родители. 

Машке тоже помогли птицы. Ее спасительница оказалась пернатая огромадных размеров и невиданной породы. За миг до выстрелов птица нежно подхватила клювом любимую сестренку и полетела куда-то за горизонт, озабоченно поглядывая по сторонам. Надо сказать, что Машке было очень неудобно передвигаться подобным образом, но она не роптала. Когда птица опустила ее на землю, нежно прижалась к шее и выдохнула «спасибо!».

За Анастасией, как всегда мечталось, прискакал принц на белом коне. Как она потом хвасталась — был прекрасен словно из сказки. Сестры ей, естественно, не поверили. Она кинулась доказывать, но поняв тщетность своих слов, обиженно поджала губы, став сразу похожей на маменьку. 

Зато потом, когда этот самый принц прибыл поздравить Алексея по случаю коронации, враз примолкли. Даже мамА и то дара речи лишилась. Все посматривала в его сторону, ожидала, что будет руки дочери просить. Но он почему-то не спешил, видимо, на него была возложена иная миссия...

А вот его самого подхватили огромные мозолистые руки, все в занозах и заусеницах. Они сильным рывком вырвали из той жуткой действительности. Цесаревич даже испугаться не успел. Лишь охнул тихонечко и оказался в густом сосновом бору. 

Деревья верхушками упирались в бледно-голубое, словно выцветшее от солнца, небо. Даже на расстоянии чувствовалось, как прогреты их стволы. Мальчику безумно захотелось прижаться щекой к коре, почувствовать тепло и аромат зеленой хвои. Даже дух захватил от пейзажа, что предстал перед ним. Какое же это блаженство жить! Впервые за всю свою жизнь почувствовал себя абсолютно здоровым и счастливым.

Внезапно заметил, что находится он здесь не один. Рядом с ним на поваленном дереве сидел незнакомец. От мужчины пахло потом и крепким табаком, куда сильнее, чем от тех страшных людей, что находились с ними в особняке. Но ему почему-то не было боязно. Этот человек излучал мощь и силу. Рядом с ним было спокойно. Ну а запах, так можно потерпеть, в конце концов, не самое страшное в жизни. 

Когда сердце перестало бешено стучаться, удалось рассмотреть своего спасителя. Поначалу даже не поверил своим глазам, думал, что привиделось. Даже ущипнул себя несколько раз. Тут было чему удивляться! Рядом с ним, уронив руки на колени, сидел его прародитель, император всея Руси Петр I.

Перепутать его величество с кем-либо было довольно сложно. Мальчик сразу узнал славного родственника. Художники и скульпторы довольно точно его изображали в своих работах. Так что перепутать императора с кем-либо другим было бы довольно сложно. 

Только у Петра Алексеевича имелась такая маленькая по отношению ко всему туловищу голова и лицо с родинкой на правой щеке, В принципе, если бы не периодически пробегающая по лица нервная гримаса, внешность его можно назвать приятной и где-то даже мужественной. Алексей даже пожалел, что совершенно на него не похож.

Одет император был в немного потертый зеленый камзол с оловянными пуговицами, холщовую рубаху и короткие красные штаны. На ногах серые шерстяные чулки, грубо заштопанные черными нитками, и стоптанные кожаные башмаки. Последнее удивило больше всего. Мальчику никто не говорил, что прадед одевался столь скромно. Он почему-то всегда считал, что прадед любил роскошь. 

Впрочем, мог бы не изумляться. Любезный папА тоже предпочитал скромность в быту да и мамА держала семейство строго. Девочки сами приносили себе воду для купания и разжигали камин... Здесь ребенок не удержался от слез. Доведется ли когда еще встретится? 

*** 

Спаситель терпеливо подождал, пока он успокоится. А потом нетерпеливо задвигал ногами и принялся размахивать руками. В правой Алексей явно рассмотрел дубинку с набалдашников из слоновой кости. Мальчик сильно струхнул. Вдруг этой самой дубинкой по его ребрам пройдется?! А его еще никогда не били, даже голоса не повышали, называли Солнечным лучом и Крошкой.

Но прародитель, судя по всему, был настроен благодушно. Увидев, что мальчик пришел в себя после стремительного перемещением, спросил с приветливой улыбкой:

- Ну, что, малой? Отдышался? Нам здесь нельзя надолго оставаться! Спешить надо, пока не кинулись искать.

