Открытый микрофон

Открытый микрофон
Работа №118. Дисквалификация из-за отсутствия голосования

Я стоял на сцене перед посетителями бара и держал дрожащими руками микрофон.

- Все же ходили на свидания зимой? Это отвратительно! На улице холодно, и тебе обязательно надо куда-то вести девушку. Плюс ты приходишь в шапке, а любой человек в шапке выглядит убого! Мужчина в шапке может произвести впечатление только на свою мать!

Тишина в зале.

Я сглотнул и ощутил, как краска бросилась в лицо.

- А вы обращали внимание, что сильные женщины – это в основном те, которых бросил мужик? Они такие: «Господи, я теперь одна! Что делать? Буду сильной!»

Зал отвечал на мои слова мертвой тишиной. В баре навскидку было человек пятнадцать, все как один молодые ребята, с виду – студенты. За первым столиком сидела девушка и помешивала трубочкой в пустом стакане. Рядом расположились два парня хипповатой наружности: все мое выступление они не отрывались от смартфонов. Внимательно слушал меня только один человек в баре – красивая девушка за первым столиком, с рыжими волосами, в розовом платье и красной шляпе. Она не смеялась, а просто улыбалась и не отводила от меня взгляд.

Я ходил по сцене на одеревеневших ногах и рассказывал монолог, но из зала даже смешков не доносилось. В конце концов, я вернул микрофон на стойку и сказал:

- Спасибо за внимание!

Сгорая от стыда, я не ушел – сбежал со сцены.

***

- Извини, но это полный мусор, - сказал Арсен. – У тебя нет шуток в монологе.

Мы сидели с ним за столиком в пустом баре. Гости уже разошлись. Официант собирал со столиков грязные тарелки и бокалы.

- Как? А эта – про шапку? Классная же шутка!

- Это мусор.

Я вздохнул.

- Может, поможешь мне? Объяснишь, как написать шутку, которая будет работать? Или подкинешь интересную тему?

- Мужик, я не могу научить тебя шутить. Это либо есть, либо нет. Подумай, что тебя волнует больше всего в жизни. Вот об этом и пиши. И еще «Библию комедии» Джуди Картер обязательно прочти, которую я тебе скинул. Она подробно объясняет, как писать стендап.

Арсен допил пиво и поставил на стол пустой бокал. Его сразу же подхватил официант, который проходил мимо нашего столика.

- Сколько ты уже выступаешь? – спросил Арсен.

- Сегодня двадцатое выступление было, - сказал я.

- Вот когда выступишь СТО двадцать раз, тогда поймешь, твое это или нет. А пока я не могу выпустить тебя на одну сцену с опытными комиками. Ты нам весь вечер испортишь своей банальщиной про шапки и сильных женщин. Ты уж не обижайся на меня, Денис.

- Я – Даня.

- Даня, Ваня… Мне без разницы. Больше пиши и чаще выступай – это единственный совет, который я могу тебе дать. И хватит выступать в этой дурацкой шапке! Ты в ней как придурок выглядишь!


***

Я вышел из бара самым последним, чтобы не встречаться с опытными комиками. От злости и обиды у меня щипало в носу. А на кого мне злиться, собственно? На Арсена, комика из популярного телешоу, который организует открытые микрофоны в городе? Это глупо, ведь не он решает, смешной я или нет. Решают зрители, и сегодня они в очередной раз проголосовали за меня молчанием. Но как их рассмешить? Как выдавить смех из этих чугунных статуй?!

Уже месяц я выступаю среди аутсайдеров юмора, без своей публики и смешных шуток. По субботам в бар приходили опытные комики – проверить шутки на открытом микрофоне. Послушать опытных приходило много людей, комедианты разжигали смех в холодном зале без особого труда, а я всегда уходил со сцены, как оплеванный, и чувствовал себя ничтожеством.

С этими мыслями я добрел до автобусной остановки. Был уже двенадцатый час ночи. Автобусы ходили редко. Я сел на скамейку и достал телефон, чтобы вызвать такси.

