Новая Земля

Новая Земля
Работа №294

Морской свежий ветер хоть и был ожидаемо солоноватым, но он также казался мне неожиданно сладким. Никогда бы не подумал, что четырем уютным стенам моей каюты с доступом к мегасети, я предпочту наблюдение за облаками на краю палубы круизного лайнера. Да что там уют, на лайнере была и куча других развлечений: казино, бары, игровые и спортивные зоны. Все прелести современного мира! Я ведь только-только совершеннолетним стал! Любой на моем месте из бара бы не вылезал! А я, как какой-то старик, дышал свежим воздухом и не использовал новые возможности. В этот раз даже все заволокло туманом, но я всё равно был снаружи.

– Что-то ты мрачный сегодня, сынок, – сказал вечно веселый старик.

Старик не был мне отцом. Он вообще мне не родственник. Я познакомился с ним на этой самой палубе несколькими днями ранее. Зовут его Родерик. Я считал, что он один из ветеранов Последней Войны, что как бы говорило о внушительном возрасте моего знакомого. Последняя Война шла сорок три года, а закончилась она аж два столетия назад. Родерик даже как-то упомянул, что застал её начало. Чудеса современной медицины. Только седина и сморщенное лицо выдавало в нем старика, а его мускулистому телу позавидовали бы многие атлеты.

– Ерунда это всё, о чём бы ты не думал. Просто наслаждайся моментом, – добавил Родерик и положил свою огромную тяжелую ручищу мне на плечо.

Я хмыкнул и промолчал.

– Это она? – спрашиваю я, указывая на выходящий из тумана остров.

– Должно быть, – посерьезнел Родерик.

Новая земля. Она внезапно появилась посреди океана, что и сделало её точкой интереса для человечества. У Новой Земли уникальная флора и фауна. Первыми этот остров изучали люди науки и люди порядка, после, это место должно было стать местом для туризма. Мне повезло. Я попал на самый первый лайнер, «Патрокл», идущий к Новой Земле, выиграв в простую лотерею.

Похолодало, слегка поднялся ветер, окончательно разогнавший остатки утреннего тумана. От такой перемены температур меня передернуло. Я одет в простую белую футболку, шорты и сланцы. Родерик же на порывы холодного ветра никак не отреагировал, хотя он одет так же легко, как и я: красная рубашка с белыми пальмами, бежевые шорты с карманами, серая панамка на голове, а на ногах сандали.

– О чем бы ты не думал, ерунда все это, – повторил я слова Родерика, видя у него непривычно серьезное выражение лица. Старик улыбнулся.

– Пойдем, покушаем. Как подойдем к острову будет высадка. Держись меня. Ок?

– Ок… – протянул я.

Столовая, как и всё остальное на Патрокле, пропитана роскошью. Местные блюда я никогда бы не смог себе позволить, но они включены в стоимость билета, который достался мне даром.

Перекусив, я решил подождать пока закончит Родерик.

– Поешь плотно! – заметив, что я перестал есть, сказал старик. – Тебе нужна энергия. Только не объедайся.

Я пожал плечами и съел еще пару мелких закусок. Я сам по себе не особо исполнительный, но Родерика я слушал. Я сам хотел стать человеком порядка, с детства занимался спортом и другими нужными в этом деле науками, а Родерик казался мне примерным человеком порядка, хоть и в очевидной отставке. Я не мог не уважать такого человека, более того, я на него равнялся.

На главную палубу высыпало по меньшей мере половину лайнера – пару тысяч человек. Как и предупредил Родерик, начиналась высадка. Такими темпами, чтобы высадить всех на остров придется потратить несколько дней. Лайнер встал далеко от берега, туристов собирались доставить на остров с помощью лодок. Пропихнуться в этой толпе куда-либо было нереально, но Родерик схватил меня за руку и повел к краю, к лодкам, прокладывая нам дорогу силой. Жалобы людей старик игнорировал, но я раздавал извинения налево и направо.

Мы залезли в четвертую лодку. Помимо нас в ней еще тринадцать человек, один из которых человек порядка. Он полностью облачен в черную броню, шлем с непроницаемым черным визором на всё лицо, в руках, наготове, держит крупную винтовку. Человек порядка широк и высок, если сравнивать со мной или другим туристом с Патрокла, но он все же уступал размерами Родерику даже в броне. С высоты я заметил, что в уже спущенных шлюпках также находится по человеку порядка.