Увидев в его глазах явное непонимание, уточнил:

- Ты думаешь, легко было тебя выручить? Но не мог же трон российский без надежи оставить, вот и пришел на помощь. Однако тебе, прежде чем взойдешь на престол, следует уяснить несколько уроков, которые должен знать любой грамотный правитель. Времени на обучение много потребуется, впрочем, нам спешить некуда. Давай, отрок, собирайся в путь! 

*** 

Цесаревич растерялся. Отправляться куда-либо одному, без родных, никак не хотелось. Но как об этом сказать? Да еще, тому, кто явно рискуя собой, спас его? Опять же, его беспокоила судьба семейства. Видимо, прадед понял смятение и сказал громогласно: 

- У каждого своя дорога. Порой, правителю приходится от много отказываться ради того, чтобы исполнить свое предназначение.

Мальчик, конечно, знал свое истинное предназначение. К нему с детства относились, как к будущему императору, и он очень хотел править долго и мудро. Только никогда не предполагал, кто его учителем. 

Поэтому он, хотя безумно устал от пережитых волнений, не смог скрыть восторга. Резко встал и низко поклонился. Внутри все дрожало от страха, а коли не выйдет? Что тогда? Но Алексей всеми силами старался оставаться невозмутимым. Его чувства передались спасителю, который немного грубовато хлопнул ребенка по худенькому плечику: 

- Не дрейфь, Олешка! Все у тебя получится. Надо только пожелать и станет, как захочешь. Вот чего ты больше всего желаешь? 

Алексей немного призадумался. Естественно, больше всего он хотел оказаться с родителями и сестрами, но вслух сказать об этом постеснялся. Опять же, понимал - данное желание пока неисполнимо. Потом излечиться от своей болезни, которая сильно изматывала. Суставы буквально выламывало от боли и довольно часто хотелось только одного — лежать. Но как тут улежишь, когда вокруг столько интересного? 

В той прошлой жизни ему не разрешали ни бегать, ни прыгать. Врачи постоянно досаждали своими осмотрами и лекарствами. Родные твердили — для всех детей ушиб или царапина пустяк. Для тебя — неминуемая гибель. Поэтому он безумно мечтал, чтобы все мучения закончились. 

Еще очень желал вырасти поскорее большим и стать императором. Чтобы короновали его, так как когда-то папА и дедушку, как всех, кто прежде сидел на российском троне. Ему часто ночами снилось, как вершит добрые дела. Правда, какими эти дела должны быть, представлял плохо. Учителя и наставники обычно говорили только одно — учи пока науки, а там видно будет...

Сказать все это разом выполнить, но растерялся. Петр Алексеевич подхватил цесаревича на руки и усадил на плечо. Сидеть так было очень неудобно, да и страшно — уж очень высоко оказалось, упасть боялся. Ведь лекари все время предупреждали — помни, тебе никак нельзя расшибаться, малейшая царапина и она может стать для тебя последней! 

Похоже, спаситель вновь понял ребенка, ибо произнес: 

- О своих болячках забудь и никогда больше не вспоминай! Сейчас тебе о другом думать следует и к другому готовиться. У нас теперь будет предостаточно времени, чтобы ты понял, что должен знать царь.

***

Они воспарили над землей. Маленький цесаревич даже не представлял как велик и прекрасен может быть мир! Внизу менялись города, эпохи... Все мелькало словно в разноцветном калейдоскопе. Алексей и не предполагал, что подобное возможно... Поначалу подросток никак не мог понять, куда они направляются. Лишь одно разобрал — великий прародитель желает показать ему историю государства Российского, начиная со времен Рюриковых. Им повезло встретить корабли первых варягов, познакомиться с княгиней Ольгой, побывать на пиру у царя Ивана Васильевича. Только там ему не понравилось — шумели сильно и ели много. Ему по душе более привычнее была солдатская еда — щи да каша. В этом он был схож со своим прадедушкой, тот, как выяснилось из разговора, тоже предпочитал простую пищу. С большим уважением Алексей пожал руку князю Пожарскому и Козьме Минину, спасшим державу от польских захватчиков. 

Затем, неизвестно каким образом государь перенес его в будущее. Оно потрясло воображение мальчика. В его бытность эпоха авиастроения только начиналась. Здесь же самолеты стали такой привычной вещь, как, к примеру, конка на улицах больших городов. А огромные плоские панели в домах, благодаря которым можно было увидеть абсолютно все или же почти все. Назывались они чудным словом «компьютеры». Как знать, мелькнуло в голове у мальчика, будь в его времена такие машины, он не чувствовал себя таким одиноким... Но Петр I не позволил находиться в данном летоисчислении. Побоялся, что они могут ненароком поменять уже начертанное. 