Вскоре в поле зрения возник знакомый силуэт, и я поднял голову. Это была та девушка, которая сидела в первом ряду и внимательно слушала мое выступление.

- Привет! А ты прикольно выступил.

- Угу.

- Мариша. – Она протянула мне руку и улыбнулась, будто решила, что знакомиться сейчас самое время.

- Даня.

- Да ладно тебе, не страдай! Открытые микрофоны – это всегда боль и разочарование. Еще и публика часто дрянная попадается. Придут студенты в старых шмотках, закажут пиво за сто рублей, но сидят с такими лицами, как будто они хозяева жизни. «Ну давай, рассмеши меня!». И плевать, сколько ты вымучивал эти три минуты смешного текста.

Ее слова меня слегка приободрили.

- Ты видео кураторам отправлял? Что они сказали? – спросила Мариша.

- То же самое, что и Арсен. Что мои шутки – хлам. Что надо больше писать и выступать. Стоп! Откуда ты?..

Мариша подошла ко мне поближе и слегка приподняла шляпу. Когда я увидел, что под ней, я сразу улыбнулся. Цури. Здесь. На остановке. Еще одна курсантка. Только, видимо, старше меня на курс, а то и больше.

- Так… И что ты делала в баре?

- Да вот наблюдаю, как ты уже месяц окучиваешь этот гадюшник.

- Злорадствуешь? – Я посмотрел нее сквозь прищур.

- Наоборот, помочь хочу! Я знаю, как пройти этот урок и не страдать, как ты сейчас. Знаю, как рассмешить этих людей.

- А тебе-то откуда знать? – Я посмотрел на нее с сомнением.

Мариша вытащила из кармана сотовый, потом включила какой-то ролик и развернула телефон ко мне экраном. На видео она стояла на сцене того самого бара – что-то оживленно говорила и общалась с публикой. После некоторых ее реплик происходил взрыв смеха, а потом звучали аплодисменты. Причем это были не редкие смешки, а густой искренний смех, которому я позавидовал.

Я посмотрел на Маришу с восхищением и в то же время с недоверием. Она была не похожа на человека, который вот так легко мог рассмешить людей, но собственные глаза меня еще ни разу не обманывали.

- Ладно, блин, - сдался я. – Рассказывай, что надо делать.

- Завтра покажу. – Мариша загадочно улыбнулась. – Только учти: тебе мой способ может не понравиться.

***

На следующий день у меня с самого утра было плохое предчувствие. Мы встретились с Маришей вечером неподалеку от бара, где я выступал. Она отвела меня в темный переулок, и мы остановились возле синей «Киа» с тонированными стеклами на заднем сидении. Эту машину я сразу же узнал.

Я вопросительно посмотрел на Маришу, но не успел ничего сказать.

Моя новая знакомая присела около двери и вытащила проволоку. Ловким движением Мариша вскрыла замок, залезла в машину и открыла нам заднюю дверь.

Я стоял на месте и смотрел на девушку, разинув рот. Я уже понял, что она задумала, но на всякий случай уточнил:

- То есть ты хочешь?..

- Да!

- Но это жульничество! – возмутился я. Такая красивая хрупкая и, на первый взгляд, безобидная девушка оказалась той еще мошенницей.

- Да что ты говоришь! Раз ты такой правильный, иди и окучивай этот дурацкий бар. Лансер вон уже второй год туда ходит и не может рассмешить людей.

- Два года?!

Мариша кивнула.

- Он точно так же, как и ты, завис на этом уровне. Твой ровесник, между прочим. Уже отчаялся и собирается вернуться домой.

Я замолчал, обдумывая слова Мариши. От мысли, что придется целый год, а то и два ходить в этот проклятый бар и унижаться, меня передернуло. А чего я, собственно, тушуюсь? Если у Мариши получилось обмануть кураторов, почему я не могу это сделать? В конце концов, побеждает не самый трудолюбивый и упорный, а самый хитрый. И Мариша на своем примере это доказала.