– Ах, Новая Земля, вы представляете? Мы будем среди первых кто её увидит! Я целое состояние отдал, чтобы попасть на борт, но даже не подумал, что мне повезет оказаться среди первых! Ох, это так волнительно! – начал тараторить один из туристов, пока нашу лодку спускали на воду.

Прозвучал гром. Вдалеке повисла черная как смоль грозовая туча. Она была далеко, но выглядела внушительно, грозно. Я ожидал, что поднимется ветер или море начнет волноваться, но нет. Никакого ветра, похолодания или повышения волнения. Один из туристов достал из сумки бинокль, чтобы оглядеть тучу.

– Дай-ка… – сказал Родерик, забирая бинокль прямо у того из рук, не дожидаясь какого-либо разрешения. Турист надулся и покраснел, казалось он подавился своими возражениями. Пока тот собирался с мыслями, старик успел осмотреть тучу, нахмурится и всучить бинокль обратно. – Ну что сидим родной? Заводи мотор! – скомандовал Родерик рулевому. Человек порядка посмотрел сначала на старика, а затем на рулевого, но ничего не сказал. За непроницаемым черным забралом-визором прочесть его эмоции было невозможно.

Рулевой пожал плечами и неспешно повел к берегу. Остальные лодки также неспешно поплелись за нами. Я насчитал три десятка, в каждой было минимум десять человек, некоторые пассажиры, как Родерик, определенно могли занимать больше одного места.

Морская вода была абсолютно прозрачной, но вместо дна виднелась только чернота. Местные воды невероятно глубоки. Берег острова выглядел совершенно обычным с лодки. Прибыв на берег, мои ощущения не изменились. Я ожидал, что даже песок на нем будет отличаться, но песок там самый обыкновенный. Я взял пригоршню, чтобы в этом убедится. Местные заросли также казались привычными, но признаю, что я в растительности просто не разбираюсь. Я ошибался. «Новая Земля! Совершенно Новый Мир! Вы такого еще не видели!». Так голосили рекламные буклеты этого круиза, и, соответственно, я себе накрутил, что отправляюсь в сказку. Именно поэтому я и испытал в тот момент глубокое разочарование.

«Очередные тропики», – думал я.

Люди порядка, все как один, достали из своей лодки по металлическому кейсу и побросали их на песок. В кейсах было оборудование неизвестного мне назначения. В каких-то антенны, в каких-то панели, а некоторые оказались пустыми.

– Держись рядом и следуй за мной, что бы не случилось! – прокричал Родерик сквозь внезапно поднявшийся сильный ветер. Далёкая туча становилась больше. Она движется к нам. Люди на берегу заволновались, не буду лукавить, я тоже. Родерик же просто взирал на приближающегося монстра странным невеселым взглядом.

– Все в лодки! Живо! – начали командовать люди порядка.

– Вы чего!? Но мы же еще ничего не успели! Только на берег сошли! – возразил один из туристов.

– В лодку! – повторился тот.

– Но… – Удар винтовки не дал туристу договорить и его сложило пополам. Человек порядка взял пострадавшего туриста за воротник и силком затащил в лодку.

– В ЛОДКУ! – повторился человек порядка.

Я взглянул на Родерика. Тот невозмутимо кивнул:

– Ты же слышал, залезаем.

Ветер стих также неожиданно, как и нагрянул, будто его кто-то выключил. Люди в черном продолжали загонять людей обратно в лодки. Некоторых пинками. Грозовая туча добралась до острова. Я впервые видел такую низкую тучу, казалось еще немного и она рухнет на землю. Мои глаза заслепило от ярких белых вспышек, но я не слышал грома и не видел самой молнии, будто вспыхивал сам воздух.

– Держи, – сказал Родерик, протягивая мне пару солнцезащитных очков. Я сразу наощупь переключил их в естественный режим, чтобы не напрягать лишний раз глаза, линзы стали абсолютно прозрачными, почти невидимыми. Как я проморгался, старик уже был в таких же.

– На лайнер! Живо! – отдал новый приказ человек порядка, направив на нас дуло винтовки. Сам он в лодку не залез, как и остальные люди в черном. Они командуют нами с берега. Наш рулевой мешкал. Человек порядка с соседней неожиданно начал палить в воздух, некоторые черные его поддержали и также открыли огонь. – Следующие очереди пойдут по людям! К лайнеру! Живо!