Наконец, они оказались в Санкт-Петербурге, городе, который так часто снился мальчику ночами во время пребывания в особняке инженера Ипатьева. Правда, то, что увидел цесаревич, столицей назвать было сложно. 

Император перенес его в те времена, когда город только начинал возводиться. Только по очертаниям реки Невы, которая несла свои воды в море, можно было догадаться, куда они попали. Местность предстала дикая и суровая. Кругом густые леса, да непролазные топи. По краям болоте чернели убогие избы чухонцев. Алексей и не предполагал, что в таких ужасных жилищах люди могут жить. 

Они опустились на землю. Парнишка впервые после спасения почувствовал под ногами земную твердь. Некоторое время стоял, широко расставив руки, пытаясь обрести равновесие. Кроме того, немного закружилась голова и слегка подташнивало. Однако Петр Алексеевич похоже совершенно не утомился. Он тут же кинулся к группе военных, которые рыли в земле какие-то ямы, по всей видимости, делали под фундамент будущих строений. 

Завидев внезапно возникшего царя, они его приветствовали громкими криками. Особенно старался один, почти такой же высокий, как Петр Алексеевич. Только невероятно элегантный, с изящными манерами и одет куда лучше, чем царь-батюшка. Алешка сразу догадался — князь Меншиков.

Доброжелательно ответив на звучавшие приветствия, император несколько раз сплюнув в огромные ладони, схватил топор и принялся рубить березу. Дерево отчаянно сопротивлялось, но царственный дровосек был упорен. 

Наконец, ствол, застонав последний раз, рухнул на землю. Петр I довольно быстро сделал из березы огромный крест. Князь Меншиков и еще два солдата кинулись помогать. Алексею стало жутко стыдно оставаться в стороне и он тоже решил внести свою скромную лепту в общее дело. Тем более, что они принялись устанавливать крест и лишние руки, пусть и такие слабенькие, как у него, оказались совершенно нелишними. Наконец, крест был воздвигнут.

Император с удовлетворением осмотрел дело рук своих и с гордостью произнес: - На этом месте будет построена крепость и церковь в честь Святых апостолов Петра и Павла. Именно она положит начало городу святого Петра! 

Народ радостно зашумел и принялся подбрасывать головные уборы... 

*** 

Алексей видел, как трудно было возводить город на низком болотистом месте. Плотники, каменщики, кузнецы, приехавшие со всех сторон, трудились не жалея сил. Хуже всего работать было во время наводнений. Приходилось поднимать насыпи, дабы не дать морю затопить строения. Люди трудились беспрерывно и царь постоянно был вместе с ними. Руководил всеми работами, не гнушался никаким трудом, подавая пример поданным. Отдыхал в небольшой деревянном домике из двух комнат. 

Он словно забыл о спасенном мальчике, да тот и не пытался напоминать о себе. Прекрасно понимал, не до него сейчас государю. Кроме того, у него и самого дел имелось предостаточно.

МамА наверняка бы упала в обморок, когда увидела бы своего дорогого сыночка в грубой рабочей одежонке, подпоясанной веревкой. А уж когда узнала, чем занимается, и вовсе бы свалилась в горячке. Наследник престола глину ногами месит, готовя раствор для кладки! Форменное безобразие! Но ему безумно нравилось быть полезным и получать за свой труд зарплату. Естественно, она была на порядок ниже, чем у всех. Ему удалось освоить несколько профессий — каменщика, столяра, плотника...

За время работы на свежем воздухе, заметно окреп и совершенно забыл о своей болячках. В свободные от работы время, которого выпадало совсем немного, носился с ребятами по городским улицам. Его радовал величественный облик города со строгими прямыми улицами, одетые в гранит набережные, сады и парки, каналы и роскошные дома... Во всем этом имелась частичка и его труда.

  Наконец, царь вспомнил о своем питомце, вызвал его к себе и спросил строго:

- Ну что, Олешка, ты понял, как трудно созидать, разрушать куда проще! Пусть это станет твои первым уроком!

Парнишка, согласно кивнул головой. Прародитель прав. Несколько метких выстрелов из пушек, удачно сброшенных бомб или обычное наводнение — и все, что создавалось непосильным трудом мгновенно исчезает, словно никогда и не было. Восстановить же все куда сложнее, а порой и вовсе становится невозможно... Во время того памятного полета, он мог наблюдать, как с лица земли исчезали города и гибли под жестким сапогом завоевателей целые государства. 