Мы сели на заднее сиденье «Киа» и принялись ждать. Мариша заперла машину и сняла головной убор.

Прошло, наверное, минут двадцать, а потом возле машины раздались шаги. На переднее сиденье сел Арсен, и в эту же секунду Мариша положила руки ему на плечи.

Хозяин машины подскочил на месте от испуга, но ничего уже не успел сделать.

Сбросив шляпу, я снял с головы спрута, который обвивал мою голову, и посадил его на лысину Арсену. Он сразу же перестал дергаться, осьминог поглотил его сознание.

Мгновение, и между нами произошел Контакт. Я ощутил перепонками, как в мои щупальца перетекают мысли Арсена, и я начинаю думать… по-другому. На мгновение я стал Арсеном. Я начал впитывать его жизненный опыт – годы игр в КВН, телеэфиры, смех зрителей, провальные выступления. Я нырнул в его сознание, как в бочку с медом, и начал высасывать воспоминания. А после я добрался до самого главного – я начал впитывать его талант.

Но моя радость очень быстро кончилась. В следующую секунду кто-то очень ловко сорвал меня с головы Арсена.

***

Поначалу меня просто держали в руке, как теннисный мяч, а потом я ощутил удар и обнаружил, что лежу в большой стеклянной таре. Очень тесной и холодной.

Через секунду мир затрясся, а потом мне прыснули в лицо чем-то соленым, едким, и наступила темнота.

***

Я сидел в комнате общежития и с ужасом ждал, что будет дальше. Осьминога, то есть меня, уже водрузили на голову моему подопытному телу, и я снова стал Даней. Маришу (я уже привык назвать ее этим именем) увели кураторы. Поначалу я подумал, что ее просто лишат бесплатного жилья, заблокируют карту с деньгами на какое-то время, но потом куратор на моих глазах порвал ее образовательный жетон. А это значит все: учеба для нее закончилась. И от мысли, что со мной будет то же самое, меня бросало в холод.

Насчет Арсена можно было не беспокоиться. Во время нашего Контакта он просто уснул, а когда очнется, то не вспомнит ровным счетом ничего.

Наконец открылась дверь, и в мою комнату вошел куратор. Я почувствовал, как заиграл холодок под кожей.

- Раморас, при первой встрече вы мне показались очень неглупым и способным студентом, а потом я вижу через камеру, как вы хватаете этого бедного человека и влезаете к нему в сознание, – Куратор закрыл дверь и сел на стул напротив моей кровати.

Я мысленно отругал себя за то, что послушал Маришу и влез в эту авантюру.

- Раморас, вы совсем не понимаете, в чем цель нашей экспедиции? Мы прилетели не для того, чтобы сеять насилие и отбирать у людей то, что им принадлежит. Вернее, это можно сделать, но толку от этого для нас не будет никакого.

Куратор обошел вокруг стола и остановился около стены. Провел по ней рукой, словно это была импровизированная доска и он что-то писал.

- Сколько вы уже на Земле, Раморас? Месяц?

Я кивнул.

- Заметили, сколько разных людей выступают на сцене в баре? Толстые, худые, кривые, косые, косоглазые, у всех разные взгляды, предпочтения. Эти люди смеются над собой, но при этом все друг друга уважают, никто не хочет друг друга убить. Что это, по-вашему, значит, Раморас?

Я промолчал. В голосе куратора звучало не осуждение, а, скорее, искреннее разочарование моим поступком. И от этого я ощутил прилив стыда.

- Наш Центр отправил экспедицию на Землю не для того, чтобы вы рассмешили пьяный сброд в зале любой ценой, Раморас. Вас отправили сюда, чтобы вы научились относиться к миру и, самое главное, к самому себе с иронией. Развили в себе чувство юмора и привезли его на Цури. Вы и еще десять тысяч добровольцев, которых мы отправили на Землю.