Лодки отошли от берега практически одновременно, люди порядка были достаточно убедительны.

– Хм… – снова нахмурился Родерик, глядя на Патрокл. – Дай-ка… – старик отодвинул рулевого с его места и схватился за ручку мотора.Рулевой возражать не стал, ему явно было некомфортно вести лодку их-за продолжающихся вспышек. – Сынок! Держись крепче! – Родерик выжал ручку мотора до упора. Мы быстро обогнали остальные шлюпки.

– Что происходит? – обеспокоенно спросил один из туристов.

– Щас поймешь! – ответил Родерик.

Родерик солгал. Понять что-либо было практически невозможно. Заглянув за борт, я увидел в воде нечто абсолютно черное. Конечно, я по прежнему вижу черноту – отсутствие дна, но поверх этой черноты плывет нечто гораздо более темное. Оно больше всего напоминает угря или змею. Очень большую змею. И их много. Они приближаются к острову.

Позади послышался крик. Я обернулся. Одна из черных змей кружила в воздухе. Я не мог поверить своим глазам. Огромная черная змея парит и извивается, словно в агонии. Люди продолжали кричать в ужасе. Я сначала не понял почему, вид этого змея вызывал во мне смешанные чувства, но секунды спустя из воды вынырнул еще один змей. И еще один. И еще. Во мне что-то оборвалось, когда я осознал причину паники.

Следующих за нами лодок стало меньше.

– Мы обречены! Мы обречены! Мы обречены! – обхватил руками и поджал коленки один из пассажиров.

– Смотрите! – воскликнул другой турист, указывая в сторону лайнера.

Патрокл разваливался на куски и шел ко дну. Люди, оставшиеся на лайнере, в панике прыгали в воду, где на них падали части Патрокла. Мы подобрались достаточно близко, чтобы слышать и их крики.

Я ничего не понимал и мертвой хваткой вцепился в поручни лодки, всеми силами пытаясь переварить происходящее. Родерик с серьезным видом вел нас к Патроклу, так и не сбавив скорости. До нас добрались волны от обваливающихся деталей, и наша лодка начала буквально прыгать по волнам.

– Они же выпали! Остановитесь! – закричал кто-то из пассажиров, которых, как и лодок позади, стало меньше. До меня не сразу дошло, что тот имел ввиду. – Вернитесь за ними!

Родерик эти просьбы оставил без внимания. Следующих за нами лодок стало совсем мало. Из трех десятков остался один. Змеи продолжали выпрыгивать из воды в воздух, а отстающие продолжали пропадать. Самое страшное, что эти монстры не издавали ни единого звука, даже всплесков воды не было от их выныриваний.

Было ошибкой пытаться рассмотреть их получше. От наблюдения за пируэтами этих существ я лишь окончательно впал в отчаяние. Они черны. Чернее всего, что я когда-либо видел, ни глаз, ни рта, ни даже тени. Я выпустил поручень из рук, намереваясь выпасть из лодки и закончить с этим, но мне повезло.

– Приехали! – сказал Родерик и заглушил мотор. – Те, кто хочет жить за мной! – старик успел скинуть сандали и нырнуть в воду. Он остановил нашу лодку прямо напротив затонувшего лайнера, от которого остался только торчащий из воды нос. Тысячи людей продолжали быть на плаву болезненно щурясь от вспышек. Они цеплялись за плавающий мусор и кричали о помощи. Из воды, посреди этой толпы, начали выныривать черные змеи поменьше, точнее, покороче. Как и их крупные собратья, змейки оставались парить и извиваться над беспомощной толпой.

Никто из нашей лодки не прыгнул вслед за Родериком, и рулевой сел на своё место. Я опомнился, только когда тот завел мотор, он собирался куда-то плыть, но меня это не интересовало. Меня интересовал только Родерик. Я прыгнул из отходящей лодки вслед за стариком так быстро, что позабыл переключить режим очков на водный и потерял их. Сначала старик плыл медленно, но когда я его догнал, Родерик заметно ускорился. Мне пришлось приложить немало сил, чтобы поспеть за ним.