- Не слушай, внучек, коли будут говорить, что царь обязан быть жестоким. Жестким — да, мягкотелых поданные свергают в пол пинка — продолжил наставлять государь. 

Мальчик внезапно обратил внимание, как глаза его величества вдруг сильно увлажнились. 

- Ты вот, наверное, думаешь, что я зверь какой, сына своего загубил, - произнес император. - Поверь, тогда был уверен, все делаю правильно. Считал, государство спасаю. Поверни время вспять, нынче бы сделал иначе и сынку бы своему внимания боле уделял. Не оставлял его бы на воспитание другим. Да что тут говорить! Хорошо, что тебя дозволено было спасти и уберечь для будущего. Видать, в этом и есть мое предназначение!.. 

*** 

Время, проведенное на строительстве, не прошло даром. За эти годы он превратился в крепкого юношу. На лице пробивалась легкая бородка, которую постоянно требовалось сбривать. Писклявый голосок стал мужественным баском. Он заметно раздался в плечах, на руках и ногах появились мускулы. Цесаревич многому научился и многое понимал. Однако по прежнему безумно скучал по своим родным, с которыми ему пока так и не довелось встретиться. Чтобы хоть как-то заглушить тоску, решил построить корабль. Причин тому было две: надеялся, что судно доставит его к семье и всегда помнил, что Россия — морская держава, имеющая выход к морям и океанам. Поэтому, едва представилась возможность, объявил своему учителю: хочу, как и ты, дедушка, строить корабли! 

Император счастливо засмеялся и признался — не чаял, что когда-либо услышит подобные слова.

- Рад я, что ты вырос неравнодушным к морю, - громогласно сказал он, - ибо безразличному трудно корабль построить. Он должен быть романтиком, любить море и чувствовать красоту корабля.

А немного помолчав, добавил:

- Корабль, это произведение искусства, которое по своему значению приближено к живописи и скульптуре. Ему предстоит бороздить океан или море и он просто обязан быть крепким, таким, чтобы его никакие бури не сломили, и, естественно, красивым. Создание корабля очень сложный технологический процесс, требующий большого терпения, аккуратности и точности. Начинать надо с чертежа. А когда все просчитано и выверено до миллиметра можно начинать возводить…

Юноша слушал своего учителя, открыв рот. Признаться, не думал, что это такое сложное дело. Наблюдая, как работают на верфях, был уверен, спустить корабль на воду особых усилий не представляется. Подумаешь, рассуждал малец, взял топор в руки и пошел махать...

Царь, услышав рассуждения, рассмеялся.

- Запомни, прогресс не стоит на месте! Время деревянных кораблей уходит в прошлое, скоро отливать их начнут из металла. Думаю, что у кораблей будущего появятся подводные крылья да и ходить они будут на каком-нибудь новом топливе, нам с тобой пока неизвестном. А то и овсе по воздуху, будто птицы летать!

К работе приступили сразу. Они спорили до одурения, составляя чертежи фрегата, который собрались создать. В честь мамА Алешка задумал назвать его «Императрицей Александрой», но очень стеснялся говорить об этом вслух. Больше всего ему не хотелось, чтобы спаситель посчитал его сентиментальным и поднял на смех. Рядом с ним очень хотелось выглядеть сильным и мужественным... 

Однако сердцем чувствовал, прародитель доволен его поступками, об это красноречиво говорила улыбка, которая нет-нет да касалась губ. Но он никогда не признавался в своих чувствах к мальцу, в котором видел достойное продолжение рода Романовых... 

И вот торжественный момент настал. Корабль начали спускать на воду. Алексей по-прежнему ничего не говорил о своем желании, а потом и вовсе решил: пусть государь сам определится с именем судна. Каково же было его изумление, когда перед взором возникли золотые буквы «Императрица Александра».

Юноша даже не стал скрывать радостные слезы. Пусть это было не по-мужски, но для него это было так важно! Но еще больше его поразило то, что Петр Алексеевич повелел доставить на торжественный спуск корабля на воду все семейство. 

*** 

После той страшной ночи в ипатьевском доме они впервые встретились друг с другом и были настолько счастливы, что поначалу ничего не могли произнести. Только держали друг друга за руки и улыбались. Первой пришла в себя мамА. Она сразу объявила, что недовольна внешним видом любимого сына. 