- Я… простите. Это было глупо с моей стороны…

- Но если вам это не надо, мы сегодня же отправим вас на Цури. Дома вы сделаете хорошую военную карьеру, как ваши родители. Как мои родители и их родители, как многие из тех, которые живут на планете, где только и делают, что воюют. Вам же нравится дома, Раморас?

Я помотал головой. На Цури все было достаточно паршиво. За последний год на нашей маленькой планете, где живет всего шесть миллионов особей цури, было четыре войны. Нападение на цитадель, теракты в северных районах, голодные бунты и постоянные восстания, как будто Цури была кем-то проклята. Если я вернусь домой, мне только одна дорога – воевать. А там мне придется убивать себе подобных и, в конце концов, самому быть убитым.

- Убивать я точно не хочу, – сказал я вслух.

- Тогда идите и работайте, Раморас! – Куратор повысил голос, и его слова меня немного успокоили. Значит, не выгонят. – Делайте что хотите: играйте в КВН, занимайтесь стендапом, разыгрывайте людей на улице, но научитесь наконец шутить! А потом привезите чувство юмора на Цури. Если вы хотите, чтобы на нашей планете действительно что-то изменилось к лучшему.

Он бросил мой образовательный жетон, я поймал его в воздухе и прижал к груди, как утопающий водолаз – кислородный баллон.

- И это только первый экзамен. Дальше вам придется освоить дружбу, любовь и сострадание, а это куда сложнее. Доброй ночи, Раморас.

Не дождавшись моего согласия, куратор вышел из комнаты. А я наконец вздохнул с облегчением.  

+2
00:13
312
05:34
+1
«Мужчина в шапке может произвести впечатление только на свою мать!
Тишина в зале».

Неудивительно.

«И хватит выступать в этой дурацкой шапке!» Т.е. он выступал в шапке и шутил про то, что мужики тупо выглядят в шапках? Хм…

«Придут студенты в старых шмотках, закажут пиво за сто рублей, но сидят с такими лицами, как будто они хозяева жизни». Боль и страдание чувствую я в словах твоих, юный падаван.

«Моя новая знакомая присела около двери и вытащила проволоку. Ловким движением Мариша вскрыла замок, залезла в машину и открыла нам заднюю дверь». Это делается не так, мой юный падаван.

«Мы сели на заднее сиденье «Киа»». Зачем это уточнение? Кстати, а сигналка почему не сработала? Вы не в курсе, что замок и датчик открытия двери не одно и то же?

На планете Цури живет народ цури. Фантазия — пять. Полрассказа ушло на то, чтобы понять, что такое цури.

А вообще… рука-лицо. Вот. Смех спасет мир. Чот наш как-то не спасает нифига. Да и смех бывает разный. Когда кого-то гнобят толпой, над ним тоже часто смеются. Или когда смеются над отличиями другого народа, например. Тоже смех. А еще смех бывает черный. Вполне для воинственного народца, да? Так что посыл такой себе, никакой.
06:25
+1
Блин, что это я сейчас прочитала???
Первая половина ни о чем, если честно, резкое появление этого осьминога и перекачивание мозга (это что, реально единственный доступный способ что-то понять? Ну так в чем проблема? Или читать книги с чужим опытом — не читерство, а напрямую из опыта понять — читерство?) а потом переход к инопланетянам вообще будто другой рассказ. Другие имена, «глубокомысленные» объяснения… Юмор что, должен спасти цивилизацию от войн? Там и других чувств нет? Так вот, ваш способ не поможет, если вы только все шесть миллионов населения не поместите единовременно в благоприятную среду. Кто эта Маришка, откуда взялась, что и зачем она делала, чего добивалась, куда исчезла? Кто такие кураторы — они со стендапа или цури? Раморас живет на Земле месяц и уже двадцать раз успел выступить? В одном и том же месте? Понять над чем смеются или не смеются люди? Шутки, кстати, вполне себе способны улыбнуть, если их правильно рассказать. В общем — никаких описаний, пояснений, подробностей и здравого смысла. Со сцены!
Загрузка...