Около носа лайнера Родерик нырнул. Я следом. Обычно, в морской воде я держу глаза закрытыми, не могу терпеть соль в воде, но этот раз стал исключением. Я щурился, но не от соленой воды, а от вспышек, которые преследовали меня даже под водой, благо что они потеряли в яркости и частоте. Предо мной предстала картина уходящего на дно потерявшего целостность Патрокла и сотни, если не тысячи, черных клубящихся змей самых разных размеров. Родерик плыл вниз. Он направляется к огромной, светящейся желтым, сфере. Я, не раздумывая, плыл за стариком. Казалось, эта сфера помогает нам достичь её. Она притягивает нас к себе.

Черные змеи игнорировали нас и сферу, они поочередно распутывались и устремлялись прямиком на поверхность. Я старался не обращать на них внимания, но их было видно даже во время вспышки. Полагаю, именно поэтому люди на поверхности так быстро ударились в панику. Давление неприятно давило на мою голову, в особенности на уши, но я терпел. Я также терпел и жжение в моих легких. Родерик добрался до сферы первым. Желтый свет объял старика, и он исчез. Я бы десять раз подумал, прежде чем повторять его действие, но я не просто не успею всплыть. Из-за усилившегося притяжения я не смогу этого сделать даже со всем воздухом этого мира, да и наверху меня ничего хорошего не ждало.

Дотрагиваюсь до сферы. Меня снова слепит, но в этот раз желтым. Этот свет не просто теплый, он обжигающе горяч. Сфера затягивает меня вовнутрь. Жар резко пропадает и я падаю, делая желанный вдох. Я не успеваю закричать жмакнувшись лицом об мягкий пол.

– Добрался таки. Ты молодец, сынок, – сказал Родерик, без труда поднимая меня с пола на ноги.

Не представляю, как я выглядел со стороны, но, думаю, что жалко. Я не мог вымолвить и слова. Меня словно в тиски зажало, но при этом всего трясло. Я даже шага ступить не в силах!

Родерик достал из одного из кармашков шорт небольшой футляр, затем что-то вытащил из футляра, раскрыл мой рот и вложил «это». «Это» – жвачка. Мятная.

– Жуй. Станет полегче.

Действительно стало легче. Дрожь отступила, а сковывающие меня тиски разжались.

–Тссс. Ты слышишь? – Родерик прикрыл мой рот рукой и присел. Я ничего не слышу. Я даже толком не могу понять где нахожусь. Это словно дурной сон. – Заааа мной, – прошептал старик.

Мы затаились около широкого дверного проема. Зал, в котором мы оказались полукруглый, полукруглая часть отдавала желтизной. Именно её мы видели снаружи. Моя одежда и волосы полностью высохли. Вообще не было свидетельств, что я или Родерик только что из воды. Я ущипнул себя, пытаясь проснуться, но… я не спал.

Дверцы прохода медленно разъехались в стороны. В комнату вошел человек порядка. Родерик моментально напрыгнул на него, ошеломил ударом по голове, выхватил у того из-за пояса пистолет и трижды выстрелил ему в лицо.

Меня начало мутить. Ком подкатил горлу.

– Не держи в себе, сынок.

Меня вырвало. Старик похлопал меня по спине и выдал новую пластинку мятной жвачки.

– Что происходит!? – наконец, собравшись с силами, спросил я.

– Боевое крещение! – улыбнулся Родерик и бросил мне пистолет убитого человека порядка. – Суть та же, что и у пистолетов на стрельбищах. Направил и выстрелил. Направил и выстрелил! Только держать его двумя руками обязательно.

Это замечание показалось мне забавным, поскольку тот пистолет предназначен для людей порядка, модифицированных людей. Он слишком тяжелый и при всем желании одной рукой у меня не вышло бы его удержать и прицелится.

– Где мы?

– В мобильной подводной лаборатории. В Патрокле. Но… нет времени объяснять. Сам поймешь – молодец, не поймешь – ну и ладно! Нам нужно двигаться, – Родерик отцепил от человека порядка его ремень и отдал мне, быстро объяснив, что в винтовках установлена помощь с наведением. Ремень не позволит первым пулям угодить в меня, но добавил, что стрелять противнику лучше вообще не позволять. Я надел увесистый ремень и спрятал его под футболкой. Себе Родерик забрал винтовку и браслет. В его руках эти вещи смотрелись словно игрушечные.

Коридоры лаборатории серы и одинаковы, но старик петлял по ним уверенно. Он двигался в полуприсяде с пальцем на крючке, готовым в любой момент выстрелить. Я молча следовал за ним, жуя мятную жвачку.