- Как такое возможно, беби! - закричала она. - Ты и в этой ужасной робе! А штаны, майн Готт, какие жуткие на тебе штаны! 

То, что Аликс вспомнила родной язык, свидетельствовало о высшей степени ее раздражения. Ее бестактность смутила наследника престола и он был жутко признателен окружающим, сделавшим вид, что не заметили ее слов. Впрочем, родительница мгновенно сообразила, что подобные воспитательные беседы да еще при таком скоплении народа просто некстати. В конце концов давно уже не ребенок, без пяти минут мужчина! 

Лицо государыни покрылось красными пятнами и она в смущении прикусила нижнюю губу. К сожалению, свидание оказалось недолгим. Родители исчезли первыми. А за ними поспешили сестры. Немного задержалась лишь Машка. Она чмокнула Алешку в обветренные щеки и шепнула: 

- Горжусь тобой, брат! Потерпи немного, скоро мы все будем вместе! 

Могла бы и не говорить. В глубине души всегда знал, что семья воссоединится. Вот только когда это произойдет, было неведомо. 

***

В одно утро, случилось сие буквально сразу после того, как построенный корабль ушел в далекое кругосветное плавание, император вызвал к себе цесаревича и предложил посетить светлейшего князя. Как он объявил — как будущий правитель ты должен знать, насколько переменчивой бывает фортуна. Алексей не стал показывать своего изумления — он никогда не задумался о коронации. Более того, прекрасно помнил, как папА отрекся от престола от своего и его имени и, следовательно, знал — юридических прав на корону не имеет. 

Но познакомиться с Александром Даниловичем ему давно хотелось. Фигура этого человека, поднявшегося из самых низов и ставшего, как его называли, полудержавным властелином, интересовала. 

Однажды, уже после того, как Санкт-Петербург стали называть северной столицей, случайно столкнулся во время прогулки по Летнему саду. Но князь окинул таким взглядом, что цесаревич понял — для светлейшего он ничего не представляет. Ему не было никакого дела для мальчишки в драном армяке. Да не очень-то и нужно было, обиделся тогда отрок. Интересно теперь увидеть лицо светлейшего, когда явится с ним с Петром Алексеевичем. Уж теперь-то точно не пройдет мимо, словно пустого места.

***

Все не заладилось с самого сначала. Прародитель, по всей видимости, позабыв, что цесаревич уже давно не юный отрок, захотел опять понести его на своем плече. Алексей запротивился — большой уже. После долгих споров решили поехать верхом. Он и не предполагал, что это окажется настолько утомительным, куда тяжелее, чем его первое путешествие со своим спасителем. Крылатый вороной жеребец никак не хотел слушать своего наездника, постоянно становился на дыбы и показывал свой нрав. 

Кони стремительно неслись по воздуху, порывы ветра буквально срывали одежду. Вниз смотреть было страшно, поэтому летел, устремив взгляд вперед.

Император с усмешкой поглядывал на своего спутника, но ничего не говорил. И вот они прибыли в Березово. Признаться, юноша не ожидал, что в России имеются подобные захолустья. Считай, край света! И в этом краю света обитает второе лицо государства. Они нашли князя, сидящим на берегу реки в беседке, как потом выяснилось, срубленной собственным руками. Глядя на него, в жизни бы не подумал, что некогда этот человек был одним из богатейших людей России. 

Простая одежда, лапти на ногах, небритое лицо говорили иное. Хотя Алексей был вынужден признать — прежний лоск все же остался. От приятных манер Александр Данилович так и не избавился. 

Государь и его верный соратник начали спор, который по всей видимости вели уже давно. Темой было стяжательство и воровство. Петр говорил, что эти два греха никому не сделали жизнь лучше.

Его оппонент утверждал:

- Пусть немного, но пожил в удовольствие.

Царь злился и кричал:

- На тот свет ничего не унес!

Данилыч упрямо твердил:

- Зато на этом пожил в свое удовольствие!

Юноша не стал особо вникать в их спор — последнее дело подслушивать чужие разговоры и отправился прогуляться по селу.

Взор сразу отметил свежесрубленную избу и деревянную церковь. Не имелось сомнений — все это было дело рук светлейшего. Алексей был потрясен силой его духа. Даже в таких жутких условиях сумел сохранить свое лицо.

Но более всего ему понравилась старшая дочь заключенного — белокурая красавица Мария, которая с достоинством переносила все лишения и заменившая умершую мать младшей сестре Александре и брату, тоже Александру. 

Глядя на нее, он впервые задумался о женитьбе. Именно такую спутницу, хотелось бы видеть рядом с собой в будущем. 

Он церемонно представился. Но называть своего настоящего имени не осмелился. Не известно, как отнесется к такой встречи барышня. Вдруг рухнет в обморок и что тогда делать? Стыду не оберешься. Молодые люди начали общаться, как оказалось, у них имеется много общих тем для разговора. 

Ему безумно хотелось продолжить с ней разговор о высоких материях и искусстве, девушка оказалась интересной собеседницей, да только прародитель вдруг велел собираться в обратный путь. 

- Понял, что такое колесо фортуны? - спросил Петр своего воспитанника, когда они мчались над облаками. Алексей не стал отвечать. Ибо что тут скажешь? Он сам испытал его повороты и кабы бы не помощь прародителя неизвестно бы где сейчас находился... 

***

Визит к Данилычу, так его продолжал называть государь, стал последним пунктом в долгом обучении отрока Алексея. Прародитель посчитал, что теперь его воспитанник знает все и совершенно готов к коронации. 

Это известие стало неожиданностью — юноша не собирался править. В глубине души он, конечно, мечтал править державой, которую желал сделать более великой, чем была прежде, так и останется мечтой. Каково же было его изумление, когда узнал — завтра его ожидает коронация. Тут было чему удивляться — на календаре значится март 2119 года! Это сколько же веков прошло с того дня, как папА отрекся от трона... 

*** 

Государь предложил самый простой способ придти к власти. Выставить свою кандидатуру, выдвинутую монархическим союзом, на очередных выборах президента и с блеском одержать победу, обойдя всех конкурентов.

Никто из других тридцати кандидатов не предполагал, что красивый морской инженер Алексей Николаевич Романов, 30 лет отроду и есть цесаревич Алексей, некогда чудом спасенный своим прародителем из Ипатьевского дома. Да и заяви он об этом, его бы сразу упекли в психиатрическую лечебницу. А так все избиратели посчитали имя очередного кандидата просто совпадением и ничем боле.

Как ни странно, но Петр Алексеевич и здесь показал себя грамотным пиарщиком. Судя по всему, эта профессия п дополнила список занятий, которыми он овладел в совершенстве. Свою выборную компанию они строили именно на этом совпадении имен и фамилий.

Наиболее внимательные узрели — внешность кандидата сильно напоминает внешность последнего императора. Да и руководитель выборной компании также сильно напоминает известную историческую личность. Но провести параллели никто не решился. Слишком все фантастически выглядело! Однако факт остается фактом, голосов он собрал так много, что оставил далеко за собой всех остальных зарегистрированных кандидатов. 

Естественно, ему очень хотелось короноваться, так как это прежде делали все его предки. Алексей Николаевич явственно представлял, как все это будет происходить — он на троне своего тезки царя Алексея Михайловна, его мудрый учитель по левую руку восседает на троне Михаила Федоровича, а папА — справа на троне царя Ивана III. Но умом понимал — подобное просто невозможно. 

Приехавшие по случаю торжеств сестры были такого же мнения. Мудрая Ольга, в этой новой дарованной ей жизни, она стала настоятельницей Марфо-Марьинской обители, той самой, что некогда заложила тетя Элла, категорически была против. Все должно быть по законам государства, а не согласно желаниям и мечтаниям. Единственное, против чего она не возражала, так это против концерта, что будет устроен сестрой Татьяной, ставшей оперной певицей с мировым именем. 

МамА посопротивлялась для виду, но когда увидела Анастасию с семьей и двумя прелестными девочками, одна из которых была названа в ее честь, растаяла. Не думала и не гадала, шептала она, утирая слезы, что доведется дожить до того дня, как станет бабушкой... Машка посмеивалась — ее успехи никого не впечатлили. Профессия астронавта в семье никому была неведома. 

Канун инаугурации семья провела вместе. Они говорили и никак не могли наговориться. Ибо никак не могли понять — как произошло подобное чудо, что всем Романовым даровано бессмертие?

Другие работы:
+1
13:02
290
15:26
Заманчивая идея сделать из убитого цесаревича президента будущего. Но текст был длинен, и я заскучал уже на середине.
10:26
+1
Царская семья — классный и до сих пор интригующий сюжет!

В целом неплохо читается!!!
дополнение к рассказу:
stihi.ru/2017/11/06/5097
Загрузка...