– Почти пришли, это небольшая остановка, – прошептал Родерик. – Я валю, ты добиваешь. Не мешкай.

Я не успел ответить. Старик открыл дверь и начал расстреливать ничего не подозревающих людей порядка. Да нашего прихода, они сидели за круглым столиком и обыденно что-то обсуждали. Их было пятеро. Движения старика быстры и механически. Никто из отдыхающих не успел среагировать на наше появление. Секунды ушли на то, чтобы в винтовке Родерика не осталось патронов. Ни одной пули старика не угодило мимо, но в столе и стенах появились дырки от рикошетов.

– Добивай, добивай! – орёт на меня Родерик, меняя обойму.

Я подбегаю к ближнему. Броня человека порядка покорежена, но выдержала град пуль. Он еще жив и приходит в себя. Я направляю пистолет на голову. Жму на крючок. Оружие сильно лягается в моих руках, но я был к этому готов. Визор человека в черном пошел трещинами, но пулю остановил. Он еще жив. Я стреляю еще раз. Вторая пуля прошла сквозь визор, проделав в шлеме отверстие. Я не понимаю, жив ли он. Стреляю третий раз, визор разбился, полностью оголив ставшее месивом лицо человека порядка. Их осталось четверо. Я не успел перейти к следующему. Родерик снова открыл пальбу. Он быстро, не глядя, прошел добиванием по всей четверке.

– Я думал, ты справишься лучше. Я же говорил, не мешкай. Один же почти нажал на спуск! – обыденно, с улыбкой на лице делал мне замечание Родерик.

Старик заменил свою винтовку, а также отдал мне новый пистолет, предварительно переведя его в автоматический режим.

– Так быстрее…

В ответ я хмуро кивнул.

– Сейчас еще кое-куда заглянем и свалим отсюда. Ты, главное, не грусти и поменьше думай. Сейчас это не нужно. Просто стреляй, как представится возможность. Ты понял? – Родерик не ждал моего ответа и склонился над черным с лычками капитана. Он забрал у того браслет и что-то еще. – Идём, идем, идем… – мягко вытолкнул меня из комнаты Родерик.

Довольно скоро старик вывел нас к массивной двери, которой было место скорее во дворце, а не в серых коридорах подводной лаборатории. Родерик слегка попрыгал на месте, словно разминался, отбросил свою винтовку и встряхнул руки.

– Твой звездный час! – воскликнул Родерик, раздвигая двери.

Зал был темен в сравнении с коридорами. Он залит тусклым синим светом, по центру зала кресло, с тысячами тянущихся к нему с потолка проводов.Вкресле сидит человек в белой маске и белой мантии – человек науки. Белый – их цвет.

– Марв! – широко расправив руки, радостно воскликнул Родерик, будто бы шел с намерением обняться.

На полпути его остановила невидимая сила. Старик упал на колени и уперся руками в пол. Я шел за ним и видел как от напряжения вздулись его руки и побагровело лицо. Он одними глазами указал в сторону кресла.

Я выстрелил. Пистолет выплюнул пули, казалось, разом. Я не смог его удержать и выронил, мне выбило кисть отдачей, а человеку науки очередь пуль отрезала руку от плеча. Из его раны повалили снопы искр. Человек науки оказался не совсем человеком.

Родерик освободился. Он на полной скорости влетел в раненого, сминая его лицо своим коленом в блюдце.

– Вот так вот Марв! – сказал Родерик, отряхнув руки. – Где тут оно у нас… о вот же! – старик выудил из одного из карманов своих шорт чип, затем вставил его в порт, в голову человека науки, из которой было отчетливо слышно потрескивание искр. – Готово! Теперь на выход. Сынок, хорошая работа! – похвалил меня Родерик, хлопнув меня по плечу. – Дай-ка руку…

Легким движением он вернул мою кисть на место. Было больно, но вскрик я подавил, наверно. Затем Родерик достал из кармашка своих шорт КПК, посмотрел на его экран. Глаз старика мерцнул, и одна из стен зала начала раздвигаться. За ней оказалась комната с большой спасательной капсулой на магнитных рельсах.

– Чуть не забыл, – проворчал Родерик и выбросил браслеты людей порядка.

Внутри капсулы было комфортно, как в роскошной небольшой комнатушке без окон. Мягкие кресла, небольшой диванчик, столик. Усевшись в кресло, на меня моментально напала сонливость, но я не мог уснуть. Родерик расположился на диванчике, чудом не сломавшемся под его тушей. Он снова поглядел на свой КПК. С потолка выползло механическое щупальце с подносом. Оно оставило его на столике.

– Добрый день, Марвин, – поприветствовал синтетический женский голос. – Выберите пункт назначения.

– Поверхность, дорогуша. На остров.

– Принято.

Капсула мягко и неспешно двинулась с места. С потолка вылезла еще парочка щупалец и поставила на столик чашки горячего чая.

– Пей, не стесняйся, – сказал Родерик, глядя в КПК.

Я выпил. Это был самый вкусный чай в моей жизни. На подносе также оказалось пара закрытых тарелок, которые я не приметил сразу. Уже не ожидая разрешения Родерика, я открыл тарелки. Пара порций супа с фрикадельками и мясная каша со спагетти. Наверняка эти блюда называют иначе, но я не знаток кулинарии. Снова вылезли щупальца и поставили поднос с еще одной парой тарелок.

– Вот теперь поедим, – со скрипом поднялся Родерик на своем бедном диванчике.

Старик кушал быстро и много.

– А можно не чавкать? – спросил я.

Родерик хохотнул, но чавкать перестал.

Наевшись от пуза, я, наконец, выдохнул с облегчением.

– Так ты объяснишь мне, что произошло?

– Без проблем, сынок. – невинно ответил Родерик. – Я пришел за внучкой. Она была в составе первой экспедиции. Мы держали связь через простую переписку. Обычной связи на Новой Земле нет. Но вскоре мне стали приходить фальшивые письма. Конечно, я заволновался, покопал немного... Узнал о круизе. Узнал, что Патрокл не совсем лайнер. Узнал, что этому круизу суждено окончится трагедией. Узнал, что здесь мой старый приятель Марв. Выбил билет на Патрокл и... вот мы здесь!

– Ничего не понял… А что за змеи на поверхности?

– Ааааа…. змеи… – задумчиво протянул Родерик. – Я не в курсе. Дорогуша, что происходит на поверхности? Там безопасно?

– Провожу сканирование, – ответил синтетический женский голос. – На поверхности угроз не обнаружено.

– Хорошо, – одобрительно кивнул Родерик.

– А я почему здесь? – от беззаботного тона старика у меня заболела голова.

– На сынишку моего смахиваешь.

– И все?

– И все.

– А если бы я умер в перестрелке?

– Ну не умер же! К тому же не было никакой перестрелки. По нам не стреляли. Ты поменьше думай об этом. Рановато. Замкнуться можешь. В любом случае ерунда это всё, – отмахнулся Родерик.

– А что с Марвом?

– Марв… Человек науки как ты мог догадаться. Он переселился из своего «бренного тела», – на этих словах Родерик скривился, – в жестянку. Еще и копий понаделал… Не беспокойся с ним всё в порядке. Этот Марв в моём КПК.

– А что вообще там с тобой произошло? Марв что, телекинезом обладает?

– Телекинез? Пф, ты совсем дурной? – снова отмахнулся Родерик. – Как бы ты тогда его пулями срезал? Телекинез это фантастика! У Марва есть небольшое преимущество. Это из-за моих модификаций, только и всего.

– А если бы я не вмешался?

– Управился бы сам, – пожал старик плечами.

Капсула заметно ускорилась, а затем накренилась. Мы пошли к поверхности. Благодаря гравиполю, мы не чувствовали больших неудобств, да посуда с мебелью осталась на своих местах. С непривычки меня укачало, но я всё же удержал внутри шикарный обед.

Капсула раскрылась на знакомом берегу. В небе ни черных змей, ни грозовой тучи. Небо идеально чистое. На водной глади куча мусора от потерпевшего крушение Патрокла. Металлические кейсы, брошенные людьми порядка, пропали. Мне хотелось просто рухнуть на теплый песок и поспать, но затем я заметил, что по всему берегу были следы от босых ног. Вся видимая мне полоса берега притоптана. Тысячи ног вышли из воды вглубь острова! Я хотел верить, что из воды вышли туристы с Патрокла, но понимал, что это невозможно. Только единицы смогли бы доплыть от места гибели лайнера до острова, расстояние слишком велико.

– Чудесный денек, – сказал Родерик, потягиваясь, отвлекая меня от темных мыслей. – До вечера еще полно времени. Пойду-ка Елену поищу. Она должна быть где-то здесь. А ты можешь тут спасателей подождать… или хочешь мне компанию составить?

У меня не было сил смеяться, но мне очень хотелось. Остаться в одиночестве на берегу вполне себе обитаемого острова в ожидании спасателей? Да из этих вод совсем недавно черт пойми что вылезло, и он предлагает мне остаться здесь!? Почему первыми должны приехать именно спасатели? Когда они прибудут? Почему местный исход должен прекратится? Нет ни единой причины оставаться на берегу!

Родерик, на этом треклятом острове, еще не раз будет делать мне предложения, от которых я не смогу отказаться. Старик развлекался как мог. Его внучка – Елена, была лишь поводом покинуть свои хоромы и пуститься в путь. Для Родерика это было очередным приключением.

А для меня – первым.

-1
23:09
328
09:41
Сразу скажу — финал безнадежно портит рассказ. В итоге перед нами не цельное произведение, а так, затравка. Не стоит подобное отправлять на конкурс рассказов.
Работа с фантастическим допущением отсутствует. В мире прогремела Последняя Война, длилась десятилетия и ещё пара веков минуло. А все герои, весь быт — как наши современники. Если оглянуться на историю человечества, любая война меняет общество. Его обычаи, привычки. Здесь этого нет и следа.
Но самый главный промах — спасательная капсула, медленно покидающая базу. Руки инженеру оторвать за такое творение следует. Умрите с комфортом, что называется.
23:45 (отредактировано)
Угадайте загадку, автор? Кого ты не просил, но знаешь, что он придёт? Правильно! Это тёща я.
Я сам хотел стать человеком порядка, с детства занимался спортом и другими нужными в этом деле науками, а Родерик казался мне примерным человеком порядка, хоть и в очевидной отставке. Я не мог не уважать такого человека, более того, я на него равнялся.
На главную палубу высыпало по меньшей мере половину лайнера – пару тысяч человек.
Кто догадается — что не так с этим текстом?
Что ж, рассказ бодренький, как старина Родерик — главная и единственная ценность рассказа, на которую автор указывает любоваться. Родерик мне, почему-то, бородача из ТЕЛЕ-2 напомнил… нет, лучше этот… который мистер Мускул или Пропер… ну, ладно, это уже моя фигня. В общем, все никчёмные и один д'Артаньян. Вот мультик бы хорошо смотрелся, а для НФ2021 — не очень.
Извиняй автор. Писать умеешь. В следующий раз получше напиши.
15:37
Боевик с замашкой на «Армагеддон». Если честно, мало, что понял из сюжета. Автор, видимо, в начале своего творческого пути. Совет один – меньше смотрите боевики, и больше – читайте книги. Хотя, может перед нами, будущий Джеймс Кэмерон? )) Кто знает!
17:17
могу отметить два плюса: 1. повествование идет от первого лица — это встречается не так часто. 2. действия под водой — тоже не так часто. все остальное — минусы. когда туристов пинками загоняют в лодки — выглядит странным потому, что нет реакций самих туристов. и читатель в недоумении. очень скучно описано сцена нападения змей на лайнер. автор пишет: «самое страшное...» Этого следует избегать. Надо так описывать, чтоб читателю стало страшно. По тексту просто констатируется — вылезли угри-змеи и лодок стало меньше. а где само описание этих сцен?? где описание того, как змеи глотают людей, как паникуют и хватаются за жизнь пассажиры? рвота героя после созерцания убийства — выглядит как штамп — это всюду напихали и в кино и в рассказах о первом убийстве. «Очередь пуль отрезала руку» — не верю. объяснения старика — откуда он все знает — выглядят неправдоподобно. ну, реально — откуда и каким способом он все узнал? он так свободно ходит по подводному судну — он там уже был?? ооочень надуманная история. она без внятного начала и без яркого финала. как кусок текста. не выглядит целостным, законченным произведением.
18:21
Идея рассказа получилась про то, что автор умеет создавать динамику на пустом месте и нам нужно это как-то оценить и прочитать. Логика мира, предложенного автором скорее жанровая, а жанр этот – пародия, пародия на мультфильмы или комиксы, но мне кажется, что это не осознанная пародия, а просто так получилось.
В тексте присутствуют ошибки. Воспринимается текст просто. Язык у автора сформирован, но не проработан, это видно иногда по скомканным формулировкам.
Загрузка...